Ася Крамер: “Почти что Марксу Марр был пара!”

 251 total views (from 2022/01/01),  1 views today

На протяжении всей своей карьеры он постоянно демонстрировал сверхинтуитивную мощь ума, логика которого для многих коллег была и осталась до сих пор непонятна, а потому раздражающа и неприемлема.

“Почти что Марксу Марр был пара!”

О благотворности дискуссий

Ася Крамер

Дискуссии, задаваемые вопросы, ответвления от основной темы или просто реплики в этих дискуссиях — благотворны! Они понуждают любопытствующих уточнить суть вещей, освежить память, углубиться в источники. Так и я, благодаря упоминанию Инной Беленькой (в отзывах к моей статье “На всей Земле был один язык и одно наречие”) ученого-кавказоведа, археолога, лингвиста Николая Яковлевича Марра решила внимательно почитать о нем и о его работах. До этого я его читала дважды. Первый раз — в студенческие годы (это не считается, поскольку цель была одна, и вполне циничная — сдать экзамен. А как сдают экзамен? Знай, повторяй расхожие истины!) Второй раз, когда заинтересовалась историей Хазарского каганата.

Теперь же захотелось почитать повнимательнее о главной работе его научной жизни: теории яфетических языков. Прошу читателей обратить внимание на одну букву. Как говорят в наших краях: it makes all the difference. Если написано Яфетические языки — это теория Марра. Если Иафетические языки — это совсем другое, больше “арийское” и прочее, Марра как бы опровергающее. Всего лишь одна буква в написании одного и того же имени, младшего сына Ноя, но это своеобразный маркер!

Кто такой Николай Марр?

Н.Я. Марр
Н.Я. Марр

Родным языком Николая Марра, сына престарелого (на момент рождения сына — 80-летнего!) выходца из Шотландии Джейкоба, жившего на Кавказе и основавшего в Кутаиси знаменитый ботанический сад, и молодой грузинки Агафии Магулария, был грузинский, но он владел также многими другими языками, проявив страсть к их изучению ещё в школьные годы.

В 8 лет он потерял отца, семья обеднела, даже осталась без крова. В гимназию он пришел безграмотным мальчишкой, который неожиданно превзошел всех в латыни и греческом. Окончив гимназию в Кутаиси, Марр переехал в Петербург, где прожил до конца жизни.

В Петербургском университете он одновременно занимался на всех отделениях Восточного факультета, и изучил все преподававшиеся на факультете восточные языки. Юноша был вундеркинд и полиглот.

Он стал заниматься историей, археологией и этнографий Грузии и Армении, с самого начала поняв, что решения проблем кроются во взаимопроникновении и взаимодействии этих наук. Марр опубликовал много древнегрузинских и древнеармянских текстов и надписей, проведя раскопки ряда древних городов и монастырей Кавказа. Значение его работ в этой области сохраняется до настоящего времени и никогда не ставилось под сомнение.

На территории Армении возглавлял археологические раскопки в районе озера Ван и в столице средневековой Армении, в городе Ани. Изучал памятники Урарту и Ассирии, первым расшифровал знаменитую Ванкскую клинописную наскальную надпись, найденную его учеником, будущим академиком Орбели. За совокупность работ по Ани (раскопки велись четырнадцать сезонов) Марру присудили Большую золотую медаль имени графа Уварова, очень престижную награду Русского археологического общества. Марр постоянно выезжал в лингвистические и этнографические экспедиции в различные части России, Европы, Азии, Африки. Из Палестины привез древнейшие грузинские и армянские христианские рукописи.

В самом начале научной деятельности, в 1880-е годы, Марр заинтересовался вопросами генетической связи языков Кавказа и выдвинул ряд гипотез о родстве их с семитскими и баскским (публикация о семитско-картвельских связях — 1908). Его первичные работы по грузинскому языку звучат так: «Природа и особенности грузинского языка» и «Предварительные сообщения о родстве грузинского языка с семитическими».

Опять семиты!

Он писал в одном из своих докладов, что “в результате 30-летней посильной для меня и немногих моих учеников работы над культурой и речью, мертвой и живой, Кавказа, Сирии, Палестины и Месопотамии, мы приходили к убеждению, что народы вновь определившейся яфетической семьи и в Средиземноморской Европе предшествовали индоевропейцам, что яфетическая речь на берегах Средиземноморья и островах раздавалась раньше, чем индоевропейская, и из нее, уже значительно культурной, черпали впоследствии появившиеся здесь индоевропейцы богатства своей речи, потому так пышно богат древнейший язык европейцев, греческий, и потому так универсально выразителен древнейший общий язык той же Европы, языческой и затем римско-христианской, латинский.”

У Марра было три авторитета в изучении грузинского языка., мнению которых он доверял. У каждого из них была своя “фишка”.

Франц Бопп, один из основоположников индоевропеистики, находил в грузинском следы и признаки индоевропейских языков,

Фридрих Мюллер относил грузинский к семитическим языкам, пользуясь другими признаками языка,

Александр Цагарели выделял его в отдельную группу — древнее семитских и индоевропейских влияний, включая туда и баскский, и этрусский и ссылаясь на совпадении звучаний Иберии (Испания) и Иберии (Грузия).

Марр, опираясь на обилие в грузинском языке гортанных звуков и придыханий, отдал предпочтение семитской версии, однако, считая все версии гипотезами, взялся за обоснование семитизма грузинского языка.

Он изучил арабский, еврейский и сирийский и пришел к выводу, что существовал некий семитский праязык, который он назвал яфетическим (отняв этот термин у всей группы индоевропейских языков), и объявил, что ближе всего к этому праязыку грузинский и сирийский языки. При этом он утверждал, что грузинский так близок к праязыку семитов, как остальные современные семитские языки между собой.

Этот вывод он сделал на основании трех главных групп совпадений:

а) «фонетика грузинского языка генетически связана с фонетикой семитических» — «при подавляющем преимуществе согласных звуков разделяет с ними богатство и разнообразие гортанных звуков»;

б) морфологически, как и в семитских, «гласные служат показателями этимологических категорий»;

в) «в корнеслове грузинский роднит с семитическими и то основное положение, что коренными служат лишь согласные».

Он приводит много лексических примеров. Остановимся на одном из них.

Мы знаем что с понятием “гора” у семитов связано с божественным. Бог являлся на горе, пригласил Моисея на гору и т.д. По-общесемитски слово «Гора» — будет ХРР, яфетический — СРР, грузинский — СРР (Sеri, Ssar), еврейский — ХР, армянский — Sar, sarr — гора, вершина горы, пирамиды, глава, ассирийский Ssar — царь, глава, вершина.

Таким образом, — говорит Марр, — общепринятое «Царь» имеет семитское происхождение, так же как и латинский «Кесарь» (Цезарь), а англосаксонское слово «Сэр» и французский титул короля «Сир» — это заимствованное общесемитское слово, которое ближе к грузино-армянскому.

Марр приводит двадцать лингвистических примеров, причем общесемитский язык им производится, в основном, из арабского, еврейского и сирийского, а грузинский получается у него самым близким к семитскому праязыку, названному Марром «яфетическим».

Кольцо сжимается

В первые годы советской власти, когда приветствовалось все “свое”, ни на кого не похожее, Марр достиг невиданной популярности. Достаточно сказать, что в 1928 году на съезде он выступал сразу после Сталина!

Потом на него стали вешать всех собак. Кстати, вы никогда не задумывались, что это за разгул собак в русских пословицах: их и “вешают”, их и “зарывают», и присыпают “чушью собачьей”?

Оказывается, здесь мы имеем следующее: семитские слова пришли через арабский. В выражении “вешать собак” центральное слово «вишайат» — это «оговор, клевета», «сабек» — это «опередить». Другими словами, предвосхищая жалобу на себя, некто оклеветал, опередив того, кто только собирался это сделать..

Еще слово «сабек» означает «предшествующий» (в английском это называется перфектом). Выражение «вот где собака зарыта» в буквальном переводе означает «вот какая причина предшествовала данному явлению». Итак, началась дикая вакханалия развенчания.

“…Отсутствие лингвистического образования (в то время строго отделённого от востоковедческого) мешало Марру научно проверять свои априорные гипотезы и ничем не ограничивало его фантазию”, “В созданной «яфетической теории», явно преобладают совершенно ненаучные, непроверяемые утверждения”, “Среди этих идей, изложенных сбивчиво и непоследовательно, с рядом крайне тёмных пассажей…” “некоторые современники,и исследователи допускают, что Марр в 1920-е годы психически заболел”…и т.д.

Разгром индоевропеистики в рамках одной страны

Надо признать, что «яфетических языков» у Марра становилось все больше. Объяснить общность их происхождения миграциями древних народов становилось все труднее, поэтому чуть позже, Марр решил проблему кардинально: объявил всю индоевропеистику “фикцией” и “химерой”, и это было по сути подтверждение ни много, ни мало …библейской версии.

А как же иначе?

Если не было перемещения людских масс, как средства распространения языков, то что же остается? Остается только поверить в то, что высшая сила или некая продвинутая цивилизация сделали это!

И библейское “смешение языков” обретает смысл. Получалось. что Некто смешал языки, причем смешал гениально: через не известно как появившиеся у разных народов выверенные грамматические инструменты, с изобилием форм, суффиксов, падежей, окончаний, оставив общими, хоть и сильно завуалированными, корни слов!

Натиск его смелых идей поддерживался созвучной эпохе революционностью и амбициозностью. А Николай Яковлевич был очень амбициозным. Все что делал Марр, было, по его же собственным словам, в “мировом масштабе” и это до поры до времени очень импонировало сталинизму.

В общем, дело пошло следующим образом. Индоевропеистика в СССР стала подвергаться гонениям, как “служанка германского фашизма”, что частично оказывалось правдой (об этом пойдет речь чуть ниже). В стране Советов “индоевропеистов» стали сажать как фашистских пособников!

Видите, как скромное кабинетное языкознание вышло на передовые позиции политической борьбы? То ли еще будет, ой-ой ой!

Кольцо сжимается

Между тем, недвусмысленные намеки на то что Марр сошел с ума, продолжались. А ведь “сойти с ума” было немудрено! Кольцо вокруг его семиотической теории сжималось все теснее. Причем со всех сторон!

Как человек, любящий всякие organizers, я и тут представлю основные критические направления в адрес Марра в виде небольшого перечня. Перечня из трех пунктов. Но каких! Каждого из них было бы достаточно, чтобы растереть в костную муку карьеру и жизнь ученого! Ополчились на Николая Марра всего лишь фашисты, националисты и коммунисты!

1. Некоторые европейские ученые в штыки приняли его теорию о кавказской прародине общемирового языка. Как мы помним, в период зарождения фашизма шел поиск арийских корней, и Германия совершенно недвусмысленно предложила себя в качестве места зарождения мирового языка.

С точки зрения расхожих расистских теорий того времени арийские племена, или, как особо подчеркивалось в немецкой лингвистической литературе — «индогерманские» племена, являются прародителями индоевропейских языков. При этом они якобы сохраняют основной этнический фонд, самобытную племенную культуру и бессмертный «дух» арийской крови, ставший двигателем общечеловеческого прогресса. Большинство других национальных культур считались вторичными, деградирующими продуктами низшего сорта. Как утверждал Г. Чемберлен, а затем и А. Розенберг, для современных «арийцев» главная опасность исходит от евреев, которые, сами являясь продуктом давнего смешения семитических и арийских племен, обитают ныне в Европе, в недрах германской расы, стремясь сознательно разрушить ее этническую, языковую и культурную чистоту. Как известно, в фашистской Германии наряду с расовыми законами, защищавшими «чистоту» крови, был принят закон о защите чистоты немецкого языка.

А вот культурологическая теория Марра от начала и до конца была антирасистской.

2. Грузин А.С.Чикобава и армянин Г. А. Капанцян, противостоящие Марру, в какой то мере озвучивали недовольство общественности Грузии и Армении якобы семитским происхождением своих языков, а также стремлением Марра к кавказскому наднациональному объединению.

В своем архиве Марр сохранил печатные материалы разных лет, в которых его обвиняли в предательстве национальных интересов, в подкупе «противной» стороной, в злостном сокрытии или искажении исторических фактов и источников. Особенно сильные атаки начались после того как Марр провел серию успешных археологических и этнографических исследований, стал членом Академии наук и вполне сформулировал первый вариант своей яфетической теории, согласно которой древнеармянский и древнегрузинский языки имели семитические корни.

Как считал Марр, армянский язык восходит к языкам семитских народов Урарту, грузинский к семитическим языкам Передней Азии. Затем они «разошлись», и армянский язык с приходом арийских племен получил наслоение (произошло «скрещение») индоевропейских языковых элементов, а грузинский продолжал развиваться путем синтеза картвельских и близких к нему наречий в русле семитических языков.

Тем не менее, оба народа всегда жили в теснейшем, взаимопроникающем единстве, которое Марр все время подчеркивал.

3. Сталин, который неожиданно (на первый взгляд неожиданно!) озаботился вопросами языкознания. Внезапно 9 мая 1950 г. в »Правде» была объявлена дискуссия по вопросам языкознания, начатая статьей против давно уже покойного Марра, написанной одним из не сдавшихся противников его учения, академиком АН Грузии А.С. Чикобавой. 20 июня в рамках дискуссии появилась статья Сталина «Относительно марксизма в языкознании», содержавшая резкую критику «нового учения о языке”. Формально дискуссия продолжалась еще две недели, но ее исход, конечно, не вызывал сомнений. 4 июля, в день окончания дискуссии, «Правда» поместила ответ Сталина Е. Крашенинниковой, а 2 августа — еще три его ответа на письма читателей. Все эти публикации составили текст под общим названием «Марксизм и вопросы языкознания», изданный огромным тиражом и объявленный тут же “гениальным”. О причинах вмешательства Сталина существует немало гипотез. Мы не будем их все перечислять, а приведем еще одну, дополнительную: это почти доказанное Марром родство картвельского и древнееврейского языков. Сталин после войны раздул дикую антисемитскую кампанию и эти подозрительные “порочащие” связи ему были ни к чему!

В то же время были иные области науки и другие ученые, и в их среде идеи Марра были по прежнему интересны, хотя каждому по своему.

Философы типа А. Деборин искал у него ответы на вопросы о происхождении религии и другие, для решения которых наука имеет слишком мало материала. С. Ковалев (чей доклад Марр даже включил в один из своих курсов) считал, что марризм позволяет проследить историю доклассового общества дальше, чем это делал Ф. Энгельс. Б. Богаевский, прочитав Марра, «увидел пути изучения этрусской культуры, минойской культуры, когда на почве Греции заговорили по-гречески, на почве Италии по-итальянски» и «не будучи лингвистом, использовал работу Николая Яковлевича как неизбежную». М.С. Альтман пришел к марризму через изучение проблемы происхождения мифологии, а увидев там «явные преимущества» идей Марра, счел его правым и в лингвистике; примерно такой же путь проделала О.М. Фрейденберг.

Марр был, пожалуй, единственный, кто помогал заглядывать за столь далекие горизонты. Он осветил сумерки предыстории, но поддерживать и тем более раздувать этот огонь никто не захотел. Гораздо проще было непрошеного “Прометея” объявить сумасшедшим. Мы тут совершенно далеки, от того, чтобы участвовать в посмертном диагностировании ученого, тем более что странности, похожие на высокофункциональный аутизм, сопровождали Марра по жизни. Но в то же время следует помнить (и никогда не забывать!), что в СССР борьба с инакомыслием, а иногда и просто с “мыслием” велась с помощью психиатрии и ее хлестких диагнозов.

И в конце концов, с каких это пор гений и безумие несовместимы?

Стальной авторитет попрежнему довлеет

Но как довлеет над всеми нами этот стальной сталинский авторитет! “Отбрил” его в 50-ые Иосиф Виссарионович — и до сих пор нет Марра! “Был Марр умен, был Марр велик. Почти что Марксу Марр был пара”. Но Чикобава — чик-чик-чик (Но языковед Сталин “слегка покритиковал”). И нету Марра! “

Но не для разговора о методах вождя и учителя заведен этот разговор.

Удивляет, что клеймят Марра с той же пошлой готовностью, как будто вождь все еще почитывает “Правду”, дымя трубкой в усы. Нового не предлагают, старое клеймят.

Так лингвист И.Е. Аничков с нескрываемым сарказмом пишет о своем бывшем кумире: «Н.Я. Марр был ученым лингвистом-востоковедом, но не исключительно крупным, а рядовым. В изучение этих языков он не внес ничего общепризнанного принципиально нового. Он не был тонким лингвистом… При необыкновенно развитой фантазии Н.Я. Марр был лишен подлинной творческой научной инициативы.”

А книга историка языкознания В.М. Алпатова (автор книги «История одного мифа: Марр и марризм» (1991)) идет еще дальше. Автор старается всеми способами старается расписать худшие черты характера Марра, граничащие, по его мнению, с душевной болезнью. И на на этой основе ставятся под сомнение языковедческие труды своего Марра.

В конце концов, автор украсил свое сочинение сценой: перед смертью старый, больной и безумный академик забивается под свой рабочий стол, прячась от якобы неминуемого ареста. Подшучивание над “якобы неминуемым арестом” (а на самом деле ну совершенно невозможным!) ставит жирную точку в адекватности самого исследования.

Да и Борис Илизаров, написав хорошую книгу о Марре, все же не удержался, чтобы не сказать, что Марр в силу своего возраста и дореволюционного воспитания, не мог не прийти к библейской версии. Разве это правда? Нет, это не так! Николай Яковлевич на склоне лет как раз очень хотел “по-марксистски”. Ведь он почувствовал эти сжимающиеся тиски и хотел выскользнуть из них с помощью Карла Маркса, но было уже поздно.

Так что же он сказал?

Так что он такого сказал, этот “неудавшийся марксист”?

Почти то же самое что сейчас, спустя семьдесят лет говорит т. наз. “Ближневосточная гипотеза” Иванова и Гамкрелидзе, которая набирает все больше сторонников.

Что история и мировой язык, скорее всего, зародились на Ближнем Востоке.

Что была они, некие доисторические времена, о которых мы мало что знаем, но занимаем по отношению к ним позицию немного сверху да еще с высокомерно задранной головой.

Что был он, был, “единый язык и единое наречие”!

Что индоевропейские языки, в конечном счете, существуют. (Как они распространялись по всему свету, он не знает. А кто знает?!) И включают в себя множество языков от санскрита до древнегреческого. Но перед ними были так называемые яфетические языки, т.е. кавказские и закавказские (ближневосточные). И вот это уже действительно истоки.

На протяжении всей своей карьеры он постоянно демонстрировал сверхинтуитивную мощь ума, логика которого для многих коллег была и осталась до сих пор непонятна, а потому раздражающа и неприемлема. Скорее всего, именно это, а не “стерческое слабоумие” вызывали и озлобление и обвинения. По крайней мере, обвинения Марра в том, что для него главное — карьерные устремления, кажутся малообоснованными. Ученый-карьерист не наступает с таким постоянством на любимые мозоли всех и вся. Николай Марр шагал по этим мозолям, как слон.

Ну, и…?

Print Friendly, PDF & Email

14 комментариев к «Ася Крамер: “Почти что Марксу Марр был пара!”»

  1. Ася, не смею вторгаться в ваш традиционный диалог. Не стану также напоминать о заимствованиях из аккадского в иврите, а далее — в латыни, романских и славянских языках (о чём мне уже приходилось ранее писать). Скажу лишь, что Вы — классный исследователь, смотрите в корень и докапываетесь до сути. Физических Вам и душевных сил на этом пути!

    1. Елене Бандес. Лена, вы можете «вторгаться» в любое время и в любых количествах — почту за честь. Спасибо за тёплые слова — они значат для меня очень много.

  2. Ася Крамер
    26 ноября 2017 at 21:21
    Ответ Инне Беленькой -3
    Вы спрашивали есть ли ссылки и упоминания Марра со стороны Иванова и Гамкрелидзе. Вот что я нашла — причём это касается самой высмеиваемой части теорий Марра — о 4 корнях.
    _________________________________

    Ася, я тоже приводила это высказывание Гамкрелидзе, когда мы вели долгий спор с М.Носоновским. Он меня тогда еще высмеял за это. Но я спрашивала о другом.
    Вы пишете о Марре, как авторе кавказской прародины мирового языка, причем делаете это настолько убедительно и завораживающе, что не уступаете в этом самому Марру, который писал свои работы в свойственной ему страстной, эмоциональной манере.
    Я еще раз перечитала статью (в восторге от поговорки про «вешание собак») и хочу сказать, что на внушаемого человека она действует таким образом, что даже сомнений в праязыке не остается. А выдержки из работ Марра, которые вы приводите, неопровержимо говорят о его авторстве. Но вот скажите, как же после этого воспринимать «близневосточную гипотезу» Иванова и Гамкрелидзе, которые ни словом не обмолвились о Марре? Можно ли назвать их авторами, как они себя сами считают?

    Вообще, Ася, признаться, я так глубоко не вникала, как вы в эту проблему праязыка. Меня Марр больше поразил исследованиями особенностей древнего архаического мышления и семантики. А поиски праязыка я считала бесперспективной идеей. Притом, замешанной во многом на амбициях ученых, связанных с родиной их происхождения и национальной принадлежностью (отсюда мой намек на Гамкрелидзе). Кстати, об этом писал и Умберто Эко, не помню название книги, но разговор шел именно о праязыке. Он перечисляет, сколько народов (от латинян до исландцев) претендовали на звание своего языка — праязыком. Сравните это с тем, как за право называться родиной Гомера боролись семь городов.

  3. Ответ Юрию Ноткину.
    Уважаемый Юрий. Спасибо за заковыристый вопрос. Дело в том, что я понятия не имею, откуда там взялось слово «семиотической». Я его не писала. Это компьютер в своей непрошеной услужливости заменяет слова на те, которые он считает более подходящими. Вот сейчас написала «понятия не имею» — читаю «рогатин не имею»!
    А отказаться от автоматического корректора тоже боязно – ещё хуже будет. Я написала «семитическая» теория, но такого слова в словаре нет, поэтому машина распорядилась по-своему, а я не заметила.

  4. Ответ Инне Беленькой -3
    Вы спрашивали есть ли ссылки и упоминания Марра со стороны Иванова и Гамкрелидзе. Вот что я нашла — причём это касается самой высмеиваемой части теорий Марра — о 4 корнях.

    А вот что пишет известнейший лингвист, академик Т.В. Гамкрелидзе о Марре и его прозрениях — в 1996 г. (по неуловимой логике судьбы самое скандальное и примитивное в теории Марра — сведение всех слов к четырём элементам — в какой-то степени предварило открытие четырёх элементов генетического кода): «[…] теория Марра не имеет под собой никаких рациональных оснований, она противоречит и логике современной теоретической лингвистики, и языковой эмпирии. […] Но теория эта, представляющая своеобразную модель языка, весьма близкую к генетическому коду, […] может послужить иллюстрацией проявления в ученом интуитивных и неосознанных представлений […]». Иначе говоря, Марр, возможно, в своей безумной теории предсказал типологические основы тогда ещё не существовавшей генетики. В конце XX в. труды Марра постепенно стали реабилитировать, особенно его штудии по семантике и культурологии. Появилось даже понятие «неомарризм». Это произошло при смене научных парадигм, при переходе от жесткой системы структурализма к мягким системам постструктурализма и постмодернизма, где каждой безумной теории находится свое место».

    Источник: http://vikent.ru/enc/3432/

  5. Из статьи.
    Кольцо вокруг его семиотической теории сжималось все теснее.
    +++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
    Уважаемая Ася Крамер, не сочтите за придирку, имеется в виду «семитической» теории или же подразумевается какая-то связь с семиотикой ?

  6. Ответ Леонилу Шейнину. Речь, наверное, идёт о 16 съезде в 1930 году. Именно в 28-30 голы Марр был на пике славы. На съезде он выступил с обращением, на базе которого его приняли в партию., а аплодировали ему почти столько, сколько самому!

  7. Ответ Инне Беленькой.
    Инна, спасибо за тёплый комплимент. Почему я взялась за эту статью? В последнее время часто слышишь «Марр -то», «Марр-се», и все разное. Поэтому я попыталась разобраться в его теории яфетического языка — только в этом. Вообще у Марра много чего было, и постоянством некоторые из его теорий не отличались – все-таки у него были серьёзные психологические проблемы и странности.
    Яфетическая теория тоже менялась. Первоначально Марр объяснял повсеместность яфетических элементов миграцией народов, но позже счёл её исконным явлением. Дело в том, что на каком-то этапе он стал совмещать науку с марксизмом и с классовыми учением. Так, латинский язык в Риме якобы был языком патрициев, а языком плебеев — некий яфетический язык; язык басков, угнетённого меньшинства в Испании — яфетический. Диалекты армянского языка (согласно традиционной точке зрения, индоевропейского), обнаруживающие некоторое количество поздних грузинских заимствований, объявлялись яфетическими, в отличие от литературного армянского — языка социальной элиты.
    Но на заре свой научной деятельности, когда он занимался чистой наукой, он сделал важный вывод
    В связи с исследованием сравнительной грамматики картвельских языков он обратился к поискам их родства с другими языками мира, выдвинув ряд гипотезо родстве картвельских языков с семитскими, баскским и др. Яфетические языки это по сути семитские языки ( что-то общее в происхождении) — так я его поняла.

  8. Ответ Мизаилу. Рада, что статья вам понравилась. Насчёт сирийского языка вот что говорит Википедия: Сири́йский язы́к (ܠܫܢܐ ܣܘܪܝܝܐ leššānā Suryāyā) — мёртвый язык арамейской группы. С I века н. э. использовался в качестве литературного и литургического в христианской общине …

  9. Дорогая Ася! Статья замчательная! Жаль, что я никакой не лингвист, боюсь и прикоснуться к этой интересной, но непонятной, вроде теор. физики, науке. Но происхождение слов и вообще языков это так любопытно!
    Кстати, Вы дважды употребили название «сирийский язык». В современных понятиях это все равно, что сказать «американский или швейцарский язык». Может быть в древности был такой? Или это арамейский?

  10. Ася, о праязыке и его родине вы написали очень убедительно. Вообще, вас читать – одно удовольствие, о чем бы вы ни писали, хоть о Трампе, хоть о Марре. . Боюсь подумать о том, что было бы, если бы Марр был жив, наверняка, примкнул бы к вам, забыв про свои идеи. Ведь он был против самой идеи праязыка. Он утверждал, что с самого начала было множество языков, из которых потом «вылупились семьи, и хамитическая, и семитическая, и индоевропейская и т.д.». Он писал о тенденции к скрещению языков. И потому мировые языки у него представляют пирамиду не кверху основанием, не в перевернутом виде, как у индоевропеистов, а в ее нормальном положении.

    Да, еще хочу вас спросить: а Гамкрелидзе – он откуда родом? Нет, я ни на что не намекаю, просто так, интересно….

  11. Нет, кажется они не ссылаются. Я думаю, что от него открещиваются — Марром можно испортить научную репутацию. Да, это я сама сказала, потому что накладываются основные элементы: 1. Общий язык, как и история как таковая зародились на Ближнем Востоке. 2. Пересекли Кавказ ( у Иванова и Гамкрелидзе — с Армянского нагорья обошли с востока Каспийское море). А у вас какие соображения по этому поводу? Писала я, имея ввиду вас как читателя, так что давайте пообщаемся

  12. Дорогая Ася, спасибо за статью — порадовалась за Марра. Один у меня вопрос. Вы пишете: «Так что он такого сказал, этот “неудавшийся марксист”?
    Почти то же самое что сейчас, спустя семьдесят лет говорит т. наз. “Ближневосточная гипотеза” Иванова и Гамкрелидзе, которая набирает все больше сторонников».
    Вот я и хотела вас спросить: а эти товарищи ученые упоминают Марра в связи со своей гипотезой? Может, ссылаются, опираются на его исследования? Или это ваша идея, так сказать, ваше ноу-хау?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *