Денис Макиэн: Смерть демократии? Перевод Юрия Ноткина. Окончание

 256 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Достойно иронии, что многие люди избрали для себя такую интерпретацию прав человека и либеральных ценностей, которая фактически их подрывает… Современные утверждения о том, что современный терроризм «не имеет ничего общего с исламом» или что «Ислам — это религия мира» явно противоречат исторической хронике.

Смерть демократии?

Денис Макиэн
Перевод с английского Юрия Ноткина

Окончание. Начало

Деннис МакиэнЧасть II

Большинство слабостей, которые мы видим сегодня в столь многих европейских государствах, проистекает, словно по иронии, от нашей силы и достижений. У нас есть многое, чем мы можем гордиться. Пусть порой и не вполне совершенно, но мы заменили тиранию демократией, гарантировали свободу слова и прессы, гарантировали права всех граждан, заложили юридические и политические основы для роста возможностей женщин, боролись с расистской и религиозной нетерпимостью, вывели из под запрета гомосексуальных мужчин и женщин, дали защиту окружающей среде и живой природе, расширили заботу о здоровье большинства людей, отменили смертную казнь и приняли законодательство для блокирования и наказания таких явлений, как торговля людьми, рабство и контрабанда наркотиков.

Наилучший пример того, что это означает можно наблюдать в государстве Израиль. Именно тот факт, что государство Израиль и большинство израильтян сумели сочетать Еврейские этические ценности с убеждениями Западного Просвещения, позволяет им выстоять среди окружающих их соседей. Права человека попираются в Иране, Арабских государствах, Турции, и, хотя и вне гарантий, но фактом остается, что Израиль, как бы ни обвиняли его международные организации и СМИ, и как бы он ни был расколот изнутри, является бастионом демократии, прав человека, равенства перед законом и тех положительных ценностей, которые с этим связаны.

Достойно иронии, что многие люди избрали для себя такую интерпретацию прав человека и либеральных ценностей, которая фактически их подрывает. Политкорректность, в том виде, в котором она развивалась в 1980-х и 1990-х, исходила из благих намерений. Слова, политические установки и действия, которые могли намеренно или ненамеренно нанести обиду людям, связанные с их расой, ограниченными возможностями, сексуальностью, должны были быть заменены «корректными» терминами, не наносящими обиду. В этом направлении было сделано много хорошего и сегодня есть слова и выражения, которые нельзя найти в респектабельных публикациях или в широковещательных передачах. Они (эти слова) были справедливо задвинуты за рамки всякого приличного дискурса.

Однако, многие поборники политкорректности довели ее до той точки, когда совершенно разумные, хорошо аргументированные и вполне интеллигентные речь и поведение стали признавать негодными для употребления. Это могло произойти и очевидно произошло от намерения воспретить дебаты новый тип цензуры, ставший наглядным в среде профессорско-преподавательского состава и студентов Западных университетов, в которых желающим выступить с противоположной точкой зрения (например, произраильским ученым и лекторам) стали отказывать в посещении кампусов. В то же время студенты, опасающиеся быть расстроенными или смущенными лекцией, представляющей иную точку зрения, стали стремиться в «тихую гавань», где можно было бы отсидеться без ущерба своим чувствам до окончания университета. Все это приняло столь разрушительную для самой цели университетского образования форму, что в Декабре 2017г Британский министр высшего образования Джо Джонсон предъявил университетам требование [1] прекратить практику запрета на выступления лицам, объявленным «no-platforming» (вне платформы). Как и следовало ожидать, он немедленно подвергся критике [2] со стороны студенческих лидеров.

Группы, выступавшие против правящих и привилегированных кругов (anti-establishment groups), отошли от защиты трудящихся и перешли к выражению солидарности с «несчастными Земли», по терминологии Франца Фэнона (Frantz Fanon). Их сочувствие к страдающим народам Третьего Мира обусловлено не чем иным, как выражением убеждения, что все сегодняшнее зло обязано империализму и колониализму. До 1970-х это же убеждение выражалось в поддержке коммунистических государств, какими бы деспотическими и жестокими они ни были.

Этому убеждению, что все страдания в мире порождены империалистическими и колониалистическими государствами Европы и Америки, сопутствует растущее презрение к белым людям, которые были и есть гражданами этих государств.

И хотя Британия, Франция, Португалия отказались от своих империй в Африке и повсюду, они согласно этому убеждению и сейчас заклеймены этим позорным пятном. Равным образом, хотя Израиль никогда не был колониалистическим предприятием, а фактически послужил убежищем для одного из самых преследуемых в мире народов, тем не менее, на него накладывают то же позорное пятно.

Это презрение к Западу выражается в разных источниках, но нигде не звучит с такой все возрастающей силой, как в радикальном исламе. После Исламской Революции в Иране 1979г и широко распространявшегося мнения, что к мусульманам нужно теперь относиться как к величайшим жертвам Западной гегемонии, многие на Западе начали принимать исламскую интерпретацию истории и надежды на апокалипсис, необходимый, чтобы исправить все несправедливости прошлого.

Ряд радикалов, давно уже не дававших покоя Западным демократиям, пошли так далеко, что обратились в ислам и стали новыми головешками в анти-Западном костре Ирана и Арабского мира. Роже Гароди (Roger Garaudy), в свое время ведущая фигура Французской Коммунистической партии и убежденный отрицатель Холокоста [3], стал благодаря этому убеждению героем исламского мира и в 1982г обратился в ислам[4]. Карлос Шакал (Ильич Рамирес Санчес), который ранее объявлял себя «профессиональным революционером», марксистом-ленинцем, стал террористом и обратился в ислам [5] примерно в 2000г.

Много других стали с энтузиазмом поддерживать исламские террористические группы, такие, как Хамас. В 2010г старшая дочь Че Гевары, Алейда отправилась в Ливан, [6] чтобы выразить свое восхищение радикальной шиитской группировке Хизбалла. Джудит Батлер (Judith Butler), известная своими революционными взглядами [7] американский профессор заявила что «понимание того, что Хамас и Хизбалла прогрессивные социальные движения, того что они левые и что они часть «глобальных левых», является исключительно важным». И это говорит женщина, которая называет себя феминисткой и защитницей прав геев. Провозглашение Хамаса и Хизбаллы «прогрессивными» должно было застрять в горле у любого, кто знает, как они игнорируют права человека, притесняют женщин и убивают гомосексуалов.

Человек по имени Эдвард Саид (Edward Said) нанес тяжелейший урон публичным представлениям о Западных ценностях, включая демократию. Вышедшая в 1978 г его книга «Ориентализм» по сути мистификация заслужила высокую оценку многих ученых, которым бы следовало бы лучше, разбираться в вопросе, учитывая многократные лживые измышления ее автора. (Cм примечание [1] в конце статьи).

Конечно, многие люди верили в миражи, такие как Коммунизм, а многие продолжают верить и сейчас, несмотря на катастрофу социализма в Венесуэле.

Саид с самомнением продвигает идею, что Запад с его империализмом и колониализмом превратил жителей Ближнего Востока и мусульман (особенно Палестинцев) в жертвы. Согласно ему Западные демократии являются величайшими негодяями, а Израиль является источником всего зла на Ближнем Востоке и далеко за его пределами.

Игнорируя выдающиеся достижения Запада, и, отмывая множество грехов, столетиями совершавшихся мусульманами, не упоминая уже их окаменевший традиционализм, втянувший мусульманские страны в глубокую трясину тиранической политики, которую либералы должны были бы порицать, Саид пытается представить легковерным анти-Западные и про-исламские позиции и взгляды как респектабельные. Главным используемым приемом при этом является объявление инакомыслящих «расистами» или «исламофобами».

Эта широкая кампания диффамации [8] чернит заодно и тех, кто пытается выступить с умеренной критикой ислама.

Накидывание на себя покрывала отказа слушать любые серьезные доводы об исламе как идеологии и политическом предприятии и занимание компромиссной позиции, представляет собой явление скорее весьма опасное, нежели просто неразумное. Нет числа Западным политикам и служителям церкви, которые жизнерадостно твердят [9], что «Ислам — религия мира» или же тех, кто, столкнувшись с джихадистским террором, настаивают, что он «не имеет ничего общего с исламом». Какой-то паралич, порожденный страхом прослыть «исламофобом» в глазах публики, делает невероятно трудным, если не невозможным принятие того факта, что имеется иная правда, к сожалению, подтвержденная веками.

Пожалуй, наиболее четким недавним примером того, как одна версия ислама сталкивается с другой, может служить письмо [10], направленное онлайн на Рождество минувшего года. Оно адресовано Папе Франциску, который записывал свое обращение[11], говорящее о том, что «Ислам религия мира, совместимая с уважением прав человека и мирным сосуществованием». Это весьма разумное и хорошо аргументированное письмо было написано от имени более чем тысячи бывших мусульман, которые обратились в католицизм и хотели объяснить, что они узнали ислам из первых рук, и именно это послужило причиной того, что они приняли христианство. Приведенные там цитаты из христианских и исламских священных писаний весьма наглядно разъясняли разницу между двумя верами.

Теперь время для того, чтобы высказаться по сути. Ислам ведет войну с Западом уже 1384 года с весьма недолгими передышками. Когда мусульманские арабские армии захватили в 634 г Сирию, начав разрушение Византийской христианской империи (которая была окончательно захвачена османскими турками, завоевавшими в 1453г Константинополь), затем установили власть над Испанией, Португалией, Сицилией и другими землями на Севере Средиземноморского побережья, это было не чем иным как началом бесконечных джихадистских войн. Эти войны не прекращались в течение последующих столетий торговли Берберов (Barbary) белыми рабами [12], в течение которых христиане, захваченные мусульманскими пиратами, продавались на рынках Алжира и повсюду на североафриканском побережье. Не прекратились они и тогда, когда Европейские страны колонизовали или установили свой протекторат над мусульманскими государствами такими, как империя моголов (тимуридское государство) в Индии, Алжир, Тунис, Марокко и Египет. К 1920-ым годам Британия контролировала половину мусульманского мира и вместе с союзниками нанесла поражение самой большой в мусульманской истории империи Оттоманской Турции. Однако эта экспансия Европейской державы послужила только скрытому чувству унижения и поощрила дальнейшую ненависть и жестокость в отношении к имперским державам. Унижение, причиненное исламу Западом, проложило в дальнейшем путь большим, зачастую международным организациям, как Талибан, аль-Каеда, Исламское государство, Хамас, Хизбалла и сотням других террористических воинствующих группировок и армий.

К сожалению, в заключение надо еще раз подчеркнуть, что современные утверждения о том, что современный терроризм «не имеет ничего общего с исламом» или что «Ислам — это религия мира», явно противоречат исторической хронике. Подобное мышление «выпускает воздух» из современных демократий. Самое главное, мы, кажется, неспособны понять, что сверх всего, ислам является тоталитарным проектом, охватывающим все аспекты материальной и духовной человеческой жизни, от закона до правительства, одежды, пищи, секса, налоговой системы и пр. Тоталитаризм отрицает демократию в принципе, поскольку она исходит от простых людей, а не является божественным откровением Аллаха.

Современные мусульманские радикалы [13], от Хасана аль— Банны, Саида Кутуба, Абу-аль-Маудуди (Hasan al-Banna’, Sayyid Qutb, Abu A’la Mawdudi) и вплоть до заключенного в Британскую тюрьму Анжема Чоудари (Anjem Choudary), все настаивают на том, что только Бог может создавать законы, что идея о том, что человеческие существа могут осуществлять законотворчество путем парламентских демократий, мерзка, абсурдна, как и идея свободы для всех граждан. Чоудари, например, выразил это отрицание публично и вполне недвусмысленно:

«Нет демократии, Нет свободе» кричал он в микрофон. «Нет либерализму, нет секуляризму. Нет Христианству. Нет Иудаизму. Нет Сикхизму. Нет Буддизму. Нет Социализму. Нет Коммунизму. Нет Либерализму. Нет Демократии. Демократия, go to Hell! Демократия, go to Hell!»

Анжем Чоудари (справа) Британский исламский радикал, который в настоящее время находится в тюрьме, выступает на митинге протеста в Лондоне 21 Марта, 2011 (Photo by Oli Scarff/Getty Images)
Анжем Чоудари (справа) Британский исламский радикал, который в настоящее время находится в тюрьме, выступает на митинге протеста в Лондоне 21 Марта, 2011

Возможно вам кажется, что не может быть ничего радикальнее этого, однако Джон Эспозито [14], (John Esposito) и Хуан Коул [15] (Juan Cole) защищают экстремистов[16], прикидываются сами и убеждают других, будто за словами экстремистов нужно видеть совершенно противоположный смысл. Их слабость распространяется среди общества.

Например, вот, что говорит Эспозито [17] по поводу Сами Аль-Ариана (Sami Al-Arian), признанного виновным в 2006 г в обеспечении товарами и услугами Палестинской группировки Исламский Джихад:

«Сами преданный семьянин… Сами Аль-Ариан — почтенный, убежденный и преданный Американец, так же, как и преданный и убежденный Палестинец. Он исключительно яркий, четко выражающий свои мысли ученый и интеллектуал-активист, человек совести, приверженный миру и социальной справедливости».

А вот как он высказался [18] на этот раз по поводу терактов 9/11: «Сентябрь 11 заставил каждого осознать тот факт, что обращение к этим событиям без включения при этом толерантности и плюрализма, может привести к катастрофическим последствиям».

А вот что он говорит о палестинцах бомбистах -самоубийцах[14]

(здесь необходимо внести поправку, цитируемое ниже высказывание принадлежит не самому Джону Эспозито, а Аззаму Тамими (Azzam Tamimi) соавтору Эспозито по книге «Ислам и секуляризм на Ближнем Востоке». Аззам Тамими, палестинец, член «Хамаса», проживает в Лондоне, называет Д. Эспозито своим учителем[19] переводчик Ю. Н )

«Не называйте их бомбистами-самоубийцами, называйте их shuhada (мученики), так как они не избежали несчастий в жизни. Жизнь священна, но некоторые вещи, такие как истина и справедливость, более священны, чем жизнь. Они не отчаявшиеся, они надеющиеся. У израильтян есть пушки, у нас живые бомбы. Мы любим смерть, они любят жизнь».

Коул также всячески изворачивается [20], чтобы не называть вещи своими именами:

«Поскольку в арабском и других языках «Исламский» относится к идеалам мусульманской религии, люди, выражающие свои мысли на английском языке, должны всячески протестовать против таких выражений, как «исламский терроризм» или «исламский фашизм».

Коул, один из выдающихся деятелей, пребывающих в должности защитников ислама[21], всегда готовый найти примеры дурного поведения Запада, для того чтобы загладить или скомпенсировать исламские преступления. Его всегда готовая реакция это обвинить «Ориентализм» (по Эдварду Саиду — Ю. Н) во всех болезнях мусульманского мира.

В своей статье 2016 г [22] Британский журналист Аллисон Пирсон (Allison Pearson) пишет: «Именно Британская безнадежная терпимость позволила пышно цвести ненависти Анжема Чоудари». Она подвергает критике нашу неспособность арестовать одного из наиболее опасных в стране людей в течение двух десятилетий.

Неспособность признать исламский радикализм многими из людей, избранных и нанятых, чтобы защищать Европейских граждан, подставляет нас террористическим актам, при которых убивают и калечат сотни людей. Фактически за какие-нибудь двадцать лет, мы, всегда считавшие себя живущими в самых безопасных городах мира, стали бояться ходить по нашим улицам и проспектам, покупать в наших магазинах, посещать рок-концерты или заходить в правительственные здания. Тем временем тысячи евреев покидают Европу [23], движимые страхом, порожденным новой волной антисемитизма, обязанной во многих местах исламским фундаменталистам. Франция с ее более чем 750 «no-go zones»[24] (районы высокого риска, где не гарантируется безопасность граждан), более всех затронута этим движением, несмотря на то, что ее еврейская община в центре страны остается самой большой в Европе.

В течение трех последних десятилетий, Западные общества нельзя назвать иначе как импотентными перед лицом идеологий, которые изменяют их самые базовые ценности. Отвергнув многие проявления политического и религиозного экстремизма, нетерпимость и жестокость; отказавшись от империализма и колониализма и введя законы против преступлений на почве ненависти, Европейцы и Американцы все же скованны активистами, которые используют догматы радикальной политической корректности. Многие в широком ряду Европейских и Американских университетов, выглядят, как оголтелые фанатики в своем рвении запретить свободные высказывания, если они противоположны их взглядам. Всему что хотя бы в самой слабой степени может коснуться критики этнических, гендерных или религиозных меньшинств выносится немедленный безоговорочный приговор. Слишком часто, однако, единственная ответная реакция на такую сверхчувствительность исходит со стороны фанатиков другого сорта, все более популярных в Европейских странах таких, как Венгрия[25 ] [2]

В книге «Изнасилование Мастеров: Как политическая корректность саботирует искусство» (The Rape of the Masters: How Political Correctness Sabotages Art) американский автор Роджер Кимбалл (Roger Kimball) исследует вред, нанесенный дисциплинам, связанным с искусством, пост-модернистскими политкорректными мыслителями. В предисловии (p. xix) он пишет:

«Вторая причина в том, что атаки на традицию… связана с тем, что эти атаки являются частью действий на едином фронте в куда большей войне, войне вокруг качества и формы нашей культуры, войне с нашим пониманием того, что Греки называли «the good life for man.» «Изнасилование мастеров» … это часть … процесса де-цивилизации. Иными словами, мы являемся свидетелями не просто предательства: это атака на культуру, на способ смотреть и оценивать мир и наше место в нем.

«Де-цивилизация». Вот куда мы следуем, ведомые полит-корректной интеллигенцией, церковью и политическими партиями, эффективно передающими нашу цивилизацию людям, которые ее ненавидят».

Далее Кимбалл пишет:

«Часто замечали, что тоталитарные идеологии эксплуатируют демократические свободы для того, чтобы разрушить свободу и отменить демократию. Демократические общества взывают к толерантности? Очень хорошо, умный тоталитарист громко требует толерантности для своих собственных действий, скрупулезно уничтожая условия, которые делают толерантность возможной» (p. 79)

Это именно то, чему разрешили существовать в Западных демократиях. Комбинация этих страстных тоталитаристов и мусульман объявляет преступной одну из самых демократических стран мира, Израиль, и берет верх на Генеральной Ассамблее ООН, в ЮНЕСКО, Совете ООН по правам человека, UNRWA (БАПОР) для того, чтобы достичь своей цели. Совет ООН по правам человека не прекращает осуждать Израиль, редко, если вообще когда-либо, предавая порицанию многие мусульманские тирании. Если мы вообще хотим спасти Западную цивилизацию и демократию, мы должны срочно сплотить наши силы, чтобы противостоять тем, кто хочет их выбросить в мусорную корзину

Примечания

[1] Примечание автора:

Несколько авторов опубликовали критику Саида и его работы, подчеркивая его лживость и ошибки, среди лучших краткий отклик Джошуа Муравчика «Эдвард Саид завоевывает академический мир для Палестины», представляющий седьмую главу его более детальной работы «Превращение Давида в Голиафа: Как мир обернулся против Израиля» (Joshua Muravchik, Making David into Goliath: How the World Turned against Israel, Encounter Books, New York/London, 2014.)

Примечание переводчика

Переношу 10 авторских ссылок по вышеприведенной автором теме критики Э. Саида сюда, чтобы не загромождать и без того обширную библиографию: here, here, here, here, here, here, here, here, here and here .

[2] По Венгрии, См. Кирчик, Конец Европы, гл.2 (Kirchik, The End of Europe, chapter 2).

Библиография

  1. The Guardian, Jo Johnson to tell universities to stop “no-platforming” speakers.
  2. The Guardian, Student leaders criticize Jo Johnson…
  3. Tony Cross. From French resistance to Holocaust denial..
  4. Neal Robinson. From Marxism to Islam…
  5. Los Angeles Times. Kim Willsher. “Carlos the Jackal” goes on trial in France.
  6. MR online. Che Guevara’s Daughter Meets Hezbollah’s Number 2 Leader
  7. The Algemeiner. P. Marquardt-Bigman, Defending Judit Butler in the Ivory Tower
  8. Gatestone institute, D.McEoin, The two “Islamofobias”
  9. The Spectator, Douglas Murray, “Religion of peace” is not a single platitude.
  10. The Letter. From former muslims, who became catholics…
  11. Maoz Israel. S.Sorko-Ram, Is it a religion of peace?
  12. Ancient Origins. A.Holloway, The White Slaves of Barbary.
  13. Meadle East Forum. David Bukay. Can There be an Islamic Democracy?
  14. Campus Watch. Winfield Myers, John Esposito in His Own Words.
  15. Campus Watch. Surveys Juan Cole
  16. Meadle East Forum. Stephen Schwartz. John L. Esposito: Apologist for Wahhabi Islam.
  17. John L. Esposito. The Letter to the Judge Leonie Brinkema.
  18. FrontPage Magazine. Campus Watch. Esposito: Apologist for Militant Islam.
  19. Campus Watch. Martin Kramer. Ask Professor Esposito.
  20. The Nation. Juan Cole. How “Islamic” is the Islamic State?
  21. The Daily Caller, A.J.Caschetta. Erdogan’s Academics …
  22. The Telegraph, Allison Pearson, It was Britain’s hopeless tolerance…
  23. The Guardian. Migration. Rise in number of Jews leaving…
  24. Gatestone institute. Soeren Kern. European “No-Go” zones
  25. The Atlantic. Carol Schaeffer. How Hungary Became a Haeven for the Alt-Right.
  26. The New Criterion, 36, No. 6 / February 2018, Roger Kimball
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *