Саади Исаков: Двенадцать писем Ангеле Меркель

 186 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Если бы у Вас, дорогая Ангела Меркель, дочери пастора, была в голове такая картинка нравственности бородачей, на фоне которой предательство и грабеж покажутся относительным благом, открыли бы Вы границы для сотен тысяч потенциальных самоубийц?

Двенадцать писем Ангеле Меркель

Саади Исаков

 Саади ИсаковПисьмо первое
Вступительное

Дорогая Ангела Меркель!

Поскольку поговорить с Вами по душам у меня нет никакой прямой возможности, а потребность в этом в последнее время не только не угасает, но все больше рвется наружу, решил я прибегнуть к эпистолярному жанру, преимущество которого в том, что мысль свою я могу переписывать много раз, доводя ее до блеска, в то время как устное слово, если оно вылетит, обратно не загонишь, и потом приходится краснеть.

Жизнь моя проходит нормально. От командиров всякого рода нареканий не имею, потому что у меня их как не было, так нет. У меня есть только уважаемые авторитеты, например, как Вы. Потому Вам и пишу.

Один мой хороший знакомый и товарищ по несчастью, придумал понятие «гибридный воин». Это касается журналистов, оказавшихся по долгу службы в глубоких окопах противоборствующих сторон, воюющих посредством СМИ. Организованные во взводы и роты, они действуют под прикрытием государств, спецслужб и политически ангажированных хозяев.

Кстати, они могут безболезненно для себя менять позиции, переходить на сторону врага, предавать убеждения, которых недавно придерживались, следовать новой генеральной линии и перелицовываться, как это происходит сейчас вследствие радикальных изменений в международной политике.

Такова специфика профессии.

Другое дело, если автор никому не продался и не давал присягу верности хозяину. Над ним нет «фельдфебеля в Вольтерах», и он сам себе командир. Тогда даже государство, гражданином которого он себя сознает и от правительства которого наивно ждет защиты, даже и не пытается встать на его сторону и протестовать, если его обидело другое, насквозь прожженное демократизмом государство Украина.

Даже если существует официальное письменное недовольство гражданина, обращение в МИД ФРГ, как и депутатский запрос от партии Левых многоуважаемой госпоже Бёмер, служившей когда-то в Вашей достопочтеннейшей Канцелярии, а теперь министерствует на вторых ролях в МИДе. И не за пошлое пересечение границы дружественного Вам государства в неположенном месте, а за честное и свободное печатное слово о событиях в Одессе 2 мая 2014 года.

Делаю невеселый для себя вывод: если автор независим, то он как бы ничей и не свой.

Понимаю, наша страна сейчас занята трудным делом спасения чужих здоровых мужиков от разных диктаторов и их «усыновлением», но и своих не надо забывать, чтобы они не подались в вынужденные бега.

К чему это долгое и нудное вступление? — Дабы вновь не попасть в очередную занимательную историю, хуже того: не навлечь на себя гнев обиженных, Ваших новых друзей, теперь уже чреватый не депортацией, а ножом в спину, перерезанным горлом, битьем камнями или удушением удавкой.

Так я пытаюсь затуманить предмет своего текста, чтобы, не дай бог, кто-то принял обвинение на свой счет. А если кто обидится, оскорбится или возмутиться, предупреждаю, тот сам виноват, потому что автор никого конкретно не называет и всячески пытается обойти выпуклые углы на скользких дорожках, благо сейчас зима, гололед и скользко.

А так дела, за вычетом вышесказанного, обстоят в общем-то ничего, если не считать повседневности террора, о котором дальше пойдет речь.

Берлин. 14.01.2017 г.

Письмо второе
О повседневность нового террора

Дорогая Ангела Меркель!

Кроме авторитета, как Вы, у меня есть еще и партийные интересы.
На днях хорошо Вам знакомая Эрика Штайнбах покинула нашу общую партию ХДС, но оставила за собой депутатские полномочие вне фракции, то есть на свободный манер. Имеет право. Насколько мне известно, избиралась она в бундестаг 7 раз по прямому мандату, а не скопом по партийным спискам. Человек она известный, прежде всего, по «Союзу изгнанных», организации, не без национальной правизны.

У меня с ней, хоть и товарищем по партии, были серьезные разногласия, как у зайца с волком на почве вегетарианства. Но я никогда не думал, что мы с ней окажемся единомышленниками. По крайней мере в одном вопросе.

Признаюсь, за все мое пятнадцатилетнее членство в партии, я лоббировал одну единственную тему: безопасность проживания в ФРГ малочисленного, жестоковыйного и талантливого народа, к которому по рождению принадлежу. В том числе и на совещаниях по вопросам интеграции в вашем Канцлерамте под руководством все той же госпожи Бёмер. От моего народа я был там один среди турков, афганцев и пакистанцев. Но, как говорится, лоббировал, лоббировал, да не вылоббировал.

По факту находиться моему народу в нашей с Вами стране стало много опаснее, чем 25 лет назад, и приходится теперь скрывать свою религиозную принадлежность, получая еврейскую газету в глухом конверте, снимая мезузу с дверного косяка и завазывая пейсы узелком на затылке, чтобы не гневить рекрутированных Вами, милых Вашему сердцу бородачей.

Но вернемся к делам партийным. Я теперь точно знаю, кого втихаря поддерживает правое крыло ХДС и за кого могут проголосовать на предстоящих выборах партийные отщепенцы. Предположения, высказанные мною пару месяцев назад подтверждаются. По мнению Штайнбах, ХДС свернула слишком влево, а партия Альтернатива для Германии «плоть от плоти ХДС в прошлом».

Сама Эрика Штайнбах, видимо, подождет, пока АдГ войдет в бундестаг. Тогда в нее и вступит. Как минимум, присоединится к их фракции. Тогда у партии будет другой имидж и иные возможности.

Так что же нас в итоге объединило? Вовсе не симпатии к АдГ.

Внимательно приглядываясь к массовому террору последних времен, зачинщики и исполнители которого — бородатые адепты Самой Мирной Религии (заметьте, такой религии реально не существует) с влажными глазами умиления от этого учения, приходишь к невеселому выводу о том, что к традиционному террору за высокую идею справедливости в пользу угнетаемого большинства, как мы его знавали прежде, новый имеет такое же отношение, как свинья к простокваше.

Известный нам прежний террор, нерусский и русский, нечаевского розлива, в исполнении Каракозова, Кравчинского, Засулич и прочих, имел ту неоспоримую особенность, что в головах его солистов и хора подпевал присутствовала высокая мечта, вскормленная ложной идеей служения народу, который, заметим, ни о чем их лично не просил. Сам теракт тщательно готовился и совершался преимущественно отпетыми безбожниками и нигилистами. Объектом насилия выбирались государственные шишки от императора, до губернатора, шефа жандармов или банкиры. Сами террористы шли на теракт, а не на смерть. Напомню, та же Вера Засулич была судима и, между прочим, оправдана.

Более понятный для Вас пример — террор РАФ. Та же песня. Объектом прежнего террора были такие, как Вы, а не такие, как мы.

Теракты были единичные, знаковые, так сказать, поворотно-исторические. О них до сих пор пишут с восхищением или осуждением в учебниках истории. Тут дело вкуса.

С нашими новейшими террористами дело обстоит несколько иначе. В основе их действий заложен религиозный максимализм и идея справедливости, но исключительно для своих, то есть для правоверных бородачей с влажными от религиозного восторга глазами, пока что, на наше счастье, ощутимого меньшинства.

Спорить о религиозном фанатизме, учености или религиозном невежестве дилетантов Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия), как основе террора не имеет смысла, потому что речь здесь пойдет несколько о другом.

Одно дело, когда террорист месяцами готовит свое деяние материально и морально, мастерит самодельную бомбу и усердно настраивает душеньку убить человека, потому что убийству себе подобного противостоит его собственное нутро, и сам надеется на то, что останется жить, другое дело, когда дуралеи с ножами, топорами или девочка-подросток, вооруженная ученическими ножницами, нападают на беспомощного старичка, косоглазого очкарика-ботаника или беременную женщину. Или ошалелый водитель грузовика в обеденное время наезжает на группу праздных туристов и зевак.

Или мне правильнее было бы не обращать внимание на это, потому что, как говорится, кому суждено сгореть — не утонет?

Вы правы, когда говорите, что мы все ходим под Богом, но мне все же не хотелось бы озираться по сторонам, высматривая бородача, готового растерзать меня голыми руками за то, что я не принадлежу его вере.

А в целом дела обстоят в общем-то ничего, если не считать того обстоятельства, что раньше объектом террора были такие, как Вы, а при новейшем -такие, как мы.

И что с этим делать, ума не приложу.

Берлин. 15.01.2017 г.

Письмо третье
Wir schaffen das!

Дорогая Ангела Меркель!

По той простой причине, что мне, еврею из простых, то есть не знаменитому в вашем кругу, не видать помощи и защиты немецкого государства как своих пейсов, завязанных на затылке, заботой о своей шкуре приходится заниматься самому. Так уж у нас в стране, увы, исторически повелось.

Мне не страшен и Ваш государственный гнев, если в своих опасениях я переступлю границу толерантности.

Подвожу итог переменам, будь они неладны.

Во-первых, жертвами террора нынешнего образца становятся самые обыкновенные граждане, иначе говоря, жертвой может стать любой из нас, в отличие от Вас. Обычный человек не как прежде оказывается случайным пострадавшим во время бомбометания в градоначальника или Царя, а целенаправленной жертвой какого-нибудь встречного проходимца или сумасброда.

И круг этот вокруг каждого из нас все время сужается, как в мишени на стрельбах — от молока к яблочку.

Припоминаю, как сам покинул один заморский городок за день до теракта в ста метрах от гостиницы, где жил, как оказался в Стамбуле накануне путча, а прилетев в Берлин, попал на панихиду по погибшим ученикам и учителю в Ницце, к этому прибавьте, что близкий знакомый ехал в поезде в Вюрцбург, по которому бегал человек с топором. И все это в течение одной недели. Я не говорю уже о декабрьском теракте в немецкой столице, куда я случайно не попал с друзьями — мы выбрали для веселых прогулок Рождественскую Ярмарку на Жандармском рынке, а не возле Церкви Памяти. А вот нескольким нашим с вами соотечественникам, поляку, украинке и, кажется чеху, повезло меньше — они теперь под защитой апостола Петра. Одной из жертв стала Далия Эльяким, приехавшая из неспокойного Израиля в благополучную Германию отдохнуть.

Во-вторых, террористом может оказаться непредсказуемый и любой, даже многодетный отец семейства. Представьте себе, как он в балахоне медленно входят в кафе-мороженое с третьей женой в хиджабе и шестью детьми, и посетители нервно мечутся между двумя вариантами: или семья пришла просто поесть мороженого, или экстрадировать всех присутствующих грешников в мир иной. В этот раз все обошлось, но шок остался.

Жертвами теперь стали отнюдь не политики — вас там усиленно охраняют, а обыкновенные бюргеры. Поэтому, как мне кажется, в борьбе с террором на Вас лежит дополнительная моральная ответственность, если рассуждать по-христиански.

Сам же террор из политического перешел в разряд религиозного-фанатического и бытового.

Потенциальным террористом может быть каждый бородач или член его семьи, любой адепт Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия), а жертвами рискуют оказаться любые праздные прохожие, буддисты, сионисты, крестоносцы-американцы, востоковеды и атеисты, а отношение к терактам скорее сродни дорожно-транспортному происшествию, причем многих успокаивает тот факт, что в цивилизованных странах, подверженных террористическим атакам, на дорогах погибает ежегодно во много раз больше людей, чем от террора.

Но, сами понимаете, это пока.

За исключением этого обстоятельства, дела обстоят в общем-то ничего. Мне, правда, хотелось быть вашим единомышленником и голосовать за Вас на предстоящих выборах, следуя партийной дисциплине, а оказался я, как видите, среди тех, кто не разделяет генеральную линию партии ХДС под лозунгом Wir schaffen das!, давно понятный всему миру без перевода, и как Ваш курс на «усыновление» и адаптацию великовозрастных бородачей с маслеными от похоти и религиозного фанатизма глазами.

Особенно, когда подумаешь, что твоих товарищей-сограждан убивает и жутко уродует какая-то незванная сволочь, с ордой навалившаяся с востока.

Берлин. 17.01.2017 г.

Письмо четвертое
Нескрываемая радость

Дорогая Ангела Меркель!

Теперь становится все труднее и труднее разгадывать, что теперь служит поводом к непредсказуемой агрессии с неминуемой гибели нападающего. Мертвых допросить не получается. Замечу, жертвам нападения многократно удавалось все-таки уцелеть. Такой вот неожиданный парадокс.

Родители и знакомые характеризуют ликвидированных террористов как прекрасных подростков, отзывчивых соседей, добропорядочных сограждан, замечательных отцов и примерных работников, отнюдь не замеченных в религиозном фанатизме. Уверяют, что ничто не предвещало…

При этом любопытно другое: полнейшее отсутствие в их глазах скорби. Особенно материнской. Наоборот, налицо радость и гордость за героя, сподобившегося вознестись таким Макаром на небеса. И чем больше он увлек за собой неверных, тем громче его слава, народная хвала и выше финансовый бонус семье.

А еще их всех объединяет патологическая ненависть и жестокость к неверному, то есть к жертвам нападения, точнее, к нам с нами, а не к вам с вами.

Юные и не очень энтузиастки в платочках выпекают печеньки, тортики и раздают сладости прохожим после теракта. Ох уж эти печеньки. Слишком часто они стали сопровождать акты насилия. Особенно в тех местах, где инакомыслящих и иноверцев не считают полноценными людьми.

Духовенство и политики, адепты Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия), возносят самоубийц до небес, ссылаясь на Священную Книгу, обещают загробные блага, причитающихся шахиду-герою любого возраста и пола (в данном случае слово шахид использовано в нейтральном смысле, безотносительно к вероисповеданию) и материальную помощь семье.

То есть общество создает благостную картинку последствий суицида, совершенного во имя и благо веры. Не удивительно, что число желающих стать героями растет с неуправляемой прогрессией на фоне бесцветной, неинтересной, однообразной событиями и скудной в продовольственном отношении повседневной жизни.

А вы, дорогая моему сердцу Канцлер, хотите приобщить их к рутине немецкой жизни, перевоспитать ежедневным, бесперспективным пожизненным трудом за минимальную зарплату в 8,50 в час, когда им сегодня на завтра улыбаются с небес 72 девственницы, готовые к круглосуточному сексу и райская продовольственная корзина без ограничения?

P.S. К сожалению, кое-кто совершенно немотивированно принял критику адептов Самой Мирной Религии (не существующей в реальности религии, что я неоднократно подчеркивал) на свой счет, оскорбились, негодуют и угрожают физической расправой. Поэтому мне пришлось, надеюсь, временно сменить привычную для меня дислокацию, чтобы не провоцировать энтузиастов, как Вы учили, к исполнению нешуточных угроз.

Унтерштанд. 18.01.2017 г.

Письмо пятое
Чужие в раю

Дорогая Ангела Меркель!

Представьте себе, Вы живете в раю. Как и в любом раю, здесь есть врата. Ими пользуются только добродетельные души, как те, что погибли возле Церкви Памяти в Берлине. Для них существует строгий контроль и отбор. Других, кто не столь свят, через врата не пускают. Но они придумали идти в обход. И вот у вас в раю толпы тех, кому здесь быть как бы не положено.

Апостол Петр решил приютить их из сострадания. Вернее, он их выгнать не может, потому что боится, что о нем плохо будут думать соседи. Рай хоть и общий, однако он сегментирован по религиозному признаку.

Но райские нелегалы все не останавливаются. Прут и прут. А еще требуют, чтобы пустили их жен и детей, а по ходу пристают к проживающим здесь улыбчивым блондинкам, ошибочно принимая их за гурий.

В какой-то момент Апостол Петр понимает, что ему уже не удастся защитить своих в раю. До него доходят снизу мольбы и предостережения Сирийского Патриарха Григория III о том, что некоторая часть потока состоит из убийц, воров и прохиндеев.

Впрочем, новоприбывшие постепенно разочаровываются в чужом раю и ропщут. Им пока приходится ютиться на изолированных облаках с однообразным питанием, без интимной сферы, без свободы передвижения и с туалетом на 20-30 человек. Поэтому они справляют нужду прямо на краю транзитного облака и живут по своим законам, падая ниц по пять раз на дню.

Обитатели рая никак не возьмут в толк, какие претензии могут быть у этих посторонних, если они попали не в свой, а чужой рай. В свой, что интересно, их не пускают из-за угрозы собственной райской безопасности.

Для порядка Петр ввел контроль и учет. Чтобы отфильтровать святых от грешников и прохиндеев. Регистрация затянулась на неопределенный срок из-за нехватки чиновников среди райского персонала в небесной канцелярии — получение статуса мученика приходится ждать долгие месяцы, а с ним откладываются и надежды на светлое будущее и благодатную жизнь. Они от скуки ищут неверных среди своих или перешедших в райскую веру ради того, чтобы скорее продвинуться в очереди на райский паек, и носятся за ними с ножом, чтобы воткнуть в горло, как завещал великий пророк Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия).

Постепенно среди новоприбывших зреет протест обманутых надежд и неудовлетворенных амбиций. Пока он направлен против соседей по тесному облаку, но скоро может распространиться на другие поблизости.

Райская бюрократическая машина не успевает за политическими решениями руководства. Как говорится, арьергард не успевает за авангардом. Вот уже зима, наступили холода. На облаках, как известно, мороз бывает нешуточный.

Новенькие, как их теперь называют из политкорректности, постепенно разочаровываются раем. Оказывается, и здесь не все равны, и блага распределяются неравномерно. И новоприбывшим после фильтрации светит оказаться на самой низшей ступени, откуда до первого Феррари, как до Луны, если ты не спортсмен или не торговец наркотиками.

Проблема райского жилья не решена, и цены на квадратный облачный метр пошли в гору, став заоблачными. Есть в раю свои бездомные, есть матери-одиночки, для детей не хватает мест в детских садах, движение между облаками затруднено из-за забастовок райских транспортников за паек.

На университетских облаках с населением около 150 000 душ не хватает жилья приблизительно для тысячи студентов и 1500 беженцев. В связи со всеобщим потеплением скорое образование дополнительных облаков не предвидится.

В раю почти 3 млн своих безработных. Теперь их становится еще больше. Трудоустройство отфильтрованных новеньких — дело непростое. В связи с их незнанием райского языка их разрешено брать на работу с платой на 20% ниже тарифа. Это означает, что в долгосрочной перспективе рабочий труд в раю подешевеет и райская жизнь станет еще более призрачной.

Райский народ вплотную столкнулся с новенькими, новенькие — с народом, и оба поняли: что-то в раю функционирует не так. И исконно райские начали роптать и требовать принимать только или совсем святых, или своих по религиозным критериям.

Новенькие тоже недовольны тем, как рай их принял. Представление о нем по чужим селфи, творческой работе собственной фантазии, а также со слов рекламных уполномоченных по джихаду, задумавших разрушить чужой рай при помощи цунами из беженцев, столкнулось с реальностью: райская неповоротливая система тонет в потоке соискателей райской жизни.

А что делать тем, кого отфильтровали и не пускают в рай? Куда бежать? У евреев не рай, а нечто, умом совсем непонятное. А до китайского далеко. Японцы вообще поставили заградительные отряды.

И вот рай начинают стремительно покидать радикально настроенные, самые нетерпеливые новомученики и переселяться в собственный, на встречу с 72 гуриями, обещанными пророком Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия).

А что вы им еще прикажете делать, если они оказались в чужом раю, мало приспособленном к их правоверным желудкам, религиозным чувствам, масляным от похоти глазам и шаловливым рукам?

Унтерштанд. 20.01.2017 г.

Письмо шестое
Мысли о «Позитивном суициде»

Дорогая Ангела Меркель!

Психиатрия рассматривает суицид как следствие острых или хронических психических расстройств. На самоубийства и их количество могут влиять политическая ситуация, экономические кризисы, семейная неустроенность, неразделенная любовь и развитие религиозного сознания.

Самая Мирная Религия (не существующая в реальности, хотя я уже начинаю верить в ее наличие) из их числа. Она дает возможность любому ее адепту обосновать и облагородить свой суицид. Таким образом общество бородачей с увлажненными от благочестия глазами снимает прежние религиозные табу на самоубийство, превращая его из преступления против божественного промысла в героический акт возмездия иноверцам и собственным вероотступникам от древнего канона.

По данным Всемирной организации здравоохранения в мире ежегодно около 450-500 тыс. человек заканчивают жизнь самоубийством, а число неудавшихся попыток во много раз больше.

Все эти самоубийства совершаются вопреки сдерживающей доктрине греха во всех религиях, в том числе и в истоках Самой Мирной Религии (не существующая в реальности). Предполагается, что жизнь нам дана не нами и не родителями, а потому мы не имеем права ею праздно распоряжаться и самостоятельно её прерывать. Но в Самой Мирной Религии (не существующая в реальности) суицид постепенно обрел идею добродетели, богоугодного и праведного дела, как способ борьбы с неверными, доказательством праведности. А вероотступниками, в свою очередь, считаются все, кто не живет по законам кучки оголтелых бородачей.

Это переворачивает всю историю человечества в ее гробу и упраздняет мораль вообще, потому что людям внушают сомнение в нелегитимности самоубийства, одного из табу, видимо, данного для сохранения рода человеческого как такового. (Про убийство неверных я тут умышленно умолчу, потому что неверные в Самой Мирной Религии людьми вполне не считаются и нравственные нормы бородачей на них не распространяются).

Ведь одно дело, если самоубийца отправляется гарантировано в ад, как это было раньше, и обретает могилку за пределами кладбища или же отправляется 100% в рай со всеми соответствующими почестями Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия).

Если бы у Вас, дорогая Ангела Меркель, дочери пастора, была в голове такая картинка нравственности бородачей, на фоне которой предательство и грабеж покажутся относительным благом, открыли бы Вы границы для сотен тысяч потенциальных самоубийц?

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *