Григорий Писаревский: Ещё раз о Социализме и “Не-Социализме”

 130 total views (from 2022/01/01),  1 views today

К сожалению, исторический опыт весьма скудно передаётся от поколения к поколению, а прививки от социалистической лихорадки пока что не существует. Поэтому многие представители молодежи на Западе оказались вновь заражены гибельной бациллой социализма. Виноваты в этом леволиберальная система образования и масс-медиа.

Ещё раз о Социализме и “Не-Социализме”

Григорий Писаревский

Великолепно написанная и, как всегда, превосходно аргументированная статья Мирона Амусья от 25.11.2017 с критикой как известной работы Эйнштейна “Почему Социализм”, так и поддерживающей её публикации Российского академика Алфёрова, а также некоторые комментарии к статье, вызвали у меня желание ещё раз обратиться к обсуждаемому вопросу. Разумеется, я далек от намерения просто-напросто поддержать или, учитывая уровень аудитории, — Б-же упаси! — разъяснять изложенные в публикации положения и аргументы. В случае необходимости уважаемый автор мог быть сделать (и уже делает) это много лучше меня. А вот предпринятые в ряде комментариев попытки определить понятие социализма (в том числе и путём ссылок на разного рода источники) и даже поддержать или оправдать какие-то модели социализма, а также обозначить тенденции развития современного западного общества (при всём его многообразии — от Скандинавского варианта до, скажем Американского), по-видимому, требуют дополнительных размышлений. Помимо этого, я хочу сделать некоторые дополнения и замечания к определенным положениям указанной статьи — в целом, повторяю, совершенно замечательной и своевременной.

Взамен заведомо тщетных усилий дать всеобъемлющее определение социализма или его разновидностей, как практических так и теоретических, я отсылаю желающих получить указанные формулировки к Википедии, по возможности в её англоязычном варианте. Однако, при всём множестве как самих определений, так и связанных с ними теорий социализма, представляется возможным выделить некоторые общие фундаментальные характеристики, практически всегда присутствующие при сколько-нибудь социалистическом образе государственного строя, как в прошлом, так и в настоящем. Это, к примеру, определенная степень перераспределения доходов и собственности, больший или меньший предел обобществления средств производства, а также тот или иной уровень ограничения личных свобод.

Предвижу некоторые возражения по последнему пункту: ну какие, действительно, ограничения свободы личности можно указать, скажем, в современной Норвегии? Отвечаю: имеются однозначные примеры вмешательства государства в личные права (и даже личные дела) граждан. Разве не являются таковыми чрезмерная вовлечённость Норвежского государства в вопросы воспитания детей в семьях? Или, скажем, ограничение права на личную безопасность и сохранность имущества граждан из-за недостаточно форсированного подавления противозаконных насильственных действий бунтующих мигрантов? /**И даже ограничение свободы слова, заключающееся, например, в государственном (!) судебном преследовании критиков “мультикультурализма” или политкорректности?**/

Следующее замечание касается того, что может быть названо “историческими корнями социализма”. Вызывает возражение комментарий г-на Тененбаума, утверждающего, что при определении социализма как общественного строя с государственным перераспределением доходов, можно обнаружить наличие неких элементов социализма в любой общественной формации, включая даже и “орду”. В доказательство приводится наличие в государстве любого типа 4-х государственных институтов, определённых г-ном Тененбаумом как “системы безопасности”. Сюда входят системы внутренней и внешней безопасности, социального обеспечения, а также система, включающая независимый суд, право на защиту собственности и даже свобода слова.

Действительно, системы внешней (армия), внутренней (полиция, суд) безопасности и даже, в определённой степени, социального обеспечения существовали практически во всех видах государственного устройства, начиная с рабовладельческого. Так, в Древнем Риме первым императором Августом была создана специально выделенная полиция (отличная от легионеров, ранее используемых для наведения порядка), а также практиковалось предоставление земельного надела или денежного “выходного пособия” уходящим в отставку легионерам. Удовлетворение Римскими властями знаменитого требования “хлеба и зрелищ”, по-видимому действительно можно отнести к социалистическому типу “подпитывания” малоимущих. Оно же (это “подпитывание”), истощая государственные финансы, и явилось одной из причин последующего падения Рима. В остальном, хотя общие ресурсы государства всегда использовались для обеспечения указанных систем, они не в коей мере не означали перераспределения доходов, а являлись инструментом сохранения и упрочения государственного строя. В крайнем случае можно предположить, что от наличия и функционирования этих систем выигрывали и имущие слои общества, и т.н. underprivileged (неимущие, лишенные “привилегий”), о тяготах существования которых так любят проливать “крокодиловы слезы” господа социалисты.

Сравнительно же новая, приблизительно, как напоминает г-н Тененбаум, 300-летняя система независимости суда и защиты имущества граждан опять-таки присуща многим видам государств (пусть и с разной степенью эффективности) и естественно, никак не служит целям перераспределения доходов, а является гарантом личных прав и свобод, теоретически декларируемых, но практически во многом отвергаемых социалистами. А вот свобода слова, имеющая весьма давнее существование по меньшей мере терминологически, вообще по определению не входит в “систему безопасности” государства.

Как показывает г-н Амусья, Альберт Эйнштейн выступал в защиту не некоего абстрактно-теоретического, а всем нам хорошо известного “реального” социализма, хотя и отмечал необходимость ограничения власти “бюрократии” (на деле имела место власть номенклатуры). Большинство способных к мыслительной деятельности выходцев из СССР и стран “народной демократии” старшего поколения никогда не станут поддерживать такой социализм, ибо они предостаточно ощутили его “прелести” на собственной шкуре. “Лагерь социализма” распался и рухнул, не выдержав соревнования с капиталистической системой. Но и западноевропейские варианты социализма, и подобные им идеалы американских левых несут в себе постоянно растущие элементы ограничения свобод. Выше я уже приводил примеры вмешательства норвежского государства в дела семьи. В Европе и в Америке все громче звучат требования леволибералов ограничить свободу слова для своих противников. Известно, что многие американские университеты, в прошлом являвшиеся форпостами свободы слова, теперь последовательно срывают выступления приглашённых консервативных ораторов, отзывают приглашения или осуществляют насильственные действия с целью заставить замолчать своих оппонентов.

В своём комментарии г-н Окунев ссылается на мнение известного экономиста и социолога, Нобелевского лауреата фон Хайека, назвавшего социализм “путём к рабству”. При полном уважении к г-ну Окуневу и его заслуженному источнику, это не совсем точное определение. Социализм, в зависимости от своего типа и стадии “развития”, может находиться как на “пути к рабству”, так и представлять собой реально осуществлённую форму рабства (“империю зла”, по выражению Рейгана). А как ещё можно назвать знакомый нам государственный строй, лишающий своих граждан элементарных свобод и обрекающий большинство из них на существование значительно ниже уровня бедности развитых стран? Всем нам известны крайняя степень закрепощения крестьян, подавления инакомыслия и других прав и свобод личности, ужасающих жилищных условий для очень и очень многих — и все это уже после прекращения длительных кровожадных периодов советского социализма, когда безвинно (во времена репрессий, коллективизации и т.д.) или бессмысленно (из-за неумелого руководства и безжалостного отношения к собственным войскам и населению во время ВМВ) гибли миллионы. Тем не менее Альберт Эйнштейн и академик Алфёров предпочли игнорировать ужасы социализма и попытались поддержать антигуманный строй своим авторитетом.

Рано или поздно, судя по воинственным выкрикам и угрозам из левого лагеря, попыткам маргинизировать оппозицию и массовым насильственным действиям левых и их электората, социалистические общества и организации любого существующего типа начинают сползать к использованию механизмов репрессий и подавления. К сожалению, исторический опыт весьма скудно передаётся от поколения к поколению, а прививки от социалистической лихорадки пока что не существует. Поэтому многие представители молодежи на Западе, нередко включая, к сожалению, и наших детей и внуков, оказались вновь заражены гибельной бациллой социализма. Более всего виноваты в этом леволиберальная система образования и социалистически настроенная масс-медиа. Про-марксистские по содержанию, приправленные идеей welfare-state (незаработанной государственной кормушки), левые движения в довершение всего проявляют себя как хулиганско-фашиствующие по методам и тактике. Таковыми являются многочисленные мигрантские и про-мигрантские движения в Западной Европе (поддерживаемые левыми политиками как формирования своего действующего или потенциального электората) и организации типа “Антифа”, “Resistance” (Сопротивление) и т.п. в Америке. Отличительным признаком указанных движений и организаций служит наклеивание эмоционально-негативных ярлыков на всех и каждого, кто отстоит от них в политическом спектре хотя бы на миллиметр вправо. В ход идут определения типа “расист”, “шовинист”, “фашист” и даже “антисемит”. Последнее выглядит особенно парадоксальным в свете антисемитских или по меньшей мере резко антиизраильских позиций леволиберальных социалистов.

И последнее. Уважаемый Мирон Амусья, справедливо отмечая как разнообразие форм капитализма, так и мучительные поиски современным обществом новых путей социального развития, фактически рассматривает только два варианта: предпочтительный и более вероятный капиталистический (с заимствованными у социализма позитивными элементами) и нежелательный социалистический. При этом автор упоминает механизм саморегуляции капитализма, который, учитывая новые тенденции и приоритеты, все же должен будет удерживать государственный строй в рамках капиталистической системы как более жизнеспособной.

Считаю, что теория саморегуляции общества применима только по отношению к некоему стороннему наблюдателю, физически пребывающему где-то за пределами планеты Земля. В такой системе координат всю историю человечества, с постоянной сменой режимов, возникновением, исчезновением и изменением границ государств и т.п. можно рассматривать как перманентную саморегуляцию. Однако для любого (как социально пассивного так и социально активного) индивида, находящегося ВНУТРИ системы государств, все происходящие социальные изменения (реформы, революции и другие формы смены власти, межгосударственные и внутренние конфликты) представляются в виде усилий, целенаправленно инициируемых и сознательно направляемых определенными группами и их лидерами. В связи с этим, наблюдая очевидную беззубость нынешних форм капиталистического строя перед лицом как атак радикального ислама, так и постоянной разрушительной пропаганды и насильственных действий со стороны крайне левых сил, имело бы смысл начать разработку и создание позитивного имиджа для более жизнеспособного, “гибридного” государственного механизма, базирующегося на капиталистических принципах, однако включающего в себя не только позитивные элементы социализма, но при необходимости также использующего некоторые методы тоталитаризма.

Последний термин наверняка вызовет возражения сторонников “чистой” демократии. Тем не менее считаю, что именно сейчас, когда капиталистические страны пребывают в острой стадии опасной болезни, именуемой социалистической лихорадкой, эти страны могут и должны выработать формацию, оставляющую неприкосновенными основные политические свободы, но в то же время способную защитить себя достаточно эффективными методами от внешних и внутренних врагов. В том числе и весьма жесткими методами, возможно не вполне вписывающуюся в современный “облагороженный” (в смысле стратегии и тактики самозащиты) капитализм.

Идеальный, недостижимый вариант? Скорее просто трудно достижимый, требующий массу усилий для его создателей, включая необходимость существенных изменений массового сознания. Опасный, ибо любую репрессивную систему проще запустить, чем остановить? Такая опасность действительно реальна, но общество, используя существующие прецеденты, должно будет разработать определенную систему “checks and balances” (проверок и противовесов). Итак — нелегко создать, может быть даже трудно себе представить… Сверх того, невелика вероятность образования соответствующей политической воли достаточно влиятельных групп внутри общества… И все же, стоит попробовать.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Григорий Писаревский: Ещё раз о Социализме и “Не-Социализме”»

  1. Разделяю размышления уважаемого автора.Хочу лишь заметить. что защитники преимуществ социалистического строя лишены возможности использования для объективных оценок однозначных параметров, характеризующих базовые особенности Социализма.
    Со второй половины ХХ века и по настоящее время классические догмы марксизма постепенно утратили свою актуальность. Он и в прежнюю свою пору широкого распространения( послевоенного периода) не служил,мягко выражаясь,образцом свободы волеизъявления народа.Не модные ныне и скомпрометировавшие себя сталинский ( интернациональный) и гитлеровский (национальный) тоталитарные режимы исчерпали свою массовую востребованность.Советский режим был навязан населению силой сверху коммунистической властью. Он вынужден был быть принятым народом, мнение которого не спрашивалось.Осколки прежней коммунистической империи зла пока еще продолжают существовать . Наиболее заметным и агрессивным среди них ныне является режим Северной Кореи. Но в перспективе он обречен.
    Образец мудрости продемонстрировали китайские коммунисты, удачно. с помощью гениальных реформ, преобразовавшие свою страну, постепенно выводя ее из режима жесточайшей диктатуры в успешно развивающую мировую державу. Быть может, им на этом фоне удастся постепенно нормализовать и не решенные проблемы с правами человека.
    Пришедший на смену социализму левый либерализм западного образца не отличается совершенством, хотя и продолжает оставаться еще достаточно востребованным в странах Запада. Стимулом равнения для них, наверное , служит феномен особо высокого развития и достижений либералов Скандинавии.
    При всем, при этом, пока не наблюдаются заметные результаты в планах и действиях интеллектуалов. направленных на исправление несовершенно устроенного мира.

  2. Ну, Гриша! Ну, Вы «даёте»! Зачем Вам тоталитаризм понадобился? Неужели настоящего гражданского общества (см. Тененбаума) недостаточно?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *