Анатолий Рохваргер: Роковой медицинский диагноз

 252 total views (from 2022/01/01),  2 views today

В газете «Правда» появилась статья о том, как 70-летний доктор Плетнёв стал не только антисоветским элементом, но и искусал одну и изнасиловал другую медсестру. Когда мой папа приехал к доктору на служебной машине Наркомата Стройматериалов, тот решил, что его уже забирают в НКВД, попрощался со своими родными…

Роковой медицинский диагноз

Анатолий Рохваргер

Эта история рассказана моим папой и связана с моим появлением на свет в Москве, в июле 1937 года в результате кесарева сечения. После этого у моей мамы несколько дней была высокая температура, и врачи подозревали сепсис (заражение крови), который тогда, до изобретения антибиотиков, не лечился и был смертелен. Но, возможно, была другая причина высокой температуры. Нужна была консультация опытного врача, и моему папе посоветовали обратиться к великому диагносту, доктору Плетнёву, бывшему врачом императорского дома России.

Однако за несколько дней до этого в газете «Правда» появилась статья о том, как 70-летний доктор Плетнёв стал не только антисоветским элементом, но и искусал одну и изнасиловал другую медсестру. Когда мой папа приехал к доктору на служебной машине Наркомата Стройматериалов, тот решил, что его уже забирают в НКВД, попрощался со своими родными и взял саквояж с нижним бельём и мылом. Всю дорогу доктор Плетнёв не верил, что его везут к пациентке, и был просто счастлив, увидев больницу.

Плетнёв осмотрел маму и сказал: «Кладите лёд на печень — она воспалилась после родов; будешь жить, мамаша». Действительно, через неделю она вместе со мной вернулась домой. Когда великий российский врач Плетнёв вышел из больничной палаты, весь персонал больницы молча выстроился вдоль коридора, но никто к нему не подошёл. Он каждому врачу или медсестре кивал и сначала говорил «здрасьте», а потом уже стоявшим в коридоре у самого выхода — «до свиданья». Чтобы особым знакомством или вниманием не навлечь подозрение и беду на кого-либо, он никому не пожал руку.

Плетнёв отказался от гонорара, и на обратном пути в машине заплакал. Папа спросил его, за что и почему такая ужасная статья про него в газете. Он ответил: «За диагноз». Диагноз кому? Плетнёв показал пальцем в потолок машины. Папа спросил: и какой? Плетнёв не ответил. Папа проводил его до дверей большой дореволюционной квартиры, которую ему сохранили новые пациенты-большевики. Поднимаясь по лестнице (там не было папиного шофёра-энкаведэшника) на свой третий этаж, Плетнёв ответил на повторный папин вопрос, какой диагноз: «Я подозреваю шизофрению и паранойю».

Когда открылась дверь в квартиру, навстречу с криками радости и слезами выбежали две его пожилые сестры и целая толпа родственников, которые, по-видимому, нашли здесь приют и защиту от советской власти. Все они были обрадованы неожиданному возвращению своего защитника и кормильца. Плетнёв предложил папе зайти и попить чаю, но папа отказался, сославшись на на ждущую его государственную машину с шофёром.

Вскоре старика Плетнёва чекисты-гэбисты арестовали, судили по бредовым обвинениям в шпионаже в пользу неизвестно кого и расстреляли через два месяца. Моя мама была последней и навсегда благодарной пациенткой великого доктора.

Несколько лет тому назад я где-то прочёл, что в 20-х годах сразу после такого же диагноза Сталину был убит всемирно известный врач Бехтерев. Видимо, после повторного диагноза Плетнёва Сталин навсегда испугался и возненавидел всех врачей. В 1951–52 годах Сталин выместил эту ненависть и страх стать разоблачённым сумасшедшим на добросовестно лечивших его лучших в то время врачах-профессорах — пяти евреях и русском Виноградове.

Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Анатолий Рохваргер: Роковой медицинский диагноз»

  1. Мой симпатиччный солименник путает художественную прозу с Википедией, где в частности до сих пор не написано другими соплименниками о том, что д-р Плетнёв привлекался в качестве консультанта не только к членам семьи царя Николая, но и к царю Иосифу и его вельможам. Я пишу и читаю чудожественные рассказы для своего удовольствия и уважаю других читателей и писателей.

  2. Soplemennik
    16 февраля 2018 at 2:48

    Aleks B. — почему Ваши комментарии о «птичках»,
    а не о конкретной работе авторов?
    ====
    Так происходит не всегда. Просто вдруг(!) всплывают какие-то аналогии.
    Бывают смешные или просто созвучные, иногда и глупые проскальзывают.
    Есть за мной такая, что-ли, слабость.
    Но, в данном случае, в отзыве на текст Рохвангера, я указал только на несколько явных недостатков, которые практически сводят работу в «нулю». Другие комментаторы добавили ещё более жёсткие слова, которые я не написал — струсил.
    ———————-
    А я не нашёл никаких «жёстких слов», разве что про подставленного папу.
    И вообше, ссылаться на других в гостевой не надо бы. Это евины дела,
    не адамовы. Хорошую честную и смелую работу робкому комментатору к нулю не свести.

    1. «Байка, как байка. Но зачем папу подставлять?»
      ———-
      Байка Анатолия Р. не политкорректна, надо было подставить маму.

    1. Спасибо, что опубликовали; что-то НОВОГО узнали читатели, — как говорят в Одессе. Из Вашей работы, и — ЗА комментаторов тоже. Сколько нам сюрпризов разных дарит каждая статья.

  3. Мне часто снилась Справедливость от соплеменников, я был готов
    поехать за ней в Австралию, Н.Зеландию, Патагонию. Раздумал, однако,
    перечитав «Хулио Хуренито», причиной появления кот-го, как оказалось…

    1. Aleks B.
      — 2018-02-14 21:01

      Мне часто снилась Справедливость от соплеменников, я был готов
      поехать за ней в Австралию, Н.Зеландию, Патагонию. Раздумал, однако,
      перечитав «Хулио Хуренито», причиной появления кот-го, как оказалось…
      =====
      Кстати, о птичках.
      Когда хоронят настоящего еврея, то на покрывале написано «И пусть впереди тебя идёт только (одна) справедливость».

      1. Soplemennik
        15 февраля 2018 at 1:58

        «И пусть впереди тебя идёт только (одна) справедливость».
        ::::::::::::::::::::::::;
        Кстати, о ваших птичках, дорогой С.
        Давно хотел спросить — почему Ваши комментарии о «птичках»,
        без сомнения, познавательных, а не о конкретной работе авторов?
        Сорри, как-то не справедливо.

        1. Aleks B.
          — 2018-02-15 21:48
          …. Кстати, о ваших птичках, дорогой С.
          Давно хотел спросить — почему Ваши комментарии о «птичках»,
          без сомнения, познавательных, а не о конкретной работе авторов?
          Сорри, как-то не справедливо.
          ====
          Так происходит не всегда. Просто вдруг(!) всплывают какие-то аналогии.
          Бывают смешные или просто созвучные, иногда и глупые проскальзывают.
          Есть за мной такая, что-ли, слабость. По-моему, простительная.
          Но, в данном случае, в отзыве на текст Рохвангера, я указал только на несколько явных недостатков, которые практически сводят работу в «нулю». Другие комментаторы добавили ещё более жёсткие слова, которые я не написал — струсил.

  4. Автор не удосужился сверить свои «воспоминания» с первоисточниками.
    Плетнёв никогда не был врачом августейшей семьи.
    Плетнёв погиб (расстрелян) четыре года спустя упомянутой автором даты.
    Сталин никогда не был пациентом кардиолога Плетнёва, поэтому повторение байки
    «Бехтерев о Сталине» бессмысленно.

    1. Вы, уважаемый австралийский Соплеменник, не совсем справедливы к автору. Из скромности он не сказал, что через пару месяцев после кесарева извлечения шофёр-энкаведэшник отвез маленького автора на дачу к Эренбургу. Там между ними прошла первая литературная дискуссия, в результате которой появился роман «Хулио Хуренито»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *