Аркадий Гайсинский: Слово о дилетанте

 235 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Здесь речь идёт о Киеве. Допустим, Аскольд и Дир ничего не знали о хазарах и того, что Хазарский каганат был крупнейшим государством Восточной Европы, имевшим большую боеспособную армию. Но что такое «дань» они-то хорошо знали…

Слово о дилетанте

Аркадий Гайсинский

1

Справдливо ли возмущаются профессиональные историки множеству дилетантов, объявившихся в их науке? «Вот —говорят они — в математике, скажем, или в физике тех, кто объявлял бы выявленные этими науками формулы и законы ложными и предлагал бы свои — нет. А вот в истории пруд пруди!»

Но полагаю, что есть объяснение обилию тех, кто пытается «исправлять и дополнять» выпускников исторических факультетов. Начнём с теста — всего два вопроса.

Как Вы отреагируете, узнав, что теорема Пифагора на самом деле впервые доказана кем-то другим?

Tе, кого Вы считаете своими родителями, на самом деле взяли Вас из детдома?

Ваша реакция предсказуема:

— в первом случае Вы (что называется) будете «спать спокойно»;

— во втором — Вы, наверняка захотите, выяснить историю Вашего рождения, ибо это касается Вас лично.

Обратим внимание: в последнем предложении фигурирует слово «история». И если я, еврей-ашкенази, уверенный в своём происхождении от Авраама, узнаю, что один мой авторитетный соплеменник называет моим предком хазарского хана Ашина, а другой — профессор Tель-авивского университета — заявляет на весь мир о том, что евреи — «придуманный народ», то позвольте мне самому разобраться: так ли это? Имею право — это также касается и лично меня.

В процессе же своих «изысканий» я пришёл к выводу, что наука история должна объяснять не только «почему это было», но и «почему этого быть не могло». Вот пример — он из российской истории, но имеющий отношение и к нам:

«Под 862 г. И было у него два мужа, не родственники его, но бояре, отпросились они в Царьград со своим родом. И отправились по Днепру, и когда плыли мимо, то увидели на горе небольшой город. И спросили: «Чей это городок?» Те же ответили:«Были три брата — Кий Щек и Хорив, которые построили городок этот и сгинули, а мы тут сидим, их потомки, и платим дань хазарам». Аскольд же и Дир остались в этом городе, собрали у себя много варягов и стали владеть землею полян. Рюрик же княжил в Новгороде».

Здесь речь идёт о Киеве. Допустим, Аскольд и Дир ничего не знали о хазарах и того, что Хазарский каганат был крупнейшим государством Восточной Европы, имевшим большую боеспособную армию. Но что такое «дань» они-то хорошо знали:

«В год 859. Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей». Наверное, реальные Аскольд и Дир были разумными людьми, но разве разумные люди могли бы обявить себя новыми хозяевами города (стоявшего на важнейшем торговом пути и один из районов которого назывался «козаре), не выяснив: кто этот город «крышует»?

Такая ситуация выглядит настолько нелепой, что даже Николай Карамзин был вынужден на неё отреагировать:

«Невероятно, чтобы козары, бравшие дань с Киева, добровольно уступили его варягам, хотя летописец молчит о воинских делах Аскольда и Дира в странах днепровских: оружие, без сомнения, решило, кому начальствовать над миролюбивыми полянами».

Главный российской историк совершенно справедливо усомнился в том, что хазары, находившиеся в ту пору на вершине своего могущества, уступили такой важный со всех точек зрения район, как Среднее Приднепровье, небольшому варяжскому отряду, направлявшемуся наниматься к грекам на военную службу. Разумеется, никаких сведений о войнах между хазарами и Аскольдом с Диром за обладание городом Киев нет и быть не могло («…. летописец молчит о воинских делах Аскольда и Дира в странах днепровских…»), так что заключение Карамзина «оружие без сомнения решило, кому начальствовать над «миролюбивыми Полянами» является вынужденным, но безосновательным.

Тем не менее летописный рассказ о захвате варягами Киева определён российской исторической наукой как достоверный факт, якобы доказывающий независимость города от Хазарского каганата уже в середине IX в., хотя согласно комментариям к известному «Киевскому письму» лингвиста-востоковеда Омельяна Прицака, хазарский чиновник находился в Киеве ещё в середине X в.

И такой пример (не из учебника истории):

Ирма Хайнеман, автор книги «Еврейская диаспора и Русь»[1] выдвинула небезосновательную гипотезу согласно которой «решающую роль в создании Киевского государства и давшей ему своё имя», сыграла военно-торговая организация Русь, сформировавшаяся в Раннем Средневековье в Северном Причерноморье. Ядро этой организации по мнению автора составляли евреи, но уже давно отошедшие от веры предков к язычеству:

«Евреи, отказавшиеся от иудаизма в пользу язычества в соответствие с термином, принятым в Торе и «Книге Маккавеев» назывались «раша» или «рашия»[2].

(Известно, что ивритское «шин» в славянских языках произносится и как «с»[3] — отсюда «рос», «русь», «расия», росия»).

Но можно ли согласиться с тем, что слово «рашия» стало названием торговой организации евреев — ведь в иврите «раша, рашия» имеет и параллельное, даже более распространённое значение — «злодей, злой злобный»? Вряд ли для купцов иных стран, среди которых также было немало евреев (например, Испании, Персии, Греции), могло оставаться тайной, что их восточноевропейские партнёры именуют сами себя «злодеями». Представляте себе название торговой организации — «Злодеи», плавно перешедшее в название государства Киевская Русь и в национальный определитель её граждан?

Поэтому я считаю вывод Ирмы Хайнеман о присхождении названия «русь» неубедительным безотносительно к истории, но с точки зрения психологии человеческого бытия.

Как видим, несостоятельность приведенных примеров (а подобных — множество) выявляется не специальным высшим образованием, но самой обычной житейской логикой. Один из наиболее последовательных и объективных российских историков А. И. Забелин так определил основу понимания истории:

«История наука не точная, не математика. Она подвижна и изменчива, как сама жизнь. Основания ее познаний сбивчивы от множества противоречивых свидетельств; неустойчивы по невозможности отыскать в них точную, решительную, несомненную истину. История трудится над таким материалом, который весь состоит только из дел и идей человеческой жизни. А жизнь, и тем более прожитая,—существо неуловимое. Ее понимать и объяснять возможно только положениями и отношениями той же самой жизни»[4].

2

Является ли история наукой «как система знаний, которая характеризуется взаимосвязью всех ее составных элементов (понятий, гипотез, законов, теорий и т. д.), строгой доказательностью, принципиальной опытной проверяемостью, воспроизводимостью, обоснованностью вывод также общезначимостью».

Уверен, что в ответ должно прозвучать дружное «нет», потому что если в других науках зафиксированное познание, называемое опытом, преобразуется в законы и правила, на основе которых выявляются новые законы и правила, то в исторической науке опыт — понятие условное. Короче,«нельзя дважды войти в одну и ту же реку».

Историческое событие (факт) закрепляется человеческим разумом во времени и в пространстве, но выявить все породившие это событие причины и их взамосвязи — история как наука взявшая на себя такую миссию, объективно не может.

На вопросы «что? где? когда?» историческая наука в большинстве случаев отвечает, а вот на вопрос «почему» — её ответы представляют собой многообразие версий, из которых конкретная национальная историография выбирает наиболее ей подходящую.

Трудности исторических исследований известны:

«…Любой источник может быть испорчен: этот автор предубежден, тот получил ложную информацию, эта надпись неверно прочтена плохим специалистом по эпиграфике, этот черепок смещен из своего временного слоя неопытным археологом, а тот — невинным кроликом. Критически мыслящий историк должен выявить и исправить все подобные искажения. И делает он это, только решая для себя, является ли картина прошлого, создаваемая на основе данного свидетельства, связной и непрерывной картиной, имеющей исторический смысл»[5].

В целом — верное утверждение, но, увы: далеко не всегда «критически мыслящие историки» могут «исправлять искажения любых источников». Например, российский состоящий на государственной службе историк, будет утверждать, что Бородинская битва была русскими выиграна — иначе останется безработным именно потому, что «мыслит критически», забыв про специальный указ батюшки царя Александра I, обязывающий считать упомянутое сражение победоносным. А вот французский историк с мнением российского коллеги принципиально не согласен: если русские в битве при Бородино победили, то почему «отдали Москву»? А ведь так оно и было.

Потому и нельзя применить к истории определение «наука», что её содержание субъктивно разделяемо. Нет и быть не может немецкого закона Ома или английского Бинома Ньютона, или русской Таблицы Менделеева, а вот оценка одного и того же исторического факта в разных странах может выглядеть по-разному: вплоть до полного противоречия.

Несколько лет тому назад по российскому телевидению транслировалась программа «Апокриф», автор и ведущий которой, известный писатель и публицист Виктор Ерофеев обратился на этот раз к истории Древней Руси, но что примечательно — с позиции отношения к ней России нынешней. Предлагалось ответить на весьма спорный и важный для современного общества вопрос, что важнее: историческая истина или воспитательный потенциал истории? И стоит ли продолжать бесконечные споры о норманских или славянских корнях Руси, или, отбросив сомнения в правдивости исторических источников, придать действующим в них вождям соответствующий лоск и героический колорит?

Что разумней с точки зрения национальных интересов: видеть в князе Игоре Святославиче храброго полководца и радетеля интересов Русской земли или авантюриста, прикрывшего красивыми лозунгами свои личные интересы и сгубившего «полк» (сотни доверившихся ему воинов) в половецкой степи?

Всё так же относиться к «Ледовому побоищу» как к одному из самых значительных и судьбоносных для Руси или признать его просто стычкой между русскими и тевтонами, в которой с обеих сторон участвовало не более нескольких сотен человек?

Решили так. Пересмотр устоявшихся представлений о истории страны не принесёт её гражданам никакой реальной пользы, а вот примеры мудрости, справедливости, доблести и самооотверженности предков следует считать необходимым условием воспитания в поколениях любви к отечеству.

Несомненным следствием такого подхода становится необязательность историка выявлять действительное содержание исторического факта, но интерпретировать его в первую очередь как воспитательный аргумент. Разумеется — это в полной мере относится к любой национальной истории, каковую, когда соотносят с историей мировой, наделяют вышеупомянутой миссией в ещё большей степени. И как тут не помянуть К. Маркса:

«То, что мы считаем историей, — это всего лишь сказки, рассказанные победителями. Другая же история, которую могли бы поведать побежденные, для нас утеряна».

3

Предметом истории является существование и деятельность во времени и пространстве глобальной социальной системы, элементарной «частицей» которой является «человек разумный». Эта система от всех прочих известных отличается тем, что стремится познать самое себя, поэтому участвовать в таком познании и выказывать своё к нему отношение вправе любая её «частица». То есть любой из нас.

Арихимед имеет право сказать: «Не трогай моих черетежей!», а Плутарх — нет!

___

[1] Ирма Хайнеман. Еврейская диаспора и Русь. Иерусалим.!983.

[2]Там же. с.11.

[3]Например: Шимон-Симон, Иешуа-Иесус, Иерушалаим-Иерусалим

[4] И. Е. Забелин «История русской жизни с древнейших времён»

[5]Р. Дж. Коллингвуд

Print Friendly, PDF & Email

22 комментария к «Аркадий Гайсинский: Слово о дилетанте»

  1. Александр, а вы сами как думаете?
    Вопрос, конечно, вам бы следовало адресовать Аркадию Гайсинскому, но, похоже, вас тянет пообщаться со мной.
    По-моему, в статье понятно сказано. Пороги были, а лоцманов не было? Проводников через пороги (а всего порогов было 9) не было? Ждали в 18 веке мужика Мындрику, чтобы назвать его именем деревню. А между тем еще император Константин Багрянородный, известный любитель географии и истории, творческий интеллектуал тех времён, писал:

    «Итак, все они на моноксилах (заготовки лодок из цельного дерева) спускаются рекою Днепр и сходятся в крепости Киоава, называемой Самват.
    Он же пишет в 9 главе «Управления империей»: «Росы, направляясь в Таврику, проходят от Днепра путь через Черную Булгарию и Хазарию…»
    И дальше: «После того как пройдено это место (один из самых опасных днепровских порогов – АК), они достигают острова, называемого Св. Григорий. На этом острове они совершают свои жертвоприношения, так как там стоит громадный дуб: приносят в жертву живых петухов, укрепляют они и стрелы вокруг дуба, а другие — кусочки хлеба, мясо и что имеет каждый, как велит их обычай. Бросают они и жребий о петухах: или зарезать их, или съесть, или отпустить их живыми».

    Интересный вывод: в середине X века росы (о которых пишет император Константин Багрянородный не были христианами. Хотя Русь была крещена еще в середине IX века. Кем же они были. Что вам напоминает ритуал со жребием и петухом? Мне кажется, и поправьте меня, если я ошибаюсь: здесь до императора дошли в искаженном виде слухи о еврейском Дне Искупления (Йом Кипур). И не судьбу петуха (!) решали, а о своей судьбе беспокоились, просили о собственном искуплении.
    И если говорить о названиях, то они, видимо, с тех времен. Потому что если не было опытного лоцмана (проводника) то добирались так: перед каждым порогом судно разгружали, вытаскивали на берег, волоком протаскивали по берегу и уже за порогом снова спускали на воду. Так что были, были лоцманы и до мужичка Мындрики, и названия были. Может быть фонетика изменилась, славянизировалась, а слова остались. Если у вас есть доказательства обратного — обращайтесь.

    1. Справка:
      Этимологический словарь Крылова,
      Лоцман
      Название этой морской профессии заимствовано из голландского языка, где loodsman образовано сложением слов loods – «путь, лоция» и man – «человек».

      P.S. Папуасы в общей массе опасались Крамер Аси:
      Кто к ней в руки попадет, тот уж целым не уйдет —
      Будет вписан в иудеи, и поставлен на учет …

    2. Ася Крамер
      — 2018-02-09 19:48
      Александр, а вы сами как думаете?
      Вопрос, конечно, вам бы следовало адресовать Аркадию Гайсинскому, но, похоже, вас тянет пообщаться со мной.
      //////////////
      Ася, я не увидел в этой статье никакой Мандриковки, и не обратил внимания на то что это ссылка на другую статью Гайсинского — думал, что это ваш текст. Ту статью Гайсинского я практически не читал — она длинная, и мне очень быстро стало скучно. Да простит меня Аркадий — ему в смысле стиля до вас далеко: даже когда вы пишете чушь — это искрометно, увлеченно и звонко, как у хорошего балаганного зазывалы. А его длинные статьи — как скучные лекции; их можно осилить из-под палки или если очень интересуешься предметом.

      Что я сам думаю — что логика, которой противоречит отсутствие села с названием Мандриковка (или с любым другим конкретным названием) — это извращенная, или хромая логика. Лоцманы, боцманы и и милые нашему сердцу кацманы, без которых никак не обойтись на порогах, до появления Мандриковки в 18 веке могли неплохо себя чувствовать в находящемся поблизости селе с другим названием.
      ххххххххххх

      «Интересный вывод: в середине X века росы (о которых пишет император Константин Багрянородный не были христианами. Хотя Русь была крещена еще в середине IX века. Кем же они были»
      ////////////
      Язычниками они были. Как сейчас помню — тысячелетие крещения Киевской Руси широко праздновали (по крайней мере в Киеве) незадолго до нашего отъезда из СССР, где-то в конце 80-х XX века — значит, Русь была крещена в конце
      X века.

  2. Мне работы Гайсинского нравятся не за его красивые глаза (уверена, что они красивые), а за то, что он делает свои собственные интереснейшие выводы. И мне они кажутся весьма доказательными. По крайней мере, хотелось бы чтобы оппоненты именно эти конкретные выводы опровергли, если это им по силам.
    Но нет, полемика идёт по накатанному пути. Вот упомянул он Рыбакова – начинают доказывать что Рыбаков боялся показаться норманнистом и поэтому он — фуфло. А доказывать «южное происхождение, где с огромной вероятностью проявится «хазарская гипотеза», он не боялся? Но заметьте, Рыбаков Гайсинским упомянут косвенно и весьма красноречивой фразой: «вынужденно подтвердил». И нам все понятно, и давать тут пространные выписки с интернета незачем. А вот поговорить о наблюдениях АГ было бы неплохо.
    1. В работе «Изгнанный народ»он пишет о названиях Мандриковка и Лоцманка.
    …дело за малым: взять карту и определить, что несложно, где находился первый по течению реки днепровский порог (на местности это сделать невозможно, так как пороги были затоплены в середине 30-х годов прошлого века после постройки Запорожской плотины). На старых картах екатеринославской губернии как раз напротив первого порога указаны два селения, поглощённые ныне крупнейшим индустриальным центром Украины городом Днепр (бывший Екатеринослав). Одно из селений называлось «Мандриковка», второе — «Лоцманка».
    Местные краеведы связывают происхождение названия «Мандриковка» с проживавшим здесь в конце 18в. запорожским казаком по прозвищу «Мандрика», которое (прозвище) в разговорной речи используют как упрощённое от «мандривник» — «путешественник» в украинском. Выходит, до 18в. селения в начале днепровских порогов не существовало? С точки зрения исторической логики таковое исключается.
    Но вот, «проводник» на иврите — «мадрих (мадрик)», множественное число — «мадриким». Лоцман», — разъясняет «Морской словарь», — голландское слово: так называют специалиста по проводке судов через подводные и надводные препятствия, отмеченные в особой карте, называемой «лоция». Однако, объяснения тому, почему указанная карта называется «лоция» нет ни в голландском, ни в языках представителей прочих морских держав. А вот в иврите имеется глагол «леоци» — «выводить из чего-то или откуда-то», а отглагольное от него существительное и даст эту самую «лоцию».

    Вот это, если можете, опровергните. Я не знаю, самостоятельно ли он сделал это открытие (а это настоящее открытие) или где-то прочёл, но это очень показательное наблюдение.
    2. Одной из главных идей Аркадия Гайсинского является наличие т.наз. Таманской (Северопричерноморской) Руси. Этому посвящены две работы «Изгнанный народ» и о Руслане. Какие возражения есть на этом же уровне? Могут ли наши уважаемые оппоненты опровергнуть эту гипотезу? Тут конечно придётся познакомиться и с альтернативными взглядами, сравнивать и самостоятельно думать, но на это не многие готовы. Гораздо легче Рыбакова разбирать.
    5. Потрясающая информация, которая, как говорят в наших краях, does make sense, т.е. не противоречива: КРЕЩЕНИЕ РУСИ — ДЕЛО ЗАПАДНЫХ МИССИОНЕРОВ… Он предполагает, что византийские источники молчат о крещении Владимира и Ольги потому, что ни то, ни другое не осуществлялось Константинополем». Что в ваших запасниках по этому поводу? Вы ведь наверняка давно, задолго до Гайсинского, интересовались этой темой?

    1. Ася Крамер
      — 2018-02-09 08:45
      «Местные краеведы связывают происхождение названия «Мандриковка» с проживавшим здесь в конце 18в. запорожским казаком по прозвищу «Мандрика», которое (прозвище) в разговорной речи используют как упрощённое от «мандривник» — «путешественник» в украинском. Выходит, до 18в. селения в начале днепровских порогов не существовало? С точки зрения исторической логики таковое исключается»
      ///////////////
      Ася,
      А почему отсутствие именно этого селения именно до 18в исключается с точки зрения исторической логики? Где та дата, до которой появление села на месте Мандриковки по вашей логике не исключается?

  3. Ася!Очередной раз благодарю Вас за понимание и суждения «по делу».К сентенциям типа «Сильвия» следует относиться по совету Карела Чапека: «Критика- это когда критик объясняет автору,как бы он сделал,если бы умел»

  4. Г.Сильвия!
    Вы,очевидно,не знаете,что летописный рассказ о «призвании варяг» – выдумка летописца:
    «В летопись попал перевод какого-то скандинавского сказания о деятельности Рюрика,а новгородец, плохо знавший шведский,принял традиционное окружение конунга за имена его братьев.Достоверность легенды и,в частности,её географической части не велика»
    Это вынужденный вывод самого титулованного историка России,академика Бориса Рыбакова и всё,что за этим стоит.
    Далее решил не продолжать,поняв,что Вы лучше разбираетесь в сапожном деле.

    1. Аркадий
      8 февраля 2018 at 21:40

      Вы,очевидно,не знаете,что летописный рассказ о «призвании варяг» – выдумка летописца:
      «В летопись попал перевод какого-то скандинавского сказания о деятельности Рюрика… Достоверность легенды и,в частности,её географической части не велика»
      Это вынужденный вывод самого титулованного историка России,академика Бориса Рыбакова и всё,что за этим стоит.
      —————————————————————————————————
      Ну, если уж для Вас «титулованный» Б.Рыбаков все еще авторитет в русской истории, то я — пас. С людьми, отставшими от исследований российской истории лет на 50 (минимум), спорить не о чем и доказывать им нечего.

    2. Это вынужденный вывод самого титулованного историка России,академика Бориса Рыбакова, и т.д.
      ==
      Вывод действительно — вынужденный, потому что за нормальный анализ проблемы норманнов можно было угодить под каток «низкопоклонства перед Западом». Взлет в карьере академика пришелся на конец 40-х — начало 50-х, так что он хорошо знал, что же именно востребовано:

      «… в 1949 году [Б.Рыбаков] удостоен Сталинской премии. Заведовал отделом раннего феодализма ГИМ (1943—1948) и сектором в Институте этнографии (1944—1946). В конце 1940-х — начале 1950-х годов участвовал в кампании против «безродных космополитов», опубликовав в научных журналах ряд статей о роли евреев и иудаизма в истории Хазарского каганата …»

    3. Аркадий
      8 февраля 2018 at 21:40

      вывод самого титулованного историка России,академика Бориса Рыбакова и всё,что за этим стоит.
      —————————————————————————————————————-
      http://scepsis.net/library/id_870.html
      Анатолий Новосельцев «Мир истории» или миф истории?

      «Суровая критика, которая раздается в адрес исторической науки, имеет основания. Одна из причин кризиса, наблюдаемого в ней, состоит в том, что до сих пор в ее академических центрах сохраняется при решении важных научных проблем такой подход, при котором авторитет звания зачастую ставится выше научных доводов. Примером могут служить некоторые построения, содержащиеся в работах акад. Б. А. Рыбакова. Я далек от того, чтобы перечеркивать его научную деятельность и отрицать его заслуги в развитии исторического знания. Это прежде всего относится к ряду положений, высказанных в его работах,— по проблемам древнерусской культуры, ремесла, «Слова о полку Игореве», о полюдье и т. д., представляющих серьезный научный интерес….

      Вместе с тем, уже в ранних трудах Рыбакова наметилось стремление внедрить в историографию ряд положений и трактовок, не опирающихся на источники, надуманных, конъюнктурных Пример — его статьи начала 50-х годов о Хазарии [1] Их появление было связано с происходившей тогда «борьбой с космополитизмом». Статьи эти были совершенно справедливо охарактеризованы М. И. Артамоновым как «извращающие подлинную историю хазар» [2] В дальнейшем Рыбаков хазарской историей специально не занимался.
      Тогда же он взялся за проблему происхождения Руси, которая в ту пору (а в значительной мере и поныне) связывалась с борьбой так называемых норманистов и антинорманистов.

      …Рыбаков с присущим ему пылом и красноречием взялся обосновывать появившийся задолго до него, еще в трудах Д. И. Иловайского, М. С. Грушевского и др., тезис о южном происхождении термина «Русь». В период «борьбы с космополитизмом» этот весьма шаткий по многим мотивам тезис стал практически одним из главных постулатов в борьбе с « космополитами».
      …лишь робкие отклики на все новые попытки переосмыслить древнейший период нашей истории, которые все чаще появлялись на страницах разных изданий из-под пера Рыбакова и его последователей. Возражать им становилось даже опасно, так как можно было заслужить малопочтенный в ту пору ярлык норманиста [7], что вело к ограничению возможностей публикации трудов тех, кто его получал, и т. д. В то же время положения самого Рыбакова широко пропагандировались и в научной, и в научно-популярной печати. Эти положения несколько видоизменялись, но дух легковесности, сопряженный с сознанием собственной непогрешимости, присутствовал в них неизменно.

      …Тезис об «эпохе Кия», ставшего из персонажа легенды крупным политическим деятелем— основателем Древнерусского государства, большинством серьезных ученых принят не был, хотя открыто и не оспаривался. Трактовка эта получила поддержку только в отдельных работах со ссылками опять-таки на Рыбакова [11] Постепенно он не только оказался вне критики, но выдвинутые им положения стали возводиться в ранг догмы, не подлежащей никакому сомнению. «Рецензии» же на работы Рыбакова практически превратились в панегирики.

      …Дошедший до наших дней текст ПВЛ (Повесть временных лет — Сильвия) он объявляет не первоначальным, а извращенным по указанию сына Владимира Мономаха, Мстислава, еще в бытность его новгородским князем, ненавидевшего, по словам Рыбакова, Киев, проявлявшего особую любовь к Новгороду, а главное, состоявшего в близких родственных связях с рядом северных владык (английским и шведским королями и т. д.). Именно поэтому Мстислав совместно с загадочным «ладожанином» (то есть опять-таки уроженцем северной Руси!) и принялся калечить летопись Нестора. Сделал он это, по словам академика, столь основательно, что вплоть до Рыбакова никто не мог в этом разобраться.
      Что же сотворили князь Мстислав и таинственный его приспешник из Ладоги? По Рыбакову, они очернили истинное прошлое Киева, вычеркнули из летописи его первых владык и напичкали ПВЛ всякими пронорманскими сказаниями. Доказательств Рыбаков не приводит, да и не может привести.

      …О том, как истолковывает Рыбаков данные Геродота, в печати уже говорилось [23]. И в «Мире истории» академик снова утверждает, что сколоты Геродота — это славяне, превратившиеся затем в русь [24], а между тем у самого Геродота сказано, что сколотами именуют себя скифы [25].

      Из многочисленной когорты русских историков Рыбаков поминает добром только Гедеонова, не упоминая, однако, что теория последнего (отождествление варягов с балтийскими славянами) ни одним серьезным ученым не была принята. Да и сам Рыбаков ее не приемлет! А где же классики нашей историографии — Татищев, Карамзин, Соловьев, Ключевский и др.? О том, что они были, по понятиям Рыбакова, «норманистами», читатель из книги «Мир истории» не узнает. Вот почему целесообразно вернуться к вопросу о том, что же такое норманизм и что проповедовали и проповедуют, по словам Рыбакова, и по сей день его последователи.

      …Именно скандинавы, утверждает Рыбаков, принесли эту «нередко бессмысленную» жестокость на Русь (с. 67). По его мнению, «в русской летописи Олег присутствует не столько в качестве исторического деятеля, сколько в виде литературного героя, образ которого искусственно слеплен из припоминаний и варяжских саг о нем» (с. 63). Одним словом, и здесь налицо характеристика, которая изрядно попахивает шовинизмом. Получается, что Кий, о котором летописец имел довольно смутное представление, — реальное лицо, а Олег, от которого до нас дошли первые дипломатические документы на русском языке, о котором летописец судил не по сагам (характер этого источника известен), а знал точные данные о конфликтах с хазарами, византийцами и т. д., — лицо почти придуманное!
      …Рыбаков начинает историю Киевской Руси с V—VI вв. и делит ее на три периода. Первый начинается в V—VI вв. (с. 31—41), второй — приблизительно с VIII — начала IX в. и доводится, по-видимому, до середины IX в. (с. 41, 44). Хронологические рамки третьего периода из текста книги точно не улавливаются (с. 45). Для первого периода, по словам Рыбакова, характерно основание Киева в земле полян — Руси — и успешная борьба с кочевниками. Рыбаков не скупится на яркие описания этого политического объединения Приднепровья, о котором кроме легенды о Кие и рассказе об освобождении полян от хазарской зависимости (о последнем академик, кстати, молчит) ничего не известно.

      …Кажется, Рыбаков внутренне все-таки сознает слабость своей позиции, когда отрицает роль новгородского Севера в нашей истории. Но это находит выражение опять-таки в очередной выдумке. Речь идет о появившемся на страницах его сочинений, в том числе и «Мира истории», племенном союзе вятичей, существовавшем, по его словам, одновременно с «суперсоюзом Русь» (с. 69). А поскольку о Руси академик пишет, по крайней мере, с V—VI вв., надо полагать, в этой фразе заложена такая же хронология вятического союза.
      …Вот такой «мир истории» подарил читателю Рыбаков! Его фантазия создает порой впечатляющие (для неспециалистов) картины прошлого, не имеющие, однако, ничего общего с тем, что мы знаем из сохранившихся источников. Любая наука нуждается в гипотезах, но то, что делает с историей Руси Рыбаков, к научным гипотезам отнести нельзя. «

  5. Уважаемый г.Быстрицкий!
    «Я могу в компании своих карточных друзей с превеликим апломбом рассуждать, например, о Муссолини, пересказать известные мне байки. Но в компании с Тененбаумом я благоразумно поостерегусь от этого занятия. Интересно, почему? Ведь никто из нас двоих не историк по образованию».
    Если Вы,заинтерсовавшись,например, личностью Муссолини,обнаружите о нём какие-то интересные выходящие за пределы учебников,сведения,то поделиться ими в «компании Ваших карточных друзей»( не знал,что друзья делятся по категориям)и с г.Тенненбаумом, и со всеми нами– на мой взгляд вполне благоразумно.
    «Любой из нас волен говорить что угодно. Но не любые слушать станут».
    Имеющие уши-да услышат.

  6. Не менее любезнейший Алекс.Б.
    «А вот французский историк, а есть и один-два (три?) российских, кто
    считает, что надо изучать АРХИВЫ, до’ку-менты, а, изучив, делать выводы.»

    Отныне буду знать,что надо изучать архивы.Что до четверостишья- то,очевидно,его автор имел ввиду предопределённость исторических событий.

    1. Дорогой Аркадий,
      Вопрос мой был не об архивах и не за/против Бородино. Интересно другое — в «Стихи.ру», в рубрике Шума, увидел Ваше имя и т.д. Чтобы не попасть в ситуацию наших критикесс, решил проверить, к каким историкам Вы принадлежите. К тем, кто ищет в Архивах, в Документах, или — в инструкциях вышестоящих. Вот такой, извините, у меня дилетантский подход к Истории,
      и — к историкам, если Вам как-то интересно мнение дилетантов.

  7. Ася Крамер
    — 2018-02-08 07:23
    Яков, мне ли ваш ответ, Аркадию ли Гайсинскому — одинаково приятно!
    ====
    Асе Крамер:
    «Мне приятно, что Вам приятно, что мне приятно!»
    Первые две минуты из отрезка фильма «Жили три холостяка» 1973
    https://www.youtube.com/watch?v=JkqKS3xd5pg

  8. Сильвия: Как Вы себе представляете получение дани? Стоит постоянный гарнизон, который и способствует этому, охраняя сборщиков? Вовсе нет. Достаточно раз-два в год по \»твердой\» дороге подъехать, собрать дань и уехать обратно на долгие месяцы.

    Ещё один не глаз — алмаз! Видит в глубине веков так, как будто сама на большую дорогу подъехала, собрала дань и ускакала на белой лошади, только вуалька на чепчике развевается!

    Аркадий, вам определенно стоило сначала проконсультироваться у Сильвии, получить одобрение по всем вопросам, а потом уже писать. Потому что — да хоть бы вы пять лет изучали какой-то вопрос — не имеет значения. Все равно на нём стоит печать сильвиного как знания, так и первородства. Так уж карты легли… Смотрите, как сыпет: это — спекуляция, это — интерпретация, а вот и обязательный вывод подоспел: «суди, дружок, не выше сапога!» Отбрила! (Конечно, при этом мы должны помнить, что у самoй мдм. комментатора ботфорты по самую шею!)

      1. Яков, мне ли ваш ответ, Аркадию ли Гайсинскому — одинаково приятно!

        1. И рад! Мой ответ — Вам.
          Аркадию — пусть в ироночной форме я ответил. Ирония моя — тёплая, без признаков злословия.

  9. И если я узнаю, что один мой авторитетный соплеменник называет моим предком хазарского хана Ашина, а другой — профессор Tель-авивского университета — заявляет на весь мир о том, что евреи — «придуманный народ», то позвольте мне самому разобраться: так ли это?

    И как Вы собираетесь разбираться? \»Авторитетный соплеменник\» представил ряд доказательств? \»Профессор\», выдавший теорию, хорошо продаваемую, представил доказательства? Нет и нет. Отрицать нечего, остается только самому разрабатывать свою историю. Потянете?

    «Под 862 г….Здесь речь идёт о Киеве. Допустим, Аскольд и Дир ничего не знали о хазарах и того, что Хазарский каганат был крупнейшим государством Восточной Европы, имевшим большую боеспособную армию. … Наверное, реальные Аскольд и Дир были разумными людьми, но разве разумные люди могли бы обявить себя новыми хозяевами города?..\» …
    даже Николай Карамзин был вынужден на неё отреагировать: \» «Невероятно, чтобы козары, бравшие дань с Киева, добровольно уступили его варягам, хотя летописец молчит о воинских делах Аскольда и Дира в странах днепровских…\»

    Как Вы себе представляете получение дани? Стоит постоянный гарнизон, который и способствует этому, охраняя сборщиков? Вовсе нет. Достаточно раз-два в год по \»твердой\» дороге подъехать, собрать дань и уехать обратно на долгие месяцы. Это раз.
    Во-вторых, то, что летопись \»молчит\», еще ни о чем не говорит, потому и ремарка Карамзина в Вашем тексте не играет никакой роли.
    В-третьих, не пора ли обращать внимание на даты. 9-й век — это век ослабления Хазарии, в которую и через которую пошли печенеги, венгры и кто-еще, я не знаю. Это век начала борьбы хазаров с арабами, с одной стороны, и с варягами — с другой. Что могло помешать хазарам проиграть киевскую дань, и что могло помешать варягам заполучить Киев, тем более, что в отличие от хазаров, варяги там и прописались на жительство?

    Тем не менее летописный рассказ , якобы доказывающий независимость города от Хазарского каганата уже в середине IX в., хотя согласно комментариям к известному «Киевскому письму» лингвиста-востоковеда Омельяна Прицака, хазарский чиновник находился в Киеве ещё в середине X в.

    В \»середине века\»! А Вы начали с 862г. Есть разница?

    Ирма Хайнеман,[1] выдвинула небезосновательную гипотезу согласно которой «решающую роль в создании Киевского государства и давшей ему своё имя», сыграла военно-торговая организация Русь, сформировавшаяся в Раннем Средневековье в Северном Причерноморье. Ядро этой организации по мнению автора составляли евреи, но уже давно отошедшие от веры предков к язычеству

    И чем эта гипотеза основательна? Тем, что варяги в 9 веке вполне не только могли, но и должны были пройти Сев.Причерноморье, чтобы добраться до богатой Византии, чтобы и пограбить, и отовариться? Ну, если там, где варяг, там и \»Киевское государство\», то спору нет, только смешно и только. Про \»еврейское ядро\»… Бог ей простит.

    Один из наиболее последовательных и объективных российских историков А. И. Забелин так определил основу понимания истории: «История наука не точная, не математика. Она подвижна и изменчива, как сама жизнь. Основания ее познаний сбивчивы от множества противоречивых свидетельств…»[4].

    Прав был Забелин… для своего времени, не будучи ни лингвистом, ни археологом, не зная современные методы датирования и т.д. и т.п….. В общем, он не более прав, чем полицейский следователь той эпохи, который еще ничего не знал о роли отпечатков пальцев, но так же страдал от \»множества противоречивых свидетельств\». 🙂

    если в других науках зафиксированное познание, называемое опытом, преобразуется в законы и правила, на основе которых выявляются новые законы и правила, то в исторической науке опыт — понятие условное.

    В истории это назову не накоплением опыта, а накоплением фактов, которые датируются, систематизируются и составляют тот скелет, на который наращиваются новые. Да, в \»истории\» можно нашлепать теории и гипотезы пачками, было бы желание, ибо \»счастье\» истории как науки в том, что она описывается общим языком, а не математическими формулами. Вот этот \»простой\» язык и соблазняет каждого второго прохожего на новые исторические открытия. Если это, вдобавок, изложено понятно и для первоклассника, успех такому \»открытию\» обеспечен в \»ширнармассах\».

    Историческое событие (факт) закрепляется человеческим разумом во времени и в пространстве, но выявить все породившие это событие причины и их взамосвязи — история как наука взявшая на себя такую миссию, объективно не может.

    Кто знает, сколько, где и какие эти \»все события\»? 🙂 Физики уже все про себя знают? Биологи? Медики? Лингвисты? …

    На вопросы «что? где? когда?» историческая наука в большинстве случаев отвечает, а вот на вопрос «почему» — её ответы представляют собой многообразие версий, из которых конкретная национальная историография выбирает наиболее ей подходящую.

    Вопрос \»почему\» плодит не \»версии\», а интерпретацию. А это вещи очень даже разные. Интерпретировать историю, сплетню, байку не запретишь.

    далеко не всегда «критически мыслящие историки» могут «исправлять искажения любых источников». Например, российский состоящий на государственной службе историк, будет утверждать, что Бородинская битва была русскими выиграна… А вот французский историк с мнением российского коллеги принципиально не согласен: если русские в битве при Бородино победили, то почему «отдали Москву»? А ведь так оно и было.

    А это интерпретации, которые не отрицают спекуляции. Оттого, что какое-то общество решило превратить некое событие в миф, история не исчезла, она осталась живой и доказанной для мыслящего читателя. История для постижения всестороннего понимания прошедшего требует не меньше знаний, чем физика или химия. Для полного понимания истории надо иметь понятие в экономике, в принципах организации и психологии массы, в военном деле, в географии и биологии, в развитии техники, наук и культур рассматриваемой эпохи и т.д. и т.п..
    Широким массам это до лампочки, оттого для них создают мифы, которые еще и закрепляются несвободным режимом/цензурой/временными полтическими интересами.

    Решили так. Пересмотр устоявшихся представлений о истории страны не принесёт её гражданам никакой реальной пользы, а вот примеры мудрости, справедливости, доблести и самооотверженности предков следует считать необходимым условием воспитания в поколениях любви к отечеству.

    В конце концов, когда школяр выходит в свет и узнает, что его напичкали героями и мудрецами, а в это время отечество было в смуте и голодоморе, казнях и массовых бегах от них, то когнитивный диссонанс и цинизм — это меньшее, от чего он пострадает.

    Предметом истории является существование и деятельность во времени и пространстве глобальной социальной системы, элементарной «частицей» которой является «человек разумный». Эта система от всех прочих известных отличается тем, что стремится познать самое себя, поэтому участвовать в таком познании и выказывать своё к нему отношение вправе любая её «частица». То есть любой из нас.

    Ради Бога. Каждый может заняться историей своей семьи/рода. Но все-таки…. \»суди, дружок, не выше сапога.\»

  10. Умный, однако, был человек, назвавший эту науку «Историей». Тут тебе и отмазка, и дезориентация с маскировкой. Плывёт кто-либо ещё без чешуи, без плавников,головастик, одним словом, видит: «Ах, Истоооорияааа!» Клюнул он на название — тут и кранты пескарю! Потому как истиное название — «Мордобой в поисках истины!» Не, ну, любая наука — это мордобой в поисках истины… Но одно дело — математика: «Через отрезок прямой А_Б проходит перпендикуляр.» У меня готов вывод: «Справа от перпендикуляра, такоже, как и слева — 90 Гр, что в сумме «сикось-накось даёт 180 Гр.» И что? будешь спорить? Тут не поспоришь…
    В «Истории» же … Один говорит:»Рассмотрим эту проблему под углом в 45Градусов!» Другой говорит: «У меня на эту проблему перпендикулярный взгляд!» А третий: «Коллеги! Коллеги! Моё мировозрение не ширше 30 Градусов!» А где истина? И начинается мордобой… По научному называется «дискуссия». Так и говорят» «развернулась широкая дискуссия!»
    Об этих самых дискуссиях ещё в древности писали. Джонатан Свифт — не побоюсь этого слова — классик английской в совокупности с ирландской литературой писал. В «Приключениях Лемюэля Гулливера»( не приведи Господь так дитя своё назвать!)
    Там лапутяне — ой! Широко у них наука шагнула! — и было у них два направления:
    “ в империи образовались две враждующие партии, известные под
    названием Тремексенов и Слемексенов[32], от высоких и низких каблуков на
    башмаках, при помощи которых они отличаются друг от друга. Ненависть между этими двумя партиями доходит до того, что члены одной не станут ни есть, ни пить, ни разговаривать с членами другой.”)))))

  11. По моему дилетантскому мнению в статье кое-что перепутано.
    «Решили так. Пересмотр устоявшихся представлений о истории страны не принесёт её гражданам никакой реальной пользы, а вот примеры мудрости, справедливости, доблести и самооотверженности предков следует считать необходимым условием воспитания в поколениях любви к отечеству.»
    Это — про мифотворчество, оружие несомненно полезное, но с историей связанное не прочно, не точно, а иногда, под влиянием цели, и совсем малосвязанное.
    С этим понятно. Сложнее с » как система знаний, которая характеризуется взаимосвязью всех ее составных элементов (понятий, гипотез, законов, теорий и т. д.), строгой доказательностью, принципиальной опытной проверяемостью, воспроизводимостью, обоснованностью вывод также общезначимостью».
    Я могу в компании своих карточных друзей с превеликим апломбом рассуждать, например, о Муссолини, пересказать известные мне байки. Но в компании с Тененбаумом я благоразумно поостерегусь от этого занятия. Интересно, почему? Ведь никто из нас двоих не историк по образованию…
    «… и выказывать своё к нему отношение вправе любая её «частица». То есть любой из нас.»
    Любой из нас волен говорить что угодно. Но не любые слушать станут.

    1. Арк. Гайсинский
      В процессе же своих «изысканий» я пришёл к выводу, что наука
      история должна объяснять не только «почему это было», но и
      «почему этого быть не могло»… далеко не всегда
      «критически мыслящие историки» могут «исправлять искажения
      любых источников». Например, российский, состоящий на
      государственной службе историк, будет утверждать, что Бородинская
      битва была русскими выиграна…» — — Куда ж ему деваться, если он
      состоит на службе, а министр упредил все выводы: история наша ДОЛЖНА
      считать истиной то, что полезно государству?
      А вот французский историк, а есть и один-два (три?) российских, кто
      считает, что надо изучать АРХИВЫ, до’ку-менты, а, изучив, делать выводы.
      А.Г-ий: «Несомненным следствием такого подхода становится необязательность историка выявлять действительное содержание исторического факта, но интерпретировать
      его в первую очередь как воспитательный аргумент…»
      И не надо вспоминать К. Маркса, ни к чему Маркс.
      :::::: А вспомню Евгения по фамилии Шум:
      «Тем кто интересуется историей и историей славян в частности, будет небезинтересно ознакомиться с исследованиями, которые провёл Арк.Гайсинский и с его методом работы над темой.
      И ещё — маленько из Шума:
      Написан весь этот сценарий давно,
      Мы зрители здесь и смотрим кино.
      Актёры себе, режиссёры себе.
      Отведена роль как тебе так и мне.
      ————————————————
      Что бы это значило всё, любезнейший г-н Арк. Гайсинский,
      ума не приложу. Не подскажете?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *