Юрий Окунев: Трагический и унизительный погром науки сталинским режимом

 255 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Родные братья, выдающиеся ученые; один из них, тот, что с мировым именем, как собака, подыхает в тюрьме от издевательств и голода, а второй становится Президентом Академии наук в стране кровавого тирана, убившего его любимого старшего брата — эта реальная, непридуманная драма…

Трагический и унизительный погром науки сталинским режимом

Юрий Окунев

О книге С. Резника «Эта короткая жизнь»; Изд-во «Захаров», Москва, 2017

Новая книга писателя Семена Резника о жизни, творчестве и трагической гибели выдающегося русского ученого, академика Николая Ивановича Вавилова — результат многолетнего кропотливого и вдохновенного труда автора.

Эта огромная тысячестраничная монография поражает читателя прежде всего энциклопедичностью, информативностью, глубиной проникновения в описываемые события и проблемы. Это не только история жизни великого ученого и прекрасного во всех отношениях человека. Здесь — история развития научных исследований в области биологии, генетики, растениеводства и других связанных с ними научных и прикладных дисциплин. Здесь — история советской науки в условиях тоталитарного диктаторского режимом. Здесь — история генетики и связанных с ней наук в мировом масштабе. Здесь — поразительно емкие образы выдающихся ученых и бездарных эпигонов науки, благородных служителей науки и научных сексотов, советской номенклатуры, власть имущих преступного режима, вершителей судеб и палачей советских ученых. Здесь, если хотите, вся советская эпоха с ее утопическими домыслами и гнусной трагической реальностью. Читая книгу, я поражался обширности знаний автора во всех этих историях и проблемах, скрупулезности его описаний путешествий и исследований Вавилова, поразительной точности деталей того далекого времени. Неужели один человек может с такой глубиной понять и описать и научные, и исторические, и нравственные проблемы целой эпохи? — невольно задавался я таким вопросом. Семен Резник сделал это…

Отдельного замечания заслуживает литературный уровень книги. Мне нравится, когда исторические хроники и описания научных поисков составляются талантливым писателем — это позволяет изложить сухие факты истории и сугубо специфические проблемы науки в увлекательной художественной форме. Как говорил классик, теория сера, но вечно зелено древо жизни — писательский ракурс позволяет преодолеть разрыв между голой фактологией истории и цветущим образом эпохи. В книге «Эта короткая жизнь» огромное число действующих лиц, и все они предстают живыми людьми со своими достоинствами и недостатками, с метаниями и сомнениями — это художественные образы, а не схемы в обрамлении своих формальных биографий.

Мастерство писателя выразилось еще и в увлекательности сюжетов книги. Уже ее начало содержит драматическую, захватывающую историю борьбы автора с чиновниками тоталитарного режима за публикацию первой книги об академике Н. И. Вавилове в серии «Жизнь замечательных людей». Драматизм повествования нарастает и достигает апогея в заключительных главах книги, где автор описывает трагическую гибель Николая Вавилова в советской тюрьме на фоне карьерного взлета его брата Сергея Вавилова. Родные братья, выдающиеся ученые; один из них, тот, что с мировым именем, как собака, подыхает в тюрьме от издевательств и голода, а второй становится Президентом Академии наук в стране кровавого тирана, убившего его любимого старшего брата — эта реальная, непридуманная драма, пожалуй, похлеще всех шекспировских трагедий вместе взятых. Главный режиссер этого жуткого спектакля — мизантроп и садист — любил поиздеваться над своими жертвами, обожал ставить их в безнадежно унизительное положение. Трагедия братьев Вавиловых описана в книге Семена Резника с потрясающей мощью. Попытки одного из них вырваться из лап хищного зверя и нравственные терзания другого, обласканного тем самым хищным зверем и обеспеченного всеми привилегиями высшей сталинской номенклатуры, представлены на фоне гигантской трагедии народа в самые тяжелые годы его многовековой истории.

В подзаголовке книги «Николай Вавилов и его время» автор подчеркивает, что это история не только об одном выдающемся ученом. На мой читательский взгляд это очень важное обстоятельство, выделяющее новую работу Семена Резника из серии традиционных биографий замечательных людей.

Писатель С. Е. Резник с портретом академика Н. И. Вавилова
Писатель С. Е. Резник с портретом академика Н. И. Вавилова

Дело в том, что в последнее время в России значительно усилилась пропаганда так называемых «достижений» советской эпохи, агрессивное обеление сталинского режима, представляемое апологетами этого убийцы и садиста как проявления русского патриотизма. Среди аргументов в защиту «сталинских достижений» часто приводятся ссылки на советскую науку — мол, что ни говори, а в Советском Союзе при Сталине наука успешно развивалась, ученых уважали и даже почитали, платили им высокую зарплату… У меня, как у профессионального научного работника, большую часть своей научной карьеры проведшего в СССР, подобные аргументы вызывают недоумение и отторжение. На заре своей научной деятельности я еще застал отголоски сталинского отношения к науке — травлю биологии, генетики, кибернетики и других современных естественных, технических и гуманитарных наук. Я не специалист в биологии, но хорошо помню, как в университете на занятиях по философии нам талдычили о зловредной идеалистической сущности буржуазного «вейсманизма-менделизма-морганизма», используя в этом проклятии имена великих основоположников генетики Августа Вейсмана, Грегора Менделя и Томаса Моргана. Критика генетики, как реакционной буржуазной лженауки, противостоящей истинно пролетарской мичуринской биологии, приводилась в советских школьных учебниках «Основы дарвинизма» вплоть до 1965 года. Уже на профессиональном уровне я сталкивался с советскими запретами на кибернетику и теорию информации, которые также были объявлены буржуазными лженауками. У нас на кафедре теоретической радиотехники первые кибернетические разработки проводились едва ли не подпольно, а ленинградские ученые, открывшие секцию кибернетики при Доме ученых, считались героями. Это не тема данных коротких заметок, но в советской науке вплоть до второй половины 1980-х годов неизменно соблюдались сталинские концепции: тотальная милитаризация научных исследований и разработок, железно-занавесное отторжение от мировой науки, невозможность общения с зарубежными учеными, невозможность публикации научных результатов за рубежом и участия в международных симпозиумах, отторжение любого инакомыслия и несогласия с власть имущими, тотальная бюрократизация управления наукой и навязывание ей партийного руководства… А еще — сплошная завеса секретности, позволявшая скрывать низкий научный и технический уровень разработок и их вторичность («цельнотянутая разработка» — термин советских времен) по отношению к зарубежным образцам. Трудно было найти научно-исследовательское учреждение в области прикладной математики, физики, химии, механики, газодинамики, оптики, радиоэлектроники, автоматического управления, электротехники, информатики, вычислительной техники, приборостроения, микроэлектроники и пр., в котором все или почти все работы не были бы засекречены. Науку наводнила толпа докторов наук, профессоров и даже секретных академиков без научных трудов или с секретными никому недоступными трудами. Результаты хорошо известны — разрушение научных школ и хроническое отставание от мирового уровня в самых современных областях науки и технологии.

Книга Семена Резника «Эта короткая жизнь» ставит жирный крест на аргументации лжепатриотов и почитателей сталинских методов руководства наукой. Да, говорит автор, были в Советском Союзе выдающиеся и даже великие ученые в области биологии и генетики, но сталинский режим загубил их, уничтожил ростки прорывных результатов в самых многообещающих направлениях современной биологической и сельскохозяйственной науки. И это случилось, добавим мы, не только с биологией и его выдающимся представителем академиком Николаем Вавиловым, но и с другими науками и технологиями. Это случилось с расстрелянными гениальным физиком Матвеем Бронштейном и блестящими разработчиками «Катюши» Георгием Лангемаком и Иваном Клейменовым, с посаженными в концлагеря Андреем Туполевым, Сергеем Королевым и Валентином Глушко, это случилось с тысячами и тысячами талантливейших ученых, конструкторов и инженеров.

Сталинский режим унизил, опозорил и науку, и подлинных ученых. Это унижение и погром науки Семен Резник показал с мощью и блеском — в этом нетленное значение его новой книги для истории науки.

Впрочем, каждый читатель найдет в этой книге интересные лично для него страницы, ибо она талантливо многогранна и увлекательна.

Март 2018

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Юрий Окунев: Трагический и унизительный погром науки сталинским режимом»

  1. Все исходящей из под пера Ю. Окунева, отличается высоким литературным стилем, глубоким и интересным содержанием, эрудицией и мудрыми оценками ситуаций по самым актуальным темам.Представленная рецензия о книги С. Резника того же достойного уровня. Спасибо, уважаемый Ю.Окунев.

  2. Замечательная рецензия на замечательную книгу. За столетие не написать всех книг о неисчислимой преступности сталинского режима…

  3. Блестящая рецензия на совершенно исключительную работу, своего рода научный и литературный подвиг. Читая книги Семёна Резника об учёных, каждый раз поражаешься глубине ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО постижения автором различных областей знания — и высочайшему литературному уровню, индивидуальности каждого героя повествования. Спасибо Юрию Окуневу за замечательный отзыв.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *