Виктор К. Каган: О книге Ийова

 121 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Подтекст, как и текст, никаких кривотолков не допускает, а комментаторы занялись кривотолками, выводя из перескока от стиха 42.4 к 42.5 будто взгляды Ийова переменились не оттого, что он услыхал в ответах на свои вопросы, а оттого, что “увидел Бога”.

О книге Ийова

Виктор К. Каган

Книга Ийова

Ийов был непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла (1. 1). Дом его был полной чашей, но Ийов ни на минуту не забывал, Кому он обязан всем, что имеет.

Подобно аксиомам в математике праведность не диктуется какими-либо посторонними соображениями, скажем, расчетом на награду или страхом наказания. Чтобы сделать эту истину очевидной людям, Бог и допустил сатана напасть на праведника Ийова.

Слова сатана:

“— Разве даром богобоязнен Ийов? Ведь Ты оградил кругом его, и дом его, и все, что есть у него?” (1. 9 —10), —

могли казаться людям убедительными и давали удобный повод показать им на примере Ийова, что истинный праведник верен Богу даже и вопреки обрушившимся на него незаслуженным страданиям и что праведность его не зависит от наград. И Он позволил сатану отнять у Ийова все, что у него было, а самого его поразить “сыпью дурной от стопы ноги его до темени его” (2. 7).

Все это было неизвестно Ийову и его друзьям. Друзья пытались убедить Ийова, что незаслуженных страданий быть не может потому что Бог справедлив. Ийов не чувствовал за собой никакой вины. Он проклинал день своего рождения, говорил, что Бог “воспылал на меня гневом Своим и причислил меня к Своим врагам” (19. 11). И он, и друзья его считали, что страдания могут быть лишь наказанием и не понимали, что положение Ийова было аналогично положению отличного солдата, посланного на выполнение тяжелого смертельно опасного задания именно потому, что он отличный.

Иов и его друзья. Картина И. Репина
Иов и его друзья. Картина И. Репина

Бог в грозовой туче явился Ийову, рассказал о сотворенном Им мире и потребовал ответа:

“— Будет ли спорить со Всевышним укоряющий его? Обличающий Бога пусть ответит на это.” (40.1 — 2).

Ийов увидел, что он со всеми своими страданиями всего лишь ничтожно малая часть огромного непонятного ему мира и неведомого ему Плана, по которому этот мир живет. И он ответил:

“— Вот, я ничтожен; что отвечу Тебе? Руку мою кладу на уста мои. Однажды говорил я, — не буду (более) отвечать, даже дважды, но больше не буду.” (40.4 — 5)

Это слова человека, которому просто заткнули рот. Ийов “побежден, но не убежден”. Он попрежнему верит, что сколь бы ничтожной частью мира он ни был, это не значит, что он должен терпеть несправедливость.

Бог заговорил снова.. Сказал, что Ийову надо бы суметь сделать если хочет отрицать суд Его, обвинить Его, чтоб оправдать себя (40.8).

“— Тогда и Я восхвалю тебя, ибо десница твоя может спасать тебя.” (40.14).

И проиллюстрировал Свои слова, рассказав подробно о созданном Им чудовище — бегемоте.

Ийов, конечно, не мог принять такого вызова, но понял, что может получить ответ на все свои вопросы.

“— Так я говорил о том, чего не понимал, о чудесах, (непостижимых) для меня, о которых я не ведал. Послушай же, я буду говорить, я буду спрашивать Тебя, а Ты объясняй мне.” {42. 3 — 4}.

В результате последовавшего далее диалога Ийов сказал:

“— (Лишь) слухом я слышал о Тебе; ныне же око мое увидело Тебя. Поэтому отвратительны мне (слова мои) и раскаиваюсь я во прахе и пепле.” (42. 5 — 6).

Сам диалог в дошедшем до нас тексте книги Ийова отсутствует. По-видимому Автор оставил его в подтексте, так как очевидно, что первый вопрос Ийова был: “Почему, за что я так страдал?”, а ответ на него содержится в Прологе: именно потому, что Ийов был праведником, его страдания послужили посрамлению сатана. Услышав этот ответ, Ийов понял, что Творец вовсе не гневался на него, не “причислял к Своим врагам”, и страдания его были не наказанием неведомо за что, а частью Плана, которую Творец ему открыл (аналогия: солдату объяснили: он выполнял почетное ответственное задание, а не был штрафником). Поняв смысл своих страданий, Ийов понял, что своими жалобами в сущности оболгал Творца. Поэтому понятно раскаяние Ийова.

Подтекст, как и текст, никаких кривотолков не допускает, а комментаторы занялись кривотолками, выводя из перескока от стиха 42.4 к 42.5 будто взгляды Ийова переменились не оттого, что он услыхал в ответах на свои вопросы, а оттого, что “увидел Бога”. В таком случае стих 42.4 повисает в воздухе: Ийову незачем спрашивать, а Богу нечего объяснять. Все становится на свои места, если, исходя из 42.4, понять, что “око мое увидело Тебя” означает: Ийов увидел часть Плана (спор сатана с Творцом), открытую ему Творцом. А буквальное толкование этой фразы противоречит стиху Торы:

“… ибо человек не может видеть Меня и остаться в живых.” (Шемот, 33.20).

Бог велел друзьям Ийова просить его помолиться за них и принял его молитву.

“И возвратил Господь прежнее Ийову, когда он помолился за друзей своих; и умножил Господь все, что было у Ийова вдвое.” (42. 10).

Так Он показал Свое отношение к Ийову его друзьям, готовым, было, считать того грешником, раз на него обрушились страдания по воле справедливого Бога.

Вернуть можно только то, что было отнято прежде. И значит Бог воскресил детей Ийова и весь его скот, а потом добавил столько же скота и дал еще семерых сыновей и трех красавиц дочерей, как сказано:

“— И стало у него (еще) семь сыновей и три дочери (42.13). И не найти было женщин столь прекрасных, как дочери Ийова на всей земле.” (42. 15).

В переводе Давида Иосифона, которым пользуюсь, слово “еще” опущено. Возможно, что это типографская погрешность. Но она меняет смысл фразы, делает ее противоречащей сказанному выше, что Бог удвоил все, отнятое у Ийова прежде. Раши и Мецудат Давид считают, что слово שִׁבְעָ֥נָה в начале фразы означает “две семерки” по аналогии с “двумя неделями” (в иврите одно слово) и, как понимаю, удвоение охватывает также и трех дочерей.

“И жил Ийов после этого сто сорок лет и видел сыновей своих и сыновей сыновей своих до четвертого поколения. И умер Ийов старцем, насытясь днями.” (42. 16 — 17).

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Виктор К. Каган: О книге Ийова»

  1. положение Ийова было аналогично положению отличного солдата, посланного на выполнение тяжелого смертельно опасного задания именно потому, что он отличный. … …. страдания его были не наказанием неведомо за что, а частью Плана, которую Творец ему открыл (аналогия: солдату объяснили: он выполнял почетное ответственное задание, а не был штрафником). Поняв смысл своих страданий, Ийов понял, что своими жалобами в сущности оболгал Творца. Поэтому понятно раскаяние Ийова.
    ——
    Согласен на все 100%, одновременно надеясь на милосердие Творца. Как сказано в молитве на Йом Кипур: » … … но НЕ с помощью страданий и тяжких болезней».

    “око мое увидело Тебя” означает: Ийов увидел часть Плана (спор сатана с Творцом), открытую ему Творцом.
    ——
    Тоже согласен, но План Творца понимаю по-другому: привести людей к добровольному и активному принятию Истины (конечно, люди видят не всю Истину а только некую её часть, каждый свою).

  2. Евгеий Майбурд
    — 2017-12-21 01:28
    «Книга Ийова — полная и окончательная теодицея»
    Андре Неер («Ключи к Иудаизму»)
    =================================
    Теодиция — Общее обозначение религиозно-философских доктрин, стремящихся согласовать идею благого и всемогущего Бога с наличием в мире зла. «Полная и окнчательная теодиция» означала бы абсолютное оправдание злых намерений, как дороги в рай.

    Цитата может быть понята превратно без сопровождения следующими словами Андре Неера:
    ” Что это значит? Это значит, что никакие «общие правила» не могут заменить встречу с Живым Богом, что встречи эти возникают не по правилам, и что в свете этой встречи «винить» Бога представляется таким же никчемным занятием, как и Его «оправдывать»”.http://abaratz.com/3-10-Behukotay.htm

    И еще:
    «Любая попытка ставить проблему теодиции в рамках логических рассуждений, как это обычно происходит в западной мысли, в западном классическом богословии, обречена на провал!…
    Все шло к признанию Иова неправым, к его готовности признать перед
    Богом свою вину, но в итоге, он оказался прав, а неправы – его утешители. Традиционная предпосылка теодицеи – Иов должен был заслужить свою судьбу, совершив некий проступок – отрицается самим Богом. Невероятно!
    Таким образом, в книге Иова мы имеем дело с чрезвычайной ситуацией, которая
    представляется нам противоречием. Книга Иова и есть противоречие. Логика здесь не поможет… Теперь возникает вопрос: как нам разрешить это противоречие? И ответ заключается в том, что это противоречие между дворцом и пожаром, между миром, каким он есть, и миром, каким он должен быть, не может быть разрешено на уровне мысли. Такого решения нет! Вы не можете его получить ни логически, ни философски, ни в категориях теологии или теодицеи! Единственный путь, на котором вы можете снять это напряжение, заключается в работе по улучшению мира». (Дж. Сакс, «Иудаизм, справедливость и трагедия. Противостояние злу» — http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer10/Dynin1.php)

  3. «Книга Ийова — полная и окончательная теодицея»
    Андре Неер («Ключи к Иудаизму»)

  4. Книга Иова (сохраню привычное написание имени) — вечный вызов нашему отношению к себе и Богу. И каждое обращение к ней с пониманием (не отрицанием) заключающегося в ней вызова нам и Богу перед лицом зла в нас самих и в мире, есть уже дар думающему читателю.
    Виктор, Вы пишите:
    «Поняв смысл своих страданий, Ийов понял, что своими жалобами в сущности оболгал Творца. Поэтому понятно раскаяние Ийова. Подтекст, как и текст, никаких кривотолков не допускает, а комментаторы занялись кривотолками, выводя из перескока от стиха 42.4 к 42.5 будто взгляды Ийова переменились не оттого, что он услыхал в ответах на свои вопросы, а оттого, что “увидел Бога”.

    Да, взгляды Иова не переменились. Он верил в справедливость Бога и сохранял эту веру во время испытаний. Вопрос был не только в вере человека в Бога, но в вере Бога в человека, в то, что человек не отвернется от Него перед лицом зла и не отвернется от вызова бороться со злом. Я думаю, таков смысл и жертвоприношения Исаака. Авраам испытывал Бога, не веря, что Он допустит этого, и этой верой в Бога при решимости последовать указанию возложить сына на алтарь, Авраам оправдал себя в глазах Бога, свою верность уроку, полученному при Содоме, когда Бог, знавший, что в Содоме не найдется праведных людей, побудил Авраама бросить вызов Себе. Иудаизм, вся история евреев, стали не только откликом на зов Бога, но и вызовом Ему, его творению, еще полному зла, диалогом с Ним, спором, мольбой, раскаянием и протестом, призывам быть Ему партнерами в исправлении мира. В этом уникальность иудаизма, все еще проявляющаяся в делах и мыслях даже секулярных евреев.

    Утешители Иова отрицали существование зла. Его жена советовала ему отвергнуть Бога и умереть. Он не соглашается ни с кем из них потому, что в обоих случаях он должен будет принять мир, в котором существует зло. Но Бог не хочет, чтобы мы приняли мир, в котором существует зло. И голос Иова никогда не замолкал в иудаизме… «Вера не означает определенности. Она означает мужество жить с неопределенностью. Она является не коллекцией ответов, но мужеством задавать вопросы и не отворачиваться от Бога, как Он не отворачивается от нас… в этом заключается смысл книги Иова». (J. Sacks, To Heal a Fractured World, 2005, p.199.)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *