Рени Герт-Занд: «Мои мама и папа, сионистские угонщики самолёта». Перевод с английского Игоря Файвушовича

 173 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Рени Герт-Занд

«Мои мама и папа, сионистские угонщики самолёта»

Перевод с английского Игоря Файвушовича

Израильский кинорежиссёр надеется, что её следующим проектом будет документальный фильм о её родителях, которые стали известны своим провалом угона самолёта. Тем не менее, это помогло привлечь внимание всего мира к проблеме советских евреев.

Родители Анат Kузнецовой-Залмансон – угонщики самолёта, и она хочет, чтобы мир знал об этом.

Реальное преступление Сильвы Залмансон и Эдуарда Кузнецова заключалось в том, что они хотели выехать из СССР и свободно жить как евреи в Израиле.

Для их дочери, кинорежиссёра, они – герои, которые дали старт движению за свободный выезд советскому еврейству, а вовсе не преступники, в которых их превратило советское правительство, чтобы приговорить одного к смертной казни, а других – к лагерям строгого режима.

Когда Кузнецова-Залмансон, ныне 32 лет, была ещё ребёнком в Израиле, люди подходили к её родителям на улице и обнимали их. Учителя просили её рассказать в классе историю её родителей. Но теперь, спустя несколько десятилетий, большинство людей, особенно молодых, очень мало знают, если вообще что-нибудь знают, об узниках Сиона, которые боролись за права человека и разрешение на выезд из-за железного занавеса. Если их спрашивают об «отказниках», единственное имя, которое часто приходит на ум, это бывший израильский политик Натан (Анатолий) Щаранский, ныне председатель Еврейского Агентства Сохнут.

Им почти наверняка ничего не известно о судьбе 16 человек (из них 14 евреев) во главе с Залмансон и Кузнецовым, которые пытались 13 июня 1970 года угнать самолёт из СССР в Швецию, в отчаянной попытке привлечь внимание мировой общественности к их бедственному положению.

Эта попытка, известная как «Операция Свадьба», не удалась, и все члены группы были арестованы. Почти все из них были осуждены 15 декабря того же года, а 24 декабря, Кузнецов и Марк Дымшиц, бывший военный лётчик из Ленинграда, который собирался управлять самолётом, были приговорены к смертной казни. Залмансон была приговорена к 10 годам строгого режима, а остальные – к срокам от четырёх до 15 лет.

Кузнецова-Залмансон, выпускник киношкол в Израиле и Лондоне, всегда хотела рассказать историю своих родителей кинематографическим языком. В конечном счёте, она хотела бы сделать художественный фильм, но сейчас сосредоточена на сборе данных для документальной ленты.

«Я пытаюсь создать этот фильм в течение последних трёх лет», – рассказала Кузнецова-Залмансон изданию «The Times of Israel» по телефону из Нью-Йорка, где она работает, чтобы заручиться финансовой поддержкой для своего проекта, который будет называться «В следующем году в Иерусалиме».

«Израильтяне, похоже, сейчас не очень-то интересуются историческими документальными фильмами», – сетует Анат.

Вместе со своими помощниками, в том числе четырёхкратной номинанткой на премию «Эмми» Джулией Коэн, которая будет помогать в качестве креативного консультанта, Кузнецова-Залмансон запустила кампанию «Kickstarter» (сайт для привлечения денежных средств на реализацию творческих проектов по схеме народного финансирования таких, как создание фильмов независимого кинематографа США, комиксов, видеоигр, музыки и т.д. – И.Ф.), чтобы собрать $ 100.000 к 5 января.

«Мы считаем, что если мы сможем получить стартовый капитал от «Kickstarter», то мы продолжим успешное привлечение дополнительных средств» – считает она. – «У меня действительно нет «Плана Би». Если мы не соберём денег, я буду плакать «нон-стоп» в течение недели».

«Для пожилых «русских» евреев мои родители – рок-звёзды, но большинство израильтян и американцев не знают, кто они такие. Возможность для создания фильма быстро исчезает», – говорит Анат. – Это должно быть сделано сейчас, потому что люди в этой истории стареют».

Кроме «охоты» на архивные кадры, она планирует съёмки в Израиле, США и России, опрос всех неудачливых угонщиков, которые всё ещё живы. Анат также надеется записать свидетельства лидеров «Конференции по делам советских евреев» и «Организации борьбы студентов за советское еврейство», американских организаций, пробуждённых усилиями злополучного бегства ее родителей.

«Я также хочу найти и взять интервью у сотрудников КГБ, которые принимали участие в этом мероприятии», – добавляет она. «Мне любопытно услышать их версию той истории».

Будучи девочкой, Кузнецова-Залмансон была заслонена от политики и истории её родителей. «Я многого не понимала, когда была ребёнком», – вспоминает она. – «Я знала, что нечто особенное случилось с моими родителями, потому что ими восхищалось так много людей, но я действительно не знала, что же это было. Но когда я стала старше, я начала понимать больше и стала более эмоционально относиться к их истории».

Кузнецова-Залмансон родилась в Израиле в 1980 году, через год после того, как её отец воссоединился с её матерью после освобождения в обмен заключённых-участников операции «Свадьба» на трёх советских разведчиков из американской тюрьмы. Её мать была выпущена в 1974 году в подобном обмене советского на американского заключённого, который состоялся в Берлине.

Супружеская пара встретилась в 1969 году, после того, как Кузнецов был выпущен после семи лет лишения свободы за публичные политические заявления и публикации «самиздата» или диссидентских материалов. Тогда, 29-летний Кузнецов переехал из Москвы в Ригу, Латвия, где он познакомился с Залмансон, 25-летний студенткой, активной участницей диссидентского и сионистского подполья. Они поженились в январе 1970 года, и вскоре связались с подпольной группой в Ленинграде, которая хотела угнать самолёт.

Большинство членов этой группы, в конце концов, отказались от этой затеи, но Кузнецов и Залмансон настаивали на своём в качестве руководителей рижского контингента. Кузнецов выполнял обязанности оперативного руководителя, в то время как Залмансон, которая привлекла к этой операции двух своих братьев, действовала как организатор и лицо движения. Они знали об опасности, но не видели другого пути, чтобы добиться успеха в своей борьбе.

Israeli activists dramatize Sylva Zalmanson's imprisonment in the Soviet Union by protesting in a cage with a sign that reads, "Zalmanson, the people are with you." (Courtesy of Anat Kuznetzov-Zalmanson)Израильские активисты инсценировали лишение свободы Сильвы Залмансон в Советском Союзе, протестуя в клетке с табличкой, которая гласила: «Залмансон, еврейский народ с тобой!». (Фото Анат Кузнецова-Залмансон)

«Если бы они не отказали нам в праве покинуть Россию, мы бы просто уехали в Израиль и не думали о захвате самолёта», – рассказывает Залмансон в рекламном ролике о фильме. «В любом случае, они вас арестуют» – замечает Кузнецов. – «Итак, вы получаете 15 лет. Лучше продолжать действовать по нашему плану и надеюсь, что это будет большой скандал».

В конце концов, горе-угонщики так и не поднялись на борт самолёта. Некоторые из них были арестованы в аэропорту Ленинграда, а другие были пойманы в лесу неподалёку. Залмансон была единственной женщиной, представшей перед судом, получив 10 лет строгого режима, в том числе шесть месяцев камеры одиночного заключения. Кузнецов был приговорён к смертной казни, но в конце 1970 года приговор был заменён на пожизненное заключение строгого режима. Позднее он был сокращён до 15 лет.

Хотя судебные заседания были закрытыми, информация просочилась наружу, вызвав международные протесты, которые заставили Кремль смягчить приговоры осуждённым.

К тому времени, когда Залмансон с большой помпой совершила алию в сентябре 1974 года, 56 000 советских евреев уже было разрешено эмигрировать в Израиль. (В общей сложности, в 1970-х годах это сделали 163000 человек). Она быстро стала центральной фигурой в борьбе за выезд советских евреев и узников совести, выступая за освобождение своего мужа и всех других диссидентов. В 1976 году она была единственной женщиной, которая провела 16-дневную голодовку вне стен Организации Объединённых Наций.

По иронии судьбы, Залмансон недолго пребывала в браке с Кузнецовым после его освобождения и прибытия в Израиль в 1979 году. Супружеская пара развелась в 1981 году, всего через год после того, как у них родилась дочь. «Когда вы размышляете об этом, надо учитывать, что 9 из 10 лет их брака мой отец был в тюрьме», – говорит их дочь. – «У них обоих были сильные идеалы, и они были мужественными борцами. Им было хорошо вместе, но когда дело дошло до семейной жизни, то не настолько хорошо, чтобы на самом деле жить вместе».

В то время, как Кузнецова-Залмансон росла в Ганн-Явне, её мать работала инженером. Её отец работал главным редактором газеты «Вести», крупнейший русскоязычной газеты в Израиле. Её родители продолжали участвовать в политической жизни, но в гораздо меньших масштабах, чем раньше. Сейчас Сильве Залмансон 68 лет, она до сих пор живёт в Ган-Явне и стала успешным художником. Эдуарду Кузнецову – 73, он является преуспевающим журналистом и живёт в Моца-Илите.

Для пожилых «русских» евреев мои родители – рок-звёзды, но большинство израильтян и американцев не знают, кто они такие» – говорит кинорежиссёр. – «Они изменили историю, а я пытаюсь её сохранить».

Рене Герт-Занд – еврейская писательница, блоггер, педагог и мать. Живёт в Пало Альто, Калифорния.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Рени Герт-Занд: «Мои мама и папа, сионистские угонщики самолёта». Перевод с английского Игоря Файвушовича

  1. В конце публикации следует исправить ошибку: «Анатолий Кузнецов»……….это имя другого персонажа…………….
    Ан.
    Исправлено, спасибо — ред.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *