Юрий Окунев: Польский синдром — антисемитизм без евреев

 43 total views (from 2022/01/01),  6 views today

Конечно, польские власти могут издать полные юридической казуистики законы об уголовном наказании за слова о фактах соучастии тех или иных поляков в истреблении евреев немецкими нацистами, но им не удастся замазать правду, ибо есть живые свидетели преследования евреев поляками и есть их письменные свидетельства.

Польский синдром — антисемитизм без евреев

Юрий Окунев

«Нас окружали враги, и немцы были отнюдь не самыми опасными среди них — наибольшую опасность для нашего выживания в конце 1943 и в начале 1944 годов представляло польское подполье из Армии Крайовы. Поляки из подполья жили в деревнях среди своих, они были настроены антисемитски. Поэтому подчас они готовы были сотрудничать с немцами против нас, и любая операция, связанная с пребыванием вблизи польской деревни, была очень опасной…

О, Господи, что оставляешь Ты нам в наследство после этой кровавой войны — этот мир убийц? Где в этом мире справедливость? Почему народы-убийцы остаются безнаказанными? Из кровавых Понарских котлованов слышится мне мольба невинных жертв юдофобского безумия, охватившего мир, мольба о справедливости, глас вопиющего в пустыне — где Ты, всемогущий Господь?»

Из воспоминаний Михаила Окунева — врача из Чикаго, бывшего узника Вильнюсского гетто и бойца еврейского партизанского отряда Аббы Ковнера.

Сообщают об усилении антисемитских настроений в Польше. Удивительная это страна, где умудряются усилить то, что всегда было на максимуме возможного, да еще при почти полном отсутствии в поле зрения субъектов, на которых обращены указанные «настроения».

Евреев в Польше круто преследовали еще до Второй мировой войны, затем помогали немецким нацистам уничтожать евреев во время германской оккупации, устраивали еврейские погромы c грабежами и убийствами после войны, изгоняли остатки евреев из страны при коммунистическом режиме, кичившимся своим «интернационализмом». Это факты истории, но было бы бесчестным обвинять в тех антисемитских деяниях весь польский народ — конечно, это делали отдельные поляки или группы «нехороших» поляков, но от этого преступление не перестает быть таковым. История, вообще, не бывает одноцветной — подсчитано, что среди поляков было несколько тысяч праведников мира, спасавших евреев от немецких нацистов и собственных погромщиков. Низкий поклон этим божьим людям от евреев, от истинных христиан, от всего добросердечного человечества. Светлая им память во веки веков!

В истории любого народа есть черные страницы, позорные и преступные деяния как отдельных лиц, так и целых групп или слоев данного народа — это вполне закономерно и объяснимо, с этим, как говорится, ничего не поделаешь, ибо изменить прошлое не в нашей власти. Однако, что определенно в нашей власти и в наших возможностях, так это — адекватно отреагировать на те черные страницы, дать апостериорную историческую и моральную оценку позорным преступлениям прошлого. И здесь есть две дороги, из которых нужно выбрать одну. На первой дороге потомки освещают ярким лучом вѐдения страшные язвы прошлого, бескомпромиссно и беспощадно осуждают преступления даже своих собственных предков, искренним покаянием искупают вину преступников из своего собственного народа, сводят к минимуму возможность повторения подобного позора в будущем. На второй дороге потомки, напротив, избегают освещать отвратительные события прошлого, всячески замазывают и заклеивают пластырями гноящиеся язвы, стараются обелить преступников и держать людей в темноте неведения, дабы укреплять ложно понимаемое «достоинство нации», облекать прошлое народа в белоснежные одежды и возвеличивать его.

Похоже, что нынешняя польская элита выбрала вторую дорогу в отношении той страницы польской истории, которая связана с преследованием и истреблением евреев в Польше до, во время и после Второй мировой войны. Невдомек властям предержащим, выбравшим ложную дорогу в будущее, что кровь на белоснежной одежде плохо отстирывается…

«Дороги, которые мы выбираем»… В этой замечательной новелле американский писатель О Генри настаивает — главное в том, что «внутри нас заставляет выбирать ту или иную дорогу». Внутри нас либо есть совесть и нравственный принцип, подобно кантовскому категорическому императиву не зависящий от внешних обстоятельств, — и тогда мы выбираем дорогу правды и вѐдения, либо ни совести, ни моральной ответственности внутри нас нет — и тогда мы выбираем дорогу лжи и неведения.

Собственно говоря, попытки отмазаться от соучастия в преступлениях немецких нацистов предпринимали многие народы Европы, замешанные в злодеяниях Холокоста — мол да, жили у нас когда-то евреи, но немцы пришли к нам и стали их куда-то увозить и убивать, а мы тут не при чем, нас самих немцы тоже убивали. Польская элита в лице высшего законодательного органа страны пошла дальше — установила уголовное наказание за приведение фактов соучастия поляков в преследовании и истреблении евреев и даже за высказывания или исследования, призванные доказать это.

История Второй мировой войны с печалью свидетельствует, что в большинстве своем народы оккупированной Европы постыдно поддерживали гитлеровские репрессии против евреев — еврейские общины и культура в Европе были фактически уничтожены. Однако в истории этого уничтожения поражает различие методов его реализации в различных частях Европы.

Население одной части Европы оказало определенное физическое и моральное сопротивление геноциду евреев. Вот некоторые факты. Правительства Финляндии, Болгарии и Испании, считавшиеся союзниками Германии, отказались выдать нацистам своих граждан еврейского происхождения. В оккупированной немцами Дании власти и народ спасли почти всю еврейскую общину, переправив ее по морю в нейтральную Швецию. В оккупированной Франции, несмотря на тесное сотрудничество марионеточного профашистского режима с гитлеровцами, три четверти еврейского населения пережили войну, многие французские евреи были легально или тайно переправлены в Испанию, Португалию и Швейцарию, еще больше — спрятаны от нацистов местными жителями и католическими монастырями. В оккупированных Бельгии и Нидерландах сумела выжить четверть еврейского населения. Даже в Чехии и Сербии, где немецкие нацисты зверствовали на протяжении многих лет, выжила почти треть евреев. Рассказывают, что в мусульманской Албании, находившейся под двойной оккупацией итальянских фашистов и немецких нацистов, почти вся еврейская община была спрятана местными жителями в горах и избежала истребления. Столкнувшись с прохладным отношением западноевропейского населения к геноциду евреев и опасаясь нежелательной реакции, гитлеровцы были вынуждены отказаться от массовых убийств евреев на местах и стали депортировать их в специально построенные изолированные лагеря уничтожения, в основном, на территории Польши. Даже в союзных и «духовно близких» им Венгрии и Италии нацисты предпочитали казням евреев на месте их депортацию в отдаленные лагеря уничтожения.

В отличие от этого, в другой части Европы — в Польше, Прибалтике, Белоруссии, Украине и на захваченных фашистами территориях России были уничтожены почти все не успевшие убежать евреи, в основном, дети, женщины и старики! Их никуда не увозили, а зверски убивали на глазах у местного населения в ближайших ярах, балках, рвах и котлованах с привлечением к «процедуре» всех желающих.

Каким образом нацистам удалось за чрезвычайно короткий срок в несколько лет уничтожить миллионы евреев Восточной Европы? Может быть, немцы бросили на истребление евреев огромную армаду эсэсовских дивизий? Факты показывают, что немцы уничтожали евреев Восточной Европы чрезвычайно малыми силами. Например, для уничтожения евреев на территории СССР были сформированы четыре группы эсэсовцев — так называемые «айнзатцгруппы» СС — общей численностью около трех тысяч человек, которые, помимо профессиональных палачей, включали водителей, механиков, переводчиков, радистов и другой вспомогательный персонал. И это (один полк!) на весь гигантский фронт от Балтийского до Черного моря, включая Прибалтику, Белоруссию, Украину и значительную часть западных и южных областей России вплоть до Волги и Кавказа. Как пишет историк Марк Солонин,

«… чтобы такими силами найти, выявить и уничтожить 3 миллиона евреев (которые при этом всячески скрывались, подделывали документы, прятались в лесах и болотах) гитлеровцам, наверное, потребовалось бы как раз та тысяча лет, которую надеялся просуществовать Третий рейх».

Однако на самом деле им на это потребовалось всего примерно два-три года.

Причина такой необыкновенной «эффективности» нацистских убийц столь же проста, как и трагически чудовищна — задачу выявления, отлова, ограбления, конвоирования к местам уничтожения и передачи евреев в руки палачей (а подчас — и самодеятельного их уничтожения) взяло на себя местное население оккупированных гитлеровцами Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, Белоруссии, Украины и западной части России…

Это всё — общеизвестные, хорошо документированные факты, и вдумчивый читатель вполне резонно может спросить, для чего автор затеял этот разговор, если у него нет каких-то новых данных и мыслей по затронутому вопросу о попытках польских властей переиначить историю.

Отвечаю на этот вопрос — у автора есть что сказать нового…

Несколько лет назад я занимался поисками одной ветви семейного древа Окуневых, которая до Второй мировой войны жила в польском городе Вильно, и, по общему мнению родственников, погибла во время фашистской оккупации в Вильнюсском гетто. Мои поиски завершились потрясающим результатом — я нашел выжившего в Холокосте узника Вильнюсского гетто, своего троюродного брата Михаила Окунева в Чикаго во главе большой еврейской семьи. Позднее я описал историю того поиска и воспоминания Михаила в книге «Сага о восставшем из пепла». Когда пришли сведения о «новом вкладе» польских законодателей в историю и юриспруденцию, я подумал, что воспоминания Михаила — это и есть то новое, что я могу предъявить читателям по данному вопросу, ведь Михаил — один из, увы, немногих живых свидетелей тех событий. Михаил не знает русского языка, и я привожу выдержки из его воспоминаний в моем переводе с английского с небольшими собственными комментариями. Вот что Михаил рассказал о предвоенном юдофобстве в Польше, которая тогда была самостоятельным государством, на примере своей семьи:

«Я родился в столице нынешней Литвы — городе Вильнюсе, который в те времена принадлежал Польше, назывался Вильно и был, по преимуществу, еврейским городом… Вильно вышел из состава России и стал польским городом в 1920 году, польский язык и польское образование пришли на смену русскому…

Мои родители были религиозными людьми и старались привить это детям. Помню, что в дом приходил раввин, учивший меня и моих братьев Торе… Отец имел небольшое собственное дело по изготовлению перчаток и кожаных пальто, он часто уезжал в отдаленные места Польши, чтобы продать свои изделия… Мать, напротив, проводила много времени с нами, она была домохозяйкой с хорошим образованием и каждый вечер помогала нам выполнять домашние задания.

Еврейская жизнь Вильно была очень пестрой и запутанной… Спектр политических партий и движений простирался от религиозных сионистов до светских социалистов и коммунистов… Столкновение и противоборство всех этих идей и мнений мешало разглядеть ту черную тучу, которая надвигалась на евреев Польши. Между тем, Гитлер пришел к власти в Германии, укрепил свои позиции и приступил к систематическому наступлению на права евреев. Нацистская пропаганда нашла плодоносную почву в Польше, особенно среди интеллигенции и в университетах. Юдофобские группы из национально-демократической партии, так называемые «эндеки», по примеру немецких нацистов, устраивали бойкоты еврейских магазинов, физически преследовали евреев. Наша семья вскоре ощутила на себе такие жестокие проявления антисемитской ненависти, каких прежде не знала.

Как-то я спускался по школьной лестнице, когда группа польских школьников приблизилась, и один из них неожиданно ударил меня кастетом в лицо. Я упал, заливаясь кровью… Шрам на моем лице до сих пор напоминает о ненависти к евреям в предвоенной Польше… Однажды, гуляя по окрестностям, я наткнулся в лесу на место, где проходили собрания окрестных христиан. В центре небольшой поляны была установлена статуя Иисуса Христа, перед нею стоял католический священник, окруженный толпой слушателей. Громким голосом священник рассказывал им, как евреи убили Спасителя и как они стали орудием дьявола. Этот несомненно образованный человек сознательно разжигал среди поляков костер животной ненависти к евреям, костер, который вскоре опалит эту землю пожаром Холокоста. Ненависть к евреям зарождалась в словах христианских проповедников, и эти слова были сильнее здравого смыла, сильнее Христовых заповедей любви к ближнему.

Ветер алогичной ненависти усиливался также под влиянием еврейских погромов в Германии. Дело дошло до того, что отец стал опасаться деловых поездок по польским городам. Как-то он вернулся из поездки в Познань с лицом и руками в пластырях. Отец не любил жаловаться, но, в конце концов, рассказал о случившемся. Он ехал в поезде, чтобы доставить товар заказчику, когда в вагон вломилась группа польских хулиганов, одетых в коричневую нацистскую униформу, и начала избивать евреев и срезать ножницами бороды и пейсы у оказавшихся там хасидов. Отец пытался вступиться за пожилых хасидов, но был избит и порезан.

С того случая неуверенность и страх начали вить гнездо в нашем доме…»

Осенью 1939 года нацисты развязали Вторую мировую войну, напали на Польшу, а город Вильно отошел к Советскому Союзу, поддержавшему уничтожение и раздел польского государства. Не прошло и полутора лет как Гитлер напал на Советский Союз. В своих воспоминаниях Михаил описывает, как немцы захватили Вильно на четвертый день советско-германской войны. Тотчас же начались еврейские погромы, грабеж и убийства евреев местным христианским населением, размах и жестокость которых удивили даже гестаповцев. Михаил, его родители и братья вместе со всеми другими евреями Вильно были согнаны в специальное гетто, где они по крайней мере были защищены от разбоя местного населения. Никто из них еще не знал, что по нацистским планам все узники гетто подлежат уничтожению. Вот отрывок из воспоминаний Михаила, отражающий отношение местного христианского населения, состоявшего, в основном, из поляков и литовцев, к еврейской трагедии.

«Я — единственный выживший в Вильнюсском гетто из пяти человек нашей семьи.

Жизнь в гетто была ужасной, но она предохраняла от немедленной смерти, ибо любой еврей, обнаруженный вне его стен, подлежал аресту и расстрелу. Немцы платили жителям города специальную премию за каждого пойманного еврея. Нацистская пропаганда в сочетании с традиционным антисемитизмом превратили христианское население Вильно в прямых пособников убийц. Мы не сразу поняли опасность пребывания вне гетто, и это привело к гибели моих родителей и старшего брата. Вот как это случилось…

Отец с братом решили сходить в наш дом на Макова и взять кое-что из оставленных там вещей. В то время было еще возможно выйти из гетто, и они не предвидели опасности. Однако соседи-христиане заметили их и донесли в Гестапо. Отец и брат были немедленно арестованы и посажены в тюрьму. Маме посоветовали подкупить местных охранников тюрьмы и вызволить оттуда папу и брата. Помню полные ужаса и страдания глаза матери, когда она, прихватив с собой все деньги и свои украшения, пошла в тюрьму — я больше не видел ее никогда. Охранники охотно взяли у мамы все, что она принесла, а затем… арестовали ее и посадили в тюрьму. Евреи были вне закона, с ними можно было поступать как кому угодно. Вскоре мои отец, мать и старший брат были расстреляны в Понарах. Я не знаю, сумели ли они увидеться перед смертью, я не знаю, какими были их последние слова… У них нет могил…»

Михаил пишет, что много раз был на грани гибели, пытался бежать из гетто, но безуспешно, потому что никто из местного населения не захотел помочь ему:

«Два раза я пытался уйти из гетто, ночевал в лесу и в заброшенных сараях, но каждый раз вынужден был возвращаться потому что выжить одному без чьей-либо поддержки было невозможно — везде местные поляки и литовцы преследовали и выдавали немцам беглых евреев…»

Михаил чудом дожил до осени 1943 года, когда началась акция по ликвидации гетто. Не могу не привести потрясающий по своему драматизму рассказ о чудесном спасении Михаила во время этой акции.

«В начале сентября 1943 года гетто было блокировано сотнями местных гестаповцев и специально привезенных полицаев. Через громкоговорители Гестапо объявило о переселении узников гетто в Эстонию, якобы для проведения там строительных фортификационных работ. Все выходы из гетто и контакты с внешним миром были перекрыты. Ужас объял оставшихся в живых евреев. Наученные горьким опытом массового убийства всех депортируемых, люди начали прятаться в потайных местах, кто где мог. Усиленные громкоговорителями грубые выкрики и команды гестаповцев, ужас и страдание на лицах бегущих и прячущихся повсюду людей — все это предстало передо мной страшным призраком скорой смерти в Понарских котлованах, и, казалось, — уже ничто не поможет мне выжить в очередной раз…

Шквал автоматного огня обрушился на мое убежище, но мне удалось спрятаться под массивной партой, прежде чем нацисты окружили дом. Наступили последние мгновения моей жизни… Я уже хорошо слышал голоса моих убийц, но в этот момент обрушилась крыша дома и парту, под которой я прятался, завалило обломками. Фашисты бросили в дом несколько гранат, но не стали входить в разрушенное здание, считая, что все в нем уже убиты, — это, вероятно, и спасло меня в очередной раз. Я просидел под обломками до темноты, а затем разгреб завал и, окровавленный, выполз в темноту пустой улицы…

Наступили последние часы Вильнюсского гетто, остатки евреев отправляли в концлагерь в Эстонию или на расстрел в Понары… В ночь ликвидации гетто, буквально за несколько часов до финальной «зачистки», я бежал из гетто через известную мне дыру в заборе и спрятался в одном из моих убежищ на чердаке пустого дома. На третий день голод выгнал меня из убежища, я бродил по улицам Вильно вокруг бывшего гетто под видом нищего, пока случайно не наткнулся на группу беглецов, покинувших гетто через канализационную систему, — это был отряд Аббы Ковнера. Меня приняли в отряд, и мы ушли в чащу Руднинкайского леса — так я стал партизаном».

Дальше Михаил подробно описывает свою партизанскую жизнь в лесной глуши Руднинкайской пущи. Привожу только те отрывки из его воспоминаний, которые непосредственно относятся к теме этого очерка:

«Наша база была в малодоступной лесной глуши, оттуда мы совершали неожиданные атаки на немецкие конвои, устраивали засады на одиночные грузовики. Потом, когда удалось раздобыть взрывчатку, стали минировать железнодорожное полотно.

Нас окружали враги, и немцы были отнюдь не самыми опасными среди них. Пожалуй, наибольшую опасность для нашего выживания в конце 1943 и в начале 1944 годов представляло польское подполье из Армии Крайовы, руководимое из Лондона. Поляки из подполья жили в деревнях среди своих, они были настроены антисемитски… Поэтому подчас они готовы были сотрудничать с немцами против нас, и любая операция, связанная с пребыванием вблизи польской деревни, была очень опасной. Однажды бойцы Армии Крайовы подстерегли нашу группу и внезапно атаковали нас с ближайшего холма. Нашей группой командовал Эханан Магид, он приказал мне задержать поляков, пока остальные бойцы доберутся до леса. Я установил пулемет у какой-то изгороди и открыл огонь длинными очередями. Поляки остановили продвижение, залегли в кустарнике, а затем ползком начали окружать нашу позицию — их было человек пятьдесят против наших двадцати. К счастью, лес был рядом и нам с Магидом удалось скрыться, однако двое бойцов из нашей группы были схвачены и казнены на хуторе близ польского замка…

Другим нашим врагом было население небольших литовских поселков, которое сотрудничало с фашистами. Литовцы из этих поселков не только сообщали немцам о всех наших передвижениях, но и сами при любой возможности обстреливали наших бойцов. Мы не оставались безответными…

Такова жестокая правда той жестокой войны!»

Летом 1944 года Михаил Окунев в составе знаменитого партизанского отряда Аббы Ковнера участвовал вместе с танкистами Красной Армии в освобождении Вильнюса от нацистов. Казалось, ужасы войны позади…, но вот как Михаил описывает свое состояние и свои чувства после освобождения родного города:

«Я пытался вернуться в свой дом, но вокруг были только руины прежней жизни — мой дом разрушен, моя семья убита… Нет больше евреев в Вильно. Подчас я просыпался ночью от ужаса — мне снились штабеля горящих скелетов, мне слышались голоса немецких и местных палачей, мне мерещился шар адского пламени, падающий на землю… Я был страшно одинок на этой объятой адским пламенем земле… я остался один в этом мире, которым заправляют убийцы. О, Господи, что оставляешь Ты нам в наследство после этой кровавой войны — этот мир убийц? Где в этом мире справедливость? Почему народы-убийцы остаются безнаказанными? Мир впал в кровавое буйное сумасшествие…

Война приближалась к концу, советские войска ушли на Запад, чтобы добить нацистов. Я остался в Вильно, я выжил в том месте на планете, где выжить было невозможно. Мне было почти 22 года, у меня не было ни семьи, ни родственников, ни своего дома — на пепелище родного города мне не суждено было найти для себя ни одного счастливого огонька…

Холод ужаса и печали охватывает меня, когда я вспоминаю об этом исчезнувшем городе — литовском Иерусалиме! Исчезли еврейские институты знания и образования, уничтожены всемирно известные школы мудрецов Торы и Талмуда, расстреляна тысячелетняя культура, прервано существование тысяч и тысяч семей, веками живших здесь, исчезло все… Я вижу тех, кто сделал это — немцев и их местных добровольных помощников в фашистской униформе со свастикой, я слышу выкрики этих убийц, стреляющих в еврейских детей, женщин и стариков на обрыве Понарских котлованов, я никогда не забуду этих жестоких скотов, пьяных от еврейской крови… Из кровавых Понарских котлованов слышится мне мольба невинных жертв юдофобского безумия, охватившего мир, мольба о справедливости, глас вопиющего в пустыне — Где Ты, всемогущий Господь?»

Вот таковы потрясающие воспоминания чудом уцелевшего в огне Холокоста человека. Михаилу Окуневу уже за 90, но он до сих пор работает врачом в Чикаго. У него большая семья — жена, сын, три дочери и несметное число внуков, правнуков и праправнуков, живущих в США и Израиле. Эта замечательная огромная еврейская семья состоялась благодаря тому, что Провидение вырвало из кровавых лап недочеловеков, вызволило из огня Холокоста этого мужественного человека. Вызволило, чтобы, вопреки планам недочеловеков, возродить его уничтоженную семью, восставшую словно сказочная птица Феникс из огня Холокоста.

История польского народа полна трагизма, этот народ неоднократно подвергался ужасным и кровавым преследованиям с попытками его уничтожения. В годы Второй мировой войны поляков убивали и в немецком Гестапо, и в советском НКВД. Это, однако, отнюдь не является основанием для вымарывания из истории преступлений отдельных поляков и групп поляков по отношению к евреям или любым другим народам. Казалось бы, лидеры так много пережившего польского народа должны понимать, что только бескомпромиссное, жесткое, публичное осуждение своих собственных преступников, совершавших злодеяния в отношении другого гонимого народа, с которым поляки жили бок о бок столетия, поднимет на должную высоту истинное достоинство нации. Увы, этого не произошло…

Конечно, польские власти могут издать полные юридической казуистики законы об уголовном наказании за слова о фактах соучастии тех или иных поляков в истреблении евреев немецкими нацистами, но им не удастся замазать правду, ибо есть живые свидетели преследования евреев поляками и есть их письменные свидетельства.

А еще есть всемогущий Господь, к которому обращается с мольбой о справедливости восставший из пепла узник гетто. Он, Господь всемогущий, наверняка отвратит свой лик от ложных христиан, отвергающих покаяние за преступное прошлое, Он непременно, раньше или позже, накажет любителей извращения истории, равно как и тех, кому эти «любители» нравятся.

От редакции: читайте по теме публикации: «Борис Гулько: Непроходящее прошлое», «Валерий Базаров: J’accuse…! — Я обвиняю…!», «Мирон Амусья: Прощение или месть?»

Print Friendly, PDF & Email

42 комментария к «Юрий Окунев: Польский синдром — антисемитизм без евреев»

  1. 2020 05 19 (\»День пионерии\») 12-17 Впервые встретился с этим автором. Пока прочитал раз лишь историю Мих. Окунева из Чикаго, опубликованную к его 90-летию в 2013. Из всех возможных направлений понимания посылов пока понял важность анализа разницы отношения к истреблению еврейства деятелей подпольного сопротивлеия фашизму в Зап. и Вост. Европе. Будем пытаться выяснить этот важный аспект нашей истории.

  2. Борис Дынин
    — 2018-02-13 16:24
    Будет хорошо и полезно, если кто-либо уточнит эту статистику.
    ____________________________________________________________
    Тут надо еще учесть, сколько евреев до войны жило на оккупированных территориях этих стран. Например, в 1939 году в Польше жили около 3,3 млн евреев, в Украине — 1,532 млн. Значит в Польше их было в 3,300/1,532 = 2,15 раз больше. А Праведников мира в Польше было в 6706/2573 = 2,61 раз больше — сравнимо с 2,15. То есть, похоже, что Праведников в Польше было больше, чем в Украине не из-за особенностей национального характера — просто в Польше евреев было больше и, соответственно, большее их количество было спасено Праведниками. А вероятность спастись была одинакова.

    1. Gregory
      13 февраля 2018 at 18:11
      Тут надо еще учесть, сколько евреев до войны жило на оккупированных территориях этих стран. Например, в 1939 году в Польше жили около 3,3 млн евреев, в Украине — 1,532 млн.
      ==========
      Так что, чем больше евреев, тем больше праведников?
      Однако, сСогласно данным большинства историков, на 22 июня 1941 г. еврейское население Украины составляло 2,5 миллиона евреев (в результате аннексии Сталиным западно-украинских земель)
      http://eleven.co.il/diaspora/regions-and-countries/15412/

      1. Борис Дынин
        — 2018-02-13 20:18:53(166)
        Так что, чем больше евреев, тем больше праведников?
        — Так получается. В предельном случае — нет евреев, некого и спасать.
        Однако, сСогласно данным большинства историков, на 22 июня 1941 г. еврейское население Украины составляло 2,5 миллиона евреев (в результате аннексии Сталиным западно-украинских земель)
        — Согласен. Но скольким из них удалось избежать оккупации (в 1939 в Польше и в 1941 в Украине), толком так и не известно. Разумно будет предположить, что пропорция и там и здесь была одинакова, а тогда и сравнительная оценка с использованием данных 1939 года (еще мирного времени) правомерна.

        1. Все верно, уважаемый Григорий. Я только впечатлен разницей в цифрах, на которую я обратил внимание в связи с обсуждением Польши.

    2. И еще, уважаемый Григорий. Никаких выводов о характерах я не делал. Только статистика.

  3. Soplemennik
    — 2018-02-13 09:06

    Борис Дынин
    — 2018-02-13 05:02
    Просто статистика (если никто еще не приводил — все не читал)
    Праведников мира
    Польша — 6706 на 35 миллионов в 1938 г
    Россия – 204 праведника на население в оккупированных территориях в миллионы (сколько?)
    Украина – 2573 на население в 42 миллиона
    =====================================
    Численность населения оккупированных территорий СССР:
    http://zemfort1983.livejournal.com/588970.html
    =========================================.
    Еще раз — только статистика в свете http://zemfort1983.livejournal.com/588970.htm
    Эта статистика охватывает и Прибалтику и Северный Кавказ (поскольку таблица подразумевает СССР ).
    Поиск по Вике дает:
    В Эстонии в 1940 г. был 1 миллион
    В Латвии в 1935 – 2 миллиона
    В Литве в 1940 г. – 3 миллиона
    Население Северного Кавказа сегодня около десяти миллионов.
    …… Предположим, что во время войны было 7 миллионов.
    Украинцев в 1940 г. 42 миллиона.

    Сложим и получим (1+2=3+7+42) = 55 миллионов.
    Округлим до 60 миллионов не- русского населения.

    Всего под оккупацией было 85 миллионов. На долю русского населения их на оккупированных территориях остается 25 миллионов.

    Но они были под оккупацией разное время. К ноябрю 1942 г. под оккупацией в целом было 80 миллионов, к марту 1943 – 64 миллиона, к октябрю 1943 г. – 46 миллионов .

    Трудно определить динамику количества собственно русского населения во время оккупации в течение времени. Предположим, что из 25 миллионов 12 миллионов были под оккупацией два года войны. Учтем также, что Польша и Украина были дольше под оккупацией. Так что сократим 12 миллионов до 6 миллионов.

    На эти 6 миллионов русских приходится 204 праведника мира, то есть
    ……..один праведник на 29 411 русских.

    В Украине на 42 миллиона – 2573 праведников, то есть
    ……..один праведник на 16 323 украинцев.

    В Польше на 35 миллионов – 6706 праведников, то есть
    ……..один праведник на 5 219 поляков.

    Теперь сравните Польшу с Россией и Украиной!!!

    Будет хорошо и полезно, если кто-либо уточнит эту статистику.

    1. Борис Дынин
      — 2018-02-13 16:24
      Будет хорошо и полезно, если кто-либо уточнит эту статистику.
      ===============
      Сам же хочу сделать примечание к этой статистике. Надо учесть эвакуацию евреев из Украины и Европейской части России. Но все-таки разница разительная.
      ==================

  4. Замысел Всевышнего о создании на Земле рода людского оказался не совсем удачным.РОД этот явился сбродом , состоящим преимущественно из злобных негодяев и мерзавцев. Где- то. в бескрайних просторах Вселенной. наверное, ему удалось сотворить более совершенный Мир. Редко встречающиеся среди тупого людского сброда мудрецы, наверно,. угадали возможность переселения душ отживших свой срок землян в другой более совершенный мир-в РАЙ. если заслужили, или в АД, если учинили Зло.
    Хотелось бы очень найти пути проверить это на практике. Кто знает, м.б.удастся переселится и нашим душам в новую сущность более удачливых и благополучных инопланетян.Была бы лишь, при э\\том, обратная контактная связь ,, чтобы можно было убедить своих бывших земляков в том, что сказка действительно может оказаться былью
    Если эта закономерность оказалась бы верна, то всем антисемитам должна быть открыта прямая дорога в АД. Но, они, также. как их духовные братья по злодейству-исламские и прочие террористы, уверены в противоположном. В этом их надежно убеждают духовные наставники, истинные дьяволы воплоти.
    В этом же, видимо, одна из основных причин устойчивости и неистребимости антисемитизма в мире. Избавиться от него не менее проблематично, чем переубедить антисемитов в тщетности их надежд на обретение райских благ, избавившись от евреев.
    Обсуждаемые последствия антисемитского польского синдрома- из того же ряда.
    Вряд ли упомянутые ниже статистические данные о праведниках мира в Польше, могут рассматриваться как смягчающие преступную вину обстоятельства, значительной части польского населения, участвовавшего совместно с нацистами и без оных в геноциде евреев.

  5. Только что получила message от знакомой польки. Kопирую ничего не изменяя:
    Sorry my friend did you have any chance to listen any news from Poland if so I would like to apologize for that but I am not living in Poland and have no control so sorry
    За мою довольно долгую жизнь первое извинение за ЭТО. Спасибо, дорогая Эдита!

  6. Просто статистика (если никто еще не приводил — все не читал)

    Праведников мира
    Польша — 6706 на 35 миллионов в 1938 г
    Россия – 204 праведника на население в оккупированных территориях в миллионы (сколько?)
    Украина – 2573 на население в 42 миллиона

    1. Борис Дынин
      — 2018-02-13 05:02

      Просто статистика (если никто еще не приводил — все не читал)

      Праведников мира
      Польша — 6706 на 35 миллионов в 1938 г
      Россия – 204 праведника на население в оккупированных территориях в миллионы (сколько?)
      Украина – 2573 на население в 42 миллиона
      =====================================
      Численность населения оккупированных территорий СССР:
      http://zemfort1983.livejournal.com/588970.html

  7. Большая благодарность уважаемому Юрию Окуневу за то. что своевременно и оперативно откликнулся блестящей по содержанию и яркой по эмоциональной выразительности публикацией на всегда актуальную тему.
    Полностью разделяю его взгляд и чувства по поводу паскудного антисемитского акта правителей Польши.
    Остается лишь один не выясненный до конца вопрос. Отчего, именно теперь, вдруг, спустя много, много лет после свершения еврейской Катастрофы, когда в стране осталась едва заметная горстка спокойных, законопослушных евреев, полякам потребовалось принять столь вызывающе оскорбительное юдофобское решение. Предположить можно. что побуждением к его принятию послужило намерение придать своему внешнеполитическому курсу более выраженную антисионистскую направленность.Возможны и другие , пока неведомые мотивы.Совершенно не случайно, эта возмутительная польская акция, вызвала столь бурную протестную реакцию в еврейском обществе Израиля, полностью поддерживающего решимость власти расторгнуть с Польшей дипломатические связи.( отзыв посла).

  8. Александр Белый
    — 2018-02-11 15:18
    «Зачем нужно было всаживать нож в спину такому ценному союзнику каким по факту была АК?»
    ——— РЛ ———
    Потому что поссорить евреев с поляками и украинцами стратегическая задача России. Евреи этого пока «не понимают». Они поймут только когда российские танки (не польские и не украинские, кстати) приползут в Иерусалим, но будет поздно.

  9. Это комментарий и на статью Мирон Амусьи.

    Я в основном, согкасен с Юрием Окуневым.
    Станиславский говорил, что между «форте» и «пиано» есть ещё множество других звуков. Я совершенно не принимаю подход по стихотворению Татьяны Вольской, которая представляет географию как науку о вине перед евреями и согласно которой только папуасы Новой Гвинеи перед нами невиновны. Но принимать — в Польше — закон, карающий «клевету» на историю тюремным заключением или штрафом, представляется мне глубким искажением. Замена фразы «польские лагеря смерти» на «легеря смерти в Польше» вполне может быть выполнена путем пропаганды, без того, чтобы этим занимались сейм и суды. В конце концев, в Польше был Едвабне, когда поляки сожгли живьем 340—350 человек (полторы тысячи, по другим оценкам) — своих соседей, детей включая, с которыми они десятилетиями мирно жили. Для сравнения, во время «Хрустальной ночи» в Германии «по меньшей мере 91 еврей был убит в результате нападений» (Википедия).

    Мирон Амусья пишет:
    «…Явное преувеличении роли Польши как союзника нацистской Германии в 1938, и в согласии с нею отхватившей от Чехословакии её часть в Тешинском конфликте».

    И какое преувеличение? Когда Польша в Союзе с Германией бросилась терзать Чехословакию? Черчилль заметил по этому поводу:
    «Нужно считать тайной и трагедией европейской истории тот факт, что народ, способный на любой героизм… проявляет такие огромные недостатки почти во всех аспектах государственной жизни. Слава в периоды мятежей и горя; гнусность и позор в периоды триумфа. Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных!» (Вторая мировая война. Т.1: Надвигающаяся буря. – М., 1997. – С.152).

  10. высказываемые в тексте мысли, к сожалению, весьма типичны, поэтому
    хочу кратко остановиться на тех местах, где он особенно тенденциозен или попросту лукав. И лукав небезопасно.
    1. “Конечно, польские власти могут издать полные юридической казуистики законы об уголовном наказании за слова о фактах соучастии тех или иных поляков в истреблении евреев немецкими нацистами» – пока что неизвестно, именно ли таков будет этот закон – в смысле практика его применения – или же он будет направлен только против обобщения вины отдельных лиц и групп и приписывания её всем полякам в целом. Нужно дождаться хотя бы одного случая применения закона, чтобы понять как он на самом деле действует.
    2. «В отличие от этого, в другой части Европы — в Польше, Прибалтике, Белоруссии, Украине и на захваченных фашистами территориях России были уничтожены почти все не успевшие убежать евреи, в основном, дети, женщины и старики! Их никуда не увозили, а зверски убивали на глазах у местного населения в ближайших ярах, балках, рвах и котлованах с привлечением к «процедуре» всех желающих».
    — очень лукаво. На самом деле, нацисты щадили «эстетические чувства» арийских народов Запада, поэтому от них евреев вывозили на места истребления — к нам, в малоценную варварскую Лимитрофию, в которой можно было не церемониться с местными. Подобно тому как барин-крепостник не стеснялся ходить голым перед дворовыми девками. В общем, для своих родных колониальных метрополий — одни правила политеса, для варваров — другие. Так вот поляки, а на самом деле и белорусы (хотя последним и туманно обещали нечто другое) — были предназначены максимум для онемечивания, но никак не для сохранения. И в случае малейшего колебания их истребляли так же массово. как и евреев. Возложить на всю Восточную Европу в целом вину за Холокост, освободив от неё Запад — это, конечно, очень оригинально. Нужно присматриваться бдительно — насколько устойчива будет такая тенденция — перекладывания с больной головы на здоровую.
    Разница, на самом деле, в том, как немецкие нацисты относились к своим коллегам по привилегированной романо-германской колониальной корпорации — и как — к «унтерменшам» из Восточной Европы. Не понимать этого — значит грубо искажать историю.
    3. «Каким образом нацистам удалось за чрезвычайно короткий срок в несколько лет уничтожить миллионы евреев Восточной Европы? Может быть, немцы бросили на истребление евреев огромную армаду эсэсовских дивизий? Факты показывают, что немцы уничтожали евреев Восточной Европы чрезвычайно малыми силами. Например, для уничтожения евреев на территории СССР были сформированы четыре группы эсэсовцев — так называемые «айнзатцгруппы» СС — общей численностью около трех тысяч человек, которые, помимо профессиональных палачей, включали водителей, механиков, переводчиков, радистов и другой вспомогательный персонал. И это (один полк!) на весь гигантский фронт от Балтийского до Черного моря, включая Прибалтику, Белоруссию, Украину и значительную часть западных и южных областей России вплоть до Волги и Кавказа».
    — совсем грубая ложь. Якобы «один полк» в 3 тыс. человек за 2 года истребил 3 млн. евреев . потому что только направлял, а якобы всю грязную работу делали местные коллаборационисты. Но ведь «айнзатцгруппы» СС своё грязное дело делали только летом-ранней осенью 1941 г., и эти акции затронули максимум 5-10% еврейского населения, но и на том этапе к «акциям» массово привлекались и другие формирования, не исключая и вермахт. А уж когда машина уничтожения заработала не полную силу, то в ней уж точно были задействованы далеко не 3 тыс. немцев, а десятки тысяч — как и, в общей сложности, десятки или сотни тысяч местных пособников.
    4. «Пожалуй, наибольшую опасность для нашего выживания в конце 1943 и в начале 1944 годов представляло польское подполье из Армии Крайовы, руководимое из Лондона. Поляки из подполья жили в деревнях среди своих, они были настроены антисемитски… Поэтому подчас они готовы были сотрудничать с немцами против нас, и любая операция, связанная с пребыванием вблизи польской деревни, была очень опасной. Однажды бойцы Армии Крайовы подстерегли нашу группу и внезапно атаковали нас с ближайшего холма…»
    — надо напомнить, что эти события последовали за вероломной кампанией разоружения, частичного уничтожения и роспуска АК по приказу Сталина в ноябре-декабре 1943 г. До которого АК никаких военных действий против советских партизан не вело. А когда перешло к ним — то вовсе не против одних только евреев воевало, а против советских партизан как таковых. Здесь большой вопрос к мудрому Сталину и его подручным: Зачем нужно было всаживать нод в спину такому ценному союзнику каким по факту была АК?
    это только несколько возражений по поводу опасной тенденции в трактовке событий 2-й мировой войны. Нужно держать ухо востро, как бы вслед за Польшей не были бы объявлены поголовно убийцами и белорусы.

  11. Всё так, Юра. Сейчас на тему польского антисемитизма без евреев много публикаций, которые можно увидеть, если набрать «антисемитизм без евреев» в Гугле. Ещё раз прочитал свидетельства восставшего из пепла твоего брата. Только их одних достаточно, чтобы призвать к совести и справедливости польских законодателей. Но, увы, люди слышат только то, что хотят слышать.
    Юра С.

  12. Страшно не люблю вмешиваться в комментарии к публикациям своих статей. Если у меня случаются разногласия с друзьями и единомышленниками, то пытаюсь разрешить их путем частной переписки. Однако, мой друг Мирон Амусья уже несколько раз выносит на всеобщее обсуждение наши разногласия и даже частную переписку, поэтому, скрепя сердце, вынужден ответить…
    Уважаемый Мирон Амусья утверждает, что в польском законе нет казуистических попыток замазать правду. На самом же деле, скрытое за юридической казуистикой противопоставление «польской нации», которая, по мнению авторов закона, чиста, как ангел, и отдельных «нехороших» поляков, которые преступно преследовали и убивали евреев – это и есть попытка замазать правду, это есть историческая ложь… Только слепой может это не видеть.
    Я привожу в статье показания очевидца о преследованиях евреев поляками до Второй мировой войны, а уважаемый Мирон Амусья противопоставляет этим живым свидетельствам мнение Википедии: «При этом культурная и общественная жизнь в еврейской общине бурно развивалась». При этом, это при том, что евреев оскорбляли, избивали и дискриминировали в Польском государстве.
    Я привожу в статье показания бойца еврейского партизанского отряда о кровавых столкновениях с польской подпольной армией в лесах под Вильнюсом, а уважаемый Мирон Амусья противопоставляет этим подлинным фактам не имеющие никакого отношения к теме сведения из Википедии о польских праведниках мира. Зачем ломиться в открытую дверь, да кто же отрицает, что среди поляков было много порядочных и мужественных людей? Какое это имеет отношение к тому, что польские законодатели пытаются скрыть тот факт, что среди поляков была и масса убийц-антисемитов?
    Рекомендую уважаемому Мирону Амусье рассказать басни из Википедии Михаилу Окуневу – узнику вильнюсского гетто, бойцу партизанского отряда Аббы Ковнера, а в ответ послушать его воспоминания и о преследованиях евреев в Польше до войны, и о том, что никто из поляков не помог ему и его семье спастись от нацистов, и о преследованиях еврейских партизан поляками в Руднинкайской пуще, и много еще о чем…
    И пследнее. Уважаемый Мирон Амусья рекомендует соблюдать деликатность в обсуждении деликатного вопроса. Ничего деликатного в рассматриваемом вопросе нет, а есть грубая попытка польских законодателей закрыть навсегда вопрос об участии поляков в геноциде евреев. Поэтому я не хочу, не могу и не буду проявлять деликатность по отношению к тем, кто пытается скрыть правду об участии кого бы то ни было в уничтожении евреев, равно как и в преследованиях и геноциде любого другого народа.

    1. есть грубая попытка польских законодателей закрыть навсегда вопрос об участии поляков в геноциде евреев
      Юрий Окунев 10 февраля 2018 at 19:45
      ————-
      Это просто не так

      1. Никому не нужны ваши АБСОЛЮТЫ. Не пытаясь быть категоричным, как ваше заявление, выскажу МОЕ мнение: Это — не просто, и, именно ТАК.

  13. Ув. Юрий Окунев,
    Прочитав Вашу историю про 90-толетнего Михаила Окунева, я понял, что мы с Вами родственники. Моя семья тоже из Вильны, где жили многочисленные Пурто. Мой дед немедленно после окончания войны поехал в Вильну искать своего родственника Окунева. В Вильну, как впрочем и во все лимитрофы, гражданских не пускали. Помог ему с пропуском его сын, в то время замдиректора Кировского Завода.

    У меня к Вам убедительная просьба: свяжитесь со мной: v.purto@gmail.com

  14. Уважаемый Ю. Окунев в статье допускает ряд неточностей. Так, он пишет: «Польская элита в лице высшего законодательного органа страны пошла дальше — установила уголовное наказание за приведение фактов соучастия поляков в преследовании и истреблении евреев и даже за высказывания или исследования, призванные доказать это». Это просто не соответствует действительности. Ключевой параграф обсуждаемого закона гласит:

    «Тот, кто обвиняет, публично и вопреки фактам, польскую нацию или польское государство в том, что они были ответственными или соучастниками нацистских преступлений, совершенных Третьим германским рейхом … или других преступлений против мира и человечества, или военных преступлений, или иным образом сильно преуменьшает фактическую вину лиц, виновных в этом, подлежит штрафу или наказанию в виде лишения свободы на срок до трех лет».

    Видно, что преступлением считается обвинения в адрес польской нации или польского государства, но вовсе не отдельных лиц и групп. Польское государство прекратило своё существование в самом начале сентября 1939 – при оккупации Германией, а затем и СССР. См. мою заметку «Прощение или месть» в http://club.berkovich-zametki.com/?p=35359.

    Уважаемый Ю. Окунев пишет «Конечно, польские власти могут издать полные юридической казуистики законы об уголовном наказании за слова о фактах соучастии тех или иных поляков в истреблении евреев немецкими нацистами, но им не удастся замазать правду». Публицистично, но против правды – нет в упомянутых поправках, как всякий юридический документ – «казуистичных», т. е. аккуратных, попытки «замазать правду».

    «Евреев в Польше круто преследовали еще до Второй мировой войны», — пишет автор. А вот Википедия весь предвоенный период оценивает так: «Экономическое положение евреев во второй половине 1930-х годов сильно ухудшилось из-за дискриминационной политики властей. При этом культурная и общественная жизнь в еврейской общине бурно развивалась».

    Окунев пишет: «Подсчитано, что среди поляков было несколько тысяч праведников мира, спасавших евреев от немецких нацистов и собственных погромщиков». При этом забываются, что по данным той же Википедии: «В Польше было спасено около 120 тысяч евреев. По оценкам, до 350 тысяч поляков принимали участие в спасении евреев в той или иной мере, на разных стадиях спасения (Владислав Бартошевский оценивает это число до миллиона). Как минимум, 5000 поляков, спасавших евреев или помогавших им, были казнены нацистами за эту помощь. Польское правительство в изгнании создало специальное подпольное агентство Жегота … На 1 января 2016 года 6620 человек за помощь евреям признаны израильским Институтом Катастрофы и героизма Яд ва-Шем Праведниками мира». Стоит помнить, что за помощь бежавшим из гетто или лагерей полагалась нацистами – оккупационными властями – смертная казнь. Помнить нужно, разумеется, и о действиях местных, поляков –коллаборационистов.

    Окунев пишет «Правительства Финляндии, Болгарии и Испании, считавшиеся союзниками Германии». Ни Финляндия, ни Испания не имели на своей территории немецких войск, а Испания была нейтральной страной, в ВМВ2 не участвовавшей («Голубая дивизия» была добровольческой). Кстати, Вильно, как и Понары, и до ВМВ2 был в основном литовским, а не польским городом.

    В обсуждении деликатного вопроса требуется деликатность от каждого участника.

  15. Примерно в 2005 году я заехал в Польшу с целью посещения Аушвица/Беркенау, чтобы прошептать молитву за замученых и убитых недочеловеческими тварями — немцами и их армией добровольцев (лучше бы сказать — зловольцев) из местного населения. Упуская детали увиденного (включая еще серую от пепла землю вокруг развалин крематория (одного из нескольких, несмотря на «прилизаный пейзаж» восстановленного после 1960-х годов гиблого места), сильнейшее впечатление произвел обслуживающий персонал этого окаянного заведения, превращенного поляками в доходное дело со сбором платы за билеты, «сувенирные» буклеты, открытки, книги и т.д. Проходя по територии Аушвица и Беркенау со всех сторон слышались окрики (именно ОКРИКИ) польских женщин-охранниц) — «не останавливаться», «не фотографировать», «не заходить» и т.д. Если бы это были бы актеры, можно было бы сказать, что они свою миссию по воссозданию ужаса лагерей выполнили с подобающей реальностью, но это не были актеры, это были все теже «зловольцы» пропитаные ненавистью к посетителям этого Ада, которые в большенстве своем были современными евреями. А в рядом расположеном Кракове, в его центре так и остался рынок, на котором евреи до 1939 года торговали и покупали продукты, рынок открытый по сей день, но без евреев, некогда жителей этого места. Как страшное напоминание поетителям, сегодня здесь на рядах столов в самом центре этого рынка поляки выложили старые еврейские пожитки разворованые из разграбленых еврейских домов. Я видел почерневшие от времени субботние подсвечники, пасхальные миноры, пожелтевшие покрывала субботних хал, столовые приборы и пр. домашняя утварь довоенных времен. Я все это видел. я всему этому свидетель. Мне даже не нужно читать книги Гросса «Соседьи» или «Золотой урожай», я это видел.

  16. Уважаемый г.Окунев!
    Имеются ли по Вашему мнению реальные пути,средства,методы для искоренения антисемитизма? Вот уж сколько веков боремся,клеймим,-а всё без толку! По-моему антисемитизм-это безусловный признак дебилизма,а дебил понимает только силу,а не увещевание: «как тебе не стыдно?»
    Вряд ли может служить утешением надежда на то,что Бог «непременно, раньше или позже, накажет любителей извращения истории, равно как и тех, кому эти «любители» нравятся.»
    «Позже»-понятие растяжимое.Подождём,пока поляки покаются?

  17. Я ходил в 2001г по бывшему Вильнюсскому гетто. Улицы Стеклю и Жидю, домик и памятник Гаону, детский сад на фундаменте уничтоженной Большой синагоги … Жуткое впечатление …

  18. Страшные свидетельства.
    Но и очередная попытка подмены предмета обсуждения.
    Автор написал: Это, однако, отнюдь не является основанием для вымарывания из истории преступлений отдельных поляков и групп поляков по отношению к евреям или любым другим народам
    Но ведь никто не собирается отрицать «преступления отдельных (к сожалению совсем не отдельных) поляков. В законе говорится о недопустимости обвинении польского государства и польской нации. Об этом написано в статье Амусьи.
    Об этом написал и я в статье, которую послал в редакцию. Правда там больше не про Польшу, а про Великобританию.
    И маленькая, но трагическая поправка. Увы, но в Холокосте в Голландии выжило не четверть евреев, в только 19% (24 тысячи из 140)

  19. «Конечно, польские власти могут издать полные юридической казуистики законы об уголовном наказании за слова о фактах соучастии тех или иных поляков в истреблении»
    ———- РЛ ————
    Стал смотреть, что это за закон и, о чудо, в тот же день в третьем чтении этот же сейм принял закон: «За отрицание «преступлений украинских националистов» предусмотрен штраф или лишение свободы сроком до трех лет». А ветерок-то в сейме российский.
    Теперь по поводу антисемитизма. Представьте себе, некий мужчина говорит еврею: «Ну, погодите, доберёмся мы до вашего Иисуса!». Я-то всегда считал, что антисемиты в порыве христианской ревности мстят евреям за Иисуса. Да, мстят, но не за то, что убили, а за то что породили… Как бы ищут-рыщут среди евреев в поисках Иисуса всё время, как искали по приказу Ирода младенцев, чтобы схватить, а не найдя Иисуса громят от досады самих евреев.

  20. Не хочу спорить по поводу самого текста. Тема слишком велика для одной статьи.
    Могу лишь порекомендовать замечательную книгу «В крови своей живи» покойного рава Лейба Рохмана (Иерусалим, Шамир, 1984).

    Лейб и его жена Эстер родом из Польши, и книга эта — документальное свидетельство того что они пережили. Она написана на основе дневников, которые Рохман вел во время оккупации: кто и как их прятал, кто и что за это имел, — и вообще о поляках того времени.

    Перед Шестидневной войной рав Рохман опубликовал свои дневники в Иерусалиме. Они в один день стали бестселлером.

    Эстер Рохман надолго пержила своего мужа. В 80-годы, в Иерусалиме, мы много общались по-субботам у нее дома. Дом их бал «открытым», он излучал како-то необычный свет, притягивал многих людей.

    Рав Рохман успел до своей кончины написать еще две книги: «Тихие шаги по земле» и «Потоп».
    Дочь Рохманов, Ривка Мирьям, стала очень известной израильской поэтессой и художником. Ее творчество во многом посвящено Катастрофе.

  21. Можно дополнить эту тему антисионистской, или антисемитской, кампанией которую польские власти организовали в конце 60-х.
    Сотни партсобраний и митингов с лозунгами: «Сионистов — в Сион» и «Оторвем голову антипольской гидре». Подобные мероприятия проходили везде: на заводах , госучереждениях, в университетах, в армии….
    Почти четыре миллиона принимали участие в поиске «пятой колонны».
    Женатый на еврейке, трусливый Гомулка предложил евреям, «если им Израиль дороже Польши», покинуть страну.
    Никто не возмущался, только один человек в руководстве страны, в знак протеста против антисемитской кампании, подал в отставку с поста председателя Госсовета ПНР.
    Оппонентов власти выгоняля ото всюду.
    В МВД составили картотеку всех польских евреев, их вычищали из госучреждений, университетов, школ, газет и т.п.
    Для евреев открыли границу, уезжавшим вручали был билет в один конец и лишали польского гражданства.
    Еврейские невесты любого возраста вида и положения пользовались бешенным спросом.
    Страну покинула половина ее еврейского населения: деятели науки, журналисты и редакторов, юристы, врачи, музыканты…
    Четверть выехавших пенсионеров были почитаемыми людьми, получателями специальных пенсий за выдающиеся заслуги перед Польской Народной Республикой.
    Только через 20 лет предложили ввести двойное гражданство для изгнанных евреев.
    Еще через десять лет осудили события 1968-го как проявления антисемитизма, и только в 2000-м А Квасьневский извинился перед бывшими польскими гражданами: «Мы помним и нам стыдно».

    Я был в Польше несколько раз.
    В 1977 году, Варшаве, заглянув в абсолютно пустую синагогу, побродил по безлюдному еврейскому кладбищу.
    Даже кладбищенские нищие не были евреями.
    Через несколько часов я улетал в Москву и собрав по карманам остатки уже не нужных польских злотых отдал их какой-то старушке.
    Перекрестив меня в спину, она сказала: «Жиды уехали, а жизнь лучше не стала».

    1. Уважаемый г-н Лазарь!

      Очень хороший коммент.

      Два уточнения:

      1. Страну покинули почти все евреи, а не половина, как Вы написали.

      2. В польском языке, как и сравнительно недавно в западно-украинском диалекте, слово «жид» обозначает «еврей», поэтому старушка сказала: «Евреи уехали, а жизнь лучше не стала», — если она сказала по-польски, конечно.

      Интересно, что Войцех Ярузельский в интервью Риккардо Орици, который тот приводит в своей книге “Talk of the Devil: Encounters with Seven Dictators”, сказал, что единственное о чем жалеет в своей жизни, это о том, что в 1968 году он, генерал, начальник Генштаба, член ЦК ПОРП, не выступил с осуждением антисемитской политики Гомулки, которая «навсегда опозорила Польшу».

      1. /Страну покинули почти все евреи, а не половина/
        ======

        Не сразу, к 1970 г. в Польше осталось ещё около шести тыс. евреев, в основном пожилых.
        Польских евреев в то время, кроме Израиля, принимала ещё и Швеция.
        Анисемитизм, как инфекционное заболевание, то активизируется, то затихает.
        Будучи в Польше в 1990 г. наблюдал, как сторонники Л. Валенсы обвиняли премьер-министра Мазовецкого в том, что он сам— «скрытый» еврей возглавляющий «еврейское правительство».
        Варшавская синагога и кладбище были отремонтированы и в нескольких местах «украшены» свеженамалеванной свастикой.

  22. Написано сильно и объективно. Единственное, что следует пояснить, это упоминание Армии Крайовой. Дело в том, что советские и польские коммунистические органы приписывали действия третьей подпольной организации — Национальных вооруженных сил (известны по польской аббревиатуре NSZ — эн-эс-зет), действующей независимо от Лондона. Это были вот те нацисты из эндеции, о которой говорилось в статье, и из ещё более правых антисемитских организаций. Вот они и вели себя именно так, как описано, заодно нападая на украинцев, что привело к т.н. Волынской резне. Мерзкая публика, словом.

  23. Действительно трудно сказать что-то новое на тему, тысячу раз освещенную в тысячах рассказах, статей, спектаклях и кино. Автор сумел затронуть душу читателя, по крайней мере, в моем лице.

    1. Ю. Окунев
      Низкий поклон этим божьим людям от евреев, от истинных христиан, от всего
      добросердечного человечества. Светлая им память во веки веков!
      …изменить прошлое не в нашей власти.
      Однако, что определенно в нашей власти и в наших возможностях, так это —
      адекватно отреагировать на те черные страницы,
      дать апостериорную историческую и
      моральную оценку позорным преступлениям прошлого…
      «Дороги, которые мы выбираем»… В этой замечательной новелле американский
      писатель О Генри настаивает — главное в том, что «внутри нас заставляет
      выбирать ту или иную дорогу».
      Собственно говоря, попытки отмазаться от соучастия в преступлениях немецких нацистов предпринимали многие народы Европы
      ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Собственно говоря, дальше читать стало не интересно. Такой скуки давно
      не испытывал. Ладно, не впервой, вой не вой; плачу и рыдаю, свою Зосю
      вспоминаю…и аллеи Иерусалимские и Ежи Петербургские, стихи Галчинского, Тувима, и шофёра автобуса, случайного, как летний дождик, который возил меня полдня по Варшаве, когда в первый раз оказался… впрочем, об этом я писал неоднократно…»и прошу Вас меня извинить… спит город ок после тревог, я услышал мелодию вальса», и забыл обо всём и обо всех.
      — Еще Польска не згинела, доки мы жиемо… доки мы жиемо, г-да офицеры.
      p.s. Юлиан Тувим, польский детский поэт, авторство многих
      стихов которого, к сожалению, известно далеко не всем.
      Мы читаем его в чудесных переводах —
      ****
      А чего ей ворчать, речной-то воде?
      Об этом не скажет никто и нигде.

      Пожалуй, камни да рыбы
      Об этом сказать могли бы,
      Но рыбы молчат,
      И камни молчат,
      Как рыбы.
      ****
      Стол
      Выросло дерево в нашем Полесье,
      Статное, рослое — до поднебесья.
      Хлопцам пришлось поработать немало,
      Прежде чем дерево наземь упало.

      Добрые кони в пене и мыле
      На лесопилку его притащили.
      Пилы его распилили на доски,
      Зубья погнули о ствол его жесткий.

      Доски и планки были шершавы.
      Взял их в работу столяр из Варшавы.
      Опытный мастер Адам Вишневский
      Ладит рубанки, пилы, стамески.

      Долго строгал он, клеил, буравил,
      Прежде чем славный стол этот справил.
      Вот сколько нужно трудного дела,
      Чтоб за столом ваша милость сидела!

      1. Польский историк Ян Томаш Гросс теперь живет в Нью-Йорке. Он опубликовал очерк в котором рассказал о зверском уничтожении поляками евреев Едвабне. Затем издал книгу «Соседи» с подробным описанием этого варварского преступления. Книга эта взбудоражила всю Польшу, вызвала резонанс во всем мире. В 1949 году состоялся процесс по делу погромщиков из Едвабне.
        Книга Яна Гросса «Страх» вызвала в Польше и за ее пределами довольно бурную реакцию. Ее автора обвинили в провокации. Резко выступила против Гросса католическая церковь. По сути в книге содержался вывод, что все поляки антисемиты.
        Конечно, с Гроссом нельзя согласиться, что якобы все поляки юдофобы. Нет сомнения, что и в Польше есть тысячи людей, которые с омерзением относятся к антисемитизму. Об этом убедительно свидетельствует такой факт. На Аллее Праведников в Иерусалимском институте «Яд ва-Шем» более 6 тысяч деревьев высажено в честь поляков, спасавших евреев в годы гитлеровской оккупации (за это им грозила смерть). Однако с другой стороны, ни краковский, ни все другие прокуроры Польши, не смогут опровергнуть тот факт, что антисемитизм в стране имеет давнюю историю и пустил глубокие корни. Именно в этой связи следует рассматривать антисемитскую кампанию, организованную в 1967-1968 годах польскими коммунистами под руководством их тогдашнего лидера Владислава Гомулки. http://maxpark.com/community/2198/content/6037836

      2. Алекс,
        простите, но Ваш комментарий мало уместен (это если оставаться в рамках корректности).
        И спасибо, что просветили нас, убогих, что был такой поэт Юлиан Тувим. А то мы как-то все сомневались.
        И несколько скупо вы его представили лишь детским поэтом.

        http://magazines.russ.ru/inostran/2007/11/tu5.html

  24. Мне кажется, что это — самый сильный материал по новейшей истории из всех, которые я только прочел за последние несколько лет. Его следовало бы повторить, поместив в журнал «7 Искусств» — текст такой силы должен получить максимально широкую аудиторию …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Арифметическая Капча - решите задачу *