Генрих Иоффе: Дышите глубже

 136 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Он жил в другом городе. Там работал в какой-то больнице медбратом, но главная его деятельность заключалась в ином: упрямо сдавал экзамены. Он сдавал их уже, кажется, десятый год, стремясь получить подтверждение своего совкового медицинского диплома, а с ним — право на работу врачом. Сдаваться не желал.

Дышите глубже

Генрих Иоффе

Вот чему завидовали в Совке Забугорью — так это ихней медецине. Многие говорили:

— Приходишь к ним в больницу, тебя сразу в такую стойку с винтиками ставят. И все анализы вмиг готовы. Анализы эти — в спецмашинку потом вствляют… и диагноз — вот он, готов!

Тут же уникальные таблетки тебе в рот и все. Пару дней в больнице проваляешься и домой! Можешь в физкультурном параде участвовать! А у нас… Сказали бы, да…

Дима Димов — бывший совковый врач и муж моей газетнной хозяйки Клары. Мужик представительный, с приятным лицом, украшенным добрыми, сливовыми глазами. А Клара… О, Клара — это особстатья. Клара держала магазин, в котором торговала майками, значками, матрешками, телефонными карточками, электронными словарями, косметикой, другой рухлядью. Кроме того, магазин был «отделением» Western Union и занимался переводом денег и посылок. Western Union все знали. Помните: «Посылая деньги через Western Union, вы как бы передаете их из рук в руки». А однажды Кларе пришла в голову мысль издавать газету, которая магнитом бы притягивала рекламу плодившихся здесь, на Западе, «русских бизнесов». Тут-то она и набрела меня. Газета называлась почти по-гагарински: «Приехали!».

* * *

В доэмигрантской, «совковой» жизни Клара, как и ее супруг Димов, была врачом. Но предпочитала двигалаться по административной линии: занимала пост то и. о. главного врача, то замзавотделом горзддравотдела, то что-либо подобное. Димов же на администратора никак не тянул. Просто он был обычным, рядовым врачом, выслушивал, выстукивал, и выписывал больничные листки за насморк, а то работягам и за «мостырки». Клара таковых считала слегка «полвосьмого». И вертела пальцем с надетым на нем дорогим кольцом у виска. Диму любовно называла «мудиком».

Когда из «Совка» покатила горбачевско-ельцинская эмигрантская волна, Клара и Димов сразу же «нырнули в нее» и доплыли до великого Рима. В Вечном городе произошла остановка.

— Тут стоп! Сортировка, блин, — рассказывала Клара. — Кого, блин, куда.

Она часто употребляла словечко «блин». Это был как бы ее позывной.

Про «сортировку» Клара рассказывала неохотно, но то, о чем все-таки рассказывала, не имело абсолютно никакого отношения к шедеврам зодчества и живописи. Фигурировали бабло, еще секс.

— Давайте напишем обо всем этом в газете, — предложил кто-то.

— А кто будет писать? — спрасила Клара.

— Ну, к примеру, Циперович.

— Нет, он, мне кажется, очень чувствителен, сентиментален А придется писать о таких, блин, крутых «вещах», что не каждому по нервной системе. Крыша может поехать. Как врач, блин, говорю.

Димов посещал магазин и редакцию только на уикенд. Он жил в другом городе, к тому же в другой стране. Там работал в какой-то больнице медбратом, но главная его деятельность заключалась в ином: Димов упрямо сдавал экзамены. Он сдавал их уже, кажется, десятый год, стремясь получить подтверждение своего совкового медицинского диплома, а с ним — право на работу врачом. Сдаваться не желал.

— Они так, — говорил он, — а мы вот эдак. Пробьемся… Перeтерпим. Промылимся. Грузины правильно говорят: обойдедзе…

Когда Димов приезжал и заходил в магазин, он с готовностью и, казалось, даже с удовольствием вставал за прилавок. Ловко орудовал у кассового аппарата, принимал деньги, быстро считал и давал сдачу.

— Димов, — говорил я ему, — ты прирожденный торговый работник. На кой чорт тебе эта медицина? Чего ты мучаешься?

В отсутствие покупателей он обычно сидел за прилавком и читал футбольный журнал. Дело в том, что Димов был еще страстным болельщиком. Он знал всех великих и даже не очень великих игроков, помнил, кто, когда и как забивал голы. Аккуратно вел статистику и мог ответить на любой футбольный вопрос. Иногда он забредал к нам в редакционный закуток, перекурить, перекинуться парой слов.

— Димов, — как-то сказал я ему, — сочувствую тебе. Сколько ж тебе, горемычному, еще маяться, доказывать свой медицинский класс? Ты ведь и так уже доктор.

Он посмотрел на меня с сожалением, как на несмышленыша.

— Мудила, — усмехнулся он снисходительно, — ты хоть представляешь, мудила, какие бабки я буду потом пилить? Нет? Тебе такие не снились. Нет, брат, они так, а мы тогда эдак…

Он махнул рукой и пошел за прилавок. Когда я уходил домой, Димов еще сидел там, просматривая очередной номер футбольного журнала. Заметив меня, он поднял голову и закричал:

— Читал ты, какую банку сунул Ринальдино «Арсеналу»? А знаешь, какие бабки ему отпиливают? Не знаешь? Ну и мудила!

Я не ответил. Вспомнил чеховского доктора Дымова и свою тещу. В распутицу и стужу, в старой телогрейке и кирзовых сапогах брела моя теща к больным, о деньгах вобще никогда не говорила. По России в ту пору гуляла война…

Уже на лестнице я услышал слова Димова:

— Сухим листом забил… Большие бабки парень пилит… Нам бы с тобой такие, а?

— Ну ладно, — сказал я, — футбол, чёрт с ним. А это правда, что у них в госпиталях творят чудеса, как Ринальдо на поле? Хай-тек и все другие чудеса? Ты ведь там работаешь, сам все видишь.

— Хочешь знать как их хай действует? — засмеялся Дима. — Приходи на той недели — расскажу.

Но рассказывать Диме не довелось. На следующец недели, когда он стоял за кассой, его что-то «схватило».

— Вызовем доктора! — сказал я Кларе.

— Вот видно, что вы с Совка свалились. Тут вызывают слесарей или электромонтеров, да и то ждать надо. Ишь кого захотел: доктора ему подавай!

Мы повезли стонавшего Диму в госпиталь. В приемной простояли с полчаса в очереди. Потом нас провели в закуток, где сидела неулыбчивая девица. Она сунула Диме в рот градусник, померила давление и, не взглянув на результаты, что-то буркнула. Явился огромный негр, усадил Диму в коляску и кивком головы показал, что мы можем следовать за ними. Двигались длинными, узкими корридорами, заваленными мешками, ящиками, кучами какого-то белья…

Негр уложил Диму на койку за одну из ширм, тянувшихся по всей окружности зала, по которому бродили группы людей, многие из котрых были одетых даже в пальто. Рядом с Диминой ширмой, в своей ширме хохотали китайцы, пришедшие кого-то навестить. В другой ширме хрипел старик…

Часа через два пришла сестра, воткнула в димину ладонь три большие иглы и удалилась. С рассветом явился молодой парень — врач, как и другие, без халата, сказал, что Дима — окей. И можно ехать домой. Он вручил Диме рецепт, по которому Дима должен был принимать 12 таблеток в течение дня.

— Не многовато ли? — спросил Дима.

— Может и так, — рааздумчиво сказал врач, — но мы все-таки стараемся, чтобы эти таблетки не исключали друг друга.

— Доктор, — попросила Клара, — а может все же оставим его у вас на денек?

— При всем желании не могу. Мест нет. Знаете, половина населения ходит на работу с тяжелым гриппом: нет страховок, да и потерять работу опасаются.

* * *

Мы вышли из госпиталя. Над городом висел густой туман.

— Ну что? — спросил меня Дима, — все ясно про медецину?

— Нет. А где же хай-тек и ультра-аппаратура? Я не видел.

— Приходи завтра в магазин, все расскажу. Только дышать тебе надо будет глубже. Чтобы не волноваться.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Генрих Иоффе: Дышите глубже

  1. Не понял про «медецину» какой страны написал Генрих, но у нас в Израиле медицина на на том самом уровне, о котором Гених написал в начале зарисовки. А вот здравоохранение не очень: очереди огромные, если, конечно, несрочный случай. Врачей стало нехватать, после того, как состарились те «русские», что приехали в 90-е.
    Фраза «сестра, воткнула в димину ладонь (?) три большие иглы» выдает полное невежество автора. «Посетители в пальто» и «врач без халата» из отй же «советской оперы». Там господствовал в больницах изоляционный режим сродни тюремному, а в больницах и роддомах свирепствовали больничные инфекции, потому что не было одноразовых шприцов, перевязочного материала и белья. А здесь разрешены посещения даже в родильных отделениях, но нет инфекций. Конечно, всякие нарушения бывают, но это не правило.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *