Григорий Писаревский: Харьков, начало восьмидесятых

 254 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Мы с женой и сыном уехали летом 1988 г., заплатив “за отказ от гражданства” примерно пять моих месячных зарплат и имея в кармане 132 доллара на человека. На проводы явилась почти вся бригада, а начальник счел за лучшее не показываться… Теперь он с семьёй живет в Коннектикуте.

Харьков, начало восьмидесятых

Григорий Писаревский

Итак, Харьков, начало восьмидесятых. Мы с женой пропустили, в основном по моей неготовности к решительному шагу, отъезд 1979 года. Эмиграцию почти прикрыли, и надо было по-прежнему решать насущные житейские проблемы. К тому времени я уже лет пять проработал в одной пуско-наладке. Для тех, кто не знаком с этим довольно интересным видом деятельности в бывшем Союзе, могу сказать, что у него имелся целый ряд существенных преимуществ. Платили неплохо. Рабочий день не имел строгих рамок. Как правило, напрочь отсутствовали типовые заморочки соцдействительности, вроде политзанятий, принудительной подписки на газеты и т. п. К тому же работа “на линии” избавляла от необходимости лицезреть откормленные рожи партийных работников, которые подвизались, разумеется, в центральном офисе. Но, как известно, ничто не даётся даром. Работа велась в основном на ногах. Пуск и наладка предполагают наличие неких уже существующих, но ещё не действующих, установок или систем. В зависимости от типа и предназначения, эти системы могли находиться в плохо отапливаемом, а то и вовсе неотапливаемом помещении, что естественным образом создавало неудобства. Помимо этого, подлежащие наладке системы пребывали в разной степени готовности и комплектации. Последнее, впрочем, привносило элемент реального творчества — приходилось искать и находить нестандартные технические решения. Так что, при желании, в этом, вызванным обычным советским бардаком обстоятельстве легко можно было выделить и своего рода позитивный фактор. А вот к негативному приходилось относить контингент работников — не всех, но уж точно некоторую их часть. Это касалось типового, как украинского, так и российского явления, прекрасно знакомого тем, кто работал, скажем, в цехах заводов и фабрик, на стройках, а нередко, впрочем и в отделах и лабораториях — пьянство на работе. В том, насколько существенной была эта проблема в пуско-наладке, определяющую роль играл старший на объекте — руководитель бригады инженеров-наладчиков.

Вопрос пьянства в маленьком, отдельно ото всех остальных работающем коллективе всегда стоял остро, но имел и ряд решений. Одним из них, достаточно широко применявшемся в нашем управлении, являлось назначение руководителями бригад евреев. Это, в большинстве случаев, позволяло поймать сразу двух зайцев — добиться успешного и в срок выполнения работы и избежать пьянства на объекте, со всеми его потенциальными, и частенько перетекающими в реальные, проблемами. Случались и исключения. Чтобы успешно командовать группой людей, выполняющих определенную, весьма конкретную, работу, физически находясь вне организационной иерархии, необходимы как минимум два серьезных качества: хорошо знать дело и обладать административными навыками. Желательно также иметь пару ребят, на которых можно твёрдо положиться. Думаю, лучше всего это могут подтвердить геологи, полярники, офицеры армии и полиции, прорабы и бригадиры-наладчики. Не пытаюсь поставить себя в ряд с категориями людей в начале списка, отношусь к ним с пиететом. Риска и опасностей у них навалом, а в наладке какая опасность? Разве что током долбанет или под вращающуюся часть попадёшь — так не будь дурнем, смотри куда лезешь. Соблюдай технику безопасности. А в остальном, может быть, и похоже. К тому же, при отсутствии средств связи. До наступления эпохи сотовых телефонов оставалось ещё лет 20.

Однако пришёл новый начальник, и отношения у меня с ним не заладились. И не антисемит он был, а просто терпеть не мог тех, кто не умеет лизать зад. С этим делом у меня всегда были проблемы, а по молодости особенно. В общем, требовалось поменять работу. Заодно решил — хватит с меня ходить в спецовке, частенько по морозу или на десятый этаж без лифта с кучей приборов и инструментов, постоянно держать в узде десяток лихих парней, уговаривать заказчиков, иной раз довольно вздорных, вовремя подписать “процентовку” (американского правила, что клиент всегда прав, мы в то время даже и не слыхали). В общем, начал искать работу в многочисленных харьковских НИИ или в отделах заводов. Инженер-электрик, с опытом, мужик, возраст — за тридцать. Все хорошо. Но, понятное дело, пятая графа. Харьков хоть и не Киев, да тоже Украина. Помогали друзья, подруги, знакомые, бывшие заказчики — иной раз вроде вот-вот получится, а в последний момент срывается. История известная. А если начальник отдела сам еврей, так и вовсе хоть и не подходи. Один мой товарищ по политехническому стал уже зам. директора по общим вопросам в каком-то среднего уровня НИИ. Сделаем, говорит, без проблем, есть должность руководителя группы, ты идеальный кандидат. А пятая графа, Толик, помнишь? Да это все ерунда, пробьём! Не пробил, не мог потом в глаза смотреть. А тут ещё один друг, тоже по политеху, звонит — нашёл тебе место, в отделе главного метролога на Тяжмаше. Этот сам наполовину еврей, а по духу так и больше, чем наполовину, все говорит напрямую. Там главный метролог, мол, обещает, что сделает точно и знает, как тебя, несмотря на пятую графу, протащить. А ты сам откуда его знаешь? Я говорит, не знаю, это моя соседка по лестничной площадке у него в отделе работает.

Соседку я встречал у этого парня на дне рождения. Красивая женщина, глазища как два озера, грудь умопомрачительная, губы такие, на каких сейчас врачи себе состояния делают. Звать Рашида, татарка. По тем временам — редкая птица для Харькова. А замужем, понятное дело, за евреем. Два сына. Очень эрудированная и решительная. Мужем вертит как хочет.

Саша, мой друг, говорит — доставай “Делис” для Рашиды, вопрос решён. Делали такие знатные торты в Харькове, шоколадно-вафельные, очень вкусные и красивые, назывались “Делис”. В открытую продажу они почти не поступали, надо было “доставать”. Торт, говорю, не проблема, а что значит “вопрос решён”? Приглашает тебя на завтра главный метролог, говорит.

Прихожу на проходную, пропуск заказан. Поднимаюсь наверх к главному метрологу. Сразу определяю — нормальный мужик, украинец, вроде сработаемся. Фамилия — Сыч. Он, видно, то же самое почувствовал. Дал заполнить анкету и заявление, взглянул на пятый пункт — глазом не моргнул. А теперь говорит, слушайте. Я организую в отделе группу метрологического обеспечения. С вашим устройством вопрос решу, только нужно время. Может быть, на этой неделе, а может, недели через две-три. Пойдёте сначала старшим инженером, выбью вам максимальную ставку, а потом возьмёте группу. Идёт? Идёт, говорю, а какова вероятность? Он говорит — 100 %. Вижу, что сомневаетесь. Поэтому на всякий случай, говорит, заявление об уходе подадите, когда позвоню.

Тех, кто ждёт подвоха, разочарую. Все вышло так, как Сыч обещал. Позвонил через неделю или две, я оттрубил свой обязательный месяц в наладке и приступил к работе на Тяжмаше. В отделе я оказался единственным евреем. Коллектив в основном женский: одна то и дело с ребёнком дома сидит, другая беременная, у третьей муж пьёт. Понятно, зачем я понадобился. Через неполный год стал руководителем группы. Сыч рассказал мне, в чем заключалась заминка при моем оформлении. На Тяжмаше, предприятии весьма крупном, имелись зам. директора по кадрам и начальник отдела кадров. Первый евреев на инженерные должности принципиально не принимал. Второй был человек более порядочный, но при наличии первого в офисе не имел права подписи. Сыч, чтобы завизировать мои документы, дождался поездки зама в командировку. Когда тот вернулся, остановил как-то Сыча в коридоре главного корпуса: “Ты зачем этого к себе взял?”. “Он умный парень, нужен мне в отделе” — сказал Сыч. “Они все умные, — буркнул зам, — так что, их всех сюда брать?”

С Рашидой мы подружились. Правда, какое-то время она дулась на меня за то, что её обошли при выборе руководителя группы. Не желала даже здороваться. Потом прошло. Рассказывала мне, как командует мужем. Как-то поручила ему купить маргарин “Солнечный”. А он забыл, купил “Майский”. Она спрашивает, я тебя какой просила купить, “Солнечный”? Да, дорогая — отвечает. А ты какой принёс? “Майский”? Вот он куда пойдёт — открывает окно и бросает его вниз с восьмого этажа. Горячая кровь, попадёт вожжа под хвост — не остановишь, пока сама не успокоится. А так, золотая баба. Хороший специалист, общительная, с кучей людей на короткой ноге, все управленческие слухи мне рассказывала, к тому же красивая, приятно смотреть. А ещё намеки разные делала. Я, однако, проявил принципиальность… Как-то в столовой познакомила со своей подругой из другого отдела. Русская, тоже замужем за евреем. Рассказали они мне анекдот, теперь уже весьма старый. Это про нас двоих, говорят. Один еврей решил жениться. Посоветовался с раввином. Тот ему — хорошее дело, женись, только возьми русскую. Почему, жених спрашивает. Ну, если женишься на еврейке, у неё будут болеть спина, голова, ноги, а ты будешь переживать. А что, ребе, спрашивает жених, у русской ничего не будет болеть? Нет, будет, конечно, но по крайней мере тебе будет наплевать.

Последний раз я слышал о Рашиде лет 15 назад. Она с мужем и детьми перебралась в Германию, заправляла татарской общиной в каком-то городе.

А ещё через год моя группа преобразовалась в бюро в составе уже двух групп. Меня назначили “и. о” начальника (без и. о. не обошлось), но тут я соскучился по живой работе и вернулся в наладку, правда, в другую, человек всего на 50 с небольшим, из двух участков, и более “привилегированную”, занимавшуюся не собственно запуском, а только проверками разнообразных электроустановок. Её начальник, мой знакомый по старой организации, сам “переделанный” еврей, внимательно следил, чтобы процент нашего брата не превышал определенных рамок. Вот он меня и взял, когда один из “его” евреев уволился.

Очень быстро я опять стал руководителем бригады. Не хватало людей, и я попытался устроить нескольких своих знакомых. “Что ты приводишь одних больных? — смеясь, сказал мне начальник — Приведи пять здоровых, потом возьмём одного больного…” В остальном, надо признать, сотрудничали мы с ним неплохо — с моим опытом, бригада работала эффективно и чётко. Пару раз заводил он речь о том, чтобы поставить меня начальником участка. Потом говорил: нет, нам не нужны разговоры, что здесь одни евреи командуют. Ведь и его национальность, с “чистой” пятой графой и русской фамилией, ни для кого не была секретом.

Прошло несколько лет, и начался “горбачевский” выезд тех, кто ранее изъявлял желание эмигрировать. Между походами в ОВИР и закупками всего нужного и ненужного я окончил платные 90-часовые курсы программистов по языку BASIC. Впоследствии это несколько помогло при изучении других языков в Америке. Мы с женой и сыном уехали летом 1988 г., заплатив “за отказ от гражданства” примерно пять моих месячных зарплат и имея в кармане 132 доллара на человека. На проводы явилась почти вся бригада, а начальник счел за лучшее не показываться… Теперь он с семьёй живет в Коннектикуте.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Григорий Писаревский: Харьков, начало восьмидесятых»

  1. Уважаемый, Григорий !
    Мне, как коренному харьковчанину, было интересно прочесть вашу историю…
    Но, причём здесь Харьков ?
    Всё тоже самое могло происходить (и происходило) в Киеве, Львове, Одессе и т.д.
    Харьков упоминается лишь вскользь.
    По вашему тексту я понял, что самое тяжёлое, что «свалилось» на вас, так это :
    ——————————————————————————————————
    «Мы с женой и сыном уехали летом 1988 г., заплатив “за отказ от гражданства” примерно пять моих месячных зарплат и имея в кармане 132 доллара на человека.»
    ————————————————————————————————————-
    Прочитав это, я даже порадовался за вас — вам (слава, Богу!) не пришлось «быть в отказе»,
    и вы имели «в кармане 132 доллара на человека» !
    В 1991-ом году я с семьёй оказался в Штутгарте (Германия) с десятью долларами в кармане на 4-х человек (перед вылетом во Фракфурт, нам выдали, по большому блату, аж 200 долл. на всю семью).
    В тот момент мне было действительно «весело» — есть что вспомнить.
    Но, вцелом, судя по написанному, вам жилось не так уж тяжело (если не брать в рассчёт приём на работу…).
    Я тоже не буду жаловаться — крутились как-то, до известного предела.
    Неотвратимость отъезда я понял в 1986-ом, после Чернобыля (хотя нехорошие предчуствия были гораздо раньше).
    Но, как пишет Лев Мадорский, всё время что-то мешало, на что-то надеялся.
    Как уроженцу Харькова, мне интересно, где вы жили, учились ли в ХПИ (факультет, я закончил Машфак). Может быть, мы с вами где-то пересекались.
    Как состоялась ваша жизнь после отъезда (куда) ?

    1. Уважаемый Яков:
      1. Харьков в моей заметке — это просто место действия.
      2. Жилось не плохо, Вы правы, к тому же молодость…но вот советскую власть не принимал почему-то с малолетства.
      3. Учился в Университете, окончил Политех, злектрознергетический фак.
      4. Краткие сведения — здесь на сайте в разделе Авторы.
      5. Если хотите общаться, запросите мой email у редактора (моим разрешением прошу считать этот коммент).

  2. Молодец, Григорий, что во время решились ехать. Я тянул-тянул, всё время чего то было жалко. Вот сын закончит школу. Вот этого прекрасного ученика доведу до муз.училища…Вот…Таких вот было много.

  3. «Вопрос пьянства в маленьком, отдельно ото всех остальных работающем коллективе всегда стоял остро, но имел и ряд решений. Одним из них, достаточно широко применявшемся в нашем управлении, являлось назначение руководителями бригад евреев».
    ——————————————————————
    Такое назначение часто приводило к обратному эффекту, из-за известной еврейской черты попытаться подладиться под коллектив. Это так и для данного мелкого случая, но наиболее вопиющей, с сегодняшней точки зрения, стала попытка евреев Германии убедить Гитлера в том, что евреи страны не противники Рейху. Об этом есть статья нашего Редактора.

    1. Ефим, Вы говорите о стереотипах, но какой процент этнической, социальной или любой другой группы подпадает под стереотип? 60-70, а то и меньше. Ваш пример упоминает весьма печальное явление… Однако вспомните, сколько евреев было среди диссидентов, или, скажем, среди зам. начальников на всех уровнях. Думаете, они » мимикрировали » под коллектив?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *