Григорий Писаревский: Пост-правда — социально-политический феномен XXI века

 418 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Традиционные американские взгляды и идеалы претерпевают яростную психическую атаку со стороны левых сил. Используемая леволибералами политика пост-правды с обвинениями, которые более нет необходимости доказывать, успешно размывает устои американского общества и государства.

Пост-правда — социально-политический феномен XXI века

Григорий Писаревский

В личном общении со своими “друзьями” и знакомыми из американцев по рождению я, как и многие, в какой-то момент зарегистрировал феномен достаточно свободного обращения с фактами. С тем, что раньше было принято называть истиной. Весьма часто и без зазрения совести факты принято искажать, игнорировать, интерпретировать — при этом совершенно не заботясь о точности — наиболее выгодным образом, а в лучшем случае просто-напросто разворачивать под нужным углом. Помните анекдот о том, как лучше всего расположить к себе женщину? Ответ: так, чтобы и вам и ей было удобно.

То же самое явление, только в неизмеримо большей степени, наблюдается в общественно-политической и социальной сфере в Западной Европе, Америке, Израиле, России и как говорил классик “далее — везде”. Впрочем, если в России, Китае, Арабских странах и т. д. практика внешней и внутренней политики, основанная на этом феномене, в определённой мере используется для достижения собственных интересов, на Западе она работает диаметрально противоположным образом.

Пост-правда как политический термин впервые был использован в эссе американского драматурга Тесича, помещённом в 1992 г. в газете Нэйшн, а выражение “политика пост-правды” — американским блогером Дэвидом Робертсом 1-го апреля 2010 г. в интернет-журнале “Грист”. Википедия даёт следующее определение: “Политика пост-правды (или пост-истины) является политической культурой, в которой дебаты в основном основаны на обращении к эмоциям, не связанным с деталями политики, и повторными утверждениями основных моментов, при которых игнорируются фактические опровержения. Пост-истина отличается от традиционного оспаривания и фальсификации правды, придавая ей [правде] «второстепенное» значение”. Однако это определение не отражает всей полноты данного явления. На мой взгляд, политика пост-правды представляет собой популистски ориентированную политическую среду, в которой истинные факты и опровержения лжи не имеют значения и откровенно игнорируются, а фальшивая или искаженная информация повторно и настоятельно выдаётся за истинную, с обязательным воздействием на эмоции адресата. Одной из наиболее отчетливых разновидностей пост-правды являются пресловутые fake news (ложные, фальшивые новости).

Практически очень многие современные общественные формации в 21 веке вступили в эпоху пост-правды. Лидируют в этом процессе СМИ и интернетовские тролли, за ними по пятам следуют политики и некоторые авторы книг. Разумеется, появление интернета с его мгновенным и ежесекундным доступом к многомиллионной аудитории прямо способствовало широкому распространению этого явления.

Искажение информации и прямая ложь, по-видимому, присутствуют в политике с очень давних времён. Те, кто видел фильм “Охота За Красным Октябрем”, могут вспомнить забавную цитату “I’m a politician which means I’m a cheat and a liar…” (“я политик, что означает я обманщик и лжец…”). Однако никогда раньше лгать или полностью игнорировать истину не считалось социально приемлемым.

Хотя необходимо признать, что приёмами пост-правды пользуются по обе стороны политического спектра, глобальное, доминирующее место занимают либеральные деятели и их сторонники всех мастей и разновидностей. Трудно оценить, какой процент их сообщений и заявлений можно классифицировать в качестве пост-правды, но с небольшой вероятностью ошибиться замечу — без активного, нередко автоматического применения этого феномена слева в наши время не проходит и дня. Примерами пост-истины являются многочисленные выбросы разнообразных нападок на Президента Трампа, дезорганизующих работу Президента и его штата и расшатывающих политические устои страны. Девятимесячное расследование специального прокурора Мюллера о связях с Россией пока что ничего не дало. Правда, бывший советник Президента Флинт признался, что в одном случае скрыл от вице-президента Пенса факт своего разговора с послом России Кисляком, а также своего участия в финансовых проектах с Россией и Турцией. Но ведь именно за это он и был уволен Трампом! А вообще говоря, разве для кандидата в президенты предосудительны встречи с иностранными представителями? И предварительные обсуждения возможных будущих договорённостей — независимо от того, позволят ли соответствующие условия в этом самом будущем их претворению в жизнь? Ранее такие вещи именовались дипломатией. Может быть, все дело в том, что переговоры велись — или не велись — с Россией, так сказать, потенциальным противником? Так ведь и Хиллари Клинтон, будучи госсекретарём, способствовала продаже Российской фирме РосАтом контрольного пакета Uranium One, компании, владеющей правами на добычу урана в Казахстане, Канаде и Австралии. СМИ, кратко обмолвившись об этом событии, переключились на многословно-туманные объяснения и оправдания миссис Клинтон. С чего бы это? Видимо, действует старое правило “кто дэвушку ужинает, тот её и танцует”. В этом месте меня могут обвинить в так называемом “вотэбаутизме” (whataboutism), относительно новом термине, но старом политическом приёме, когда разговор переводят на другого деятеля, также замешанного в аналогичном поведении или поступке. Guilty as charged (принимаю обвинение). Что ж, политика, так же как и госбезопасность — и об этом прекрасно знал “железный Феликс” — отнюдь не делается людьми с “чистыми руками”. Чья сторона использует в данном случае приёмы пост-правды — решать читателю.

Недавно выяснилось, что высокопоставленный чиновник ФБР (организации, традиционно держащейся в стороне от политики) Питер Стрзок, участник расследования Мюллера, отправил 375 текстовых сообшений другой сотруднице ФБР Лизе Пэйдж, в которых называл Трампа “идиотом” и “омерзительным человеком” (“loathsome human”). В тех же посланиях Стрзок, будучи откровенным сторонником Хиллари Клинтон, осыпал ругательствами сторонников другого кандидата от демократической партии Берни Сандерса. Мюллер был вынужден отстранить Стрзока от участия в расследовании, но остаётся неясным, сколько ещё предвзято настроенных чиновников остаётся в его комиссии.

Столь модные ныне заявления о сексуальных домогательствах являются другим массовым приемом политики пост-правды. Если предполагаемое домогательство не может быть доказано, вряд ли можно отнести его к истинному. Но истина ныне не в чести. Недоказанные трагедии многолетней давности приводят к реальным трагедиям в настоящем. Помимо многочисленных отставок и увольнений, имеются уже два случая самоубийства после обвинений в “домогательствах” (последнее сообщение касается предполагаемого самоубийства сенатора из штата Кентукки Дана Джонсона), а принципиальный сторонник традиционных взглядов Рой Мур 12 декабря проиграл сенатские выборы в Алабаме, где республиканцы не проигрывали в течение последних 25-ти лет.

Вырванные из контекста или искаженные заявления Президента Трампа и его сторонников, используемые крайне левыми для наклеивания социально-негативных терминов типа “расист”, “шовинист”, “фашист” и т. п. (см. выше “воздействие на эмоции как признак пост-правды”) являются ещё одним примером указанной политики. Интересно, что “обвинение” в фашизме громче всего звучит со стороны организаций типа “Антифа”, активно использующей откровенно фашистские методы погромов и вандализма в противостоянии со своими оппонентами. Свыше 300 тысяч человек подписали призыв к ФБР признать “Антифа” экстремистской организацией .

Традиционные американские взгляды и идеалы претерпевают яростную психическую атаку со стороны левых сил. Используемая леволибералами (правильнее было бы называть их лево-инквизиторами) политика пост-правды с обвинениями, которые более нет необходимости доказывать, успешно размывает устои американского общества и государства. А в более широком смысле, с учётом лево-инквизиторского подъема в Великобритании, Германии, Франции, Израиле и других странах, политика пост-правды объективно играет на руку многочисленным внутренним и внешним врагам западной цивилизации.

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Григорий Писаревский: Пост-правда — социально-политический феномен XXI века»

  1. Исключительно интересны и убедительны размышления автора на весьма актуальную тему.
    Пост правда. как справедливо заметил автор, самый распространенный инструмент распространения левыми либералами фейковой информации.
    Опытный потребитель научился, в определенной мере, вычислять их ложный смысл. Но. по известным причинам,далеко не всем такое доступно. Окрашивая ложь яркими. сладостно звучащими эмоциями ,искусным левацким пропагандонам удается умело навешать лапшу на уши массовому доверчивому читателю ( слушателю). Уровень эмоционального воздействия имеет иногда более решающее значение, чем содержательный смысл информации для формирования требуемого политиками массового сознания
    Об этом свидетельствуют факты и недавно минувшей и современной новой истории .
    Приведенный автором прием использования в США пост истины: \»Примерами пост-истины являются многочисленные выбросы разнообразных нападок на Президента Трампа, дезорганизующих работу Президента и его штата и расшатывающих политические устои страны.\»
    -в полной мере относятся и к пиар политической акции, широко развернутой ныне израильскими левыми, с целью дискредитации главы правительства, нагло и цинично навешивая на него ярлыки уголовного преступника,

  2. Отличная статья. «Пост-правда» в отношении к России активно, как бы проплачено (хотя кто же стал бы платить дешёвым аматорам?) употребляется и здесь. Не только к России нынешней. К примеру, десятки раз упоминая мерзости Ивана IV, хоть однажды вспомнили про Генриха VIII?.. Вспоминая равнодушие к жизням подданных Сталина, вспомнили об ещё более циничном проявлении этого качества у Наполеона?.. Сегодня, подсчитывая сроки жизни в России, заметили ли, что в залитой кровью Ливии «живут гораздо дольше»?.. Эмоции (причём довольно низменные) преобладают. Чёрная зависть, подсчёты упущенного «в той жизни» — без понимания того, что приобретённое в прошлом помогло в последующем — и без этого прошлого всё обернулось бы куда хуже…

  3. Замечательная статья! За неё — обеими руками.
    Всё так. И однажды мы проснёмся во времена, когда не надо будет нам выбирать президентов,сенаторов, конгрессменов. За нас с вами всё это буут делать СМИ. Названная Вами пост-правда никогда бы не могла существовать в правовом государстве, Иначе бы журналисты и политики не вылезали бы из судебных процессов. Тот же ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ чиновник ФБР, Питер Стрзок, нарушил ли он Закон? Как мне полагается, нарушил. Та же комиссия Мюллера, крайне политизированная, ставящая своею целью низвергнуть Трампа — насколько она законна, будучи политизированной?
    «Закон и порядок» — так называется популярный в США сериал. Кажется, приходит время, когда ни Закона, ни Порядка… Одни СМИ нынче являются выразителями «закона и порядка».

  4. Во многом и целом согласен с Вами. Но, к сожалению, «пост-правда» исходит не только от «американцев по рождению» и «со стороны левых сил». Она встречается и у представителей множеств, к которым мы себя относим: русско-еврейской эмиграции, правого лагеря и даже… пишущих на этом портале. Выражать пост-правду могут порой в целом весьма неплохие люди, но полагающие (по крайней мере, в момент «выражения»), что «цель оправдывает средства». Бывают ситуации, когда «слукавить» резонно. Например, когда раздаётся окрик: «Евреи и коммунисты, выходи!» Но, увы, лукавство встречается при гораздо более мелких целях… и нередко приводит к дискредитации лукавящего и бросает тень на множества с его членством… что выражается порой в «выигрыше сражения и проигрыше войны».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *