Мирон Я. Амусья: Разбор «пролёта». А счастье было так близко, так возможно

 157 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Мирон Я. Амусья

Разбор «пролёта»

(А счастье было так близко, так возможно)

И ни церковь, ни кабак —
Ничего не свято!
Нет, ребята, все не так,
Всё не так, ребята!
В. С. Высоцкий

Меня, чья благородная любовь
Шла неизменно об руку с обетом,
Мной данным при венчанье, променять
На жалкое творенье, чьи дары
Убоги пред моими!
………
Есть у вас глаза?
С такой горы пойти в таком болоте
Искать свой корм! О, есть у вас глаза?
То не любовь, затем что в ваши годы
Разгул в крови утих, — он присмирел
И связан разумом; а что за разум
Сравнит то с этим?
В. Шекспир, «Гамлет» (пер. Лозинского)

Прошло уже более месяца после выборов в Израиле, которые явно закончились не так, как ожидала патриотически настроенная часть населения страны. Началась грызня, печально часто сопутствующая формированию правительства, когда лидер каждой партии и группки норовит урвать побольше для «своих избирателей» от общего пирога. Немудрено, что сам пирог, его преумножение и сбережение остаются при этом в стороне.

Результаты выборов вызвали у меня сначала не столько тревогу, сколько досаду. За полгода до выборов казалось, что население всерьёз избавилось от недетской «болезни левизны». Настолько слабы были позиции «леваков», что они и их адепты опасались отождествить себя вслух с этим «ословско»-разъединительным политически направлением. Ситуация казалась мне простой — имеется в целом успешно действующее правительство, позитивные результаты налицо, надо просто развить успех. «Ах, как ошибся, как наказан!»

Разумеется, не каждый шаг правительства и не каждую фразу премьера Нетаниягу я считал удовлетворительными. Считал и считаю несправедливым мораторий на строительство в Иудее и Самарии, полагал ненужным говорить, как это сделал премьер, о плане «двух государств для двух народов», по-прежнему возмущаюсь разрушением домов, заселённых еврейскими семьями, в Ульпене, раздражает и огорчает использование лишённого этнического или гражданского смысла слова «палестинец» и его производных. Но я понимаю, что политика есть искусство возможного, и, например, не согласись в 1947 Бен-Гурион и его соратники на раздел подмандатной Палестины — Государство Израиль бы не возникло.

С другой стороны, трудно было не заметить и масштаба идущего, набирая обороты, в Иудее и Самарии еврейского строительства, и впечатляющих планов на будущее, и постепенно создававшихся механизмов укорота левацких действий судебной и прокурорской системы, а также военной администрации в Иудее и Самарии. В лозунге «два государства для двух народов» видел и вижу лишь удобную фразу. Ведь захоти арабы своё государство — они бы его давно имели, притом не только в 1948. Достаточно было принять, например, предложения Барака в 1999–2000. Но уже давно отсутствие «палестинского государства» и разносортная «борьба» за его создание стали выгоднейшим предприятием руководства местных арабов. Не для того они столько лет безбедно и с отменной личной выгодой пользовались мировым подаянием, чтобы ни с того ни с сего допустить создание своего государства. Променять возвышенные и пустопорожние, длящиеся десятилетиями международные переговоры, с проживанием в лучших дворцах, болтовнёй, по сути, ни про что, также во дворцах, с банкетами и лимузинами — на заботу о починке канализации в доме какого-нибудь несостоявшегося шахидёнка? Да ни за что! Не бывать по либерально-еврейскому!

Конечно, я понимал силу оголтелой персонифицированной атаки СМИ и политиков на Нетаниягу, атаки, напор которой вполне соответствовал уровню её неприличия. Напомню, что участником атаки стал и левонастроенный президент Израиля Ш. Перес. Но остальные кандидаты настолько проигрывали Нетаниягу, что была надежда на решающий, впечатляющий успех Ликуда. Замечу, все «леваки» как огня боялись политических проблем — суммарно, их «программа» состояла в организации благоденствия среднего класса и слабых слоёв — каждому, от мала до велика, — бесплатная квартира, возможно, ещё и машина, а также отменная пенсия. Конечно, никто не вдавался в источник благоденствия.

Важной изюминой «программы» стало обещание добиться равной обязанности всех служить стране и прямое указание на уклонистов от служения и дармоедов, коими являются ультра-ортодоксы. Замечу, я не верю политику, который борется с «засильем ортодоксов» и за разрешение смешанных браков. На мой взгляд, это — не важнейшие проблемы Израиля. Знаю, что совсем немало ортодоксальных евреев успешно работают на благо своё и общества, да и служат в армии. С другой стороны, очевидно, что и армия сильно подросшего за последние десятилетия Израиля не нуждается в поголовном призыве и мальчиков и девочек. Поэтому-то и смотрят на уклонение сквозь пальцы. Да и усиление религиозного крыла в армии пугает имеющих там ещё сильные позиции «леваков».

Но ближе к выборам ситуация начала меняться. Немалую роль в этой смене сыграла идея необходимости «подпереть» Нетаниягу справа, чтоб он вдруг не стал «леваком». Опасность «полевения» питалась слухами о его неустойчивости и слабохарактерности, для чего оснований нет. Среди правого избирателя не было понимания, что, как правило, слабость лидера есть результат слабой опоры избирателя. Нередко вспоминают Шарона, получившего 40 мандатов, и в итоге распорядившегося ими во вред Израилю. Но ведь и 40 мандатов это — всего лишь треть Кнессета, что требовало и от Шарона немалой эквилибристики задолго до внедрения в его, возможно безнадёжно больной мозг, пагубной идеи «одностороннего размежевания», т.е. принудительного выселения евреев из Газы и разрушения их поселений.

К выборам Ликуд, вместе с «Наш дом — Израиль», шли хорошей, явно патриотически настроенной, командой. Из участников предвыборной гонки самой одиозной фигурой для меня являлся (и остался) Яир Лапид — очевидный демагог и карьерист в худом смысле этого слова. Я не очень жалую профессиональных журналистов в роли политиков хотя бы потому, что, как сказал мне один из них: «Мы знаем ничего обо всём». А этого мало для руководства страной.

Я не забыл, что Яир Лапид неустанно поносил противников одностороннего размежевания, что именно он, имевший информацию от отца — одного из активнейших борцов с «религиозным засильем»[1], писал с бесстыдной откровенностью об истинной цели размежевания. Оказывается, его задача, по Лапиду, было не умиротворение арабов, но нанесение сильнейшего удара по поселенческому движению, ликвидация его как политической силы. К счастью, вышло не по «лапидову». Казалось бы, его странноватых статей, отсутствия политического или любого иного, кроме телевизионного, опыта, явно нереалистичной программы «спасения» вполне нормально существующего среднего класса должно было хватить на то, чтобы закончить политическую карьеру, обеспечив её закат раньше рассвета.

Но этого не произошло. К сожалению, в суматохе антиликудовской борьбы он вдруг стал обладателем огромного электорального капитала — девятнадцати мандатов. Этого мало для того, чтобы стать главой правительства, но достаточно для саботажа создания самого правительства. У меня нет сомнений, что теперь Лапид хочет нанести сильнейший удар по религиозным евреям, восстановить общество против них, да и их против общества. Иначе, как провокацией его ультимативный отказ сидеть в одном правительстве с ультра-ортодоксами, не назовёшь. Ведь сама жизнь диктует и осуществляет сближение секулярных и религиозных частей Израиля, ведёт к всё большему участию ортодоксов в жизни израильского общества[2]. Насилие в этом процессе — контрпродуктивно.

Помощником Лапида оказался Нафтали Беннет, надежда тех, кто, на мой взгляд, по недоразумению относит только себя к истинно правым. Уже первое телезнакомство с ним меня насторожило[3] — некоей двусмыслицей в ответах на простые вопросы. Неприятно удивило и отсутствие принципиальности в отстаивании права солдата не выполнить приказ по насильственному выселению законопослушного гражданина — еврея и его семью из их дома[4]. Настораживало меня и то, что такие патриоты, как Арье Эльдад и Михаэль Бен-Ари в партии Беннета «Еврейский дом» места себе не нашли. Странно, однако, что это никого из считающих себя истинно правыми не насторожило. Они полагали, что чем слабее будет Нетаниягу, которому, по их мнению, и так гарантировано премьерство и чем сильнее «подпорка» справа, тем лучше.

Напрасно политики, например Моше Фейглин, отнюдь не адепт Нетаниягу, да и просто благоразумные люди, объясняли, что в демократической стране, какой является Израиль, влиять на ход вещей может лишь сильная правящая партия. Увлечённые задачей «подпереть Нетаниягу справа», ввести в Кнессет маленькие, непроходные партии, многие правые избиратели дали Беннету умеренных 12 мандатов, перебросив, надеюсь, неосознанно, часть избирателей от Ликуда к Лапиду. При этом, энергичнейший человек и последовательнейший патриот Бен-Ари оказался вне Кнессета. Этот «пролёт» правого избирателя — не первый в истории страны. Уже несколько раз распри в рядах «правых» приводили к власти и «леваков», и, что даже более опасно — левацкую идеологию безответных уступок и пораженчества как пути к иллюзорному миру.

Теперь Беннет и Лапид, объединённые идеей борьбы за равные права и обязанности, борьбы, нацеленной против ортодоксальных партий, просто торпедируют создание нормального жизнеспособного правительства. Надеюсь, что избиратели Беннета остановят его шантаж. Ведь иным словом не назовёшь препятствие созданию той коалиции, которая могла бы обойтись без леваков при власти, отстаивая перед всем миром права жителей Иудеи и Самарии, чем Лапид не будет заниматься никогда. Альтернатива созданию вменяемого правительства — новые выборы, которые сулят Лапиду уже 30 мандатов как вознаграждение за интриганство и демагогию под флёром принципиальности. Не приведи Господь!

В моих глазах опасность появления «леваков» у власти — огромная угроза. Это верно, что выборная система позволяет каждому гражданину участвовать в управлении страной раз в несколько лет — в момент выборов. Это налагает особую ответственность на избирателя. Думаю, не нужно доказывать, что выборы в Израиле не сопровождались насилием или угрозами в адрес «несогласных», и тайна голосования соблюдалась неукоснительно. Разумеется, существует и промывание мозгов агитирующими за себя и своих политиками и СМИ. Однако это уже личная проблема имеющего эти самые мозги — не давать их промывать кому ни попадя.

К сожалению, израильский избиратель своей возможностью, которой лишены люди в столь многих странах мира, не воспользовался, оставшись либо сидеть дома, либо голосуя без анализа последствий — не то, что сильно удалённых, но и тех, что «за ближайшим поворотом». Именно поэтому «рабочая партия» во главе с Ш. Яхимович, журналисткой, которую смело можно назвать матерью движения «Четыре матери», получила, вместо прощающего забвения, 15 мандатов. Напомню, что вместе эти лихие «матери» в 2000 добились ухода войск Израиля из Южного Ливана, и, в немалой степени, поощрили Арафата начать террористическую войну — интифаду. Даже архи левая партия Мерец получила 6 мандатов вместо прошлых трёх. Щедр и забывчив израильский избиратель, ох и щедр…

Как писал Есенин, «Не жалею, не зову, не плачу, Все пройдёт, как с белых яблонь дым». Досада от неудачи правых сил у меня несколько затихла. Да и в благоприятном решении коренного вопроса — устойчивости существовании Израиля в бандитском окружении в обозримом будущем — я вполне спокоен. Если сами граждане не уделят своей безопасности достаточно внимания — «помогут» вожаки местных арабов. Не случайно Моше Даян говорил молодому Шарону: «Пока здесь есть арабы, в этой стране можно жить, Арик»[5]. Соседним арабским государствам Израиль нужен давно — раньше как оправдание ненасытного грабежа своего народа во имя защиты от сионистской угрозы, а сейчас ещё и как убежище от чересчур разгорячившихся подвластных. Не сильно удивлюсь, если, например, разбитый в Сирии Асад, как некогда выбитый из Иордании Арафат (потеряв убитыми от иорданской армии тысяч десять своих пособников) попросится в Израиль — приграничное ведь государство и весьма гуманное. Израиль нужен и так называемому цивилизованному миру как громоотвод, как старая анти-мушиная липучка, держащая при себе бандитов — мусульманских террористов, которые иначе в куда большем числе разлетались бы по всему миру.

Один пункт остаётся, однако, занозой. Когда левые организовали Осло или бегство из Ливана, да и одностороннее разъединение, даже у их лидеров не хватало силы воли признать свои очевидные ошибки. В выборном «пролёте» ошибочность теории «подпорки» явно провалилась. А что же её идеологи и адепты? Покаялись, повинились? Ничуть не бывало. Они по-прежнему уверены в силе и необходимости ещё более «толстой подпорки». Вероятно, пока она прямо не свалится, не приведи Господь, им на голову.

Иерусалим 

 


[1] Когда приблизился смертный час, он решил подстраховаться, прошу прощения за некий цинизм, и просил похоронить его по еврейскому ортодоксальному обычаю! Жаль, что о роли иудаизма вспомнил столь поздно. Но всё-таки вспомнил, что важно.

[2] Я не говорю о малочисленной секте «Натурей карта», которая многими ортодоксами открыто осуждается.

[3] Наверное, как и любовь с первого взгляда, бывает и её противоположность.

[4] По отношению к арабу так вопрос не стоял и не стоит — государство себе не позволит отдать подобный приказ.

[5] Из А. Шарон, «Воин» (англ. Издание). Цитирую по памяти.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Мирон Я. Амусья: Разбор «пролёта». А счастье было так близко, так возможно»

  1. 1.Упоминание о Бен Гурионе:..»не согласись в 1947 Бен-Гурион и его соратники на раздел подмандатной Палестины — Государство Израиль бы не возникло.»
    в определенной мере справедливо и ныне. С той поры политическое положение Израиля
    изменилось не существенно.Разве что прибавилось чуть более уверенности в своих возможностях.
    Израиль, более чем любое другое государство,ограничен в выборе оптимального политического курса, из-за известных объективных обстоятельств.Для обеспечения выживания в океане враждебного окружения, требуется особо высокое искусство дипломатического маневрирования.
    В реальных условиях не всегда этого удается достичь; в частности,случаются промахи и у Нетаньягу. Не следует обращать особого внимания на ряд его вынужденных высказываний, о необходимости возобновления мирного процесса, о двух государствах для двух народов и т.п..
    Важно. что кроме болтовни на эти темы,ничего по существу не меняется.Это уже большая заслуга.
    2.То, что автор с сожалением отмечает (я с ним солидарен) о несбывшихся ожиданиях провала политической карьеры Я. Лапида, связано с тем, что он умело использован достаточно широкий электорат, которому сумел основательно запудрить мозги своим демагогическими обещаниями.
    Это свидетельствует о политической незрелости многих избирателей.и об упущениях пропагандистов патриотического правого лагеря.

  2. «Pertraxerunt mortuus viveret».

    «Основная причина, по которой я не смог закончить формирование коалиции — и я скажу это открыто – заключается в том, что некоторые партии бойкотируют другие», — заявил Нетаниягу. — Развязан бойкот против целого сектора Израиля, и это идет в разрез с моими взглядами», — сказал он, едва замаскировав критику политического договора между «Еш Атид» и «Еврейским домом», в котором говорится, что обе партии не будут вступать в коалицию, если там будут представлены партии харедим — ультраортодоксальных евреев.

    Ситуация для Израиля слишком типичная. Премьер сколачивает коалицию, которая поможет ему удержаться в кресле; сами «коалиционеры» будут обеспечены на полную каденцию если не министерскими портфелями (коих в маленьком Израиле больше, чем где-либо, — аж 30!), во всяком случае — мягкими креслами.
    Где уж в таком политиканском ажиотаже думать о стране и её народе?..

    Получится, «как всегда». В стране два титульных народа (евреи и палестинцы), две религии, с полдюжины прочих – религий и народов. Но министр ВНУТРЕННИХ ДЕЛ один и тот же уже парочку каденций – Элиягу Ишай. И этот Ишай, председатель, между прочим, партии ортодоксальных иудаистов ШАС, едва воссев в министерском кресле ещё в 2002-м г., заявил непосредственно с трибуны Кнессета:
    «Демократы говорят о равенстве людей. Но какое может быть равенство между евреем и гоем!».
    По его усмотрению, более половины опекаемых им граждан, — гои: евреи-атеисты — тоже.

    «Как всегда» — как во время позорно продутой 2-й Ливанской войны, когда, согласно стратегии тогдашнего министра обороны, израильская армия пёрла напролом с юга на север на укрепления террористов Хизбаллы. Тогда как, пройдя лишь 30 км, укрепления эти несложно было обойти с тыла, по долине реки Литани, — и вся операция обернулась бы едва ли не обычной полицейской зачисткой с минимумом жертв…
    Стратегом в министерском кресле был тогда Амир Перец – профсоюзный штафирка, возглавлявший дотоле «борьбу израильских женщин за равноправие»!..
    Таков тогда оказался политиканский расклад.
    Будет ли он теперь иным?

    В России – дураки и дороги. В Израиле свои напасти: политиканство и мракобесие. Ревнители благочестия не собиратся ни защищать страну, ни трудиться. Они полагают, что достаточно молиться, чтобы не держать в руках ничего тяжелее ложки. Их лидеры категорически заявляют, что готовы покинуть страну – кстати, «обетованную самим Господом», если их заставят трудиться и служить в армии.
    Куда они эмигрируют? Где такие нужны?
    Эмигрируют – и это трагедия Израиля – самые инициативные, молодые, здоровые, технически образованные её граждане, любезные любому цивилизованному государству. Пятая часть изральтян «в бегах».

    …Понять их можно. Послушаем одного из идеологов ортодоксии, ответственного редактора Иерусалимского религиозного журнала «Направление»:
    «Мы хотим разработать и предложить обществу религиозные решения на любом участке, в любом деле, в котором будем участвовать: банк — так банк, телеграф — так телеграф, строительство — так строительство… По всем этим вопросам религиозные партии могут предложить свои, особые решения, основывающиеся на талмудических методах анализа. Израильское общество ещё не знакомо с религиозными методами, поэтому его недоверие и настороженность вполне понятны. Но ведь эти методы практически ещё и не применялись: верующие люди, действуя как индивидуумы, в одиночку, неизбежно ограничивались в своей работе конвенциональными методами, избегали революционных задач. Сейчас стало ясно, что религиозным партиям пора брать на себя ответственность за реальные дела и действовать при этом именно так, так подобает религиозным партиям, т.е. религиозными, а не конвенциональными методами — по всему фронту.
    Мы твёрдо убеждены в этом, мы уверены, что в этих методах наше будущее…
    Я, например, вижу Израиль — в некой «бесконечно удалённой точке» — как демократическую (?) и иерархическую (!) систему, организованную по схеме, заданной в Торе: каждые десять людей (так в тексте!) избирают «десятника», десятники — «сотника» и так далее, вплоть до вершины иерархии, где находится конституционный монарх («Конституция», надо думать, «Шулхан арух», средневековый кодекс поведения, вплоть до еды и секса. — М.Т.), Сангедрин (религиозный суд, аналог шариатского. — М.Т.) и Первосвященник (!)».

    Т.е. жёсткое подобие Саудовской монархии – только не исламской, а иудаистской. И без нефти! Весёленькая перспектива!

    Израиль в тупике. Последнее обсуждение в ООН вопроса о палестинском государстве показало, что у еврейского государства единственный союзник – Соединённые Штаты. Да и они, похоже, уже тяготятся покровительством такого капризного союзника. Даже Германия с её «исторической виной» перед евреями, не проголосовала «как должно»…
    Насущно необходимы политические реформы. Прежде всего радикальное отделение религии от государства. Пора перестать кормить и обихаживать нахлебников!
    Изъять из палестино-израильской проблемы религиозную составляющую – сразу светлее станет!

    Фаворит парламентских выборов Яир Лапид готов войти в коалицию, — но без прилипал и захребетников:
    «Не беда, если ультраортодоксы посидят в оппозиции. Всегда считалось нормой формировать правительство без Ликуда, Аводы, Кадимы, МЕРЕЦ, арабских партий, да хоть ВООБЩЕ БЕЗ ПАРТИЙ, но харедим (ортодоксы. – М.Т.) всегда должны быть в составе правительстве, иначе вас обязательно обвинят в том, что их бойкотируют. Какая-то странная демократия получается?»

    Воистину, мёртвые тащат живых!

  3. А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ…

    Пока что у премьера дело – дрянь,
    В телегу впряг лишь трепетную лань,
    Воскликнуть впору, голосом звеня:
    — Коня! Коня! Полцарства за коня!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *