АЛЕКСАНДР КОНИКОВ: «КРОВЬ ЕГО НА ДЕТЯХ НАШИХ»

 212 total views (from 2022/01/01),  1 views today

АЛЕКСАНДР КОНИКОВ

 «КРОВЬ ЕГО НА ДЕТЯХ НАШИХ»

Памяти  Песи Мордуховны Коник,

погибшей в Холокосте.

            Прошло полстолетия, но пламя Холокоста бросает свои блики на историю XX века. Сознание  многих людей сопротивляется восприятию реальности Холокоста, и он нередко отрицается. Дискуссии, научные и общественные, не утихают. Анализируются исторические корни антисемитизма. Исследователи Холокоста отмечают причастность христианской догматики к культивированию мифа об исторической вине еврейского народа.

Истоки антисемитизма обнаруживаются в культуре античной  эпохи, на протяжении которой был пройден путь от первых туманных сведений о малоизвестном народе с его странным и непонятным монотеизмом и противостоянием политеистическим культурам окружающих народов до политики рассеяния этого строптивого народа и уничтожения его государства. При раннем христианстве, зародившемся в недрах иудаизма и в оппозиции к нему, намечались и вырабатывались идеологические предпосылки для обвинения иудаизма. Высказывания антисемитского толка известны не только по трудам античных (“языческих”) авторов, но и по раннехристианским писаниям. Мы можем проследить их корни  в Евангелиях, лежащих в основе христианской культуры.[1]

Обратимся к текстам, по которым можно проследить внедрение  антиеврейских идей в литературу ранних христиан. Из более чем сорока известных науке евангелий четыре, признанные каноническими (от Матфея, Марка, Луки и Иоанна), приводят описания жизни и смерти Иисуса Христа в обстановке конфликта между традиционным иудаизмом и нарождающимся христианством. Три первых евангелия, называемые синоптическими, более или менее близки между собой по содержанию, перечню эпизодов, формулировкам.

По поводу последовательности составления евангелий мнения исследователей расходятся: одни полагают, что исходным было Евангелие от Марка (или его возможного предшественника), другие (в том числе и церковная традиция) на первое место ставят Матфея, затем Марка, и далее Луку. Не останавливаясь на доказательствах, отметим, что считаем верной вторую точку зрения.

Многие исследователи тщательно анализировали тексты трех синоптических евангелий, отмечая наличие более или менее существенных отличий (Ленцман, Грихелес и др.; этот анализ еще далеко не завершен).

Обратимся к некоторым разночтениям, существенным в аспекте избранной темы. Одним из примеров является наличие в самом начале евангелия от Матфея родословной Иисуса, который определен как 28-ой по счету потомок легендарного и чтимого как иудаизмом, так и христианством еврейского царя Давида. Близкое, но не идентичное, родословие приводит и Лука, оно явно носит характер интерполяции (вставки), разрывающей последовательность изложения. У Марка родословная Христа вообще отсутствует. Это позволяет считать родословия Иисуса поздними вставками, помещенными в начало свитка Матфея и в середину свитка Луки. Если бы родословная Иисуса входила в первоначальный текст Матфея, то и Марк, вероятно, несомненно включил бы его в свое повествование. Интерполяции в Евангелие от Матфея могли быть сделаны после составления Евангелия от Марка (62-63 г. н. э.), в котором зафиксированы фрагменты первичного неправленого текста Матфея.           Приведем описание эпизода, на примере которого можно  видеть характер внедрения вставок (интерполяций). В этом эпизоде, приводимом в трех синоптических евангелиях (Мф 16:13-20, Мк 8:27-30, Лк 9:18-21), Симон, он же Петр (лат.камень), один из учеников Иисуса, считает Иисуса Христом, “Сыном Бога Живого”.  Вслед за этой ошеломляющей вестью в текстах Марка и Луки сразу же приводится запрет Иисуса рассказывать об этом. Изложение данного эпизода  в повествованиях Марка и Луки последовательно и логично (таблица 1).

В писании Матфея последовательное изложение прервано. Эпизод включает дополнительную существенную деталь — высказывание Иисуса о Петре как о краеугольном камне, на котором будет построена Церковь Христа; Петру будут даны ключи от Царства Небесного. Эта деталь, чрезвычайно расширяющая значимость эпизода, относится к числу немногих, приводимых лишь в Евангелии Матфея; у Марка и Луки она отсутствует.

 

Матфей

Марк

Лука

«(16:13-15) … Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого? …а вы за кого почитаете Меня?(16) Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты — Христос, сын Бога Живого. «8:27-29… Он спрашивал учеников Своих: за кого почитают меня люди? … А вы за кого почитаете Меня люди?Петр сказал Ему в ответ:

Ты -Христос”.

 

 

«9: 18-20… Он спросил их: за кого почитает Меня народ? … а вы за кого почитаете Меня? Отвечал Петр: за Христа Божия. 

 

 

  Вставка, прерывающая последовательность текста:

(17) Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь  открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах; (18) и Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, …  (19) и дам тебе ключи Царства Небесного…

 

       Последовательное

               изложение

 

 

 

 

 

 

Последовательное

               изложение

 

 

 

 

 

(20) Тогда запретил ученикам Своим, чтобы никому не сказывали, что Он есть Иисус Христос.»  (30) И запретил им, чтобы никому не говорили о Нем». 

 

 (21) Но он строго приказал им никому не говорить о сем…» 

Сравнительное рассмотрение текста в разных евангелиях показывает, что сентенция о Церкви и небесных ключах, отсутствующая у других евангелистов, является по всей вероятности поздней вставкой в писание Матфея. Вряд ли этот догматически опорный текст об основании Церкви и о ключах от Царства Небесного был бы упущен другими евангелистами, ы том числе и Марком, если бы они видели эти слова в писании Матфея. Чужеродный характер вставки становится более очевидным при сравнении с текстом двумя стихами ниже (Мф 16:23), где Иисус обращается к Петру: “отойди от меня, сатана!”.

В обстоятельном сопоставлении евангелий от Матфея и Марка Л. Грилихес отмечал  наличие этого расхождения (с. 60) и пытался дать  «разумное объяснение», предположив, что вероятной причиной  является «сокращение» текста Марка, сделанное из каких-то побуждений самим апостолом Петром, учеником и последователем которого был евангелист Марк. Это объяснение недостаточно убедительно. Более убедительным представляется, что выделенный текст — поздняя интерполяция в Евангелие Матфея, не известная евангелисту Марку. Вставка может быть отнесена к периоду укрепления института папства, ко времени, непосредственно предшествующему первому Вселенскому собору.

По словам католического теолога Ганса Кюнга 1970): “… столь важное для сторонников догмата место в Евангелии от Матфея: «Христос сказал Петру: Ты – Петр и на сем камне Я создам церковь мою» – текст, который выгравирован на стеле в храме Св. Петра в Риме, — ни разу не встречается  полностью в христианской литературе первых двух столетий» (цит. по М. Шейнману, 1975). Только в третьем столетии римский епископ Стефан II ссылается на первенство Петра, и лишь с четвертого столетия римские епископы ссылаются на Евангелие от Матфея (Шейнман, 1975, с. 61).

Теперь обратимся к тому месту в  евангелических повествованиях, которое для евреев всех времен обратилось проклятием, извратив само понятие “евангелие” (по-гречески слово означает “благая весть”).

В евангелиях приводится эпизод суда Пилата над Иисусом. По обычаю, сложившемуся в протекторате, римский правитель по праздникам мог освободить от смертной казни одного (и только одного) преступника. Весной 33 г.  в еврейский праздник Песах речь шла о четырех иудеях — мятежнике Варавве, сообщники которого совершили убийство во время мятежа, двух «разбойниках» и малоизвестном проповеднике Иисусе, именуемом Христом и провозгласившим себя Царем и сыном Бога (что и вменялось Иисусу в вину Синедрионом). Народ потребовал от Пилата освободить “известного узника” Варавву. Об этом говорится в трех синоптических евангелиях (Мф 27:15-26; Мк 15:7-15; Лк 23:17-25).

 

Матфей

Марк

Лука

«(27:16) Был тогда у них известный узник, называемый Варавва; (27:21) Тогда правитель спросил их: кого из двух хотите, чтобы я отпустил вам? Они сказали: Варавву.  «( 15:7) Тогда был в узах некто, по имени Варавва, со своими сообщниками, которые во время мятежа сделали убийство. (8) И народ начал кричать и просить Пилата о том, что он всегда делал для них. «(23:17) А ему и нужно было для праздника отпустить им одного узника.   (18) Но весь народ стал кричать: смерть Ему! а отпусти нам Варавву. 

 

Вставка, прерывающая последовательность текста:

(27:24) Пилат… взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите Вы.

(25) И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших.

 

 

 

Последовательное

               изложение

 

 

 

 

 

 

 

 

Последовательное

               изложение

 

 

 

(27:26) Тогда отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие». … (15:15) Тогда Пилат, желая сделать угодное народу, отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие».  (23:24-25) И Пилат решил быть по прошению их, и отпустил им посаженного за возмущение и убийство в темницу, которого они просили; а Иисуса предал в их волю».

Только в Евангелии от Матфея (27:25) приводится несколько «дополнительных» слов, представляющих позднюю вставку: “И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших». В данном эпизоде, в отличие от вышеприведенных примеров, фрагмент, выделенный полужирным шрифтом,  выглядит как отчетливая интерполяция, не соответствующая смыслу повествования (борьба за жизнь Вараввы, который, возможно, был повстанцем против римского господства,  «два разбойника», скорее всего, также были мятежниками).. Добавление слов “на детях наших ” указывает на то, что некий интерполятор сознательно подчеркнул свою цель: обвинить евреев, потомков свидетелей события.

Читатель, будь то иудей, христианин или атеист, не может не понять логику политической интриги вставленного фрагмента: ведь и еврейские, и римские судьи в контексте Евангелия были лишь орудием в руках Провидения, выполняя заранее провозглашенную волю Бога-Отца, согласно которой Иисусу предстояло  быть казненному и через три дня воскреснуть, а позже — взят на небо.

Чужеродный характер выделенного фрагмента, вставленного в Евангелие от Матфея,  (Мф 27:24-25) и , очевидно, неизвестного Марку,  согласуется с тем, что Евангелие от Матфея, составленное на иврите и затем переведенное с иврита на греческий,  обращено к еврейским слушателям, в то время как Евангелие от Марка, оригинал которого написан на арамейском (Грилихес, 1999), обращено к интернациональной аудитории. Другими словами: если бы текст был первичным, то он был бы более уместным в повествовании Марка.

Нелишне отметить: тема казни в фильме М. Гибсона “Страсти Христовы” резко диссонирует с монументальным, лаконичным и внешне не слишком эмоциональным изложением  евангелий. Режиссер нагнетает подробности мучительной казни (с обильным использованием клюквенного сока). Католическая церковь в свое время сделала мужественный шаг, признав, несправедливость обвинений еврейского народа перед христианским миром в казни Христа. И для внимательного читателя должны показаться странными произнесенные в наше время по поводу фильма слова: “Так оно и было на самом деле”.

Литература

Священник Грилихес Л. Археология текста. Сравнительный анализ Евангелий от Матфея и Марка в свете семитской реконструкции. М.: Изд-во Свято-Владимирского братства, 1999.

Ленцман Я.А. Сравнивая евангелия. М.: Политиздат, 1967.

Шейнман М.М. Католицизм в меняющемся мире. М.: Наука, 1975.

Küng Hans « Unfehlbar?» («Непогрешимый?»). Zurich – Köln, 1970.



1 Проблема антисемитизма, как нам представляется, в основном не “еврейская”. Антисемитизм — трудно излечимое заболевание с историческими и психологическими корнями. Это проблема людей, пораженных болезнью; им можно посочувствовать.

 

Print Friendly, PDF & Email

15 комментариев к «АЛЕКСАНДР КОНИКОВ: «КРОВЬ ЕГО НА ДЕТЯХ НАШИХ»»

  1. В связи со сноской «Проблема антисемитизма, как нам представляется, в основном не “еврейская”…» хотелось бы обратить внимание читателей на опубликованные в «Семь искусств» много раньше по сути концепционные работы Марка Аврутина «Антисемитизм — нееврейская проблема» (http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer6/Avrutin1.php) и «Непротивление злу по Толстому» (http://7iskusstv.com/2010/Nomer12/Avrutin1.php). Хотелось бы также отметить, что работая по проблеме, Коникову следовало бы серьёзнее отнестись к чтению предшествовавших работ, равно как и к необходимости на них ссылаться.

  2. ЭТО КОММЕНТАРИИ (КОПИИ), ПОСТАВЛЕННЫЕ НЕПОСРЕДСТВЕННО В «ГОСТЕВОЙ»:
    Герменевтик Sat, 26 May 2012 22:38:16(CET) пишет:
    К чему были столетние усилия герменевтов, когда для «Мыслителей» и здесь все очевидно. Однако, конкурент г-ну Тартаковскому.
    ———————————————————————————
    Мыслитель Sat, 26 May 2012 22:26:52(CET) пишет:
    27:24) Пилат… взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите Вы.
    (25) И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших.
    ***
    Полностью согласен с автором статьи. Этот текст попал в евангелие значительно позже и был дописан каким-то доброхотом сознательно. Это очевидно.

  3. Уважаемые комментаторы!
    В связи с временным нездоровьем моего доброго знакомого Александра Коникова, которого я считал бы большой честью для себя назвать своим другом, я взял на себя смелость устанавливать здесь те ваши комментарии, которые вы писали непосредственно в Гостевой, минуя раздел «Комментарии» «Мастерской». Прошу меня извинить. Е.

  4. Для многоуважаемой Эллы!
    Три буквы в современном иврите имеют двоякое чтение.
    ב — «бэт/вэт» иногда (когда в нем стоит точка-дагеш) произносится [б], в остальных случаях [в].
    כ — «каф/хаф» иногда (когда в нем стоит «дагеш») произносится [к], в остальных случаях [х].
    פ — «пэй/фэй» иногда (когда в нем стоит «дагеш») произносится [п], в остальных случаях [ф].
    Однако в большинстве текстов (кроме учебных) «дагеши» не ставятся, и чтение слов приходится запоминать или сверять со словарем.
    Кое-какие закономерности прослеживаются. Так, в начале слова указанные буквы читаются соответственно [б], [к], [п], а в конце — [в], [х], [ф] («хаф» и «фэй» при этом меняют начертание на ך и ף соответственно; в иноязычных словах и именах, оканчивающихся на звук [п], сохраняется написание פ, например טופ, ג’יפ). Однако правила их чтения в середине слова настолько сложны (особенно в части «сильных/слабых дагешей»), что путаются даже носители языка.
    Наибольшие трудности вызывают глаголы. В разных формах одного и того же слова ב, כ и פ могут читаться неодинаково: попробуйте проспрягать לכתוב, לספור, לבשל, להיכנס…
    Запоминать каждый случай по отдельности невозможно. Разобраться в хитросплетениях теоретической грамматики не по силам даже многим продвинутым студентам.

  5. Дополнение к статье Александра Коникова. Господин Коников разбирает текст канонических Евангелий. Но есть неканонические Евагелии: Истины, от Фомы, Филиппа, Иуды. Эти Евангелии были найдены в древних коптских захоронениях в 1945 году. Эти Евангелии указывают на Иисуса, как на Пророка, а не сына Бога и были основой Арианского направления в христианстве. В 325 году Никейский Собор потребовал Иисуса считать сыном Бога, ввел понятие Троицы, возложил на евреев вину в Христовых муках. Евангелисты указывают, что народ приветствовал приезд Иисуса в Иерусалим. Исследователь истории А. Наумов указывает, что народ не имел права кого либо помиловать на Пасху. Наоборот, казнь была назначена на конец пасхальной недели, чтоб испортить народу настроение. Народ сочувствовал Иисусу: Вероника вытерла пот, а Симон Киренианин взялся нести его крест. «Распни его!» кричали греки. Евреи же просили: «освободи Бар Аббу!» Во времена эллинизации Иудеи слово Бар означало- Cын. Греки при переводе евангелий с иврита принимали букву «б» за букву «в». Отсюда возникло имя: ВарАвва, Вавилон вместо Бабилон, Реввека вместо Реббека. Вместе с Иисусом были распяты греки Дисмас и Гестас
    Имя Варавва не греческое.

    1. Элла
      — Sat, 26 May 2012 21:02:52(CET)

      Господин Ейльман,

      Вы иврит знаете? Это я по поводу буквы «ב» и как ее читают. Если нет, лучше никому не рассказывайте, чего там греки напутали.

      1. Элиэзер М. Рабинович
        — Sat, 26 May 2012 21:32:27(CET)

        Элла
        — Sat, 26 May 2012 21:02:52(CET)

        Господин Ейльман,

        Вы иврит знаете? Это я по поводу буквы «ב» и как ее читают. Если нет, лучше никому не рассказывайте, чего там греки напутали.

        Леонид Ейльман
        — Sat, 26 May 2012 20:59:29(CET)

        …Греки при переводе евангелий с иврита принимали букву «б» за букву «в». Отсюда возникло имя: ВарАвва, Вавилон вместо Бабилон, Реввека вместо Реббека.

        Не разбирая по существу, что написал ув. г-н Ейльман внутри длинного постинга, я удивлён реакцией ув. Эллы: конечно, буква «ב» читается, то как «б», то как «в», и, вероятно, именно в этом причина превращения в переводах Ривки в Ребекку, Беер-Шевы в Вирсавию и т.д. Даже в одной фразе в субботнем благословении перед едой:

        «вешаБат кадшо Беагава уВерацон…» Во всех трёх случаях, где я поставил заглавную букву используется та же буква «ב».

  6. Уважаемый, г-н A. Коников.
    Первое,что бросается в глаза – слово,изобретённое в 19веке «антисемитизм», Вы
    употребляете для характеристики культуры Античной Эпохи.
    А затем, для характеристики литературы раннего христианства, Вы употребляете слова
    «АНТИЕВРЕЙСКИЕ идеи», что по моему более правильно для показа той и предыдущих
    эпох.
    Действительно, христианская церковь с самого своего начала, да и по сегодняшний день
    /например проповедь на Страстную пятницу/ здорово постаралась, чтобы их прихожане
    видели в евреях своих личных врагов.
    Но вот вопрос. Почему именно евреи?
    Ведь вокруг было много разных народов. Да и И.Х. и его первые сподвижники – евреи.
    Казалось бы этим ранним христианам /евреям/ своих – то беречь надо было.
    Этим вопросом Вы не задаётесь, как впрочем и другие исследователи проблем
    Антиеврейства и Антисемитизма.

    Может быть вопрос этот Вам неприятен. Но статью – исследование написали Вы, а не я.

    1. Семен Л.
      Россия — Sat, 26 May 2012 20:19:40(CET)

      А.Пекуровский
      — Sat, 26 May 2012 20:02:11(CET)

      Первое,что бросается в глаза – слово,изобретённое в 19веке «антисемитизм», Вы
      употребляете для характеристики культуры Античной Эпохи.
      ————
      Еще в 1922 г. вышла книга С.Лурье «Антисемитизм в Древнем мире».
      http://ru.wikipedia.org/wiki/Антисемитизм_в_древнем_мире_(книга)

    2. Г-н Пекуровский не заметил, что слово «антисемитизм», действительно введёное Вильгельмом Маром только в 19-м веке, широко используется для описания древности, в частности, крупнейшим советским эллинистом Соломоном Лурье в его книге 1922 г. «Антисемитизм в древнем мире».

      И, похоже, г-н Пекуровский просто нечитатель огромной литературы по этому вопросу, и того же Лурье, и Достоевского, и многих авторов на этом портале.

      Почему антиеврейство христиан? А потому, что вражда после раскола часто бывает очень острой именно внутри, казалось бы, одного учения. Евреи отвергли основную предпосылку христианства — божественность Иисуса, отказались принять его как Мессию. Буддистам не было до этого дела, и они были далеко, и вражды нет, а вот евреи рядом и «родственники». Посмотрите, какая безумная вражда была между католиками и протестантами, вспомните о Варфоломеевской ночи.

    3. Еврейское «Восстание в Диаспоре» (115 — 117 г.г. н.э.) было вызвано именно антисемитизмом окружающего населения — греков, стремившихся ограничить стремление евреев занять более высокий статус в тогдашней Римской Империи.

  7. Интересная статья.

    IMHO, добавил бы сюда ещё точку зрения выдающихся израильских специалистов по Новому Завету, супругов Лапидот.

  8. Уважаемый Александр Залманович!
    С отличным почином Вас!
    Счастливого плавания по волнам портала «Заметки по еврейской истории»!

    1. Господин Евгений Майбурд! Ваш вопрос привел меня в недоумение. Я знаю Вас как специалиста в экономике. Александр Коников же закончил Петербургский институт иудаики, вел курс «Устной Торы» в Открытом Университете Израиля.

Обсуждение закрыто.