Тамара Львова: Эмма Бовари наших дней, или В поисках радости. Окончание

 216 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Я свою героиню описала, как могла, НЕ ПОНИМАЯ ЕЕ — надеюсь, мой рассказ хотя бы приоткрыл вам, уважаемые мужчины, оставшееся ЗАГАДОЧНЫМ для автора?.. Заранее благодарна всем откликнувшимся.

Эмма Бовари наших дней, или
В поисках радости

Миниатюра-10

Тамара Львова

Окончание. Начало
Миниатюра-1, Миниатюра-2, Миниатюра-3, Миниатюра-4,
Миниатюра-5, Миниатюра-6, Миниатюра-7, Миниатюра-8, Миниатюра-9

№ 3

— «ТРЕТИЙ»? На свадьбе у подруги познакомились, года четыре назад… Прораб на стройке. Привлекательный очень. Женатый. Жена тоже на свадьбе была, но ушла раньше: двое ребят у них. Уговорил он меня — прямо оттуда в клуб поехали, тоже танцевать любит. Потанцевали хорошо. Потом погуляли… Все я про него сразу поняла — бабник, как перчатки нас, своих баб, меняет. Любвеобильный очень. Встречаемся иногда после работы, погуляем, в кафе посидим. Слышали бы — какие слова говорит: «Родная, девочка!». «Солнышко мое!». «Только о тебе думаю!» Обнимает… А силища у него! Знаете, не легонькая ведь я — а как пушинку поднимает, на руках носит! Но — грош всем его словам! Не на такую напал — насквозь вижу… Вот и все про «ТРЕТЬЕГО». Нечего сказать больше. Встречаемся иногда. Не часто… Хотите о «ЧЕТВЕРТОМ»? Он другой совсем. Но я тоже о нем — коротко. Хочу скорее — о «ПЯТОМ»…

№4

— Профессия у него интересная: альпинист — кровельщик: по крышам лазает, смелый очень. Горе у него: жена ушла, сына забрала — не хотела мириться, что все по командировкам разъезжает, а он свою работу любит и зарабатывает прилично, но и жену с сыном очень любит… Ну вот я его и пожалела. Познакомились на вокзале — я провожала Толю, он меня там и приметил… Подошел к нам, что-то сказал Толе. Кажется, закурить попросил. Разговорились. Потом меня проводил. Звонит теперь каждый день — всякие слова ласковые находит, но они у него — искренние, верю ему. Говорит, что я для него — «РОДНАЯ ДУША ЕДИНСТВЕНАЯ»… Вот вы спрашивали — есть ли с кем у меня… как это? — ПЛАТОНИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ? Так да? Вот с ним — ПЛАТОНИЧЕСКИЕ! Приезжает из командировки, сразу звонит, встречает у подъезда, когда я от подопечной ухожу, и у Вашего подъезда встречал тоже. Боюсь очень, что «НОМЕР ДВА» подкараулит — отчаянный он, так и ходит за мной… Погуляем с ним, поговорим, в кафе иногда посидим, раз на концерте были — он мне все про своего сына рассказывает, а про жену — молчит…

Ну а теперь, давайте про «ПЯТОГО» расскажу; он для меня сейчас — САМЫЙ ГЛАВНЫЙ… Если по правде — из-за него ко «ВТОРОМУ» охладела. Ох, уехал бы в свою Армению…

№5

— Я уже про него немного рассказывала Вам — молодой: ему только что 25 исполнилось, мальчик совсем, а мне — 40, но вот поверьте — не чувствую этого, как будто мы — ровня. Помолодела, честное слово… Никогда у меня такого не было — романтик он. Нежный. Руку, когда встретимся, целует. Как в кино — важной даме. Никогда мне руку не целовали. Стихи сочиняет — и все про любовь. Рассказывает их с таким выражением — прямо артист! Гуляем с ним — как девушка с парнем — за ручки держимся… Вот поверьте: живу всю жизнь в Петербурге, а первый раз БЕЛЫЕ НОЧИ увидела: по Набережным Невы гуляли, мосты разведенные смотрели… Наверное, Тамара Львовна, мне романтики не хватало в жизни. Как воздуха глотнула. Я как в другой жизни с ним… Повезло нам: летом Толя, когда от работы свободен, на даче все время — ремонт затеял; мама моя теперь с нами живет — так что мы целые ночи гуляли. Теперь детям своим буду Белые ночи показывать. Раньше про это и не думала…

Смотрю на Вас, Тамара Львовна, по глазам вижу — осуждаете: один — другой… Правда же, осуждаете — признайтесь?.. Но ведь — завидуете! Не было у Вас такого, точно знаю! Вот послушайте — еще расскажу… Этим летом было, в августе. Мы все только с дачи вернулись — целый месяц там жили — отдыхали… Но муж на выходные ездит туда — веранду ремонтирует, дети, оба, помогают ему — окна моют; и мама с ними, обед готовит… «ВТОРОЙ» мой — больше Толи его боюсь! — в отпуск уехал, к родителям. Вот мы с молодым и катались спокойно всю ночь, а ночь БЕЛАЯ-БЕЛАЯ, ни облачка — мало у нас таких этим летом было. Устали очень. Уже под утро решили поспать. Поставили машину в уютном месте, и я, как провалилась — ЗАСНУЛА! Проснулась в полдень. Думала, спит, будить не хотела. Оглянулась тихонько. Вижу, нет, сидит рядом, смотрит…

— Ты почему сидишь? Хоть немного поспал?..

— Нет, — говорит, — на тебя смотрел…

— Вот так и просидел все время?

— Да, хорошо было… Еще бы смотрел и смотрел… Мне нравится на тебя смотреть. Ты улыбалась во сне. Может, я приснился?..

— Ну, скажите, Тамара Львовна, было у Вас такое?

— Не было, Аля… Увы, не было… И машины тоже, кстати, никогда не было… Но Вы не рассказали — еще интереснее стало — где же взяли его, такого?… Нравится мне Ваш «ПЯТЫЙ»…

— Тоже в магазине — только наоборот: я была покупатель, для подопечной своей клубнику выбирала в коробочках — какая-то мягкая вся была. Хожу — смотрю, вдруг голос: «Вам помочь?» Так и познакомились… Стала я в тот магазин захаживать. А он сразу и подходит, как будто ждет… Такие вопросы странные задает: «Чем увлекаетесь?»… «Какую музыку любите?»… А потом вдруг: «Вашей маме не нужен зять?» Стоит рядом. Улыбается. Глаза блестят! Ни у кого я таких глаз не видела… Он зам. директора там, в этом магазине…

— Такой молодой и уже — зам директора?

— Он — не как все. Особенный. Школу с золотой медалью кончил. Учиться в институте собирался. А тут его мама заболела тяжело, зарабатывать некому — он и пошел работать… Лекарства дорогие покупал, врачей частных вызывал, по больницам ее возил — умерла мама два года назад. Он как вспомнит про нее — такая боль на лице: очень ее любил…

— Это его — Вы мне рассказывали — на три дня посадили? Окорочка с картошечкой, которые Ваш Толя приготовил, ему носили? Так ведь? Вышел уже?

— Да нет! Не поняли Вы. Это предварительно — на три дня. Потом суд был — ему 10 суток дали. Сидит еще…

— Ой, Аля, Вы так его расписали — идеал! Но, согласитесь — 10 суток зря не дают?! (Про себя подумала: «Ведь не Навальный! И даже не кто-то из его штабов — тем «дают» запросто!) За что все-таки посадили?

— Так я же в это время как раз там была — все сама видела. Полицейский виноват! Только он! Днем вдруг заявились двое, велели всех покупателей немедленно удалить — проверку какую-то устроили, а он отказался: «Новых не пустим, объявление сейчас повесим, а тех, кто в магазине, выгонять не буду — пусть купят и уйдут спокойно!» Там одни старушки были — жалко ему было их выгонять. Ну и прицепился к нему полицейский, обругал. Снова велел выгнать всех. Ну а «МОЙ» ему в ответ: «Первый, кого я выгоню, это — ВЫ!». Тот и разозлился. Какую-то бумагу написал. Наверное, про арест. Держит ее в руках — Вы только послушайте! Смотрит на него так пристально, уверен, что согласится, и говорит: «Дашь 15 тысяч — порву бумагу!» А «МОЙ» — в ответ: «Не дам. Из принципа.» Тогда его и увели. А на суде тот полицейский сказал, что «МОЙ» его ударил. Но я же видела — ВРЕТ! Не ударял, руки даже не поднимал. Оболгал. А 10 суток дали. «За оскорбление должностного лица при исполнении служебных обязанностей»…

— Навещаете его?

— Конечно! Уже два раза была. Он написал: «ЖЕНА», поэтому и разрешили… Знали бы Вы — как жутко там! Ворота входные, одна дверь, другая… Звонок… Паспорт забирают. Какой-то распределитель. Ждала долго. Привели его: «20 минут у вас»… Он руку мою взял. Поцеловал. Так и сидели 20 минут. Говорить не могли. А потом увели его в изолятор этот, не знаю точно, как называется…

Когда домой шла, плакала: понимаю ведь — кончать надо. Он с моей мамой познакомиться хочет, деток увидеть. И ему ведь вру: сказала, что малыши у меня, думает, что мне 30. Да и дочка стыдит — мы как подруги с ней: «Не совестно тебе? Он же мне пара, старше еще на два года! Парень хороший! Девушку ему надо… А если папа узнает?” Отца она жалеет: «Не уделяешь ему внимания, я ведь вижу — одиноким он себя чувствует, а ты все гуляешь»… Но меня не выдает. Хорошая девочка. Да и Васенька, сынок, у меня тоже славный — только не дай Бог узнает: он не такой, как Надька — осудит мать, не простит!.. Думаете, не понимаю? Все я понимаю. Все… И мужу устала врать — вся изовралась… Помните, когда «в аэропорт ездила» — Вас, Тамара Львовна, к Фрумкину в Вашингтон «провожала — встречала», — думаете это так просто? Расписание в Интернете смотрела, говорила Толе, каким летите — вдруг проверит. Он Вам счастливого полета просил передать. Сама удивляюсь, что верит всему…

— А Вы уверены, что ВЕРИТ? Ой, Алина, доиграетесь!.. Вот и Володя, друг мой из Вашингтона, к которому я так лихо дважды уже «летала», написал мне, чтоб я предостерегла Вас. Так прямо и написал: «Плохо может кончиться — КРОВЬЮ»! А если Толя давно уже подозревает, но молчит, пока точно не убедится?

— Ну что Вы? Разве молчал бы! Да никогда! Он тоже — говорила ведь Вам — горячий! Могу доказать — ничего не подозревает. Верит… Это и совестно. Смотрите… Каждый день приносят нам из магазина букеты от моего молодого — «ПЯТОГО», квартира цветами завалена. Наврали мы Толе, что это дочке Наде, его любимице, от поклонника. Сочувствует: «Зачем, такой дурак, столько на цветы тратит — не миллионер ведь!» Но радуется, гордится. К нам приглашает — хочет познакомиться… А он, «ПЯТЫЙ», бедный мой, все ждет, что я разведусь. Или… недавно, это правда, я халтуру — подработку новую нашла: с деньгами у нас не очень. Теперь не только своих, это нам положено — чужих подопечных встречаю-провожаю; на вокзалы, в аэропорт, на дачу везу, туда и оттуда. Когда правда с ними еду, когда совру: по вечерам больше, а то и ночью… Один раз — чтоб не сомневался! — с собой Толю взяла. Поехали. Пришлось ему два часа в машине сидеть — нас с бабушкой ждать, пока я ее на вокзал собирала. Когда в другой раз его позвала, сказала, что двух бабушек повезем, он даже руками замахал: «Не поеду! Ну их! Опять в машине сидеть!». Дома остался. А я к моему «ПЯТОМУ» укатила, у метро меня ждал… Ночью вернулась. Нет, нет, кончать надо… Прав Ваш Владимир — плохо кончится. Вот выйдет из тюряги, скажу ему…

СКАЖЕТ ЛИ?..

* * *

Задам я Алине еще один вопрос — с него надо было начать наше интервью, я им закончу… Хорошо помню себя старшеклассницей провинциальной захудалой школы под Челябинском (мы жили там в эвакуации). Никто и подозревать не мог, что «пресерьезная», примерная, круглая отличница Тамара затаенной мечтой живет — О ВЕЛИКОЙ ЛЮБВИ. Вспомним пушкинскую Татьяну (и снова мне «Онегин» покоя не дает!): «Ей рано нравились романы;/ Они ей заменяли все;/ Она влюблялася в обманы/ И Ричардсона и Руссо.». Ровно так же — запоем читала я: и влюблялась в очередного книжного героя, помню — в Артура — Овода Войнич. А потом — без памяти! — …в мальчика из нашего класса. Но было это никому неведомо: совершенно… ПОТУСТОРОННЕ, ВОЗДУШНО, НЕ ОТ МИРА СЕГО! Глаз на него поднять не смела, слова сказать боялась. И, конечно, никакая близость, уж не говорю, ЗАМУЖЕСТВО — во сне не могли присниться. Вот мне и захотелось понять, как могла Алина — такой же девчонкой, школьницей, как я тогда, «МУЖНЕЙ ЖЕНОЙ» — стать? Об этом и спросила ее. С самого начала, со знакомства с будущим супругом, просила рассказать…

— Все очень просто. Я тогда в 10-ом классе была — самое начало учебного года. Поехали с подругой в Парк Победы — ранняя осень, листья желтеют — красиво. Взяли лодку — поплыли; я — на веслах, хорошо грести умею. И, представьте — застряли под мостиком: они на этих прудах низкие очень: ни туда — ни сюда…

(Очень даже представляю себе: сама с подругой Эллой не раз там на прудах катались: я — на веслах, она — за рулем; и под мостиком этим застревали, но… продолжения такого, увы, не последовало — Т.Л.)

— Лодка — навстречу, с тремя парнями, постарше нас. Один подгреб — и КА-АК — прыгнет к нам, чуть лодку нашу ни перевернул. Взял у меня весла — и, легко так, разрулил. Глянул на меня, что-то мелькнуло в лице — и к своим обратно не перепрыгнул. Катался с нами. Потом на качели-карусели повел, там же, в парке… Платил за всех, хоть мы и пытались протестовать. Потом я узнала, что он как раз недавно закончил техникум, забыла, как называется; работать только начал — деньги у него впервые появились: приятно было перед девчонками пофорсить. Ну, мы и накатались тогда вволю! Подруга заметила: на меня он все смотрит, обидно ей стало (а она — куда мне до нее! — красавица), уехала домой… А мы гуляли долго. Так с Толей моим и познакомились…

— Поняла я: у него — любовь с первого взгляда. А Вам он тоже сразу понравился?

— Еще как! Знаете, чем — больше всего? Не приставал, как другие. Порядочный. Очень культурно себя вел. И старше — на целых семь лет. Лестно мне. Просто ходили — разговаривали. Прохладно стало — пиджак снял, на меня накинул — я не просила. До дома проводил. Я телефон дала… Только через два дня позвонил: говорил — неудобно было. Помните, тогда с автомата звонили — на улице, за двухкопеечную монету? Я не ожидала даже, что так обрадуюсь. А слышно — плохо: еле договорились — встретиться там же, в Парке Победы. Погуляли опять хорошо, в кино сходили. Ну, я и привела его домой, со своими познакомила — он всем понравился. Приходить к нам стал. И после школы встречал. Подружки завидовали: какой у Альки ухажёр: взрослый, симпатичный, шевелюра классная — ни у одной такого парня не было!..

— Пока все понятно, Аля. Хороший парень. Встречаетесь. Домой к Вам приходит. Но, простите, при чем тут… «ЗАМУЖ»? Вам ведь только 17… Школьница…

— Смеяться будете! Бабушка моя покойная — «виновата». Наверное, всего через месяца два после нашего знакомства: приходит к нам Толя, в парадном костюме, с галстуком, и… как в старинные времена! — ПРОСИТ МОЕЙ РУКИ У РОДИТЕЛЕЙ. Мама — чуть в обморок не упала; хотела прогнать его «в три шеи»: КАКОЙ РУКИ! КАКОЕ ЗАМУЖ! МАЛЯВКА! ЕЙ ШКОЛУ КОНЧАТЬ НАДО! В ИНСТИТУТ ПОСТУПАТЬ! И папа, конечно, против, но он — добрый был, помягче: увел Толю к себе, поговорил: мол, рано еще, погодите. А вот … БАБУШКА!!! Когда «жених», расстроенный, ушел, позвала к себе родителей, меня вытолкала — не пустила, дверь плотно закрыла — и… ВЫДАЛА им! Я потом узнала. От мамы. Она запомнила, слово в слово — потрясение для нее было:

— Я — ЗА!!! Обеими руками! Соглашайтесь! Алинке нашей надо поскорей ЗАМУЖ! Слава Богу, что парень хороший нашелся, берет ее — счастье наше: любит ее, работает… Руки его видели? Мозольные ладони — трудяга! Пропадет она, если будем тянуть — вы часто на даче с нами живете? Не знаете ничего! А я все лето с ней. Пацаны за ней бегают. Со всего поселка. Проходу не дают. А ей нравится. Будем ждать — понесет ее! По рукам пойдет… Хотите этого! Пропадет девка! Одно лекарство — замуж ей надо. Муж приструнит, а мы не сможем. Только на мужа и надежда — пусть ребеночка ему скорей родит. Мать будет хорошая. Девка она добрая. А школу как-нибудь кончит. Самолюбие у нее. Не бросит… Примите, что сказала, как завещание мое…

— Прозорливая у Вас была бабушка, Аля! Не находите? (Не сказала ей, конечно, а про себя подумала: «Не такая уж прозорливая: не очень сумел муж «ПРИСТРУНИТЬ.» — Т.Л.) Неужели уговорила?

— И сама удивляюсь — уговорила! Отец сам позвонил Толе, пригласил к нам. Слово с него взял, что школу я кончу… И пошло — поехало! Толю к нам пригласили — он ведь приезжий, с Урала, в общежитии жил, комнату ему отдельную дали: честное слово даю Вам — не трогал он меня, только поцелует и все — «СПОКОЙНОЙ НОЧИ!». К свадьбе готовились. Но оказалось — не записывают нас: я — несовершеннолетняя… Мама устроила: была у нее знакомая — врач-гинеколог, справку дала, что я — беременная, тогда и записали. Свадьба была в зимние каникулы. Только своих пригласили, по-тихому прошла — из школы никого не позвали. Но хорошо было, весело — подарков родичи надарили…

— Ну и как школа — не представляю себе! Ходила, училась?..

— Еще как! Даже лучше учиться стала. Утром порознь выходили, чтоб соседи не видели: Толя — на работу, я — в школу; и каждый день — уроки проверял; строгий был: помню, историю ему пересказывала, «отметки ставил» — до сих пор все даты помню… Но разве скроешь — сразу узнали! Такие неприятности начались! Сначала родителей к директору вызвали, потом меня — на педсовет: хотели исключить — нельзя в школе женатым. Математик спас (по-моему, нравилась я ему, может даже, влюблен был — но виду не показывал): поручился перед всем педсоветом, что я… «НЕ ПРОВОЖУ РАЗВРАТНЫХ ДЕЙСТВИЙ СРЕДИ УЧАЩИХСЯ» — в общем, в порядке исключения, разрешили мне школу закончить: ни одной тройки у меня в аттестате.

— А в институт почему не поступила?.. Хотела ведь в медицинский. И мама прямо мечтала, чтоб врачом стала, — говорили ведь мне…

— Какой институт? Дочка родилась, Надя, а через два года — Васенька. Хорошо, что хоть медучилище кончила… Муж очень помогал. И мама — тоже. Папа у нас скоро умер — такое горе было, онкология… Теперь мои детки, оба студенты, в институте учатся. С Толей живем дружно. Не узнал бы он про меня… Только бы не узнал… Да, точно решила: выйдет на волю мой молодой — все ему и скажу: кончать надо… И с другими тоже… Всем скажу…

Вот, кажется, все Вам рассказала… Не забудьте: имена обещали переменить!..

* * *

ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ…

… Вечером позвонила Алина. Голос смущенный: «Простите, Тамара Львовна! Я завтра не смогу прийти к Вам… («Завтра» — вторник, ее день у меня, очень на нее рассчитывала — Т.Л.) Так получается — простите, пожалуйста. Никак не могу…

— Что случилось? Заболели?

— Нет, другое… Мой молодой вышел, «ПЯТЫЙ». Извелся совсем. В Комарове номер ему снял директор магазина, на три дня всего — там такие есть теперь, частные гостиницы… В себя придет…

— А Толе что сказали?

— Не сердитесь, пожалуйста, — мне неудобно очень… Толя Вас уважает. Вот и придумала: с Вами в Германию летим, к Вашему редактору, забыла фамилию? Просит спешно приехать: с Вашей новой повестью какое-то ЧП… Журнал из-за Вас задерживается… Не сердитесь, пожалуйста! Только три дня… Я и в аэропорт звонила, все узнала, когда самолет…

— Все понятно, Аля!

Я вешаю трубку…

* * *

Хочу напомнить вам, уважаемые читатели, название моей МИНИАТЮРЫ-10: «ЭММА БОВАРИ НАШИХ ДНЕЙ», или «В ПОИСКАХ РАДОСТИ». Кто читал и помнит, надеюсь, согласятся: немало общего между героиней великого Г.Флобера середины 19-го века и моей сегодняшней Алиной. Тем, кто не читал или забыл — напомню…

Обе — жёны горячо любящих, преданных им мужей — скромных тружеников: Шарль Бовари — хороший провинциальный доктор, Анатолий (о фамилии — умалчиваем!) — опытный машинист электропоезда. Обе — им изменяют. Изменяют не раз. Обе — не весть как образованы. Обе чего-то ищут…

На этом и кончается сходство — куда больше различия! Эмма — личность трагическая: чуждой ощущает она себя в своей семье; ей глубоко неинтересен Шарль; она забросила единственную дочь. Мечется. Ищет… И не находит. Кончает с собой — отравилась Эмма Бовари…

А моя Алина? Предана своему мужу — да, как ни странно, искренне предана! Обожает дочку и сына — много возится с ними. Конечно, иногда совесть заговорит — но гонит ее прочь. И вновь — веселая, беззаботная. Правда, тоже мечется. Эмма искала… ЧЕЛОВЕКА. И не нашла. Алина, кажется мне, — ИЩЕТ РАДОСТИ! Я как-то прямо спросила ее: «ЧЕГО ИЩЕТЕ? ЧТО ЛЮБИТЕ?» Ответ удивил — неглупая она, Алина! Цитирую дословно:

«Любви ищу. Любовь люблю. В ЛЮБОВЬ ВЛЮБЛЯЮСЬ! И чтоб было — ВЕСЕЛО!»

Она смеётся, а я за нее боюсь. Не забывается предостережение заокеанского друга — помните?..

«А если ОН узнает. Как бы КРОВЬЮ не кончилось?..»

Будем надеяться на лучшее. Не узнает…

* * *

К ЧИТАТЕЛЯМ — ТОЛЬКО МУЖЧИНАМ (!) — ОБРАЩАЮСЬ:

Прошу ответа! ОТКЛИКНИТЕСЬ: ОТЧЕГО, ПОЧЕМУ моя героиня (напоминаю — милая, славная, но обыкновенная и — отнюдь не красавица!) так привлекает ваши мужские сердца? И за девчушкой Алечкой мальчишки толпой бегали, и девушке Але — покоя парни не давали, и у солидной дамы Алины сегодня — одновременно! — ПЯТЕРО обожающих ее поклонников (добавим к ним — любящего МУЖА). Я свою героиню описала, как могла, НЕ ПОНИМАЯ ЕЕ — надеюсь, мой рассказ хотя бы приоткрыл вам, уважаемые мужчины, оставшееся ЗАГАДОЧНЫМ для автора?.. Заранее благодарна всем откликнувшимся. ЖДУ!

P.S.

Уже отправила нашему главному редактору свою «Миниатюру-10»; уже, в тот же день, получила от него ответ — два желанных слова: «Будет напечатано». Вздохнула облегченно. ВСЁ! Нет, оказалось, не ВСЁ. Через день — письмо от старого приятеля, которому — напрасно, наверное! — послала свой рассказ об Але еще ДО того, как отправила в Портал: хотелось узнать именно его мнение, получить именно его ответ на мой вопрос (мужчина и сейчас весьма представительный, а в молодости — женский кумир!) Вот его отклик, совсем не такой, которого ждала:

— Интересно, понимаете ли Вы, что Ваша собеседница просто размечталась? Женские мечты — они такие сладкие. Но верить надо не всему.

(Свое имя просил не называть.)

* * *

Огорчилась я, даже обиделась! Ведь так старалась, такие аргументы привела, чтоб не сомневались: все про мою Алину — ПРАВДА! Что смогу еще добавить, чтобы рассеять «подозрения» моего приятеля, а, значит, возможно, и других читателей? И, словно услышав и пожалев меня, СЕГОДНЯ, ПАРУ ЧАСОВ НАЗАД — ПОДАРОК!..

Приходит, веселая и возбужденная, Аля (пятница — ее день)…

Вот что рассказывает:

Встретилась она только что у моего метро — «Звездная» — с № 4: вернулся вчера из очередной командировки; два месяца они не виделись, сразу позвонил. (Напомню: №4 — это альпинист-кровельщик, с которым у нее… «платонические отношения».) Свидание длилось всего лишь 7 минут — Аля на часах засекла: очень спешила; как всегда, порядком опаздывала… Он — в метро спустился, она ко мне побежала. В вагоне он и написал ей…

Я переписала это письмо с ее мобильника, ни слова не изменив, вот только со знаками препинания чуть «посамовольничала». Если хотите, оно порадовало меня: значит, и в наше, столь прозаическое время ТАК пишут! А Вам, мило иронизирующему, как это письмо? Поверите ли теперь, что Алина моя — «таинственный магнит», притягивающей вас, мужчин? А вот отчего, почему притягивает не мне судить — поэтому и обращаюсь к вам, ПОЛУ СИЛЬНОМУ, со своим вопросом.

ПРОЧИТАЙТЕ И ОТКЛИКНИТЕСЬ!

«Телефон садится, но написать успею. Вот они и появились в моей жизни — сказочные космические эмоции. Пишу тебе, а они все разгораются, мне уже безумно хорошо. Спасибо тебе, милая моя девочка! (Напомню: ему — 32, ей — 40.— Т.Л.)

Это космос просто. Еду в метро. Купил газету. Пытался читать. Бесполезно. Все мысли — о тебе… Куда еду, что делаю, не понимаю, но как же это классно!..

Буду теперь тебя так же ловить, хотя бы на 5 минут. Я после встречи с тобой на своей работе летать буду.

Может, мне, конечно кажется, но на улице несмотря на погоду (а погода сегодня — прескверная: мокрый снег, слякоть, ветер — Т.Л.), очень даже тепло и замечательно, а, может, это ты меня согреваешь, хотя, что значит — МОЖЕТ? — конечно, ты!..

От мысли о тебе, от груди — по всему телу, струится тепло…

Это и есть счастье!..»

Print Friendly, PDF & Email

14 комментариев к «Тамара Львова: Эмма Бовари наших дней, или В поисках радости. Окончание»

  1. Прочитала несколько Ваших рассказов: про «Мадам Бовари наших дней» и «Загадку красоты» — о Вашей подруге, и еще одну грустную историю, про Вашу соседку, которая рано умерла. Хочу сказать, что Вы здорово пишете. Очень пронзительно про подругу. Не считаю, что ее жизнь не удалась. И настоящая любовь у неё была, и дружба, и дети, и интересная работа — многое из этого у большинства людей вообще отсутствует.
    Ваша Эмма Бовари тоже интересная. Вы блестяще описали феномен, который встречается довольно редко. У меня была похожая подруга в студенчестве. В этих женщинах сочетаются большая жизненная сила и энергетика, которую им не жалко затрачивать на других людей. Для мужчин они и мама, и любовница в одном лице; секс им интересен бывает сам по себе, бескорыстно. С ними мужчинам интересно; к тому же, они еще и добрые. А то, что врать приходиться много, это уже побочный эффект образа жизни.
    В общем, читаю Ваши миниатюры с удовольствием. Пишите! Даже удивительно: ведь новые темы Вы берете буквально из ничего…

  2. Не вижу никакой загадки в том, что героиня пользуется большим успехом у мужчин. И мне это знакомо, и некоторым подружкам моим. Тут для меня более удивительно то, что она идет на эти многочисленные отношения: столько нужно врать, выкручиваться, хитрить и ловчить! Это говорит об авантюрном характере ее и только.

  3. Мои соображения по поводу характеров Али и её любовников.

    Женское.

    Полагаю, что некоторые женщины, которые часто нравятся мужчинам, попадают от этого в некую наркотическую зависимость. Внимание и любовь мужчин даёт им всплеск допамина и серотонина, а его недостаток ведёт к депрессии. Точь в точь, как от наркотика, которого надо каждый раз всё больше и больше. Вот ей и было мало мужа, потом был один, затем второй и прочие любовники. Разумеется, я не скидываю со счёта, что Аля была просто нимфоманка, что тоже психическое заболевание, но скорее всего это у неё был вариант любовной наркозависимости. Особенно при отсутствии аналитического ума.

    Мужское.

    Почему некоторым мужчинам нравятся определённые женщины? Особенно кажется странным, что порой они сходят с ума по тем бабам, у кого ни кожи ни рожи. Я бы эту болезнь назвал «Синдром Лилии Брик». Не исключено, что тут замешана и химия, вроде феромонов, но есть и более простые объяснения. Некоторым особям мужеского пола у женщин нравятся какие-то характеристики их тела. Например, Пушкин сходил с ума по «ножкам» (…ах ножки, ножки, где вы ныне, где мнёте вешние цветы?…), другие сходят с ума по пышной рыжей шевелюре (есть у меня тут одна такая рыжая знакомая, так она мужей меняет, как перчатки). У Иры был знакомый религиозный еврейский парень (скрипач), который был без ума от довольно некрасивой немки. Что это — Стокгольмский Синдром? Главное тут было то, что она немка! Это на него действовало, как удар по мозгам.

    И ещё голос — это самый сильный афродизиак. Был у меня приятель, который сходил с ума по женщинам с низким голосом. Не имели ни малейшего значения их внешность, возраст, габариты, ум, пол женщины — лишь бы голос был низкий. Он за низким голосом готов был бежать хоть на край света. Другой мой приятель был без ума от девки с заливистым и заразительным смехом. Я слышал её, это действительно был чарующий голос, как у сирены. И на меня действовал, но не так сильно, но на него он влиял, как наркотик. Другой мой приятель был без ума от женщин-математичек. Как знаешь, в эту профессию идут обычно умные и жутко уродливые бабы, но его внешность совершенно не трогала — математический ум был для него афродизиаком. В своём блестящем рассказе Т.Л. ничего не сказала о голосе Али — может это было именно то, что сводило с ума некоторых мужиков? Она ведь работала в магазине и мимо неё проходили наверное сотни мужчин, и малый процент из них клевал на голос. Это тот крючок, с которого невозможно сорваться. Может быть…

  4. Не согласен с теми, кто НЕ ВЕРИТ. Эмма Бовари всегда была, всегда есть и всегда будет. И лучшим комментарием в защиту Вашей «Миниатюры» является роман Г. Флобера. По существу, Ваша Миниатюра — подтверждение «СУЩЕСТВОВАНИЯ» описанного Флобером образа.
    На языке математики — это как если бы Флобер сформулировал некую «теорему существования», а Вы привели пример, не опровергающий данную теорему и не противоречащий ей. Или как если бы физик описал новый эксперимент, не опровергающий и не противоречащий теории относительности. Наука именно так и работает. И литература — тоже. Не обращайте внимание на недоверие некоторых читателей к героине Вашей Миниатюры. Я ей ВЕРЮ!

    1. О какой защите Вы говорите?! От кого? Читатели Вашей миниатюры, даже спорящие с Вами, прекрасно понимают, что «Эмма Бовари» — редкий, и тем не менее знакомый многим экземпляр манящей женщины.
      При этом ей не обязательно даже быть красивой. Я убеждалась многократно: всё дело именно в естественных феромонах — особых химических веществах, выделяемых такими женщинами. И некоторыми мужчинами, кстати — тоже. И эти запахи чаще всего неуловимы. Ощущаются противоположным полом на каком-то невероятно тонком уровне.
      Одну из таких женщин Вы должны помнить — Лена из библиотеки на нашем бывшем телевидении. Увы, она в 26 лет ушла из жизни. Мы приятельствовали, и я тогда даже восхищалась и недоумевала: не была она так уж хороша собой. Фигура, правда, у неё была отличная. А лицо… простое, даже простецкое. И при этом — просто легионы мужчин, которые, как мухи на мед, слетались к ней с 14 лет.
      Так что Ваш рассказ, Тамара Львовна, — как раз о таком типе женщин.

  5. «Пацаны за ней бегают. Со всего поселка. Проходу не дают. А ей нравится. Будем ждать — понесет ее! По рукам пойдет…»

    Думаю, что бабушка Алины ответила на Ваш вопрос…Мужики чувствовали в ней женщину и реагировали ….А дальше в дело вступали привходящие обстоятельства..Возможно, что и без ферамонов не обошлось…..
    Каждый мужчина ищет ту, которую придумал в своих фантазиях….Возможно ,что Аля соответствует большому количеству фантазий (причем у всех разных). Вообще же, это вопрос из жанра «Притч Соломоновых» : как угадать путь женщины к сердцу мужчины?.. У каждого он разный…Так что вывести общий рецепт не берусь… Можно ли любить всех шестерых? Можно,.. ибо в каждом есть то, что дополняет ее идеал…
    Однажды у одного мусульманина спросили: «Зачем вам несколько жён — разве… одной мало?
    Он взял из вазы белую розу и спросил : «Эта роза прекрасна? — Прекрасна!».. Он вытащил другую, черную .. — «А эта? — Прекрасна!»…Он вытащил третью — желтую… -«А эта ? — Прекрасна!!!»
    Тогда он сложил их все вместе и сказал: «Но все вместе они еще прекраснее!!!»
    Замените мусульманина на Алю…
    Может, она составляет идеал из нескольких мужчин, дополняя букет?.. Ну, а мужчины… У каждого свои побуждения… Угадывать их бесполезно… Думаю, что общей закономерности здесь не найти…

  6. Не понимаю: почему «громят» героиню Миниатюры -10?
    Подумали бы о том, что просто искренняя женщина средних лет, уже немало пережившая, по своей работе, но не формально, опекающая одиноких больных людей, думающая о своих детях и муже, НЕ ЧУДОВИЩЕ, НЕ ГРЕШНИЦА, а загадка для самой себя и для нас с вами! Подумайте, не редкость ли: как же она, в наше время, когда ПОЧТИ ВСЕ ПРОДАЕТСЯ И ПОКУПАЕТСЯ, совсем не старается выторговать для себя лично всякие- разные блага!? СОВСЕМ НЕ СТАРАЕТСЯ!..

    А вот что тянет к ней мужчин — пусть мужчины и ответят. Присоединяюсь с этим вопросом к автору.
    Сама же она говорит, и я ей верю! — ищет в мужчинах тепла, уважения, душевной поддержки. И чуть появляется свет — тянется к нему неудержимо. Такая уж у нее натура…

    Подумать бы и о том, что ей свет достается крохами, урывками, почему не хватает его в семье, сколько ее душе рваться между надеждами и обольщением? И ЧЕМ ЕЩЕ ОНА ЗА ЭТО ЗАПЛАТИТ?

  7. Уверена была: сказала все, что могла — тему для себя закрываю… Не получилось. Впрочем, сама «виновата»…
    Была у меня вчера Алина; я и показала ей — наверное, напрасно! — все ваши отклики, уважаемые читатели. Не ожидала такой бурной реакции: возмутилась, обиделась — НЕ ВЕРЯТ!
    — » Хорошо, мы им докажем!» И явилась сегодня (не её день), посадила меня за компьютер, села рядом, положила на стол свой мобильник…

    — «Смотрите! Записывайте! Пошлите им!»

    Вначале она показала мне (каждую долго отыскивала) ФОТОГРАФИИ всех ПЯТИ нынешних её «молодых людей», как она называет их. Да они и впрямь — молодые, симпатичные; трое из пяти с малышами: двое — с девчушками на руках, один — сына, постарше, за ручку; примерные папаши. Каждого Аля называла, сначала по имени, потом — под нашими номерами… Мне особенно понравились №№ 1-й и 5-й…

    Но вот и началось ГЛАВНОЕ. Алина буквально ЗАСТАВИЛА меня следить за бесчисленными, мелькавшими перед глазами письмами, точнее, перепиской (я просила, чтоб сама выбирала и диктовала мне, но она возражала: «СМОТРИТЕ САМИ! ВЫБИРАЙТЕ! СПИСЫВАЙТЕ! А ТО ОПЯТЬ НЕ ПОВЕРЯТ !» ). Процедура оказалась весьма длительной. Я настояла: только короткие фрагменты писем каждого из пяти, не больше. Она согласилась. Представляю их вам, под «номерами», теми же, что и в тексте, в том порядке, как нашли мы их в мобильнике. СПИСЫВАЛА Я НА ЛИСТ БУМАГИ, ПЕРЕКИДЫВАЮ СЕЙЧАС НА ЭКРАН, не меняя ни слова, кроме — опять-таки! — знаков препинания: не признают их «симпатичные молодые люди»…

    № 3.
    … » У тебя все хорошо, жизнь моя ? Я очень соскучился… (Не виделись всего день! — Т.Л.) Так хочу хотя бы услышать твой голос… Почему не пишешь хотя бы? Люблю тебя безумно. Всегда жду тебя!..»
    (Алина называла его «бабником». Он утверждает, что она «ИЗМЕНИЛА ЕГО», только она теперь нужна — «ОГНЕМ ГОРИТ»… У него жена и трое детей — Т.Л.)

    № 4.
    ( Это… с которым «ПЛАТОНИЧЕСКИЕ отношения» — Т.Л.)

    «Доброе утро любимая, девочка моя! Очень, очень соскучился. На следующие выходные я убрал все планы. Буду сидеть дома и ждать твоего звонка…»

    № 5.
    (Самый молодой, ему 25 всего. Красивый, статный — видела несколько его фото; представляю вам два фрагмента из его писем, утреннего и вечернего -Т.Л.)

    «Доброе утро, зай! (Впервые встречаю, оказывается, частое сейчас нежное обращение — Т.Л.)
    Как спала? Хочу тебя я так увидеть! Так соскучился! Как хочется с тобой лечь, держать за руку и просто спать. Ты не представляешь, как это кайфово лежать рядом с любимым человеком и держать за руку. Я тебя люблю! Береги себя!»
    ——
    «Ты что же не спишь, зай? Почему? Спокойной ночи, сладких снов, милая моя?»

    № 1
    (Это — первый из пяти, близкий друг уже 12 лет; привожу несколько фрагментов — Т.Л.)

    «Как себя чувствуешь, родная моя?» (Аля тогда немного приболела — Т.Л.)
    ——————
    «Помнишь ли, какой у меня цвет глаз? Наверное, нет. Я твои вижу всегда».
    ———————
    «Ты пишешь: «Мы с тобой — друзья». Но не только друзья. Ты для меня — любимая женщина. И так будет всегда.
    Даже в старости буду всегда тебя любить. Ты мне веришь?..»

    (Последняя строка меня пронзила! — Т.Л.)

    № 2.
    (Этот, если помните, агрессивный, ревнивый, злой даже, но… душа наша… загадка! — более всех дорог ей. Тоже — несколько фрагментов, в разном настроении написанных — Т.Л.)

    «Солнце мое! Я только что закончил работу и очень устал. Пошел спать. Я тебя очень люблю. Очень, очень!»
    —————-
    (Алина уезжает на несколько дней — семинар по работе, под Петербургом. Он, №2, категорически протестует: «ЗАПРЕЩАЕТ!» Вдруг кто-нибудь да приглянется ей? — Т.Л.)

    «Едь куда хочешь — ДАВАЙ! Что хочешь делай! С сегодняшнего дня не общаемся. С этой секунды можешь мне не звонить! Давай! Все! Пошла ты…» ( А далее… МАТ! — цитировать не могу — Т.Л.)
    —————-
    Алина вернулась с семинара…

    «Доброй тебе ночи, СОЛНЦЕ МОЕ !»
    —————————————————————————————
    Вот и все, что я могу вам представить «в свое оправдание», дорогие мои читатели, коллеги, друзья! Судите — сами! Я, как не понимала, так и не понимаю мою героиню. Но — не буду скрывать — она мне мила и симпатична… И еще раз напомнила: сколь разные, не схожие мы между собой. И еще раз, надеюсь на отклик мужчин: может быть, Вы больше меня поймете: чем завораживает вашего брата моя Алина? В помощь вам — её ответ на в очередной раз заданный мною вопрос: «Как все-таки можно… С РАЗНЫМИ, ОДНОВРЕМЕННО???

    — «С разными мужчинами я проживаю разные жизни… Я не бросаю прежних. Жалею. Но мне нужны новые яркие чувства. А вы все не понимаете, потому что вы — СКУЧНЫЕ ЛЮДИ. Не умеете жить интересно, весело…»
    ——————-
    И уже совсем в заключение… Неправа незнакомая мне Марина — совсем неправа, я в этом уверена: совсем не в «чистой физиологии» дело. Алина мечтает о чистой, светлой любви, ей радуется. Не заметили Вы, Марина, сколько раз в её рассказе повторяется: «Мы гуляли!»… «Мы так долго гуляли!»…
    «Мы так хорошо посидели в кафе!» Другое дело, что… мужчинам нужно не только это. Как устоять???
    —-

  8. Дорогая Тамара Львовна, боюсь, огорчу Вас еще больше чем Г.А. Дело в том, что моя любимая героиня Аннета Ривьер. У нее была любовь не только к мужчине, но к сестре, и к сыну. Очарованная душа! А Ваша девушка, особо не заморачивается…. Разве это так интересно: «Поклонники, ухажеры, возлюбленные»? Когда – один, интересно….Весной у сучек бывает течка…, так за ними кобели стаями бегают. Чистая физиология…..
    У людей точно так же, называется это феромоны. Используется для привлечения брачных партнёров…… А любовь – не могу определить точно….. но только не просто физиология!
    С удовольствием Вас читаю, простите, если «не в дугу»…

  9. Уважаемая Тамара Львовна!
    Вы писали:
    Всем бы нам такого «ОДИНОЧЕСТВА»! Любящий, преданный муж, прекрасные дети, хорошая мама, подруги — друзья… И сама — почти всегда! — весёлая, приветливая!..
    Так моё мнение более жёсткое , чем мнение Г.А. Быстрицкого.
    Героиня Ваша «с жиру бесится». «Вронского» ей не хватает.

  10. “А Вы не думаете, уважаемая Тамара Львовна, что никакая она не Эмма Бовари, а просто измученная жизнью, одинокая женщина, нашедшая уши литератора?”

    Уважаемый Григорий Александрович! Удивили!!! Очень УДИВИЛИ! И огорчили… О какой …»измученной жизнью, одинокой женщине» Вы у меня прочитали? Или я столь БЕЗДАРНО (!) — этим и огорчили — о ней рассказала? Всем бы нам такого «ОДИНОЧЕСТВА»! Любящий, преданный муж, прекрасные дети, хорошая мама, подруги — друзья… И сама — почти всегда! — весёлая, приветливая!..

    По существу… «Что я могу еще сказать?».. НИЧЕГО! Мне нечем больше возразить Вам, Григорий Александрович, — все что могла, с деталями, подробностями ( прочитали ли внимательно? ) о своей Алине поведала. Если не поверили всем прочитанным мной ( или… ВРУ???) в её телефоне строкам, если… не тронуло ПОСЛЕДНЕЕ письмо в P.S.( сочинила его сама???), переписанное моей рукой из ее мобильника, что могу добавить более убедительное? Кстати, это уже вопрос к женщинам: много ли получали в своей жизни ТАКИХ писем?..

    В дискуссии более участвовать не хочется — пусть эти строки Вам, Г.А., будут ответом и на другие отклики, если они последуют , чему буду очень рада. Словом, уважаемые читатели, отдаю вам себя «на растерзание»…

    Т.Л.

  11. А причем тут «мадам Бовари»? Да, и вообще, вопрос, который автор адресует к мужчинам, нужно отнести к медикам. Нет, конечно, к мужчинам тоже можно, но, в первую очередь, — к медикам, у них ответ…

  12. А Вы не думаете, уважаемая Тамара Львовна, что никакая она не Эмма Бовари, а просто измученная жизнью, одинокая женщина, нашедшая уши литератора? Строит замки, увлеклась и теперь уже сама в них верит…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *