Георгий Калюжнер: Пушкинские места в Молдавии

 588 total views (from 2022/01/01),  4 views today

Георгий Калюжнер

Пушкинские места в Молдавии

Воспоминания и размышления к годовщине гибели А.С. Пушкина

Здесь, лирой северной пустыни оглашая,
Скитался я в те дни, как на брега Дуная
Великодушный грек свободу вызывал,
И ни единый друг мне в мире не внимал;
Но чуждые холмы, поля и рощи сонны,
И музы мирные мне были
благосклонны.
“К Овидию” — 1821 г.

 

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа…
1836 г.

… Я звал ее — лишь глас уединенный
Пустых долин откликнулся вдали.
К ручью пришел, мечтами привлеченный,
Его струи медлительно текли…
Осеннее утро — 1816 г.

Когда мы приступили к составлению проектной документации на реставрацию Пушкинских мест в бывшей Бессарабии, мы не очень-то представляли себе объём работ. Определенный опыт у нас уже был, но это были отдельные локальные объекты.

Рисунки Пушкина (Калипса и автопортрет) и автора (дома Инзова и Крупенского)

Сбор материалов выходил за рамки обычной предпроектной подготовки. И самое главное, работа была связана с именем гениального поэта, накладывая на нас ответственность чрезвычайную. Пришлось перелопатить гору библиотечных и архивных данных. Ко всему не надо забывать, что компьютеров тогда не было.

Перечитали множество произведений Пушкина, чтобы почувствовать атмосферу тех или иных мест. Поэт был исключительный непоседа. По описанию его путешествий была составлена карта маршрутов. Мы побывали во всех основных местах, где бывал поэт, чтобы представить себе ту, уже далекую по времени, эпоху, атмосферу и обстановку тех лет. Нередко в строчках его поэм и стихотворений мы находили неожиданные ответы на свои вопросы. Значительную помощь оказало внимательное чтение таких произведений, как — “Цыганы”, “К Овидию”, “Мазепа”, “Полтава”. Пушкинские рукописи изобилуют рисунками на полях: персонажи, пейзажи с видами из окон домов, где он проживал. Работал он часто по ночам, уединенно, чтобы никто не мешал.

Сорокская крепость
Усадьба Манук-бея
Греческая церковь

1. ДОЛНА

Урну с водой уронив, об утес ее дева разбила,
Дева печально сидит, праздный держа черепок.
Чудо! не сякнет вода, изливаясь из урны разбитой;
Дева, над вечной струей, вечно печальна сидит.
“Царскосельская статуя” — 1830 г.

Это великолепное стихотворение описывает дивную скульптуру в царскосельском парке, но удивительным образом перекликается с темой “Источник Земфиры” в селе Долна.

Мы в свое время в реставрационные работы благоустройства усадьбы Ралли включили и работы по существующему источнику с установкой копии этой скульптуры.

Царскосельская дева (прототип источника Земфиры) в парке Лицея
Источник Земфиры до реставрации “ Земфира у костра”, акварель народного художника СССР Богдеско

Приступая к моему повествованию, я решил не придерживаться хронологии, оставить ее для пушкинистов. Моя задача ограничена воспоминаниями о работе по реставрации облика мест, где бывал поэт, не очень задумываясь, является то или иное событие жизненным фактом, легендой или литературным вымыслом. Мне важно, чтобы это вписывалось в характер и образ Пушкина. Не так уж важно, если хотите, существовала ли Земфира или это плод мечтаний влюбчивого лирика.  К примеру, некоторые скульпторы изобразили двадцатилетнего юношу с бакенбардами (каковые под стать куда более солидному возрасту), видя в этой детали традиционно привычный образ. Это право автора…

Я был очарован, когда впервые увидел село Долну и его окрестности: чудесный ландшафт, холмы, частично покрытые лесами — предгорья Кодр. Само село просто утопает в зелени…

Осенью — в любимую пору года Пушкина, он явился в Бессарабию под негласный надзор генерала Инзова с сильным опозданием. Этот проступок не повлиял на их приятельские отношения. Генерал дотоле не был знаком с поэтом, но знал его произведения. Он прощал Пушкину все его выходки, даже исчезновения из-под надзора на несколько недель…

Примерно в 50 км западнее Кишинева находится живописное место, которое Пушкин полюбил и часто навещал, находясь в Бессарабии в ссылке в 1820-1823. Здесь он ближе знакомится с культурой и традициями молдаван, подружился с семьёй Ралли-Арборе, в усадьбе которых остановился на некоторое время. С сыном хозяина, Иваном, Пушкин совершил поездку в село Долну, близ которого они встретили цыганский табор. Именно там Пушкин влюбился в цыганку Земфиру, прообраз героини из поэмы “Цыганы”, которой посвятил несколько своих стихотворений. В селе Долна посетители могут увидеть усадьбу Ралли-Арборе, расположенную в центре небольшого парка, украшенного скульптурой великого русского поэта, «Родник Земфиры» и другие памятные места…

Усадьба боярина Ралли в с. Долна до реставрации, справа памятник А.Пушкину

Меня с архитектором Р.Е.Курцем связывала не только творческая работа и проектном институте и в Союзе архитекторов, но и совместные исследования по консервации и реставрации ряда объектов Молдавии в научно-реставрационных мастерских минкультуры Молдавии.

И мы, конечно, с радостью согласились принять предложение министерства. И вот однажды, сидя в компании скульптора-академика искусств Лазаря Исааковича Дубиновского (ныне покойного), кто-то предложил включить в наш творческий коллектив известного московского скульптора Олега Комова, который и раньше работал над образом А.С. Пушкина.

Надо сказать, что вся наша работа была связана с одним из самых интереснейших и романтичных периодов жизни поэта.

Роясь в библиотеках, советуясь с известными пушкиноведами, мы все глубже входили в эпоху, в которой жил и творил великий Пушкин. Постепенно вырисовывалась картина мест, домов, где бывал молодой повеса.

Причин для такой характеристики немало. Поэт был очень общительный и редкая вечеринка или бал обходилась без него. В дом гостеприимного Е.К. Варфоломея его влекла дочь хозяина — красавица Пульхерия.

Современник Пушкина В.Ш.Горчаков писал о первой встрече с поэтом в доме Тодора Крупенского:

«В числе многих, особенно обратил мое внимание вошедший молодой человек небольшого роста, но довольно плечистый и сильный, с быстрым и наблюдательным взором, необыкновенно живой в своих приемах, часто смеющийся в избытке неприрожденной веселости, и вдруг неожиданно переходящий к думе, возбуждающей участие. Черты его лица были неправильны и некрасивы, но выражения думы до того увлекательны, что невольно хотелось бы спросить: что с тобой? Какая грусть мрачит твою душу?

Одежду незнакомца составлял черный фрак, застегнутый на все пуговицы, и такого же цвета шаровары. Кто бы это, подумал я, и тут же узнал — это Пушкин, знаменитый уже певец «Руслана и Людмилы»».

Что касается балов, то Пушкин безотказно принимал приглашения на все праздники и вечера, и все его знали. На этих балах он был в центре— любил карты, танцы и, конечно, женщин. Нередко случалось слышать: «Что за прелесть! Жить без нее не могу!» А назавтра подобную прелесть сменяли другие.

Пушкин был пылок и раздражался от каждого неприятного слова, чуть что вызывал обидчика на дуэль или, как говорили тогда, «на поле». В Кишиневе, в двух верстах к западу от города существует урочище Малая Малина, где обычно происходили дуэли. Здесь несколько раз бывал и Пушкин, но, к счастью, все его тогдашние дуэли обошлись без крови: после первых выстрелов противники предлагали мировую и Пушкин соглашался.

Собирая материалы, мы натыкались на открытия, бывшие для нас, архитекторов-реставраторов, бесценным кладом. К примеру, Пушкин любил рисовать на черновиках героев своих произведений, современников, окружающую природу. Один из рисунков изображал окно с частыми переплетами и доме Инзова с видом на близлежащие холмы, где в двух комнатах первого жил поэт. Холмы, естественно, сохранились по сегодняшний день, и это обстоятельство разрешило спор об ориентации дома Инзова. В дальнейшем дом был разрушен землетрясением. Сохранившиеся гравюры и описания дали нам возможность провести реконструкцию дома в чертежах, зарисовках и моделях.

Дом Инзова в Кишиневе: в 20-х годах XIX в. и в 1873 г.

Имя А.С. Пушкина окружено всевозможными легендами, и часто трудно отличить, где кончаются настоящие факты и где начинаются предания. Известно, что поэт посещал многие дома. Часть домов сохранилась в той или иной степени, одни частично перестроены, некоторые потеряли свой первоначальный вид, некоторые с течением времени исчезли, включая известную таверну в районе т.н. Пушкинской горки. Поиски материалов, связанных с именем поэта, представили большую трудность. Кропотливая работа в поисках документов привела к интересным находкам быта, культуры начала XIX века.

Село Долна (ныне Пушкино), окруженное лесистыми холмами и виноградниками, находится примерно в 50 км западнее Кишинева. Название свое получило, очевидно, от русского слова «долина». Леса и сама долина особенно великолепны осенью, в любимую пору Пушкина.

Вместе с архитектором Р.Е. Курцем мы не раз беседовали со старожилами села, в преданиях которых, передаваемых из поколения в поколение, сохранились весьма интересные сведения о боярине Ралли и его семье. Правда, не было случая, чтобы о нём упоминали в связи с именем Пушкина. Но зато исключительно интересны были воспоминания о быте, нраве, характере жилища и даже утвари и мебели того времени.

Отложив альбомы с зарисовками, за стаканом великолепного крестьянского вина, мы часами беседовали с местными жителями, которые показывали нам старинную национальную одежду, сохранившуюся мебель и утварь, вспоминая историю села по старинным постройкам, изобилующим великолепными узорчатыми деревянными и коваными железными деталями. 

В архитектурной части колонны и собственно постамента мы старались сочетать эти элементы в строгом классическом духе…

И вот, приблизился день открытия. За несколько дней до этого приехал скульптор с женой, и мы устроили во дворе архитектора Курца нечто вроде «обмывки» памятника. В узком кругу вспомнились и трудности в работе, и преодоление всевозможных согласований, вперемешку с анекдотами из жизни поэта и всякого рода преданиями, в которых трудно было отличить настоящие факты от легенды.

Спустя несколько дней в село съехались многие представители поэтического мира и «культурного фронта». Открытие было устроено с помпой — ничего крамольного поэту не инкриминировалось, поэтому никакой боязни у государственных и партийных органов не было. Образ памятника всех удовлетворил.

В дальнейшем всю работу по реставрации пушкинских мест мы разделили на стадии: ближайшую и перспективу. Иными словами, по заданию Минкультуры, мы взялись за реставрацию дома боярина Ралли и винного погреба при въезде в село — последний уже тогда, после окончания строительных работ, мог давать доход, тем более, что Министерство торговли изъявило желание работу финансировать. Если реставрация дома была связана в определенном смысле с научными исследованиями, то в винном погребе необходимо было передать «дух времени», причем детали должны были быть грубых пропорций, отвечающих каменной кладке интерьеров, а деревянные для изготовления дверей, стойки, столов, скамей — буквальной плотницкой работы.

К тому времени мы уже имели определенный опыт в реставрационно-восстановительных работах, как в культовых, так и в гражданских объектах…

… Надо сказать, что готовясь к отъезду в Израиль, я думал работать в области реставрации. Стал изучать довольно скудную литературу об истории Израиля, его культуре, его искусстве.

Приезд поломал все мои желания по некоторым причинам. Во-первых, надо было знать не только иврит (хотя для меня и этого было предостаточно), но арамейский, арабский и английский. Во-вторых, реставрационные работы так низко оплачиваются, что занимаясь ими, надо иметь еще побочный бизнес, для жизни. И, наконец, в-третьих, объемы работ незначительны, и ограничиваются, в основном, археологическими раскопками и консервацией…

Но возвращаюсь к своему опыту в области реставрации. Я окончил курсы повышения квалификации по реставрации и консервации памятников архитектуры в Таллинне и в Ташкенте. Да и в Молдавии, к этому времени я завершил совместно с архитектором Р. Курцем значительные работы по реставрации и консервации греческой церкви архитектора Бернардацци и ряда гражданских объектов — караван-сарай в районе Старого Орхея, дворец Манук-бея в городе Котовске, крепость в городе Сороки. Для каждого из перечисленных объектов проводилась определенная исследовательская работа.

Хочу отдать должное архитектору Роберту Евгеньевичу Курцу [1911-1980]. Занимаясь реставрацией пушкинских мест, он установил контакт с известными пушкиноведами, оказавшими огромную помощь при уточнении мест пребывания поэта, характера и деталей обстановки того времени, включая и литературный материал современников (описания, предания, зарисовки поэта и друзей поэта). К примеру, дом боярина Донича, который занимал генерал И. Инзов и где долгое время проживал поэт, был нами реконструирован (в виде модели) полностью по старым гравюрам, рисункам и описаниям современников. Модель и поныне находится в доме-музее А.С. Пушкина.

Дом Донича (Национальный банк Румынии). Фото периода румынской оккупации Молдавии.

Кроме реставрации дома боярина Ралли, винного погреба-таверны, мы занимались еще и т.н. «источником Земфиры» в лесу вблизи поместья. Причину, по которой источник был назван именем красавицы-цыганки, нам не удалось установить.

В общую работу мы включили также живописную поляну — естественный амфитеатр для празднования пушкинских дней вблизи источника.

Имя А.С. Пушкина связано с целым рядом известных в то время людей. Пушкин бывал в домах кишиневской знати, в той или иной степени отраженных в стихах или в публикациях современников поэта. Однажды, встретившись с гречанкой-иммигранткой Калипсо Полихрони, Пушкин пленился ею и посвятил ей стихотворение «Гречанке». По преданию, она была возлюбленной английского поэта Байрона, находившегося в то время в Греции.

Дома, в которых бывал поэт, описаны И.П. Липранди, его кишиневским знакомым. Мы их включили во второй этап работ по реставрации сооружений, связанных с Пушкиным. Мой отъезд и смерть архитектора Р. Курца по сути прервали дальнейшие исследования и работы по реставрации домов, где часто бывал А.С. Пушкин. Это и дом Наумова, где первое время проживал поэт. Дом этот значительно утратил свой первоначальный вид. Он состоит из трех комнат, кухни и сеней — ныне это дом-музей А.С. Пушкина. Это и старинная Благовещенская церковь а также дом Кацики, где размещалась масонская ложа «Овидий», членом которой был поэт, дом Тодора Крупенского, где давались спектакли домашним театром. Это и дом боярина Петраки Маврогени, о котором говорили, что двери его дома открыты с утра и до вечера.

К сожалению, все эти работы в Кишиневе были прерваны и неизвестно будут ли они кем-то продолжены. Во всяком случае, несколько лет своей жизни я был сопричастен  к жизни А.С.  Пушкина в один из интереснейших её периодов…

Всю работу по реставрации мы разделили на две части: сбор материалов из различных источников и параллельно — подготовка планового задания. Архитектор Курц отвечал за первую, я — за вторую, т.е. за конкретное проектирование. Сюда входили архитектурные фрагменты и детали народного зодчества, которые потребуются в процессе составленияпроектных материалов. Вот несколько иллюстраций.

Декор входа в винный подвал, характерный для центральной части Молдавии

Как правило, оформление входа выполняется из местного известняка, называемого “котелец” c декоративной резьбой по камню, иногда сочетаемой со штукатуркой и яркой окраской. Двери, ведущие в подвал, чаще всего выполняют из дерева твердых пород с коваными деталями кузнечной работы в зависимости от архитектуры усадебного корпуса.

Каменная народная резьба
Усадьба Ралли-Арбор. Один из возможных вариантов убранства гостиной («каса марэ»). Общее решение молдавского жилого традиционного дома

Изучая книги известного пушкиноведа Б.А. Трубецкого и нашу с ним переписку, мы пришли к выводу: надо максимально использовать весь корпус исторических и фольклорных материалов по этой теме, так как для нас безразлично, является ли тот или иной эпизод фактом или легендой. По сей день идут споры между учеными, доказывающими правоту той или иной версии, но мы не ставили перед собой задач исследовательского характера и, откровенно говоря, нам это было безразлично. К примеру, стоял ли поэт на угловой башне, впоследствии названной Пушкинской, видел ли он Овидиополь на другом берегу лимана? Предмет жарких споров пушкинистов по сегодняшний день, — меня это мало волнует. Фактом является то, что как утверждают очевидцы, он бывал в крепости неоднократно. По-моему, он просто искал вдохновения. Это в равной степени относится и к измаильской, и бендерской крепостям, на территории которых он искал захоронение гетмана И. Мазепы. Известно, что со временем любые жизненные ситуации обрастают легендами и потом невозможно определить, где кончается правдивое описание и начинается легенда.

2. ГАЛЕРЕЯ СКУЛЬПТУР — ПУШКИНИАНА

Читатель дорогой, не пытайся искать в моем повествовании хронологической последовательности, ее просто нет, потому что воспоминания всплывают неожиданно, экспромтом…

Мне кажется, что ни один поэт в мире не удостоился такого внимания со стороны представителей изобразительных видов искусств, как Пушкин. Достаточно сказать, что его образ вдохновил художников, особенно скульпторов, создать ни мало ни много — порядка 190 скульптур (включая бюсты) во всех странах мира. Конечно, они не все равноценны, но среди этой галереи портретов есть, безусловно, исключительно талантливые (по моему мнению, а оно имеет право быть субъективным). Одно из первых мест занимает для меня памятник в Санкт-Петербурге, работы М. Аникушина, потом — на площади Пушкина в Москве. И следующий — памятник поэту в с. Долна (Молдова), скульптор О. Комов. Образы совершенно разные: комовский — это молодой повеса, реагирующий на мельчайшие обиды постоянными дуэльными поединками, и выбранная поза исключительно точно передает эмоциональный характер поэта. Кто-то из современников отметил, что на одной из очередных дуэлей Пушкин кушал вишни и косточки сплевывал в сторону врага. Не менее обаятельный образ — кишиневский бюст скульптора А. Опекушина на гранитной колонне ионического ордера

В разное время в тех местах Молдовы, где бывал А.С. Пушкин, ему были воздвигнуты памятники. Одно из таких мест — парк в центре Кишинева. 26 мая 1885 года, в день рождения поэта, в этом городском саду, где не однажды прогуливался ссыльный гений, при огромном стечении кишинёвцев и гостей города был открыт памятник работы А. М. Опекушина. Он примечателен тем, что является точной копией со статуи, установленной в центре Москвы, и тем, что это один из первых памятников великому поэту России.

Памятник предполагалось открыть годом ранее, но возникли затруднения с надписью. Созданная в 1883 году комиссия сразу определилась с текстом на лицевой стороне памятника: «Пушкину 26 мая 1884 г.». Для тыльной же стороны из 24 предложенных текстов были выбраны строки из стихотворения Пушкина «К Овидию»: «Здесь, лирой северной пустыни оглашая, скитался я… / 1820, 1821, 1822, 1823», — которые и были высечены на основании колонны. Однако, тогда министр внутренних дел высказал по поводу этой надписи недовольство, и под предлогом того, что пьедестал неудовлетворителен в художественном отношении, открытие памятника было отменено за два дня до намеченных торжеств.

В селе Долна (в советские годы оно называлось Пушкино), где в 1821 году в усадьбе бессарабского помещика боярина Замфира Ралли побывал поэт, на поляне Земфиры ежегодно в день рождения поэта собираются многочисленные почитатели пушкинского таланта и русской поэзии не только из Молдовы. В 1972 году здесь установлен памятник А. С. Пушкину работы скульптора О. Комова и архитекторов Р. Курца и моей. Фигура чуть больше натуральной величины 1:1,5 на невысоком постаменте. Расположен памятник на специальной площадке и органично вписан в живописный природный ландшафт. Мне, конечно, трудно судить о произведениях, в которых я принимал посильное участие. Фигура, которую я видел в глине казалась даже без постамента непомерно большой. К этому времени я имел приличный опыт работы со скульпторами и знал, что “на воздухе” пропорции искажаются и не могут быть менее 1:1,5. Аналогичное состояние у меня было, когда я работал со скульптором Сергеем Селихановым над памятником партизанке Люсе Чаловской в Белоруссии, когда делал ряд монументов со скульптором Лазарем Дубиновским в Молдавии. А работая со скульптором Эдуардом Агаяном, (тоже Молдавия) из-за разных мнений при выборе высоты монумента В.Ленина сделали шаблон в натуральную величину, этим убедив городское руководство в правильности нашего решения.

Существующее состояние усадьбы на то время было печальное, так как реставрации по сути не было, а был выполнен капитальный ремонт. Видимо или бюджет был недостаточен или времени не хватило, а может быть и то и другое — дом-музей надо было срочно открыть. Так или иначе, надо было приступать к составлению проектной документации в соответствии с союзными требованиями. Мы нашли много каменных и даже деревянных фрагментов и много других деталей в строительном мусоре рядом с объектом. Все это оказало определенную помощь при проектировании и максимально приблизить реставрацию к традиционным формам молдавской архитектуры. Надо отдать должное местному населению — они отозвались на наш призыв и начали приносить для усадьбы детали строительной резьбы, кузнечные поковки, а для музея — мебель, народные ковровые изделия, домашнюю утварь и др.

Мы с большой благодарностью отнеслись к этой безвозмездной помощи, а они, в свою очередь, пригласили нас продегустировать свое вино. И дегустация несколько затянулась, превращаясь в задушевную беседу. Нам пообещали в дальнейшем оказывать всяческую помощь… С моим отъездом были ли продолжены начатые при мне реставрационные работы, неизвестно…

Тирасполь, скульптор В.Клыков
Долна, скульптор О. Комов
Кишинев, парк, бюст поэта, А. Опекушин
Дом Варфоломея, бюст работы Дубровина и Дойкова, архитектор — Виктор Савва.
Кишинев, парк, бюст А.С.Пушкину, скульптор А.Опекушин (слева, вверху). Долна А.С..Пушкин, скульптор О.Комов.

Пушкина весть о ссылке не обрадовала, мягко говоря, а скорее повергла в смятение. Его имя уже было достаточно известно не только в литературных кругах. Строптивый характер и независимое поведение снискали любовь у одних и враждебность у других, привели к тому, что общество, и не без царя, решило как-то освободиться от смутьяна и острого на язык автора злых эпиграмм, в надежде, что вдали от Петербурга, в провинции, он поостынет. Сборы были довольно долгими, — кто знает, насколько затянется ссылка.

Лишь в сентябре Пушкин прибывает в Кишинёв. Новый начальник снисходительно относился к службе Пушкина, позволяя ему подолгу отлучаться и гостить у друзей в Каменке (зима 1820—1821), выезжать в Киев, путешествовать с И.П. Липранди по Молдавии и наведываться в Одессу (конец 1821). В Кишинёве Пушкин вступает в масонскую ложу «Овидий», о чём сам пишет в своём дневнике. Если поэма «Руслан и Людмила» была итогом школы у лучших русских поэтов, то первая же «южная поэма» Пушкина «Кавказский пленник» (1822) поставила его во главе всей современной русской литературы, принесла заслуженную славу первого поэта, неизменно с тех пор ему сопутствующую.

В среде т.н. “патриотов” молдавской культуры появилось требование немедленно убрать бюст Пушкина из Центрального парка из-за написанного поэтом  стихотворения “Проклятый город Кишинев” (см. фото бюста вверху)… Замысел установить в Кишиневе памятник Пушкину возник еще в 60-х годах XIX века, и даже были собраны пожертвования на его установку. Но тогда реализовать эту идею не удалось. В 1880 году жители Кишинева обратились к известному русскому скульптору Александру Опекушину с просьбой создать для города памятник поэту.

В 1881 году бюст поэта работы Опекушина доставили в Кишинев по железной дороге. Позже под руководством скульптора была высечена гранитная колонна с пьедесталом. Сооружением памятника с 1881 по 1885 занималась специальная комиссия. 26 мая 1885 года, в день рождения поэта по старому стилю, памятник был открыт в одной из боковых аллей парка. Первоначально он был окружен цепями. В середине 50-х годов XX века памятник был перенесен в центр парка.

Бендеры, скульптор Альтшулер, арх.Казаку, Дороган
Бюст у дома-музея А.С.Пушкина в Кишиневе, скульптор М. Аникушин
Пушкинская горка, Дом-музей (дом Наумова)

Памятником особого рода является Дом-музей А. С. Пушкина в Кишиневе. Он был торжественно открыт в столице Советской Молдавии на Пушкинской горке 10 февраля 1948 года. Это один из двух сохранившихся нетронутыми домов, где действительно жил А. С. Пушкин: в Петербурге (Набережная Мойки, 12) и в этом доме Наумова в Кишиневе (ул. Антоновская, 19). Остальные были снесены или перестроены.

В Тирасполе бронзовый памятник А. С. Пушкину появился в непростые годы распада СССР, в период замены русских названий и памятников национальными. Он был подарен городу Славянским фондом письменности и культуры и торжественно установлен там 26 мая 1990 года. Автор памятника — московский скульптор Вячеслав Клыков.

В последние годы, кто-то из ретивых граждан решил застроить соседний с музеем участок, подвергая опасности сам музей. Чем кончился этот варварский поступок мне доподлинно неизвестно, но работы были приостановлены.

В этом доме А. С. Пушкин прожил до середины ноября 1820 года. Сюда приходили к нему новые знакомые, будущие друзья. Затем Пушкин переселился в дом наместника Бессарабии генерала И. Н. Инзова, однако это здание пострадало от землетрясения 14 июля 1821 года и было разрушено. 

Тирасполь, мраморный бюст А.С. Пушкина, скульптор Артамонов, арх.Нарольский

Еще один бюст А. С. Пушкина появился в столице современной Молдовы в 2003 году. По решению правительства Республики мемориальная доска с бюстом поэта была установлена на историческом здании, доме боярина Иордаки Варфоломея, коллежского асессора, члена Верховного совета Бессарабии, дочь которого, Пульхерия, нравилась молодому поэту. Авторы этого мемориального знака — скульпторы Борис Дубровин и Валерий Дойков, архитектор — Виктор Савва.

Александр Сергеевич выезжал и за пределы Кишинева. Он бывал в Тирасполе, Бендерах, Каушанах. В своих воспоминаниях И. П. Липранди пишет: «В Тирасполе узнал, что Пушкин, возвратясь из Бендер, после тщетной попытки отыскать могилу Мазепы и ханские дворцы с фонтанами в Каушанах, хотел продолжать путь ночью…».

Вокруг таинственных могил,
Останки разоренной сени,
Три углубленные в земле
И мхом поросшие ступени
Гласят о шведском короле…
И тщетно там пришлец унылый
Искал бы гетманской могилы…
(«Полтава»)

А. С. Пушкин неоднократно посещал Бендеры во время южной ссылки. Там действительно обнаружены остатки шведского лагеря — заросшие бурьяном каменные глыбы. Возможно, на этом самом месте стоял когда-то прославленный поэт.

По сегодняшний день неизвестно, по какой причине поэт искал место погребения гетмана Мазепы. Среди украинских историков бытует мнение, что он герой, а посему необходимо найти останки и перезахоронить со всеми почестями. Российские же историки считают его изменником и нечего, дескать, тратить силы на поиски.

Пусть историки разбираются. Наше дело определить, что поэт приезжал неоднократно в Бендеры в поисках материалов для своих литературных персонажей. В Бендерах памятник А. С. Пушкину воздвигнут на улице, носящей его имя. Автор памятника — скульптор М. С. Альтшулер.

Дом боярина Ралли, после реставрации

Я совершенно случайно обнаружил фото дома боярина Ралли в Долне после обновления, так как примерно соответствует нашим устремлениям — фасад, выходящий в сторону парка, окаймлён галереей и террасой над винным подвалом и лестницей.

Досадно, что он выглядит не сельским, а скорее проутюженным городским. Тем не менее, я рад что работы выполнены квалифицированно.

Но если обо мне
потомок поздний мой
Узнав, придёт искать
в стране сей отдалённой
Близ праха славного
мой след уединённый —
Брегов забвения
оставя хладну сень,
К нему слетит
моя признательная тень,
И будет мило мне
его воспоминанье

Одна из старых литографий, которая послужила основой для создания модели-экспоната для музея
Вид на Чуфлинскую церковь, Долина роз

 А я, повеса вечно-праздный,
Потомок негров безобразный,
Взрощенный в дикой простоте,
Любви не ведая страданий,
Я нравлюсь юной красоте
Бесстыдным бешенством желаний…
(
Юрьеву), 1820

Молдавское зодчество, типичный дом (пример)

Архитектура народного молдавского жилища — планировка, величина, внешний вид — возникла под влиянием природных условий среды проживания и специфики ведения хозяйства. Молдавский дом приобрел единую объемно-планировочную форму с региональными конструктивными особенностями, имеющими черты традиционного жилища народов Восточной Европы — румын, украинцев, белорусов и русских.

Недолговечность материалов, из которых строили в Молдове, не позволила сохранить жилые дома старше 200 лет. Лишь некоторые строения народной архитектуры Молдовы конца ХVIII в. мы можем сегодня увидеть, благодаря тому что они получили статус исторических памятников (Дом-музей А. С. Пушкина в Кишиневе, дом родителей Иона Крянгэ в Тыргу Нямц, дом-усадьба в селе Донич, где жил баснописец Александру Донич и др.).

Деревянная резная скульптура — (пример: работа топором, но не “топорная работа»)
Вход в винный подвал (из примеров народного зодчества)

ПРИЛОЖЕНИЕ
Список Пушкинских мест в Молдове и их состояние на 1989 год

1. Дом-музей А. С. Пушкина — бывший дом купца И. Н. Наумова. Ул. Антоновская, № 19.

2. Дом армянина Антонио — напротив дома И. Н. Наумова. Там сейчас находится инструментальный цех опытного завода им. М. И. Калинина. Пушкина Горка, № 3.

3. Дом И. К. Прункула— угол ул. Пушкина Горка, № 8 и ул. Стеблецова, № 8.

4. Дом И. С. Алексеева (не сохранился) —угол переулка Урицкого, № 7 а и ул. Кателинской, № 8 (здесь новое трехэтажное здание).

5. Дом И. Н. Инзова (дом боярина Донича) — на «Инзовой горе».

6. Благовещенская церковь — ул. О. Кошевого, № 10.

7. Дом М. Кацики, где помещалась масонская ложа «Овидий», № 25 — ул. О. Кошевого, № 2.

8. Дом К.А. Катакази (дом не сохранился) — ул. Грибоедова, № 2.

9. Дом молдавского писателя К. Стамати — дом не сохранился, на этом месте находится Зеркальная фабрика, ул. Стефана Великого, № 83.

10. Дом Т. М. Другановой (Кешко) — сохранились остатки здания, ул. Фрунзе, близ дома № 106.

11. Дом Тудора Крупенского («Домашний театр»)— ул. Фрунзе, № 100.

12. Дом Е. Варфоломея (сохранилась часть дома) — ул. Фрунзе, № 92.

13. Дом 3. Ралли (не сохранился) — дом находился напротив дома Е. Варфоломея, близ теперешнего дома по ул. Фрунзе, № 115.

14. «Почтовая контора» — угол ул. Фрунзе, № 74 и ул. Котовского, № 90.

15. Квартира генерала М. Ф. Орлова — дом не сохранился, здеcь новое здание на ул. Котовского, № 82 («Агропромстрой»).

16. Канцелярия генерала М. Ф. Орлова — напротив квартиры, дом не сохранился, здесь новое здание на ул. Котовского, № 121.

17. Дом М. Крупенского — дом не сохранился, здесь новое здание, просп. В.И. Ленина, № 67.

18. Квартира С. Н. Корниловича, начальника топографической съемки (комиссии) Бессарабии — дом не сохранился, ул 25 Октября, № 78.

19. Дом князей Кантакузиных — дом не сохранился, здесь новое здание, угол ул. Мичурина, № 57 и ул. 25 Октября; № 89.

20. Дом Петраки Маврогени — ул. 25 Октября, № 126.

21. Дома Мило, Кохановских и Калипсо Полихрони — дома не сохранились, здесь новое здание на углу ул. Берзарина, № 35 и ул. 25 Октября. № 100.

22. «Касино», или Клубный дом (не сохранился) — в парке им. А.С. Пушкина, на углу улицы Н.В. Гоголя.

23. Семинария (дом не сохранился) — там, где Дом Правительства МССР, на углу проспекта В. И. Ленина и ул. Н. В. Гоголя.

24. Митрополия (дом не сохранился) — там, где Дом Правительства МССР, на углу просп. В. И. Ленина и ул. А. С. Пушкина.

25. Дом К.Д. Варлама — ул. Киевская, № 123, угол ул. Н. В. Гоголя. Музей археологии и этнографии МССР.

26. Памятник А. С. Пушкину — парк им. А.С. Пушкина.

Список взят из книги Б.А. Трубецкого «Пушкин в Молдавии» (1989 год). Некоторые места с 1989 года уже исчезли.

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Георгий Калюжнер: Пушкинские места в Молдавии»

  1. Не всегда архитектор берёт в руки перо,а когда это случается,происходит переход моно звучания в стерео.
    Комментарии к проделанным ,с участием Григория Калюжнера, реставрационным работам разжигают любопытство .Многое из непонятного в творчестве и жизни Пушкина бесарабского периода приобрело
    незнаемый нами фон.Статья соскальзывает больше в сторону профессии автора,но сколько открытий
    ощутил сам автор и любящая А.С.Пушкина читающая публика.Браво автору!

  2. Большое спасибо уважаемому автору. И редактору, конечно. Очень интересно.

  3. Я прожила в Кишинёве 35 лет, но не знала и половины того, о чём написано в этой замечательной статье. Впервые за годы, проведённые в Америке, захотелось вернуться на пару дней и увидеть своими глазами то, что пропустила, когда была возможность.

  4. Великолепный культурологический проект, собравший все, что связано с именем Пушкина в Молдавии. Я была в Кишиневе в доме-музее Пушкина (дом Наумова) и считала, что вполне ознакомилась с пушкинскими местами в Молдавии. А тут оказывается, вон оно что. И убранство домов того времени, и резная деревянная скульптура, и замечательно отобранные стихи Самого. Прекрасный подарок всем, кто любит Пушкина. И в аккурат ко дню смерти.
    Огромная благодарность автору проекта Григорию Калюжнеру и Игорю Файвушовичу, который, как сказал Редактор, » капитально вычитал и откорректировал текст.». А это огромная работа.
    Недаром Ахматова говоря о Пушкине не могла произнести «в каждой русской семье дети воспитываются на стихах Пушкина». Она говорила, что ее друзья-евреи справедливо обидятся, — добавляла она. Так как культ Пушкина среди еврейской интеллигенции просто не с чем сравнить — завершала свою мысль Ахматова.
    Вот только аникушинский бюст надо бы куда-нибудь спрятать, подальше от глаз людских.

  5. Грандиозная публикация — и точно в день смерти Пушкина. Вот преимущества газеты перед журналом. Хотя основательность статьи — журнальная. Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *