Михаил Ривкин: Недельный раздел Ки Тиса

 113 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Многозначность в толковании простых, на первый взгляд, слов Моше, это самая высокая оценка его ораторского искусства. И сегодняшним адвокатам, безусловно, есть чему у него поучиться. Всё богатство рациональной и эмоциональной аргументации использует Моше, все возможные пути и тропки к престолу Вышнего Судии ему ведомы.

Недельный раздел Ки Тиса

Михаил Ривкин

И сказал Г-сподь Моше: ступай, сойди, ибо развратился народ твой, который ты вывел из земли Египетской. Скоро уклонились они от пути, который Я заповедал им: сделали они себе тельца литого и поклонились ему, и принесли ему жертвы, и сказали: вот божество твое, Йсраэйль, которое вывело тебя из земли Египетской. (Шемот 32:7-8)

И Моше стал умолять Г-спода, Б-га своего, и сказал: зачем, Г-споди, возгораться гневу Твоему на народ Твой, который Ты вывел из земли Египетской силою великою и рукою крепкою? (Шемот 32:11)

Моше был величайшим молитвенником в Израиле. Никто не умел так удлинить молитву и никто не умел так сократить молитву, как Моше (Берахот 34А). Много раз Моше упрашивает, молит и умоляет Творца явить милосердие народу Израиля, но никогда его молитвенное мастерство не было явлено в таком совершенстве, и никогда оно не имело столь судьбоносного значения, как после Греха Тельца. Инвектива Всевышнего евреям состоит из трёх частей, и на каждую из них Моше последовательно отвечает в своей молитве. Мы рассмотрим первую часть. Творец говорит Моше, в чём же именно состоял Грех Тельца, при этом Израиль назван «народ твой», Очень похоже на то, как один из родителей язвительно и нервно сообщает другому о художествах их общего дитяти: посмотри, что твой там вытворяет!! при этом как-то упускают из виду, что ребёнок общий, и потому местоимение «твой», равно как и «мой» в раной степени уместно в устах обоих родителей. Моше деликатно напоминает об этом своему Высокому Собеседнику:

«зачем, Г-споди, возгораться гневу Твоему на народ Твой — когда изготовили они Тельца, разгневался на них Пресвятой, будь Он Благословен. Стал Моше упрашивать его. Назвал их Пресвятой, будь Он Благословен «не мой народ», как сказано «ибо развратился народ твой», Моше ответил: это Твой народ, и не можешь Ты отречься от них, как сказано: «зачем, Г-споди, возгораться гневу Твоему на народ Твой», смилуйся над ними, ибо они дети твои» (Шемот Раба 46:4).

Очень остроумно обыграны местоимения «мой» и «твой» в другом мидраше:

«ибо развратился народ твой — сказал Рабби Берахия от имени Рабби Леви: у царя был виноградник, и отдал он его арендатору. Принёс тот царю бочонок хорошего вина, сказал царь: как хорошо вино из моего виноградника! Принёс бочонок плохого вина, и сказал царь: как скверно вино этого арендатора! Сказал ему арендатор: Ваше Величество: когда я принёс хорошего вина, вы сказали, как хорошо вино с моего виноградника, а теперь говорите: как плохо вино арендатора. Вино это, будь то хорошее, будь то плохое, Ваше оно!

И так же сначала сказал Творец: «А теперь иди, и Я пошлю тебя к Паро; и выведи народ Мой, сынов Исраэйлевых, из Египта» (Шемот 3:10). а когда совершили они это деяние [Грех Тельца], что сказано про них? «ступай, сойди, ибо развратился народ твой». Ответил Ему Моше: когда Владыка Мироздани! Когда они грешат, они мои, а когда они праведны, они Твои? Грешат ли они, праведны ли они они — они всё равно Твои, как сказано: «они народ Твой и удел Твой» (Деварим 9:29)» (Песикта де-Рав Каана, 80:16).

Есть в обращении Моше ещё одна особенность, которая привлекла внимание многих толкователей и комментаторов: он начинает своию молитву с вопроса «зачем, Г-споди?». Далеко не самая вежливая форма обращения, даже в разговоре между обычными людьми.

«Сказал Рабби Ицхак: даже простой человек, когда он обращается так к товарищу, есть в этом оттенок пренебрежения, а Моше сказал: зачем, Г-споди?» (Шемот Раба гл. 11).

Но Мидраш тут же успокаивает нас и сообщает, что эта эмоциональная форма обращения засчитана Моше не в грех, но в заслугу, ибо он стремился усилить этим эффект своей просьбы. И просил он не за себя, а за народ Израиля.

Не только вопросительная форма, сама по себе, но и содержание заданного вопроса вызвало недоумение комментаторов:

«зачем, Г-споди, возгораться гневу Твоему — и если не в тот раз, то когда же?» (Акедат Ицхак)

Перефразируя известное высказывание из «Пиркей Авто», Акедат Ицхак намекает, что изо всх прегрешений и нарушений, за которые Моше должен был искать извинений и оправданий пред Престолом Славы, Грех Тельца — самый серьёзный, самый непостительный. И уж если есть место для гнева Г-сподня, то именно в этом случае, уж тут-то нет места для вопросов «зачем?».

Недоумение вызывает не только риторический вопрос о гневе Г-споднем, но и довольно неожиданная отсылка к Исходу.

«который Ты вывел из земли Египетской — к чему он помянул тут Исход из Египта? На самом деле, так сказал Моше: Владыка Мироздания! Откуда Ты вывел их? Не из Египта ли, где все были идолопоклонниками?! Сказал Рабби Хуна: это подобно тому мудрецу, который открыл для своего сына лавку благовоний на рынке блудниц. Место сделало своё дело, и ремесло сделало своё дело, и молодость сына сделала своё дело — и молодой человек развратился. Пришёл отец, и поймал его с блудницами, и начал кричать: я его убью! Был там их друг, и сказал он: ты сам обрёк юношу пороку, и ты же на него кричишь?! Ты отверг все ремёсла, и обучал его не чему-нибудь, а благовониям, ты отверг все улицы, и открыл ему лавку не гле-нибуль, а на рынке блудниц. И так же сказал Моше: Ты отверг всё Мироздание, и поработил сынов Твоих не где-нибудь, а в Египте, где все были идолопоклонниками. И научились от них сыновья Таои, и изготовили Тельца. Помни, откуда ты их вывел!» (Шемот Раба 43:8).

И всё же, упоминание об Исходе, тем более — упоминание столь красочное: «силою великою и рукою крепкою» должно, на первый взгляд, быть аргументом обвинения, а не защиты:

«силою великою и рукою крепкою — чем эти слова могут им помочь? И те, кого вывели рукою крепкою, вдвойне виновны в грехе идолопоклонства, как сказано: «сыновей взрастил Я и возвеличил, а они восстали против Меня» (Йешаяху, 1:2)» (Р. Элиезер Ашкенази, комментарий Дела Г-сподни).

На это достаточно убедительно отвечает Ицхак Абарбанель:

«Ведь Ты знаешь, что вывел их из земли Египетской, которая полна идолами, и что они изучили все эти мерзости. /…/ И египтяне поклоняются идолам, и от них они научились. /…/ И они не хотели уходить оттуда, и Ты вывел их насильно, силою великою и рукою крепкою, и если ты вывел их из среды идолопоклонства, почему же возгорится гнев Твой, если они примутся за старое? Ведь привычка стала для них второй натурой» (Ицхак Абарбанель, Шемот 32:11).

Ицхак Абарбанель трактует слова Моше как сочувственный анализ психологии преступника, как отсылку к известному тезису «бытие определяет сознание». «Ваша честь, он конечно виновен, но — посудите сами! Среда заела» так, примерно, строили свои защитительные речи знаменитые адвокаты эпохи «великих реформ» в позапрошлом веке, и именно за это их язвительно упрекал и высмеивал Ф. М. Достоевский. Неужели и Моше, Учитель наш, тоже пошёл по этому пути? Не все комментаторы с этим согласны. Некоторые склонны видеть в этих словах не попытку понять преступников, а аппеляцию к Вышнему Судии, точнее, к тому или иному его аспекту, к той или иной его ипостаси. Бехор Шор полагает, что слова Моше содержат рациональную, по сути, аргументацию, что они обращены к аспекту Владычества и Царственности:

«ради которых совершил ты чудеса и знамения, неужели же потеряешь всё, что было сделано?» (Йосеф Бехор Шор, к словам «зачем, Г-споди, возгораться гневу Твоему»)

Сходно рассуждаети и Умберто Кассуто:

«И неужели же напрасны будут все деяния Твои и все великие чудеса, которые Ты сотворил?»

Тут Моше приписана примерно такая логика рассуждения: Владыка Мироздания! Исход из Египта — это величайший из Твоих проектов! В этот проект сделаны колоссальные вложения, неужели же Тебе не жаль всё потерять одним махом?

Но эти же слова можно понимать и как обращение к Мере Б-жественного Милосердия. Бено Яаков подчёркивает, что имя Г-сподь символизирует аспект «верности исполнению обещаний» (РАШИ к Шемот 6:2). И потому каждый раз, когда мы молимся, поминая завет с Патриархами, или Завет на Синае, каждый раз, когда молитва так или иначе аппелирует к исторической преемственности народа Израиля, мы в молитвословии используем именно это имя. И не случайно использует его Моше, поминая про Исход, про силу великую и руку крепкую. По мнению Бено Яакова, это аппеляция к Завету, к Обетованию, в чистом виде просьба о милосердии со ссылкой на заслуги отцов, не разбавленая и не опошленная никакой рациональной аргументаций.

«и та же Его рука крепкая, которая сокрушает врагов, поддерживает за руку и направляет слабого»

Наверное, такая многозначность в толковании простых, на первый взгляд, слов Моше, это самая высокая оценка его ораторского искусства. И сегодняшним адвокатам, безусловно, есть чему у него поучиться. Всё богатство рациональной и эмоциональной аргументации использует Моше, все возможные пути и тропки к престолу Вышнего Судии ему ведомы. И не случайно Г-сподь торопится поделиться с Моше событиями, разыгравшимися на грешной земле, пока тот был всецело озабочен получением Скрижалей. Только немедленное вмешательство Моше могло остановить неотравтимую катастрофу, только Моше был в силах удержать в самый последний момент уже устремившуюся вниз лавину Б-жественного Гнева.

И, если уж честно, именно этого и ждал от него сам Всевышний…

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *