Владимир Владмели: Делегат. Продолжение

 466 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Это было ещё до 11 сентября. В одной из синагог Миннеаполиса должен был выступать бывший премьер-министр Израиля. Узнав об этом, палестинские активисты тут же испросили у властей разрешение на демонстрацию протеста…

Делегат

Владимир Владмели

Продолжение. Начало

Часть V

А ночью Игорь никак не мог расстаться с Катлин и ушёл из её номера только когда начало светать. Проснувшись, он сразу же ей позвонил, но автомат ответил, что абонент недоступен. Он позвонил ещё раз — ответ был тот же. Тогда он поднялся в её номер и увидел, что там уже хозяйничает уборщица. Сердце у него упало.

— Конечно, родственники опять могли взять Катлин к себе, но она должна была бы сказать об этом, — подумал он, — впрочем, никому она ничего не должна. Развлеклась — и до свидания. По теперешним временам такое приключение выеденного яйца не стоит. Это я расчувствовался, старый дурак.

Он вернулся в свой номер, собрался и поехал в аэропорт. Как бы там ни было, Катлин живёт в Миннеаполисе, а туда был только один прямой рейс -тот, на котором летел и он.

В зале ожидания Игорь встретил Марию с мужем, оставил около них свой чемодан и стал внимательно смотреть по сторонам.

— Не высматривай, — сказала Мария, — не придёт твоя зазноба. Я встретила её сегодня утром. К ней неожиданно заявился муж и увёз её на Амальфи кост. Он президент Миннеаполисского отделения General Electric. Слышал о такой компании?

— Ты-то откуда знаешь? — спросил Игорь.

— Её муж — очень важный донор и иногда у себя дома он устраивает сбор средств для республиканской партии, но приглашает туда только тех, кто может пожертвовать не меньше $10000. Боб пару раз представлял у него свою фирму.

— Понятно.

— Ничего тебе не понятно. Помнишь, когда мы встретились с вами в баре, он узнал Катлин и хотел тебя удержать.

— От чего?

— Не от чего, а от кого. Ты, наверно, знаешь, что она — реалтор и показывает клиентам дома, стоящие на продаже. Так вот, когда один из покупателей очень ей надоел своими предложениями встретиться в нерабочее время в нерабочем месте, она решила его проучить и послала на встречу своего мужа.

— Ну, и её муж получил удовольствие?

— Нет, удовольствие получил тот, кто это свидание назначил, потому что у мужа Катлин чёрный пояс. Представляешь, что бы с тобой было, если бы он приехал сюда на день раньше?

— Нет.

— Ну, и хорошо. Что было в Кливленде, осталось в Кливленде.

— В Лас Вегасе (16), — поправил Игорь.

— Это всё равно. Ты возвращаешься к обычной жизни, а чтобы поменьше думал обо всяких глупостях, я пристрою тебя работать в предвыборной кампании Трампа. Ты мне обещал, помнишь?

— Помню.

— Ну, вот и держи слово.

— А что я должен делать?

— Участвовать в демонстрациях, рисовать плакаты, ходить по домам и агитировать, да мало ли что! Работы у нас — невпроворот, — и Мария стала рассказывать, что она делала в прошлый раз, четыре года назад.

Разговор с ней немного успокоил Игоря и, хотя горечь от поведения Катлин оставалась, умом он понимал, что так лучше.

В Миннеаполисе Игоря встречала жена. Увидев её, он пожал руку Бобу, кивнул Марии и повернулся, чтобы пойти к машине, но Мария взяла его за локоть и сказала: — Kто же так прощается с друзьями? — а затем обняла и взасос поцеловала. Боб, уже привыкший к её выходкам, посмотрел на Лилю и развёл руками, как бы говоря «Что я могу с ней сделать, такая уж она есть».

— Я вижу, у тебя появились очень близкие товарищи по партии, — сказала Лиля, когда они сели в машину.

— Да, — согласился он и стал рассказывать о Конвенции. Дома он включил компьютер и продолжил рассказ, сопровождая показом фотографий. Катлин ни на одной из них не было и он спокойно говорил, кто изображён на фотографии и где она сделана. Закончив рассказ, он пошёл в кабинет и стал разбирать чемодан. Разложив сувениры на полу, он посмотрел на них и задумался.

—О чём мечтаешь? — спросила Лиля, входя.

— Думаю, что мне со всем этим делать, — он посмотрел на майку с надписью «Трамп вновь сделает Америку великой» и на бейсбольную шапочку с тем же лозунгом.

— Засуши.

— Нет, пожалуй, я использую их для прогулок, — так он называл ходьбу быстрым шагом, которая последние несколько лет заменяла ему бег трусцой, -точно, — оживился он, — и сделаю это прямо сейчас.

— Я бы на твоём месте вместо шапочки надела шлем, — заметила Лиля.

— Меня не тронут, я гуляю с гантелями, — возразил он.

— А что ты скажешь своей подружке? Она ведь тебя не поймёт.

Подружкой его жена окрестила соседку, с которой Игорь впервые встретился на стадионе.

Они тогда только переехали в этот район, и Игорь выбирал маршрут для бега трусцой. Он опробовал несколько вариантов и остановился на том, который проходил вдоль шоссе, а затем по петляющей аллее приводил его на стадион. Там Игорь делал четыре круга и возвращался обратно. Во время очередной пробежки он увидел на стадионе женщину, которая шла впереди быстрым шагом. Расстояние между ними почти не сокращалось, и он понял, что сначала ему придётся долго её догонять, а потом также долго трусить рядом пока не обгонит. Он развернулся и побежал в противоположную сторону.

Было этой женщине хорошо за семьдесят, а звали её Мэгин. В молодости она бегала длинные марафоны, в которых участвовало сразу несколько категорий спортсменов. Самые выносливые должны были преодолеть сто пятьдесят километров и начинали первыми, ведь им предстояло бежать без сна и отдыха больше суток. Потом, часов через восемь, когда треть дистанции оказывалась позади, к ним присоединялась следующая группа, бегущая на сто километров, а ещё через восемь часов, включались обычные марафонцы. Всё было рассчитано так, что подавляющее большинство бежало в основной группе.

До выхода на пенсию Мэгин много лет профессорствовала в университете. Там она преподавала и вела исследовательскую работу — проверяла, насколько быстрее изнашивается организм, если ему постоянно давать большую нагрузку. Её собственный опыт показал, что гораздо быстрее, поэтому она и перешла на ходьбу. Её муж, тоже профессор, не поверил в правильность её выводов и продолжал бегать длинные марафоны даже в зрелом возрасте. Во время одного из них его настигла преждевременная смерть. Было ему всего восемьдесят четыре года.

Мэгин с первого дня знакомства говорила Игорю, что после определённого возраста бег вредно влияет на суставы и настоятельно советовала последовать её примеру. В конце концов, он так и сделал, но чтобы компенсировать уменьшение скорости, увеличил нагрузку и стал ходить с гантелями. Маршрут он оставил прежний и к своему удивлению выяснил, что скорость его передвижения почти не уменьшилась.

— Я давно предлагала тебе перейти на ходьбу, — напомнила ему жена, — но меня ты почему-то слушать не хотел.

Игорь только недовольно поморщился: он хорошо знал, почему — Лиля советовала это в такой форме, что гордость не позволяла ему последовать её совету.

— Когда ты бегаешь, — говорила она, — на тебя жалко смотреть. Кажется, что ты вот-вот упадёшь. Ты уж лучше не срамись, сделай вид, что гуляешь.

Игорь часто встречал Мэгин на дистанции, и они разговаривали на самые разные темы. Круг их интересов пересекался, вкусы совпадали и, увлекаясь разговором, они иногда проходили гораздо большие расстояния, чем планировали. Лишь в политике их взгляды не совпадали, но выяснив это, они стали избегать разговоров на спорные темы.

И вот теперь, не успев выйти из дома, Игорь столкнулся с Мэгин.

— Неужели вы его поддерживаете? — воскликнула она, недовольно глядя на его майку.

— Конечно.

— Тогда я не буду с вами разговаривать.

— Имеете право, — ответил он холодно, а она, спохватившись, добавила, — до выборов. Когда страсти улягутся, мы продолжим общение.

Эта встреча выбила его из равновесия. Он даже хотел вернуться домой и переодеться, но подумал, что теперь в пригороде не так уж много гуляющих, да и те являются жителями Миннесоты, которую до сих пор называют «Миннесота вежливая» (17). Вот он и проверит, насколько она вежливая.

В этот момент машина, ехавшая по пустынному шоссе, замедлила ход и несколько раз подряд просигналила. Мужчина, высунувшись из окна, приветливо помахал ему и крикнул:

— Отличная майка!

Игорь расплылся в улыбке, кивнул и подумал:

— Не так уж всё плохо и если вести счёт, то на данный момент 1:1.

Конечно, это не похоже на научный опрос общественного мнения, но какое-то представление о настроении жителей Миннеаполиса даёт. Впрочем, очень слабое. В этом сонном пригороде даже машины редко ездят.

Он посмотрел на дорогу. Вдали показался грузовой автомобиль, который быстро приближался к перекрёстку. Светофора здесь не было, и по неписаному закону провинции машина должна была остановиться, поэтому Игорь, не задумываясь, ступил на проезжую часть. Грузовик действительно затормозил, а водитель, нажав на сигнал, долго его не отпускал. Игорь решил, что ему тоже понравилась майка Трампа. Солнце светило сбоку и отражалось от ветрового стекла, которое было больше похоже на полупрозрачное зеркало. Сквозь него смутно вырисовывался силуэт женщины, сидевшей за рулём. Перейдя дорогу, Игорь обернулся. Из окна машины высунулась левая рука с поднятым средним пальцем.

***

Во время зарядки Игорю встречались соседи, которые выгуливали своих собак. Теперь один из них шёл ему навстречу. Был он неопределённого возраста, с лисьей физиономией. Игорь видел его довольно часто. Они всегда здоровались, а пёс, тоже какой-то неопределённой породы, обычно подбегал к Игорю и обнюхивал, не проявляя при этом никаких эмоций.

Увидев надпись на майке, мужчина огляделся и, не заметив никого вокруг, улыбнулся. Игорь кивнул и подумал, что если бы на нём была майка Хилари, этот тип при отсутствии свидетелей одобрил бы и её. Наверно, он одобрил бы даже и майку, которую всучили ему люди Кобера.

После встречи с лисьелицым, Ноткин некоторое время шёл по рощице, размышляя, что ему делать с майкой Кобера. Носить её он не собирался, использовать на тряпки было жалко. Разве что одеть на Хэллоуин. Но тогда на голову надо нацепить маску арабских террористов, на ноги — защитные штаны американских синих беретов, а в руки взять советский автомат, чтобы никто не догадался, кого он в этом костюме представляет. Вопрос лишь в том, что надеть его жене. Впрочем, за годы их совместной жизни она отвечала и на гораздо более сложные вопросы, ответит и на этот.

Дорожка к стадиону всё время петляла и из-за очередного поворота показалась девушка, ведущая на поводке большого добродушного ньюфаундленда, которого Игорь хорошо знал. Обычно, пса прогуливал Сан и, когда Игорь впервые встретил их, то сразу наладил с собакой хорошие отношения. Вид этой пары всегда улучшал его настроение, но теперь в дуэте произошла замена.

— Наверно, это дочь Сана, — подумал Игорь, — та самая девушка, которая учится в Беркли и не разделяет взгляды родителей. Как же её зовут?

Девушка тоже заметила Игоря и, прочтя надпись на его майке, напряглась, а когда они поравнялись, демонстративно отвернулась и стала смотреть на небо. Собака же, по привычке, обнюхала Игоря, а он специально остановился и потрепал её по загривку. Она завиляла хвостом, но хозяйка потянула её за собой. Понятно, что она — либерал, ведь в Беркли преподают такие профессора, как Мэгин.

***

На стадионе по выходным школьники играли в бейсбол, а немногочисленные болельщики, обычно родители и знакомые, бурно выражали восторг после каждого успеха. С течением времени одно поколение игроков и болельщиков сменялось другим, и Игорь даже не пытался их всех запомнить.

Сейчас там стояла группа мальчиков в полной бейсбольной форме. Это было необычно для буднего дня. Необычно и неприятно. Ведь в школах тоже царит либеральный дух, а для молодёжи естественно активно бороться за всеобщее равенство и если школьники начнут свою борьбу здесь, то он окажется в очень невыгодном положении. В физической силе эти ребята могут дать фору любому взрослому, а ему, уже далеко не молодому человеку, тем более, но не бежать же с поля боя! И Игорь продолжил свой путь, ещё интенсивнее работая руками, так чтобы ребята хорошо видели гантели.

Они, наверно, и увидели бы, если бы смотрели в его сторону, но их гораздо больше волновала тактика предстоящей игры, которую они и обсуждали, а по тому, как они засмеялись после замечания тренера, Игорь понял, что тот для поддержания духа отпустил какую-то сальную шуточку. Это нормально. Спорт и девочки для них гораздо важней политических игр взрослых дядей и тётей. Так оно и должно быть.

Безразличие к своей особе успокоило Игоря, и он даже пожалел, что не сможет узнать реакцию ребят на майку Трампа, но в этот момент почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Он повернулся и увидел светящиеся глаза одного из игроков. Игорь улыбнулся, а юноша поднял правую руку со сжатым кулаком. Это был давно забытый жест «рот фронт». По Игорю прошла горячая волна, и в ответ он сам поднял правую руку с гантелей. Значит, и среди молодёжи есть трезвомыслящие люди, которые не боятся выражать своё мнение. Значит, ещё не всё потеряно и число сторонников Трампа в его неофициальном и ненаучном статистическом опросе, почти такое же, как и у Клинтон. Правда, этот мальчик не сможет голосовать на предстоящих выборах, но ведь его мнение сформировалось не в безвоздушном пространстве. Наверняка его родители поддерживают Дональда, а они-то уж точно пойдут на избирательный участок. Только вот правильно ли будет учитывать их голос?

Следующие несколько минут Игорь пытался ответить на этот вопрос и, в конце концов, решил, что неправильно. Нужно быть честным перед самим собой.

Он вошёл в рощу и, увидев там Сеню, даже присвистнул: Сеня вёл на поводке маленького белого пуделя. Игорь точно знал, что его друг собак не любил. Игорь хотел было спросить, что случилось, но не успел: собачка подбежала к нему и начала злобно лаять.

— Посмотри на мою майку, — сказал Игорь приятелю, — если бы ты научил пуделя читать, он бы так себя не вёл.

— Он бы разорвал тебя в клочья, — возразил Сеня, — это собака моего сына.

— Ну и что?

— То, что Эдик учился в Беркли, а работает в Нью-Йорке.

— Неужели он так изменился? Я же до сих пор помню, как он ругался на демонстрации.

***

Это было ещё до 11 сентября. В одной из синагог Миннеаполиса должен был выступать бывший премьер-министр Израиля. Узнав об этом, палестинские активисты тут же испросили у властей разрешение на демонстрацию протеста, а произраильские организовали контрдемонстрацию. Сеня пришёл на неё со своим шестнадцатилетним сыном. Игорь знал, что именно из-за него вся семья эмигрировала в Америку.

В советской школе Эдика третировал учитель математики, который вёл также и физику. Открыто он не называл своего ученика жид, но всегда ставил ему двойки за устные ответы, а Сеня ничего не мог сделать. Он много раз ходил в школу и разговаривал с учителем, но тот каждый раз находил оправдание. Сеня требовал проэкзаменовать сына и в его присутствии Эдик отвечал на все вопросы, но учитель говорил, что во время урока Эдик ничего не знал. В результате в журнале пятёрки перемежались с двойками. Такое отношение подорвало уверенность Эдика в себе, и он постоянно испытывал депрессию.

Сеня был молодым, здоровым мужиком и вполне мог поговорить с учителем математики по-другому, но жена умоляла его не делать этого. Для того чтобы сохранить свободу мужа и психологическое здоровье сына, она убедила их эмигрировать.

Эмиграция изменила Эдика. В Риме он выучил итальянский язык и в отличие от своих однолеток, которые, вырвавшись на свободу, стали подрабатывать, где только могли, он все силы бросил на учёбу. Это был единственный способ, которым он мог отомстить своему бывшему преподавателю и когда в Риме организовали школу для эмигрантов, он стал в ней первым учеником, а в Америке за два года окончил три класса. Единственным напоминанием о мрачном советском прошлом было заикание. Потом, когда, перескочив ещё один класс, он оказался самым младшим учеником в своей группе, на него несколько раз пытался наехать одноклассник Ахмед. Он был не только старше, но и физически гораздо здоровее Эдика, однако Эдик отчаянно защищался. Во время стычки соученики вступились за него, но совсем не из чувства справедливости, а потому что он помогал им в учёбе.

На демонстрации Эдик вместе с отцом стоял в переднем ряду. Противников разделяла дорога, по которой прогуливались полицейские, а по обеим сторонам её были протянуты жёлтые ленты, обозначая нейтральную полосу.

С палестинской стороны у жёлтой ленты появился Ахмед и, увидев Эдика, стал выкрикивать оскорбления. Эдик исчез в толпе, а вскоре вернулся с громкоговорителем и, обратив его на Ахмеда, начал так ругаться, что Игорь предложил Сене срочно провести с сыном воспитательную работу. Но Сеня склонился к уху друга и радостно сказал:

— Слушай, чудак, он же больше не заикается.

***

С тех пор утекло много воды, но Игорь не мог поверить, что взгляды Эдика так кардинально изменились.

— Неужели Эдик будет голосовать за Клинтон? — спросил он приятеля.

— Не знаю, — ответил тот, — но в этой майке в его семье лучше не появляться. Он и сам старается не говорить с женой на политические темы.

— А я со своей говорю, — похвастал Игорь, подумав, что чаще всего эти разговоры кончаются ссорой.

Когда он пришёл домой, Лиля сказала:

— Меня уже соседи спрашивали, не мой ли это муж разгуливает в майке с гантелями.

— И что ты им ответила?

— А что я им могла ответить? — она безнадёжно махнула рукой.

Игорь засмеялся и обнял Лилю. Как бы жизнь не повернулась, она с ним, а это самое главное.

Кстати, если учесть их два голоса, то Трамп должен победить.

Часть VI

В день выборов у Ноткина было отвратительное настроение. Абсолютно все опросы показывали, что Хилари опережает Трампа. Разница была лишь в том, насколько именно. Игорь заставил себя сесть в машину и поехать на встречу с людьми, с которыми ходил на демонстрации, участвовал в конвенциях и стоял с плакатами на мостах над скоростными дорогами. Пережить поражение с ними будет легче и, хотя эту битву они проиграют, сдаваться нельзя. Надо продолжать борьбу хотя бы для того, чтобы не потерять уважение к самим себе. Ему это особенно необходимо, ведь он и сбежал из Союза, потому, что не хотел жить в стране лжи, а за годы правления Обамы Америка стала превращаться в такой же совок. Казалось, что Ленин восстал из гроба, выставил руку вперёд и прокартавил: «Верной дорогой идёте, товарищи».

За последние несколько месяцев Игорь сделался нервным, похудел и очень плохо спал. Его раздражало всё: СМИ, которые относились к Трампу с презрением, и сам Трамп, который, не изучив правил политической игры, постоянно эпатировал публику. Непонятно было, делал он это для того, чтобы усилить интерес к собственной персоне, или, опасаясь, что его действительно выберут. В очередном интервью он заявил, что выходил победителем и из более трудных ситуаций, ему не привыкать, и тут же, не моргнув глазом, противореча сам себе, добавил, что всегда найдёт, чем заняться и теперь, он, например, думает об организации нового шоу.

Таким образом, в одном предложении он выразил уверенность в победе и готовность к поражению!

А что касается шоу, то народ на него валом повалит. Как же не посмотреть на бывшего кандидата в президенты, который ухитрился восстановить против себя не только соперников-демократов, но и соратников-республиканцев, почему же не послушать его хвастливую, но весьма занятную болтовню.

Хилари Клинтон
Хилари Клинтон

Волна злобы и горечи стала подниматься в Игоре — в самой сильной стране мира, единственной сверхдержаве, на пост президента претендуют люди, один из которых — фанфарон, болтун и позёр, сделавшийся мишенью всех юмористов с самого начала предвыборной кампании, а другая — предательница и преступница, которая за сходную цену продаст собственную внучку. Недаром же по статистике за последний год наименее популярные имена у новорожденных мальчиков — Дональд, а у девочек — Хилари. Конечно, у всех политиков рыльце в пушку, но на Хилари пробы негде ставить. Люди попадали в тюрьму и за гораздо меньшие грехи. Возможно, приди она к власти восемь лет назад вместо Обамы, из неё получился бы президент, не хуже других, но Барак Хуссейн развратил страну. Выросло целое поколение лицемеров, которое не возмущается, тем, что после каждого теракта начинается борьба не с террористами, а с исламофобией. В результате, руководство демократической партии стало тем, чем оно стало, а Клинтон, чтобы номинироваться, вынуждена этому руководству подпевать.

***

В штаб-квартиру республиканской партии Игорь приехал одним из первых. В ночь выборов она находилась в отеле Риц. В самом большом зале отеля было установлено кинооборудование и собрались журналисты всех каналов местного радио и телевидения. Сюда же должны были приехать волонтёры, спонсоры и наиболее активные члены партии, помогавшие своим кандидатам на протяжении всей избирательной кампании. Игорь прошёлся по залу, внимательно глядя по сторонам, но, не встретив знакомых, направился в соседний зал, поменьше. Там не было вообще никого, и он сел перед телевизором, который, к его удивлению, был настроен на CNN.

Сначала он хотел переключить на FOX, но потом передумал: ситуация в стране такова, что в ближайшие четыре года проводником Американской политики станет именно CNN, надо привыкать.

А по телевизору показывали Рочестер — место захоронения Сьюзан Антони, которая боролась за права Американских женщин в XIX веке. На её могилу с самого утра шли толпы паломниц, чтобы отдать ей дань уважения, поклониться её праху и оставить на её памятнике стикер «Я проголосовала». Это должно было символизировать послание благодарных потомков праведнице, показать, что она боролась не зря, её мечта сбылась и через двести лет после её смерти, женщины не только добились равных прав, но одна из них даже стала президентом Америки.

Сьюзан Антони
Сьюзан Антони

Затем действие перенеслось в штаб Хилари, который находился в построенном по последнему слову техники отеле. Проект здания сделал известный архитектор на деньги не менее известного застройщика. Сквозь стеклянный потолок зала виднелось уже тёмное небо, которое должно было напоминать популярное выражение «Возможности человека безграничны, как высота неба». Хилари специально выбрала этот отель, потому что строил его главный конкурент Трампа, который выиграл у него тендер на сооружение здания. Во всём была символика, даже в подборе людей для интервью.

Первой в этом списке оказалась девяностолетняя старушка-негритянка, принимавшая участие в борьбе против расовой дискриминации ещё с Мартином Лютером Кингом. Она даже сидела в тюрьме, где её чуть не убили, но, перенеся все страдания, дожила до момента, когда страна выбрала первого чёрного президента. Сюда она пришла для того, чтобы стать свидетельницей другого исторического события -того, как президентом Америки станет женщина. После этого она сможет спокойно умереть.

— Почему же так рано, — подумал Игорь, — поживи ещё четыре года, и если мир за это время окончательно сойдёт с ума, то нашим следующим главнокомандующим станет лесбиянка, транссексуал или даже даун.

В это время объявили результаты выборов в Индиане, Кентукки и Западной Виржинии. Трамп с небольшим отрывом вышел вперёд, а корреспондент, распрощавшись с соратницей Кинга, обратился к девушке, стоявшей рядом. Он спросил, как её зовут, где она живёт и что думает о выборах. Девушка ответила, что её зовут Рита Свенсон, она живёт в Нью-Йорке, учится в университете и имеет специализацию свободные искусства. Она — волонтёр в кампании Клинтон и уверена, что Хилари победит с большим отрывом, а то, что в данный момент лидирует Трамп — ничего не значит. Есть штаты, в которых результат можно было предсказать ещё месяц назад. Это Калифорния и её родной Нью-Йорк. Вместе они дадут Хилари восемьдесят четыре голоса из двухсот семидесяти, необходимых для победы. Кроме того, согласно последним опросам, Флорида и другие сиреневые штаты (18) также проголосуют за Клинтон. В общем, сегодня Америка покажет, что освободилась от мрачного наследия прошлого и решит свою судьбу на ближайшие четыре года, а, скорее всего, даже на восемь. В команде Хилари всё готово к тому, чтобы принять эстафету от Обамы и тогда весь мир продолжит путь к светлому будущему. Эта победа будет отмечена фейерверком, в подготовке которого она сама принимала участие. В стратегических точках Нью-Йорка с утра стоят машины, которые только ждут сигнала.

— А сама Хилари ждёт момента, чтобы с приличествующей случаю скромностью заявить о готовности принять на себя ответственность по руководству страной, — подумал Игорь, — утром она репетировала свою тронную речь во время интервью на избирательном участке. Напустив на себя неестественную кротость, она сказала корреспонденту, что никогда не чувствовала такой эмоциональный подъём и желание работать и, если её выберут, оправдает доверие страны.

После интервью с Ритой Свенсон показали студию и журналистов, собравшихся за круглым столом. Они знали, что им предстоит бессонная ночь, и заполняли время, высказывая различные предположения. Некоторые стали обсуждать, кого Хилари возьмёт в свою команду и что успеет сделать за первые сто дней. По непроверенным данным и она, и Трамп обращались к одним и тем же людям, с предложением занять место в их кабинете. Один из комментаторов сказал, что вероятность победы Хилари 92% и теперь они должны лишь немного подождать, чтобы убедиться в правильности этого прогноза. Его коллега, явно из духа противоречия, назвался адвокатом дьявола и заявил, что в сельской Америке у Трампа есть небольшое преимущество, а ведь вся центральная часть США — это фермы и маленькие городки.

— Даже если вы правы, — возразил первый, — реализовать это преимущество будет очень трудно. Ведь для того, чтобы проголосовать, сельские жители должны проехать миль двадцать до ближайшего избирательного участка. Может, они и сделали бы это при хорошей погоде, но сейчас во всей центральной части США идёт дождь и у них должен быть очень серьёзный стимул. В мегаполюсах же преобладают сторонники Хилари, а у них избирательный участок всегда рядом. Конечно, случиться может что угодно, но победа Трампа маловероятна. И если бы закон разрешал делать ставки, я бы поставил всё своё состояние на Хилари.

Первый комментатор, смеясь, возразил, что всё равно бы он ничего не выиграл, потому что таких умников 92% и денег проигравших не хватило бы даже на административные издержки.

Настроение в студии CNN было приподнятое и, не в состоянии смотреть на это, Игорь переключил на FOX news.

Там показывали штаб Трампа, который находился в его башне, всего в нескольких блоках от штаба Хилари. С потолка свисали дорогие люстры, так что в любое время и при любой погоде здесь было светло, как днём. Бизнесмен-миллиардер строил так, что всё у него было самое лучшее, да и лозунг его предвыборной кампании вполне соответствовал его характеру — «Сделаем Америку вновь великой». Корреспондент беседовал с одним из сторонников Трампа, который с непоколебимой уверенностью говорил, что сегодня придёт конец периоду, когда над США смеялся весь мир. Трамп победит и нас будут уважать, как мы этого заслуживаем.

Вдруг кто-то тронул Игоря за плечо. Он обернулся. Это была Мария в своём плаще «а ля Трамп».

***

Последний раз они встречались в редакции местной газеты, когда брали интервью у наиболее активных республиканцев. Первым вопросы стали задавать ему, как единственному эмигранту.

— Когда вы решили, что будете поддерживать Трампа? — спросил Игоря корреспондент.

— После его номинации.

— Почему?

— Потому что он обещал бороться с демократами, которые хотят построить в Америке социализм, — зло сказал Игорь.

— Почему вы так настроены против социализма?

— Потому что его идеологи ничем не отличаются от бандитов. Они требуют перераспределения богатств, которые им не принадлежат и для создания которых они не ударили пальцем о палец.

— Но ведь вы не можете отрицать, что у Трампа тоже есть недостатки.

— Я и не отрицаю, но я не могу назначить президента, который мне нравится, я лишь могу выбрать из тех, кто реально претендует на эту должность, а Трамп — патриот.

— С чего вы это взяли? — спросил корреспондент.

— После его заявлений о приостановке эмиграции из мусульманских стран и о постройке стены на границы с Мексикой его бизнесы в арабских странах и Мексике сильно пострадали, но он пошёл на это, чтобы защитить жителей Америки.

— А не кажется вам такое поведение расистским? Ведь беженцы не имеют даже крыши над головой.

— Вы запираете дверь на ночь?

— Что? — не понял корреспондент.

— Вы запираете дверь на ночь? — переспросил Игорь.

— Да…

— Значит, вы — расист, потому что вы не пускаете к себе тех, кто не имеет крыши над головой. Если бы вы не были расистом, вы не стали бы препятствовать грабителям, потому что любой из них — это практикующий социалист с той только разницей, что теоретики социализма говорят, а этот идёт и перераспределяет.

Мария зааплодировала и после интервью, Игорь подошёл к ней. Несмотря на все свои закидоны, она была ему глубоко симпатична. Он с самого начала их знакомства поражался, как точно эта женщина, жившая в богатой и сытой Америке и знавшая о диктаторских режимах только понаслышке, представляла себе, что может произойти, если победит социализм. Она не на шутку опасалась, что если выиграют демократы, то эти выборы вообще могут стать последними свободными выборами, ведь демократы, для увеличения своего электората, собирались открыть ворота эмигрантам из третьего мира. Мария, ставшая трамписткой с того момента, как Трамп выставил свою кандидатуру, простила Игорю то, что он поначалу предпочитал более традиционных республиканцев.

***

— Привет, Игорь, — сказала Мария, — я очень рада тебя видеть, хорошо, что ты пришёл. В полночь нас выставят из отеля, и я приглашаю друзей к себе, чтобы отпраздновать нашу победу.

— Для этого сначала надо победить.

— Победим! Американцы — здравомыслящие люди и понимают, что к чему.

— Россияне тоже здравомыслящие люди, но я видел, как на них действовало постоянное промывание мозгов.

— Там не было альтернативных источников информации, советских граждан оболванивали шестьдесят лет, а здесь это делали только при Обаме. Большинство людей ещё помнит нормальную жизнь. К тому же, Трамп прямо обращается к народу на своих ралли. Он гораздо чаще Хилари встречался с избирателями. Люди видят его, слышат, как он говорит, а личное общение очень много значит.

— На ралли приходят только те, кто его и так поддерживает, самое же главное убедить колеблющихся, а последние дебаты он вообще проиграл.

— Это потому, что Хилари заранее передали вопросы (19).

— Об этом мало кто знает, а СМИ вместо того, чтобы разоблачать жульничество демократов говорит о том, как хорошо Хилари выступила. К тому же, во время поездок по стране она вместо встреч с избирателями, встречалась за закрытыми дверями с работниками счётных комиссий, а для получения желаемого результата, это гораздо важнее.

— Ничего им не поможет. Если ты смотришь телевизор, то должен знать, что Трамп лидирует.

— Пока известны результаты только в нескольких штатах, а что будет в остальных — Бог знает.

— Я тоже знаю, смотри, — она показала Игорю карикатуру, на которой было написано: Ещё до начала подсчёта голосов стало известно, что Хилари опережает Трампа в сиреневых штатах: Саудовской Аравии, Кувейте и Катаре (20), но никакие деньги ей не помогут, она обречена.

— Неужели ты действительно веришь в то, что Трамп победит, — хотел спросить Игорь, но промолчал. По глазам он видел — да, верит и подумал, что у неё ещё есть несколько часов надежды, потому что она, также как и многие Американцы — неизлечимая оптимистка. Жаль, что у него иммунитет к этой болезни. Если бы он ею заразился, то последние три месяца у него не было бы депрессии, и он бы считал, что все опросы общественного мнения — блеф. Но он — реалист и обманывать себя не хочет. Ошибочными могли быть результаты одного опроса, двух, подавляющего большинства, но не всех…

— Что молчишь, — сказала Мария, — скажи что-нибудь.

— Если ты веришь в чудеса, то мы победим, — ответил Игорь.

— Конечно, верю, но для того, чтобы чудо произошло, надо приложить усилия.

Он в изумлении посмотрел на Марию: она слово в слово повторила то, что он накануне говорил своим друзьям.

Окончание

Примечания

(15) Black lies matter, созвучно Black lives matter.

(16) Выражение, которое обозначает, что все приключения в «городе греха», как называют Лас Вегас, надо забыть и вернуться к нормальной жизни.

(17) Minnesota nice.

(18) Сиреневыми называют штаты, в которых число сторонников каждой из двух главных партий приблизительно одинаково, и предсказать результат выборов невозможно.

(19) Председатель демократической партии, Донна Бразил, в то время спецкор CNN, передала вопросы предстоящих дебатов Хилари. После этого её с треском уволили из CNN..

(20) Когда Хилари была министром иностранных дел, эти арабские страны давали ей взятки в виде пожертвований в благотворительный фонд Клинтонов.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *