Саади Исаков: Двенадцать писем Ангеле Меркель. Окончание

 206 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Правильнее было бы нормальным людям не переживать, чтобы не дай бог оскорбить религиозную, национальную, сексуальную, гастрономическую, гормональную и всякую прочую гордость бородачей, дрожать перед каждым перелетом и раздеваться до трусов в аэропорту, а поставить диагноз всему сообществу Самой Мирной Религии…

Двенадцать писем Ангеле Меркель

Саади Исаков

Начало. Окончание

 Саади ИсаковПисьмо седьмое
Убей себя на радость маме

Дорогая Ангела Меркель!

Ну, а теперь немного занимательной арифметики. Не хотел, сомневался, но все же решился изложить подробно свою теорию, хотя кому-то она покажется бредом. Пусть. А иначе зачем вся эта затея с эпистолярным жарном, утраченном навсегда благодаря соцсетям.

Представим, что только прямых суицидников среди полутора миллиардов представителей Самой Мирной Религии (число взято преднамеренно наобум, и не надо искать тут никаких прямых совпадений) по самым толерантным подсчетам — 110 000, прибавьте сюда миллион, а то и поболее парасуицидников, то есть психопатов-симулянтов, лезущих в петлю ради того, чтобы напугать или шантажировать близких, и у вас получится огромная армия, готовая ежегодно жертвовать собой во имя Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия) и личного райского будущего в кругу гурий. Если их, конечно, правильно убедить и направить, разъяснив, что от них требуется и зачем нужна их жизнь.

Представьте себе: если каждый унесет с собой в среднем по 10 неверных душ, то это по нашим кротким подсчетам более 10 миллионов в год.

Так что мы живем пока еще во времена относительного затишья, но скоро ему может настать конец, когда бородачи догадаются правильно использовать этот огромный потенциал, сравнимый разве что с возможностями оружия массового уничтожения, ядерного, химического или бактериологического.

А главное, это очень дешевый способ ведения Мировой войны без особых финансовых затрат, основанный на подручных средствах, доступных в обыкновенном магазине, на работе, гараже, и самой дешевой и возобновляемой энергии бешеного репродуктивного материнства, для которого нужны-то всего двя половых органа. В некотором смысле экологически и гинекологически чистый продукт.

Остается добавить тот факт, что не надо уныло висеть в петле, пока твой труп снимут, или захлебываться морской жижей, а затем пухнуть и вонять на берегу.

Полицейские и солдаты уже обучены реагировать и проводить ликвидацию мгновенно, так что террорист маму не успеет вспомнить и короткая жизнь даже не промелькнет перед взором. То есть относительно безболезненно и эстетически заманчиво, всего лишь с парой ровных отверстий в теле, аккуратных, как припудренный чирий после косметического салона.

Надо не забывать, что самоубийство наносит огромный моральный и материальный ущерб обществу. Экономические и моральные потери связаны с необходимостью применения неотложных мер по спасению раненых, эвакуации, опознанию, захоронению, квалифицированных психологических и терапевтических мероприятий, временной нетрудоспособностью и инвалидностью пострадавших.

Если обыкновенный самоубийца наносит ущерб только себе и близким, то в ранге шахида он приносит пользу себе путем телепортации души в рай и финансовое благополучие родне, вскормившей его ненавистью к неверным.

Не секрет, что за помощь семьям, потерявшем своего члена в борьбе с неверными отвечают Фонды. Они пополняются частично из средств, выделенных в том числе и Евросоюзом на развитие экономики и инфраструктуры тех мест, где всецело господствует Самая Мирная Религия (не существующая в реальности).

Так что, по всем этим параметрам нам всем грозит мат за наши деньги, а самой востребованной профессией может стать в скором времени могильщик. Впрочем, как и сборщик трупов по частям и генетический лаборант.

Хорошо бы правительству позаботиться об этом заранее, чтобы успевать убрать улицы, как зимой от снега, если что. Хотя сегодня намело, и по улицам не проехать. Сдается, наше государство так устроено, что обречено на непредсказуемые последствия и будто умышленно старается, чтобы его застали врасплох.

В конце письма хочу сказать, дорогая Ангела Меркель, что на фоне этих моих рассуждений, дела мои обстоят в общем-то ничего.

Унтерштанд. 22.01.2017 г.

Письмо восьмое
Суицид как священный долг

 Дорогая Ангела Меркель!

В местах, где уже правит Самая Мирная Религия (не существующая в реальности религия), вместо личного горевания по ликвидированному террористу, давно установлена культура массового праздника под черными и зелеными знаменами. Это напоминает мне советское время, когда о смерти говорили утомительно много: мое поколение выросло на книгах и фильмах о героически погибших пионерах, комсомольцах, коммунистах, солдатах, офицерах, генералах, секретарях парткомов и Чапаеве, который не успел переплыть реку.

Однако, это не были разговоры о смерти вчистую. Это были речи о героизме. В центре этих историй стояли не люди, а прекрасное будущее, за которое эти жизни можно и даже нужно было отдать. Достойной и лучшей считалась смерть на благо общества, только тогда она имела значение, а герой отправлялся в бессмертие, в Пантеон героев. Многие мечтали о такой житейской карьере, увенчанной подвигом.

Бородачи Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия), с влажными глазами от предвкушения Фердоуса, тоже присвоили себе право разговора на эту сакральную тему. Вплоть до прямой агитации в их культурных центрах, плавно перетекших в молельные дома. Только светлое будущее, ради которого стоит пожертвовать животом, у них не на Земле, как у атеистов, а в потустороннем, запростынном мире.

Власть религии над смертью всегда была частью религиозного капитала: кто распоряжается смертью, тот властвует над жизнью. На сегодняшний день, в том числе и каждого из нас, не принадлежащего Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия), — это уже ее неоспоримое новшество.

Массовые похороны с почестями под улюлюканье наемных «плакальщиц» — лучшее, чем может завершиться земной путь истинного верующего. Это засело во многих головах адептов Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия). Бородачи, с влажными от умиления по усопшему глазами, прекрасно понимают, что контроль над смертью и над похоронами имеет прямое отношение к контролю над живыми.

Это инструмент, с помощью которого они пытаются сплотить свой коллектив. Смерть у них, как и у советских коммунистов, рассматривается как исполнения коллективного «священного долга». И каждый адепт Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия) к нему причастен и должен к нему стремиться.

Но это все до поры, до времени. В тот момент, когда суицидный террор обретет по-настоящему массовый характер, помпезных похорон уже не будет.

А зачем, когда главная цель переориентации общества на массовый «позитивный суицид» будет достигнута?

Этим вопросом мне хотелось бы завершить письмо. Что касается меня лично, дорогая Ангела Меркель, живу я, как живется. Правда, из дома стараюсь не выходить.

На все другое жаловаться грех.

Унтерштанд. 23.01.2017 г.

Письмо девятое
Что же нас все-таки ждет?

Дорогая Ангела Меркель!

Не надо быть уникальным провидцем, гадателем на кофейной гуще, бобах или астрологом, чтобы предсказать цунами суицидного террора, который предстоит нам пережить в не столь уже отдаленной перспективе.

Нас, по всей видимости, пока спасает тот факт, что адепты Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия) не жалуют и не признают психологию и психиатрию как науки. Они до этих мелочей никогда не опускаются, потому что все, что им положено знать, записано в их Священной Книге пятнадцать веков назад. Тем не менее они рано или поздно, трудно загадывать когда, тут дело случая, эмпирическим путем дойдут до целенаправленного использования суицидного и квазисуицидного потенциала своих единоверцев. Как дошли они до идеи использования грузового и легкового автотранспорта в целях борьбы с неверными. Не говоря уже о воздушном, хотя современной авиации уже более ста лет.

И тогда нам всем точно не сдобровать. Впрочем, многим из них тоже. Но им крови не жалко. Для них люди ничто, религия — всё.

Нас некоторое время еще будет спасать то обстоятельство, что сперва и в большей степени пострадают единоверцы из конкурирующих сект Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия), с которыми правильные бородачи обещали разобраться в первую очередь.

Есть, конечно, предположение сродни несбыточной надежде, что Самая Мирная Религия (не существующая в реальности религия) когда-нибудь самоликвидируется. Количество правильных и неправильных бородачей будет все время экстренно и интенсивно пополнять Фердоус.

Ведь чем больше народу проникнется идеей позитивного суицида, тем надежнее будет осуществляться процесс дезадаптации в среде ближайшего и дальнего социума, то есть всего окружающего мира, к полному отрицанию социальных функций, закона, моральных принципов, что приведет к массовой патологии поведения: во что бы то ни стало причинить вред неверному, умереть смертью героя и оказаться в Раю.

Вы можете задать справедливый вопрос: А что, разве нет среди представителей Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия) нормальных людей, не склонных к «позитивному суициду»?

Есть. Нормальные люди, скорее всего, досрочно покинут Самую Мирную Религию (не существующая в реальности религия) бородачей. Скорее всего, от стыда за оторванные конечности и отрезанные головы, вспоротые животы, за обгоревших и увечных, на которых невозможно смотреть из предохранительных соображений, чтобы не помутиться рассудком.

Москва. 24.01.2017 г.

Письмо десятое
Мечта о сытости и диком сексе

 Дорогая Ангела Меркель!

Я неожиданно прервал предыдущее письмо, потому что новое — его прямое продолжение и «здрасти-досвидание» только отвлекут от основной мысли.

Суицид стал не только средством, но и целью теракта. Это не только тезис: вера — все, а человек — ничто. Это и скорое воплощение заветной мечты о райском блаженстве.

Немцы, как Вам, наверное, известно, за все время войны с СССР потеряли миллион четыреста тысяч убитыми и пропавшими без вести, наши потери только под Ржевом, о котором Вы, наверняка, слыхом не слыхивали, составили полтора миллиона душ, то есть больше, чем немцы за всю войну. А на Зееловских высотах положили один к десяти, то есть десять за вашего одного.

У вашего солдата, говорят, было электричество в окопе и только что стиральной машины не хватало, а наш ел вареную конину и то не каждый день.

А проиграли вы.

И сам советский солдат, смею предположить догадку, проявлял чудеса героизма, потому что его конкретная жизнь в его собственных глазах мало что стоила на фоне Зова Родины, Сталина, подозреваю, и ужасов промерзших окопов, в которых тоже был великой соблазн лечь и помереть натощак. Поэтому и шли охотно в рукопашную на танки. Чего бы никогда не сделал сытый немец. Во всяком случаи таковые подвиги на немецкой стороне неизвестны.

Так что получается — сила, отчасти, на той стороне, где ни во что не ставят человеческую жизнь.

На этом фоне все рассуждения о гуманизме вообще, особенно в отношении тех, кому он чужд и не понятен в принципе, поскольку «позитивный суицид» весьма привлекателен и полностью ему противоречит, осуждение европейцами Израиля в целом, а в самом Израиле сержанта Елора Азарию, ликвидатора лежачего героя-самоубийцы, скорее с перепугу за собственную и товарищей жизнь, чем по злому умыслу, и прочие либеральные заскоки вопреки инстинкту самосохранения, кажутся не просто заблуждением и наивной халатностью, а преступным предательством интересов нормальных людей, лишенных психических и нравственных патологий.

Если убивать во имя Всевышнего не только разрешено Самой Мирной Религией (не существующая в реальности), но и почетно, и нет никаких запретов, то о каких запретах в противостоянии этому тяжкому бреду может идти речь?

По всей вероятности, остановить такой террор можно только отношением к нему как к результату психического заболевания в тяжелой форме со всеми исходящими из диагноза мерами, вплоть до полной изоляции с применением психотропных средств в отношении особенно буйных представителей из числа оголтелых бородачей.

Повторюсь, терроризм, как это ни прискорбно сознавать, приобретает массовый и бытовой характер. Получил двойку по пению, выгнали из школы за курево в туалете, обидели пацаны на улице, унизили старшеклассники, выпороли дома — пойду-ка убью неверного, еще лучше еврея, и окажусь блаженным в раю, как учит Самая Мирная Религия (не существующая в реальности).

Конечно, найдутся такие, кто будет объяснять террор многовековой виной европейцев, колониализмом, тиранией, крестовыми походами и прочей ерундой, будут доказывать, что теракт — результат серьезных раздумий, а не состояние аффекта извращенной и болезненной душеньки. Но против этого свидетельствуют как раз родственники, утверждающие, что шахид не так уж религиозен, наоборот, обыкновенный — «пойду убьюсь». Надоела скверная жизнь. Хочу на небеса к 72 гуриям, кальяну, фруктам и восточным сладостям в неограниченном количестве!

Представление о рае не как о духовном катарсисе и сопряжении души с миром Господа, а как о приобретении примитивной потребительской корзины повышенной калорийности и круглосуточном сексе, делает эту религию особенно опасной, потому что идеалы ее красноречивы и рассчитаны на дурака.

Мы имеем дело с озлобленными людишками с просроченным подростковым сознанием, которым внушили, что они представители самой лучшей в мире религии и проповедники идеального образа жизни на земле и выше.

А на деле они как хулиганье пообрубали в свое время носы, руки и члены греческим статуям в акватории Средиземного моря и на просторах Малой Азии, повзрывали чужие храмы в Афганистане и Сирии, запретили музыку и живопись. Правда, слегка преуспели в каллиграфии, особой формы чистописания для взрослых школяров, — вот и все величайшие достижения. Перспектива такого занятия на досуге меня не радует, а увлечь их нашим образом жизни не вижу перспективы. Этим болит голова, оттого и пишу.

P.S. К сожалению, дорогая Ангела Меркель, по-прежнему получаю угрозы от людей, кто принял вышеизложенное на свой счет. Боюсь, как бы они не переусердствовали — наш закон им не писан. Однако, вынужден буду покинуть в скором времени Москву, где чувствую себя в относительной безопасности, из-за поступающих обвинений в непосредственной близости к Кремлю.

По-прежнему Ваш однопартиец.

Москва. 25.01.2017 г.

Письмо одиннадцатое
Не так бородач страшен, как его непредсказуемость

 Дорогая Ангела Меркель!

Однако перейду собственно к делу, то есть к моим невеселым предсказаниям будущего. Грядет не Третья мировая, она уже налицо, а Aрмагеддон, когда две трети человечества погибнет в результате пока еще бесхозных, неприрученных бородачами бытовых террористов. Их теракты, уже организованные в стаи бородачи, охотно записывают постфактум на свой счет, как исполнение вымышленных приказов.

В китайских учебниках об истории Третьей мировой будет написано не о том, как поссорились Обама с Путиным или Трамп с Хиллари. Тут бояться нечего. Они могут словесно унижать друг друга, но они понимают угрозу, исходящую друг от друга.

Они вполне цивилизованные люди, и их поступки предсказуемы, потому что они придерживаются той идеи, что самоубийство — зло, а не чудо.

Будет, скорее всего, написано о фанатичных варварах, которые ради своей веры готовы были уничтожить все, что противоречит их представлению о правильном мироустройстве.

Мир, к несчастью, занимается исключительно глупостями. О каких взаимных кибератаках может идти спор, когда по улицам ходят, ездят живые бомбы и ехидно улыбаются нам, готовые превратить мир в аравийскую пустыню седьмого века нашей эры, если количество терактов увеличится в разы.

Террористом может оказаться отец семейства, сотрудник телефонной компании, двоечник, отличник, несчастный влюбленный, погонщик верблюдов, кадровый офицер безопасности, менеджер, водитель грузовика, студент университета, беженец, — обыкновенное тупое быдло, которому внушили, что он лучший в мире воитель и верующий, а на самом деле приблизительный и больной человек.

Так что Третья мировая война уже в разгаре. Она ведётся бородатыми сторонникам Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия) на территории Сирии и Ирак как регулярная, так и как партизанская на всей территории Европы, Азии и Африки. Эти земли они считают по своим законам своими, временно захваченными и незаконно оккупированными неверными.

Они Израиль не признают не потому, что не хотят, а по закону, за несоблюдение которого грешнику угрожает попасть в Джаханнам, где его ждет «одеяние из горящей смолы», кипяток вместо питья, который «рассекает их внутренности», и гнойная вода.

По законам Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия) земля, бывшая хоть раз во владении государства бородачей, религиозного сообщества бородачей или единоличного бородача навсегда считается их собственностью и владением, и подлежит возврату бородачам.

Этот закон одинаково распространяется на захваченную и на купленную землю. Если бородач покупает землю в Германии, то продать он её обязан только единоверцу, иначе ему грозит смертная казнь от рук более правильных бородачей. А сама земля навсегда становится частью мира Самой Мирной Религии (не существующей в реальности).

Так что многие участки земли в Европе, хотят европейцы того или нет, по факту купли-продажи уже вошли в состав государства бородачей и на них распространяется закон Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия).

Многие европейцы реально живут на чужой земле. Испанцы и почти все Средиземноморье точно, теперь очередь за Германией.

И этому Вы, госпожа канцлер, способствуете.

На этом заканчиваю письмо, потому что последняя мысль для меня главная и очень важна. А так, дорогая Ангела Меркель, в общем и целом, все пока еще хорошо.

Село Новое Укрытие. 26.01.2017 г.

Письмо двенадцатое. Последнее.
Террор подкрался незаметно?

 Дорогая Ангела Меркель!

И вот что европейцы в итоге проглядели благодаря либеральному отношению к адептам Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия): европейцы вынуждены жить с оглядкой на обычаи бородачей, гостей, а не наоборот. Их бегство в Европу — это часть Священной войны, в которую вступили, пока без оружия, миллионы добровольцев. К ним относятся профессиональные бойцы, спонтанные дилетанты и ополченцы-психопаты, те, кто скоро будет разочарован жизнью в Европе и осатанеют от несбыточной мечты личного обогащения и благоденствия. Это как раз та весомая сила, способная в будущем обратить привычный цивилизованный мир в хаос.

А европейцы в итоге вынуждено обрели новый способ существования и постепенно привыкают к нему. Они отдают свои рубежи, строят заграждения и прячутся за них, вынуждены потесниться, жить с оглядкой на бородатых мужчин южной внешности и женщин в хиджабах, все время ждать от них неприятностей, приучаться к присутствию в публичных местах полиции и военных с автоматами, привыкать к центральным улицам, обезображенным бетонными препятствиями, похожими на противотанковые надолбы времен Второй мировой войны.

Большинство боится высказать правду ее вслух. А суть ее проста: Да нахрена же, простите за резкость, такая жизнь, господа? И нахрена нужны политики, которые доводят людей до такой жизни? Почему не предвидели, что так будет?

Почему, если человек назвал себя, допустим, Наполеоном, бредит Аустерлицем и свержением монархий, его запирают в психушку и принудительно лечат, а если он объявил, что ему известно, как всем людям правильно жить на земле, рассказывает эти мусульмансы (не смог удержаться от использования этого неологизма даже себе в ущерб) и готов за это убивать — остается на свободе до тех пор, пока не приведет угрозу в исполнение?

Между тем правильнее было бы не нормальным людям прятаться в укрытие, а также переживать, чтобы не дай бог оскорбить религиозную, национальную, сексуальную, гастрономическую, гормональную и всякую прочую гордость бородачей, бояться их необузданного гнева при виде голого тела или карикатуры на их кумиров, дрожать перед каждым перелетом и раздеваться до трусов в аэропорту, а поставить соответствующий диагноз всему сообществу Самой Мирной Религии (не существующая в реальности религия) и относиться к террористическому суициду и обществу, его породившему и приветствующему, настороженно и спокойно, как врачи и санитары к психически больному со всеми последствиями, то есть подлечить силком известными в психиатрии средствами от ледяной воды на буйную голову, чтобы остудить нрав, до принудительно-оздоровительного труда и прогулок на свежем воздухе обратно на Восток, как идеальное лекарство от всего.

В крайних случаях — изолировать стационарно или на дому, в том числе с применением силы к особенно взбесившихся.

Устройте им, для баланса, невыносимую жизнь, по градусу соответственно той, что они проповедуют и внедряют вокруг себя.

Иначе в ближайшем будущем европейцам морально и физически точно несдобровать, а Вам, дорогая Ангела Меркель, предстоящие совсем скоро выборы не выиграть.

На этом завершаю мое последнее письмо, потому что все сказал, что хотел. Надеюсь, что Вы сами знаете обо всем этом, да и я Вам не указ. Остается только окончательно сменить дислокацию и обосноваться там, где в магазин не войдешь, не вывернув карманы. У Вас в Европе это непривычно, но не тяните, чтобы не опоздать.

P.S. А так дела обстоят в общем-то ничего. Ни на что другое, кроме как на ограничение в свободе передвижения из-за того, что пишу, как думаю, жаловаться не могу.

Сам виноват.

Иерусалим, 27.01.2017 г.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Саади Исаков: Двенадцать писем Ангеле Меркель. Окончание

  1. Всё абсолютно ВЕРНО по-существу !
    А по-форме …
    У меня пара вопросов.
    1). Уважаемый, Саади Исаков, вы действительно однопартиец А.Меркель ?
    2). Кто-нибудь из (хотя бы) её помошников прочёл то, что вы написали ей, или это только художественная форма литературного произведения ?
    3). Есть ли реакция на «письма» и какая (ведь, уже прошёл год) ?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *