Альберт Каганович: К 150-летию Самуила Вайсенберга (1867–1928), первого исследователя антропологии восточного еврейства

 221 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В 1918 г. Вайсенберг опубликовал очень любопытную статью «Коганиты и левиты в истории и современности». В ней он приводит статистику коэнам и левитам среди неашкеназских еврейских этнических групп в России. Вайсенберг пытался выяснить, какие из этих групп являются потомками депортированных десяти еврейских колен-племён.

К 150-летию Самуила Вайсенберга (1867–1928),

первого исследователя антропологии восточного еврейства

Альберт Каганович

Самуил Вайсенберг
Самуил Вайсенберг

Несмотря на многочисленные иследования Самуила Вайсенберга в области еврейской этнологии и анторопологии, его имя почти забыто. Лишь Джон Эфрон уделил ему должное внимание в своей «Defenders of the Race: Jewish Doctors and Race Science in Fin-de-siècle Europe» (1994).

Самуил родился 4 декабря 1867 г. в многодетной семье купца второй гильдии Абрама Вайсенберга в Елисаветграде (сегодня Кропивницкий), где и окончил реальное училище. Он начал было учиться в Карлсруэ (Германия) на инженера, но поняв, что душа не лежит к этой профессии, стал учиться на врача в знаменитом Гейдельбергском университе. Получив диплом, он отправился в Константинополь, и там после пяти лет учёбы получил степень доктора медицины.

Во время учёбы, узнав что в Елисаветграде и его округе вспыхнула эпидемия холеры, Вайсенберг незамедлительно отправился домой для борьбы с ней. Оставаясь в городе с октября 1892 г. по ноябрь 1893 г. он оказал безвозмездную врачебную помощь огромному числу больных (5508 !), навещая их или принимая в родительском доме. За эту «усердную и бескорыстную службу в пользу беднейшей части городского населения» Вайсенберг удостоился от городской думы лишь письменной благодарности. А между тем у думы были разные способы поощрить врача — от памятной медали до присвоения звания почётный гражданин[1].

В 1896 г. он насовсем возвращается из Константинополя в родной город, где и протекает его дальнейшая врачебная и научная деятельность. Первую свою научную работу «Южнорусские евреи» опубликовал на немецком языке в 1895 г. в журнале “Archiv fur Anthropologie”. Она заслужила научное призвание и даже была удостоена золотой медали Московского общества любителей естествознания, антропологии и географии[2]. Всего за свою жизнь Вайсенберг опубликовал свыше 60 книг и статей, из которых четверть вышла на русском языке, а остальные— на немецком.

Свои исследования Вайсенберг публиковал в период глобальной научной дискуссии: имеют ли евреи свой собственный фольклор, или их фольклор является адаптацией фольклора этносов, среди которых они обитают? Не соглашаясь с маргинальным положением еврейского языка, Вайсенберг исследовал восточноевропейские идишские песни и пословицы. Он отстаивал аутентичность еврейского фольклора. Считая доминантным в еврейском фольклоре религиозное направление, он старался найти общее между ашкеназской и неашкеназскими фольклорными традициями[3]. Однако в условиях модернизации и аккультурации было тяжело найти типологию еврейского фольклора и искусства, даже в рамках русского еврейства.

Вайсенбергу принадлежит первая работа по ономастике восточноевропейских евреев. В начале 20 века он издал статью «Прозвища южно-русских евреев», в приложении к которой опубликовал список прозвищ и их толкование. Многие из этих прозвищ образовали еврейские фамилии. А в 1913 г. он в «Этнографическом обозрении» опубликовал статью «Имена южнорусских евреев», в которой на основании списка на 1530 мужчин и 1717 женщин составил имённик. Останавливаясь на русификации и европеизации еврейских имён, он отмечает, что изменения коснулись больше женских имён. Вайсенберг объясняет это отсутствием необходимости записывать девочек синагогальными именами. Он также останавливается на неверных записях имён, сделанных казёнными раввинами. Как отмечает Вайсенберг, последние оказали давление на родителей, перестав 1910 г. записывать новорожденных двойными именами.

В 1902-1904 годах Вайсенберг занимается караимами, результатом чего стали статьи: «Die Karaer der Krim», Globus, 84; Данные о караимах (елисаветградских) в «Русском Антропологическом Журнале», 1904 (№№ 1–2). В них, на основании антропологических измерений, он пытается доказать, что существует родство между караимами и татарами, и что караимы являются смесью евреев и татар[4].

В 1908 г. он получил стипендию “Rudolf Virchow Foundation”, позволившую ему сделать антропологическое исследование почти 700 (в том числе 561 еврея) человек в Турции, Египте, Сирии и Палестине. Результаты исследования он использовал в своих последующих работах[5].

В 1911 г. в Штутгарте он выпускает объёмный труд “Das Wachstum des Menschen”, основанный на антропологических измерениях нескольких тысяч южно-русских евреев. К сожалению, эта работа осталась неизвестной многим антропологам в СССР, которые в 1920-1930х гг. сравнивали измерения разных этносов с евреями.

Летом 1912 г. Вайсенберг отправляется в Туркестанский край. В то время проживавшие там бухарские евреи были напуганы гонениями против них генерал-губернатора края Александра Самсонова. Эти репрессивные меры, инициированные военным министерством, нашли отражение в нескольких статьях Вайсенберга о бухарских и мешхедских евреях. Там он также уделяет внимание ограничительным законам в Бухарском эмирате, их быту, обрядовым особенностям и элементам модернизации, а также приводит несколько легенд, циркулировавших среди бухарских евреев.

Своё главное исследование о бухарских евреях “Die zentralasiatischen Juden in anthropologischer Beziehung” (Среднеазиатские евреи в антропологическом отношении) Вайсенберг опубликовал в Вене в 1913 г. В нём он старался доказать, что древние семиты имели долихоцефальную (удлинённую) форму головы подобно ныне живущим закрытой группой самаритянам. На основании сделанных в Средней Азии около полутораста замеров, он полагал, что переселившиеся туда через Герат иранские евреи сохранили эту форму головы в большей степени, чем евреи Бухары и Самарканда. Разницу он объясняет смешением с местным населением. Такой вывод сомнителен, поскольку с одной стороны, источники (и в том числе еврейские) не сохранили известий о сколько-нибудь массовых изнасилований еврейских женщин, а с другой — евреи Бухары и Самарканда сами являются потомками насильно переселённых в самом конце 16 века евреев из Ирана, а также потомками уже добровольных мигрантов оттуда во второй половине 18–первой половине 19 века. Кроме того, никаких обращений мусульман в иудаизм не могло быть, поскольку наказание за такой переход было одно — смертная казнь.

К сионистской идее Вайсенберг относился равнодушно. Следуя Шимону Дубнову, он считал что евреям достаточно культурно-национальной автономии. В идею создания еврейского государства в Палестине не верил, и считал, что иврит не является символом еврейского возрождения, а несёт на себе лишь коммуникационные функции lingua franca — общего языка между разными еврейскими этническими группами.

Лечебница С. Вайсенберга
Лечебница С. Вайсенберга

После революции Вайсенберг продолжал свои исследования, оставаясь в своём родном городе. Во время гражданской войны елисаветрградские пожарные выставляли охрану и защищали дом Вайсенберга в знак благодарности за доброе отношение в дни петлюровских и григорьевских погромов (в 1919 г. в погромах погибло 2300 евреев). После установления власти большевиков наступили перемены. В конце декабря 1920 года дом Вайсенберга и находившаяся при нём лечебница были национализированы, и преобразованы в центральный родильный дом имени товарища Розы Люксембург. Ему оставили для проживания лишь комнату, и то при условии что останется главным врачом родильного дома. Но не прошло и недели, как местные шариковы и швондеры из городского здравотдела прислали ему как главврачу распоряжение: «Здравотдел предлагает Вам объявить гражданину С.А. Вайсенбергу, проживающему в здании лечебницы, что, согласно распоряжению Наркомздрава, в лечебных учреждениях частные лица не могут проживать, а посему он должен очистить занимаемое помещение при лечебнице в недельный срок. Исполнение сего распоряжения возлагается на Вас как главврача лечебницы. Об исполнении сего донести». В ответ уже тяжело больной Вайсенберг даже не попросит о милосердии — оставить комнату за ним, а лишь о снятии для него комнаты в другом месте и помощи в переезде туда. Властям пришлось на это пойти [6].

В 1918 г. Вайсенберг опубликовал очень любопытную статью «Коганиты и левиты в истории и современности». В ней он приводит статистику коэнам и левитам среди неашкеназских еврейских этнических групп в России. Таким образом Вайсенберг пытался выяснить, какие из этих групп являются потомками депортированных десяти еврейских колен-племён. Ведь считается, что служителей храма — коэнов и левитов — среди них не было. У крымчаков и бухарских евреев он насчитал больше коэнов, чем левитов, а у караимов и курдских евреев наоборот. По собранным автором материалам лишь у горских евреев коэнов и левитов было очень мало, а у грузинских евреев их совсем не оказалось[7].

Последним трудом Вайсенберга стала вышедшая в сборнике «Вопросы биологии и патологии евреев» (1930, Сборник 3. Вып. 2. С. 189–204) статья «Движение еврейского населения Зиновьевска (Елизаветграда) за 1901–1925 гг.» В ней он на обширном материале отслеживает изменение численности евреев, их рождаемость и смертность.

1 ноября 1928 г. Самуил Вайсенберг скончался от рака желудка в возрасте 60 лет. Оставшиеся после его смерти рукописи, большая коллекция книг и журналы исследований были переданы в Украинскую академию наук[8]. Его дом в Кропивницком (с 1939 г. по 2016 г. Кировоград) остаётся одним из самых важных памятников городской архитектуры. Лишь в 2011 г. Вайсенберг удостоился памятной таблички с барельефом на этом здании.

___

[1] Роман Любарьский, «БОГОМ ДАННЫЙ», ЛЮДЬМИ — ЗАБЫТЫЙ… (2012), доступно: http://poet.inf.ua/proza/bogom-dannyiy-lyudmi-zabyityiy/

[2] В.И. Биншток, Некролог [Самуил Вайсенберг] // Вопросы биологии и патологии евреев. Сборник III. Выпуск I. Л.: Издание «Еврейского историко-этнографического общества», 1930, с. 165-167.

[3] John M. Efron, Defenders of the Race: Jewish Doctors and Race Science in Fin-de-siècle Europe (New Haven and London: Yale University Press, 1994), р. 111.

[4] Илья Чериковер, Вейсенберг Самуил Абрамович // Еврейская энциклопедия: В 16 т. СПб.: Брокгауз-Ефрон, [1908—1913]. Т. 5. С. 388.

[5] Efron, Defenders of the Race: Jewish Doctors and Race Science in Fin-de-siècle Europe, р. 114.

[6] Роман Любарьский, «БОГОМ ДАННЫЙ», ЛЮДЬМИ — ЗАБЫТЫЙ… (2012), доступно: http://poet.inf.ua/proza/bogom-dannyiy-lyudmi-zabyityiy/

[7] Самуил Вайсенберг, Коганиты и левиты в истории и современности // Еврейская старина, том 10 (1918), с. 112-131.

[8] Биншток, Некролог, с. 165.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *