Владимир Янкелевич, Лев Мадорский: Иранские войска на границе с Израилем. Неизбежна ли большая война?

 304 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Большая война в регионе не нужна, но если давление США и России на Иран приведет к уходу Ирана из Сирии, её не избежать… Задача не только сбить иранскую ракету, важно сбить ее не над Израилем, а как можно раньше. Если ракета сбита — ты избежал «Хиросимы», но если сбил ее далеко от Израиля — избежал и «Чернобыля».

Иранские войска на границе с Израилем.
Неизбежна ли большая война?

Из серии «Диалоги у телевизора». Беседа пятая
К видеоколонкам «Удар по ракетным складам в Сирии»
и «Иранские войска на границе с Израилем. Что дальше?»

Беседуют Владимир Янкелевич (Израиль) и Лев Мадорский (Германия)

Лев. Всё чаще и чаще, Владимир, Башар Асад повторяет, ставшую уже привычной, мантру-заклинание:

«Мы больше не потерпим нарушения израильскими самолётами границ Сирии».

Напоминает коронную фразу Катона Старшего «Карфаген должен быть разрушен» или китайское 144-ое серьёзное предупреждение.

После ударов по ракетным складам в Сирии, о которых ты говорил 17 января в очередном комментарии по израильскому телевидению, это было произнесено, как мне показалось, как-то особенно отчётливо. Ты высказал мнение, что Асад развязать такую войну, учитывая военную мощь еврейского государства, сегодня не решится. Его цель — надавить на Россию и показать, что он не марионетка, а вполне самостоятельная фигура, и с ним можно иметь дело. Россия же, хотя и поддерживает Сирию, но ни в коем случае не хочет обострения отношений с Израилем.

Тут возникает вопрос:

Неужели Асад так наивен, что думает, будто кукловод — Россия сможет поверить в самостоятельность своей куклы?

Владимир. Я не считаю, что Россия — кукловод Асада. Я думаю, что эта роль уже занята, в ближневосточном кастинге она досталась Ирану. Интересы России в Сирии мне непонятны, туманны, и я думаю, что Путин вероятно и ушел бы оттуда, о чем он говорил неоднократно, но озабочен «сохранением лица». Можно соглашаться или не соглашаться с действиями России в Сирии, но думаю, что Москва хорошо понимает то, что реально Сирия, как государство, существует только в перечне государств. Она сегодня скорее площадка для создания геополитических проблем, но говорить, что есть такое государство Сирия во главе с законным президентом… можно, конечно, для таких «говорений» ограничений нет.

Лев. Вскоре после этих «грозных» заявлений Асада, 29 января, Путин и Натанияху встретились в Москве, причём, по инициативе президента России. Министр абсорбции и стратегического планирования Израиля Зеев Элькин посчитал, что встреча была «очень важным» мероприятием и прошла успешно.

Что же такого в это встрече было успешного, если вот уже прошли с той поры более чем три недели и ничего не изменилось? О чём, собственно, договорились два лидера?

Владимир. Лев, они мне не позвонили и не рассказали содержание своих секретных переговоров. Я ждал, но не дождался. Но предположить, о чём — вполне возможно. Иран строит военные объекты. Они, как и любые иные объекты, имеют свою цель. Так вот цель очевидна, это война с Израилем. Израилю важно не войти в прямое столкновение с Москвой, вот собственно, это и есть основная тема встреч. А то, что говорят на пресс-конференции не всегда отражает реальное содержание переговоров.

Лев. Ранее, отвечая на вопрос ведущей, об информации арабского телеканала «Аль-Джазира» о якобы сбитом ранее израильском самолёте, ты сказал, что это фикция. Из твоего ответа можно было предположить, что сбить израильский самолёт у Сирии, что называется «кишка тонка». С тех пор прошло больше месяца и «Аль Джазира» накаркала: один из самолётов ВВС Израиля всё-таки был сбит и, к счастью, упал на израильской территории.

Означает ли это, что системы ПВО асадовского режима стали более совершенными?

Владимир. Они какими были, такими и остались. Я думаю, что командир сбитого самолета расслабился, допустил ошибку. Подтверждением этого является тот факт, что в ответном ударе по израильским самолетам стреляло все, что есть, но ни одна ракета в цель не попала. Ракеты и средства ПВО те же, и израильские самолеты те же самые.

Правда в последнее время появились публикации, что повреждение израильскому самолету F16 «Суфа» было нанесено осколками ракеты, имеющей классификацию НАТО SA17, иными словами это был Бук-М3 последней модификации, о поставках которых России сирийской армии никогда не заявлялось.

Если Бук-М3 есть только у российских военных, то вполне возможно предположить, что стрелял по самолету российский расчет. Ракета Бука была сбита мини-противоракетой типа «Ветровка», которыми укомплектовываются все гражданские и военные самолеты Израиля, однако предотвратить осколочные попадания оказалось невозможным.

Этим и объясняется то, что самолет не упал, но благополучно дотянул почти до средиземноморского побережья, где пилоты были вынуждены «уложить» самолет на полигонное плато. а сами катапультировались.

Официальных подтверждений этому я нигде не видел, так что информация вполне может быть и недостоверной.

Лев. Россия — союзник Асада.

Сможет ли она, учитывая наличие её войск на территории Сирии, сохранить нейтралитет в гипотетической войне Сирии с Израилем?

Владимир. А у России нет другого варианта. Абсолютно уверен, что на эту тему между Натанияху и Путиным полное взаимопонимание. Более того, есть признаки того, что и в треугольнике Россия-Иран-Израиль наметились изменения. 19 февраля Сергей Лавров, выступая на сессии Ближневосточной конференции клуба «Валдай», заявил:

«Мы не раз говорили, что мы не приемлем заявления о том, что Израиль как сионистское образование должен быть уничтожен, стерт с лица земли. Считаю это абсолютно неверным путем к тому, чтобы продвигать собственные интересы. Точно так же мы не согласны с тем, что предпринимаются попытки любую региональную проблему рассматривать через призму задачи борьбы с Ираном».

Я думаю, что по мере подавления сопротивления остатков ISIS в Сирии, интересы Ирана и России будут расходиться все больше. Правда до этого еще далеко.

Лев. Есть ли у Израиля данные о том где и какие иранские объекты (базы, склады, тренировочные лагеря и т. п. ) находятся в настоящее время на сирийской территории?

Владимир. На недавно завершившейся «МЮНХЕНСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПО БЕЗОПАСНОСТИ» министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф честно и ответственно — а на Востоке только так всегда и говорят, честно и ответственно — заявил, что в Сирии иранских военных объектов нет.

И, как назло, оказалось, что The New-York Times совершенно не поняла честного иранского политика и опубликовала точную карту тех самых «отсутствующих» военных объектов Ирана в Сирии. На карте они отмечены красными квадратиками. Более того, даже приложила к статье спутниковые снимки объектов-«ихтамнетов».

Тут сработали два фактора.

Это во-первых тесное сотрудничество с Россией, откуда и перенята методика «ихтамнет», а, во-вторых, стремление Израиля привлечь внимание к угрозе большой войны, создаваемой в Сирии «ихтамнетами».

Иран строит на юге Сирии не только тренировочные лагеря, но и подземные хранилища для вооружений и боеприпасов, в иранских тренировочных лагерях боевики не только обучаются методам ведения боевых действий, но и новейшим военным технологиям. В частности, они обучаются управлением беспилотными летательными аппаратами, методам разведки и кибератак.

Неудачно высказался Джавад Зариф, но нельзя же считать из-за этой мелочи всех иранцев глупыми, он просто расслабился, переобщавшись с Джоном Керри, а так они умные ребята. И потому они понимают, что Израиль вполне способен разбомбить на территории Сирии и их объекты и их воинов.

Лев. Насколько я понимаю, Иран в борьбе с Израилем, хочет таскать каштаны из огня чужими руками. Это так?

Владимир. Да, именно так. Иран, видимо, считает, что он нашел решение проблемы, и спешно создает в Сирии военизированную организацию наподобие «Хизбаллы». Зачем самому подставляться, прокси удобнее, и всегда дают возможность вводить подразделения «ихтамнетов». Такой подход позволяет усилить свою власть в арабском мире, одновременно уменьшая угрозу своим собственным силам и непосредственно Ирану.

Кадровой базой новой как бы Хизбаллы являются боевики. Когда в 2013 году Асад был на грани краха, Иран вмешался, и, проведя обширную региональную операцию по транспортировке, вооружению и подготовке тысяч шиитских ополченцев из Афганистана, Ирака, Ливана, Пакистана и других стран в Сирию, создал там боеспособные подразделения для борьбы с повстанцами.

Асаду помогли смелые шиитские джихадисты: они сначала воевали против повстанцев, потом против исламского государства, а потом вдруг столкнулись с проблемой, им стало неясно, с кем воевать. Они потеряли почву под ногами. Дело в том, что сейчас никаких явных угроз правительству Башара Асада не осталось. Но решение всегда находится, вместо того, чтобы покинуть страну, они повернули свои взгляды на Израиль. А Иран тут же начал создавать для них инфраструктуру будущей войны.

С кем? Конечно с Израилем.

Лев. Наметились ли в Мюнхене какие-либо конкретные планы взаимодействия Израиля, США и суннитских стран?

Владимир. В Мюнхене скорее просто обозначилось понимание проблемы и необходимость ее решения. До реальных планов дело не дошло, да и там планы не составляют.

Было показано, что Иран обучает и оснащает бойцов, укрепляя связи с союзниками в Ираке и Ливане, для создания единого фронта в случае новой войны.

Это проблема не только для Израиля и для суннитских стран, это так же угрожает интересам США в регионе.

«Что особенно важно, так это то, что эта сеть прокси становится все более и более боеспособной, поскольку Иран все больше и больше «увеличивает наличие своего «разрушительное оружие» в этих сетях. <…> Итак, настало время, по нашему мнению, действовать против Ирана»
МЮНХЕНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО БЕЗОПАСНОСТИ,
Генерал McMaster, советник президента США по национальной безопасности

А пока Иран пытается устроить для Израиля ситуацию почти по Троцкому — «Ни войны и ни мира», и спешно создает структуры в Сирии, которые «Израиль не сможет разбомбить».

Лев. И как же, на твой взгляд, могут развиваться события?

Владимир. В этой ситуации для Израиля есть три варианта развития событий:

  1. Протестовать в международных организациях, бдительно охраняя свои границы.
  2. Продолжать то, что делалось, периодически нанося удары по особо «выдающимся» объектам.
  3. Нанести превентивный удар или использовать какой-либо casus belli, и уничтожить всю создаваемую инфраструктуру.

Первый вариант настолько бессмысленен, что его нет смысла обсуждать. Второй вариант опасен, на севере Израиля будет создана база для войны, а это ставит под угрозу жизненно важные объекты и может нанести неприемлемый ущерб. Третий — самый перспективный, но он имеет варианты. Большая война в регионе не нужна, и вполне возможно, что давление США и России на Иран приведет к сворачиванию их деятельности и уходу из Сирии. Некоторые признаки такого развития есть. Но если признаки так и останутся признаками, тогда третьего варианта не избежать.

Лев. Мы заговорили о новой иранской угрозе и я вспомнил, что прочитал недавно о новой израильской ракете ХЭЦ-3, способной перехватывать иранские баллистические ракеты.

Что ты можешь об этом сказать?

Владимир. Успешные испытания Хэц-3 в свете возможной войны крайне важны. В этой ракете, в отличие от Хец-2, нет боевой части, что уменьшает ее вес. Ракета попадает, как говорят, «иголкой в иголку», баллистическая ракета разрушается от прямого попадания «Хец-3». Её работа перехват баллистических ракет с дальностью от 400 до 2000 км, подобных иранским ракетам «Шахаб-3» и «Саджил», сирийским «Скад» и ливанским «Фатах-110», то есть она способна защитить Израиль от иранских ракет дальнего радиуса действия в любое время суток и при любых погодные условиях.

Ракета «Хец-3»

«Хец-3» может уничтожать баллистические ракеты в космосе — ещё до того, как они снова войдут в атмосферу. При этом «Хец-3» почти в два раза легче более ранней модели, что позволяет монтировать её на морских судах.

Кроме баллистических ракет, «Хец-3» также может сбивать и искусственные спутники Земли.

Но задача не только сбить иранскую ракету, важно сбить ее не над территорией Израиля, а как можно дальше, т.е. раньше. Если ракета сбита — ты избежал «Хиросимы», но если сбил ее далеко от Израиля — избежал и «Чернобыля».

Для этого ракета «Хец-3» сделана быстрой. Скорость перехвата — до 4,5 км/с, что несколько более 13 скоростей маха.

Могу добавить, что боеготовность Израиля, его союзнические отношения с США и дипломатические усилия дают реальный шанс избежать войны, но «легкой жизни никто не обещал».

Предыдущая беседа «Будущее приходит сегодня, или ЦАХАЛ получил фантастическое оружие»
Следующая беседа «Лица стёрты, краски тусклы. То ли люди, то ли куклы»
Print Friendly, PDF & Email

11 комментариев к «Владимир Янкелевич, Лев Мадорский: Иранские войска на границе с Израилем. Неизбежна ли большая война?»

  1. Сэм! Попробую ответить на Ваш пост, хотя я нисколько не претендую на вполне заслуженные лавры Владимира. Таки-да, разгром арабов 1967 г. не привел к миру в краткосрочной перспективе. Более того, вслед за войной на истощение был следующий этап — война Судного дня. Арабские СМИ даже считают ее своей победой, вроде как недавнее падение Ф-16. Но все-таки правило «железной стены» Жаботинского сработало: египетские военные поняли, что даже имея современное на данный момент оружие, у них нет шансов разгромить Израиль. А без этого нет смысла воевать. Поэтому на сегодняшний день у нас с ними мир и даже сотрудничество на Синае. Более того идут разговоры о поставке морского газа египтянам. Персы умнее их, потому что хотят воевать чужими руками, но и их может убедить в бесполезности и такой войны только «железая стена». Какая? Владимиру лучше знать.

  2. «Иранские войска на границе с Израилем. Неизбежна ли большая война?»
    Лучше бы — избежать. Именно потому — что израильские войска не на границе Ирана, но — иранские на границе Израиля, а сам Иран далеко.
    С воздуха лишь начинают войну, завершают её на земле. Война Израиля с Ираном заведомо проигрышная — если исключить ядерный удар.
    А исключить придётся.
    Нужно скромно в три-четыре дня зачистить от Хизбаллы самый южный краешек Ливана, не упоминая при этом Иран (не провоцируя его). И, кстати, отменить Пурим как государственный праздник. (Нам понравилось бы, если бы где-то отмечался Холокост сладкими пирожками и яблоками в меду?)

  3. Григорий Писаревский
    22 февраля 2018 at 20:11
    ——————————
    Вы задали интересный вопрос. Меня в свое время учили, в ответ на такое заявление, как мое, ответить, — Хорошо, один пример есть, давай другое, и тут лихо отвечающий автор может «сесть в лужу».
    Ой как любят слово «Мир», это почти сакральные термин. Про этом остается за скобками что за мир, на каких условиях, чем обеспечен, гарантирован.Является ли миром бумажка, подписанная Ираном при сохранении описанной в статье инфраструктуры? Вроде есть такая песенка — «Это радость с пистолетом у виска…» Ну или как-то иначе.
    Нам внушали, что мир — высшая ценность… Генсеки говорили «Мир, Мир». Иеремия писал: «Раны народа Моего врачуют они с легкостью, говоря: мир! мир! — а нет мира» (Иеремия, 6:14)
    Ergo: нам не нужен фиктивный мир, основанный на бумажке, он прекратится, когда противнику станет выгодно, а если так, если такого, как необходимо, мира нет, то решением является война. Написать это было достаточно сложно: ILand-TV есть там, где есть интернет. То есть, я немедленно попал в «ястребы», но я немедленно переквалифицируюсь в «голубя», если увижу для этого предпосылки.
    Но если война неизбежна, то начинать ее нужно самим в удобное для себя время.
    «Пришедшего убить тебя, убей первым!»

    1. Володя,
      Видел в открытой печати пару публикаций, связанных с поставкой продовольствия/медикаментов из Израиля в Сирию, суннитским формированиям. Приводились даже цифры — порядка 340 тонн грузов, плюс разрешение иностранным волонтерам-медикам проехать туда через израильскую территорию.
      Не может ли это стать первым шагом к формированию какого-нибудь временного союза, направленного против «новой Хизбаллы», вне Ливана?

      1. Борис Тененбаум
        23 февраля 2018 at 0:21
        ————————————
        Видел в открытой печати пару публикаций, связанных с поставкой продовольствия/медикаментов из Израиля в Сирию, суннитским формированиям. Приводились даже цифры — порядка 340 тонн грузов, плюс разрешение иностранным волонтерам-медикам проехать туда через израильскую территорию. Не может ли это стать первым шагом к формированию какого-нибудь временного союза, направленного против «новой Хизбаллы», вне Ливана?
        =====================
        Когда-то СССР много чего делал для Вьетнама во время его войны. Война закончилась и СССР выставили из страны. В отличие от выставления из Египта, это не было попыткой свалить вину за поражение на СССР. Это я к тому, что не знаю случая серьезных союзов на описанной тобой базе.
        Союз требует еще одного условия — некоего паритета, равенства что-ли, а то получится союз ежа со слоном.
        Ты посмотри, Иран в Сирии — абсолютное зло. Он должен быть оттуда выдворен совершенно любым способом. На этой базе возможны многообразные схемы сотрудничества с сирийскими силами. Кстати — Иран сейчас заявляет, что сбитый беспилотник был не его. Зачем? Возможно, чтобы избежать новых ударов.
        Вернемся к союзам. Такие союзы-сотрудничества мгновенно распадаются сразу после исчезновения общей проблемы. Реально союз возможен после изменения государств — Сирии и Ливана. Причем тогда, когда будут ликвидированы такие факторы, как Хизбалла и «иранские революционеры».
        Будем стараться дожить до этого.

    2. Мой голос, как неизраильтянина, только «совещательный». Но я с Вами.

    3. Нам внушали, что мир — высшая ценность…
      …нам не нужен фиктивный мир, основанный на бумажке, он прекратится, когда противнику станет выгодно, а если так, если такого, как необходимо, мира нет, то решением является война.
      Владимир Янкелевич23 февраля 2018 at 0:11
      ———————

      Вчера вечером я откликнулся на это одной иронической строчкой, которую стёрли, хотя никаких правил нарушено не было. Очередной раз – дубина против шпаги.
      Сегодня день пятницы, время немного есть и я постараюсь чуть-чуть по-подробнее попытаться объяснить всю спорность, естественно ИМХО, написанного уважаемым автором.
      В Израиле есть понятие: מלחמת אין ברירה – война без выбора, т.е. когда ситуация не оставляет другого выбора, как нанести превентивный удар. Собственно в истории страны были 3 таких войны – знаменитая победоносная 6-ти дневная, 1-ая и 2-ая Ливанские.
      Общеизвестная истина: начать войну легко, намного труднее её кончить. А чтобы кончить, надо ясно представлять цели, которые хотят достичь и способ, которым эту войну можно закончить. К примеру, в 1943 году союзники на Тегеранской конференции объявили целью войны – безоговорочную капитуляцию Германии и, следовательно полный её разгром. Не только армии, а всей государственной системы. И добились. (В отношении Японии уже была сделана некоторая уступка, но это отдельный разговор).
      Более полного разгрома вражеских армий, чем в 1967 году представить нельзя. Результат? Буквально через несколько месяцев началась война на истощение.
      Если уважаемый г-н Янкелевич считает, что в результате войны, к которой он призывает, возможно повторение совершенного союзниками в отношении Германии, то спор с ним для меня смысла иметь не будет. А если нет, то возникает вопрос о цели, способе её достижения и что очень важно – способе её оканчания.
      В написанном г-ом Янкелевичем я ответа на этот вопрос не нашёл.
      И последнее.
      У меня нет особой любви к тем, про кого написано: «Нам внушали, что мир — высшая ценность».
      Но тут я с ними полностью согласен. При всех их многочисленных недостатках, они прошли страшную войну и память об её ужасах определяли их это «внушение».

  4. Григорий Писаревский
    22 февраля 2018 at 5:27
    ————————————
    Но мир обычно лучше войны. Почти всегда…
    =====================
    Вы это серьезно? Вспомните слова Чембердена: «Я привез вам мир!» Если бы он привез войну, то миллионы остались бы живы.

  5. Неудачно высказался Джавад Зариф, но нельзя же считать из-за этой мелочи всех иранцев глупыми, он просто расслабился переобщавшись с Джоном Керри
    ========================
    Хорошо!
    А ситуация серьёзная… Но она никогда не бывает легкой.
    Кто бьет первым, имеет больше шансов. Но мир обычно лучше войны. Почти всегда…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *