Лев Мадорский: Два эссе

 458 total views (from 2022/01/01),  6 views today

В какой-то степени, людей этих можно понять. Они, особенно те, кто приехал в Германию в пожилом возрасте, потеряли важную составляющую своего существования — статус. Врача, инженера, профессора, лауреата. Стали, в подавляющем большинстве, получателями социальной помощи. Все стали равны, как в бане.

Два эссе

Лев Мадорский

СЛЕДУЕТ ЛИ ДУМАТЬ О СМЕРТИ?

«Смерть не имеет к нам никакого отношения; когда мы есть, то смерти ещё нет, а когда смерть наступает, то нас уже нет»
Эпикур

Заметьте, не говорить, а думать. Тем более, что как утверждал житель Афин, древнегреческий философ Эпикур Самосский, мы к смерти не имеем отношения. Говорить о смерти в западном обществе (на Востоке к этой теме относятся проще) считается признаком плохого тона: «Ребята, давайте о чём-нибудь другом». Но следует ли думать? Хотя бы время от времени. Вот такой весёленький вопрос на засыпку. На него в течении многих столетий умные люди в философских размышлениях, трактатах, книгах, подчас, замешанных на сложных понятиях и словах, которые и выговорить трудно, отвечали по разному.

В этом эссе хочу тему упростить. Приземлить до здравого смысла. Хочу попытаться убедить читателей, что выруливая между убеждением Ф. Ларошфуко: «Разумные люди стараются не думать о смерти» и Л. Толстого: «Мысли о смерти нужны для жизни», лучше, приятнее, рациональней, наконец, свернуть в направлении Льва Николаевича. Уверен, что это не превратит нас в пессимистов. Скорее наоборот. Почему? Вот несколько основных посылок.

Нас раньше не было

Если строить свои размышления в этом ключе, то смерть становится не такой уж страшной. Ведь что, собственно, нас более всего пугает? Что представляется наиболее бессмысленным и несправедливым? Мы, особенно, те, кто сомневается в приходе Мессии, и в жизни после смерти, а также не верит в перевоплощение души и другие формы продолжения существования, не можем смириться с мыслью, что нас после смерти не будет. Что мы уйдём в небытие. Полностью и бесповоротно. Именно поэтому мысли о смерти, как писал Сенека, «… иссушают душу, парализуют волю, гнетут сердце».

Но давайте вспомним, что нас и раньше не было. Многие миллионы лет. И, тем не менее, это никак не угнетало. Давайте вспомним, что появление в этом мире дело случая. А если бы наши родители не встретились? А если бы родители наших родителей не встретились? Другими словами, мы появились на свет случайно, ушли туда откуда пришли и, в сущности, ничего не потеряли.

Жить становится легче и веселей

Нет, на самом деле. Если рано или поздно мы уходим и помним об этом, то стоит ли так переживать из-за всевозможных промахов, ошибок и неудач, которыми наполнена наша жизнь или, в контексте подобного безграничного легкомыслия, лучше прозвучит, наши земные приключения? Если наше присутствие в это мире временно, то стоит ли так убиваться, если ты не поступил в институт, потерял деньги, работу, от тебя ушла жена или случилось что-то ещё малоприятное?

Даже потеря близких, даже собственное неизлечимое заболевание значительно легче перенести, если вспомнить, что рано или поздно этому так или иначе суждено было случиться. В конце концов, разве несколько лет или несколько десятков лет в ту или другую сторону так уж существенны? Вспомним как спокойно отреагировал другой житель Афин Сократ, когда ему сообщили, что 600 афинских судей приговорили его к смерти: «А их приговорила к смерти Природа».

Мысли о смерти приучают относиться к жизненным падениям и взлётам не слишком серьёзно, с амортизирующей удар иронией Эклезиаста: «И это пройдёт».

Мы становимся лучше

Мысли о неизбежной смерти делают нас лучше, благороднее, чище. Они превращают постоянные мелочные хлопоты в «суету сует», в бессмыслицу. Учат концентрироваться на главном, существенном: добрых делах, сохранении достоинства, помощи ближним, любованию прекрасным. Помогают уйти от накопительства, скупердяйства, излишней обидчивости. Человек, понимающий, что ему осталось жить считанные дни, начинает пытаться сделать главное: оставить завещание, закончить работу, извиниться перед теми, кого обидел, поделиться опытом с детьми и внуками. Мы начинаем острее чувствовать временность пребывания на Земле и, всё, как бы, само собой ставится на свои места: это важно, а это не очень.

Мы приходим к Вере

И, конечно же, думать о смерти — значит становиться ближе к Вере. Тут прямая связь. Мысли о неизбежном окончании жизни, подводят к мыслям о её смысле, о чуде её возникновения. Мы начинаем погружаться в мир таких удивительных вещей, как таинство зачатия, генетический код, первый взрыв, бесконечная пульсирующая Вселенная. Пытаемся представить себе наш маленький шарик, несущийся с огромной скоростью в кромешном мраке… Чем более мы погружаемся в магию этих непостижимых понятий, тем больше верим и тем отчётливее чувствуем связь с Творцом. Мы начинаем верить, что совершенный, бесконечный Космос не мог образоваться сам по себе. Здесь, безусловно, «… приложил руку, — как писал Исаак Ньютон, — Всемогущий Архитектор». (Уже после написания этого очерка узнал, что Стивен Хокинг считал, что Вселенная/Вселенные образовались из энергии сами по себе, но считаю эту теорию ошибкой гения).

Кстати, к Вере в Творца пришли многие великие учёные (у каждого из них есть высказывания о смерти) от А. Эйнштейна: «Я бы хотел узнать, с какой целью Бог создал этот мир», Б. Паскаля «Великая истина от Бога», Л. Пастера: «Я молюсь во время работы в лаборатории», М. Планка «Для науки Бог стоит в конце мышления», до нашего современника, академика Б. Раушенбха: «В мире существует нечто нематериальное». Даже автор теории эволюции Ч. Дарвин к концу жизни писал: «Наш мир — это продукт Творца».

Закончить хочу рассуждениями Сократа, который в течении жизни много думал о смерти, жил легко и весело, встретил смертный приговор с оптимизмом и стойкостью: «Смерть это либо сон, когда мы ничего не ощущаем, либо переселение души в другое место. Даже в первом случае крепкий сон без сновидений — удивительное приобретение, о котором можно только мечтать…»

ГОРДОСТЬ И ГОРДЫНЯ

Есть множество хороших человеческих качеств, которые я хотел бы иметь: смелость, терпимость, доброта, скромность. Господи, да мало ли каких ещё… Мне за 70, так что большинство из них так, наверно, и останутся горизонтом, исчезающим по мере приближения. Но есть одно, к которому я в молодости тянулся. Как будто бы совсем не плохое на слух и вкус. Которое сегодня, однако, кажется мне сомнительным и всё более перемещается в негативный ряд. Я говорю о… гордости. О гордости страной, нацией, религией, предками.

В моём сегодняшнем представлении, поле предметов и понятий, которыми можно было бы гордиться, не так уж велико. Например, гордость за детей. Это нормальное человеческое чувство. Потому что в том, кем ребёнок стал (независимо, космонавтом, телеведущим, поваром или слесарем-сантехником) есть и ваша заслуга. Гордость фронтовыми наградами. Гордость личными достижениями. Поле это, при пристальном рассмотрении, сужается и уменьшается, как шагреневая кожа.

С некоторых пор я стал сторониться гордых людей. И дело тут не в стремлении к «смирению и покорности», хотя библейская парадигма «смири гордыню» не кажется мне такой уж нелепой. Под гордостью частенько маскируется не человеческое достоинство, а нечто совсем другое: гордыня, тщеславие, высокомерие.

Бессмысленной, а, порой, отвратительной кажется мне фраза, которая в наши дни звучит всё чаще: «Горжусь, что я русский!» Где «русский» легко заменяется на араб, монгол, ну, не знаю, парагваец. Или, в применении ко мне, еврей. При этом подразумевается, хотя чаще всего об этом прямо не говорится, что все, кто к этой нации не принадлежит, не входит в клуб избранных и автоматически причисляются ко второму сорту.

Да, у каждого народа есть чем гордиться, но мы-то тут причём? Нет ни малейших оснований греку переносить на себя лавры Сократа, русскому — Ломоносова, еврею — Эйнштейна. Не предмет для гордости и страна проживания. Если по выбору Всевышнего, или случая (кому как нравится) ты в ней родился, то можно говорить не о гордости, а о везении или невезении. Потому что, согласитесь, что родиться в Швейцарии или Швеции приятней, чем в какой-нибудь, (не будем конкретизировать, чтобы кого-нибудь не обидеть) бедной стране.
Одновременно с пониманием, что есть не так уж много вещей, которыми, действительно, можно гордиться, начинаешь понимать, что есть не так уж много занятий, унижающих человеческое достоинство.

— Воробьянинов никогда не протянет руки, — возмущался известный герой Ильфа и Петрова, предводитель дворянства.

— Тогда протянешь ноги, — заметил великий комбинатор.

Шутка, конечно. Но даже просить милостыню при определённых обстоятельствах не унизительно. Когда умираешь с голоду. Когда ребёнок болен и нет денег на лечение. «От тюрьмы и от сумы не зарекайся» — одно из самых мудрых, житейских изречений.

«У советских собственная гордость, на буржуев смотрим свысока», — писал Маяковский. Он был талантливый человек, побывал за границей и, возможно, писал с некоторой, тщательно скрытой иронией. Если нечем гордиться, то гордимся что мы такие гордые. Или гордимся всем, что имеем. Крутой машиной, шикарным домом, престижной работой, женой красавицей.

Сосед по дому вывесил около входной двери свою фамилию с приставкой von. И обижается, если к нему обращаются без этой приставки, подчёркивающей его дворянское происхождение. Другой сосед, русскоязычный, прибавил к фамилии на дверном звонке профессор. Тут гордость и не гуляла. Это вовсе не гордость, а чистой воды гордыня, когда приехавшие из бывшего Союза, которые были там врачами, инженерами, иногда даже профессорами или лауреатами, прибавляют свои титулы при знакомстве. В какой-то степени, людей этих можно понять. Они, особенно те, кто приехал в Германию в пожилом возрасте, потеряли важную составляющую своего существования — статус. Врача, инженера, профессора, лауреата. Стали, в подавляющем большинстве, получателями социальной помощи. Все стали равны, как в бане. Подобные перемены не проходят безболезненно.

Один такой профессор, увидев, как в дом, где он живёт, переезжает один из «наших» не мог скрыть возмущения: «Странно. В дом, где живёт профессор, вселяется обычный инженер». Смешно и грустно.

Гордость и гордыня стоят близко. Граница между ними тонкая и малозаметная. Чтобы её не нарушить, чтобы не произошла подмена понятий, чтобы гордость не перешла в гордыню и высокомерие, нужны определённые моральные критерии. Напряжённая работа мысли. Ироничное отношение к себе, любимому. Надо постараться это понять и прочувствовать, но гордиться своим пониманием не стоит…

Print Friendly, PDF & Email

22 комментария к «Лев Мадорский: Два эссе»

  1. Анатолий:
    Думаю, что, испытывая положительные переживания от какого-то успеха, человеку имеет смысл иметь в виду, что этот результат никогда не мог быть достигнут исключительно за счет только его собственных усилий. Всегда есть обстоятельства и условия, в которых это произошло. Вот эти обстоятельства и условия, а также разнообразные люди могли осложнить или облегчить достижение цели.
    Таким образом, успешный или неуспешный результат – это всегда итог взаимодействия собственных усилий с обстоятельствами и людьми. Иначе говоря, ни один человек, никогда не достигает результата сам. Всегда в его результате есть присутствие (реальное или виртуальное) других людей.
    ================
    Хочу не согласиться с этим утверждением уважаемого Анатолия. Есть в нем крупицы истины, но…только именно крупицы.
    Возьмём простой пример: человек создаёт бизнес. Сразу хочу оговориться, что у меня своего бизнеса никогда не было — знал, что не выйдет. Я — профессионал, а не бизнесман, всегда работал по найму. Зато близко знаю людей, создавших бизнес(ы) с нуля и добившихся в них успеха. Видел, какой это колоссальный, беспрерывный, неподъемный для других (меня в т.ч.) труд, нередко — в первые годы — без выходных и отпусков.
    А то, что кто-то им «помогал» — производил и поставлял товар, перевозил вещи, был «на подхвате», оформлял налоговые формы — и строил «для них» дороги, мосты, туннели, создавал (без учета именно этого человека) конъюнктуру — это вовсе не участие в их бизнесе.
    Вот и недоброй (политической) памяти Обама пытался заявлять, что без Американской инфраструктуры и рынка ни один бизнесман не добился бы того, чего он добился — поэтому давайте-ка, раскошеливайтесь во имя всеобщего благоденствия. Казалось бы, верно, а на деле получается ленинское «грабь награбленное». Вот и один человек пашет с утра до вечера и создаёт НЕЧТО, а другой — при той же инфраструктуре, рынке, возможностях, да и здоровьи — только потребляет, да требует «Еше давай!». Так что заслуги каждого — это его заслуги.

  2. > Следует ли думать о смерти?

    Следует. Как об «особом случае» 🙂

    ОСОБЫЙ СЛУЧАЙ
    © Мальвина Матросова

    Жили — были, варили кашу,
    Закрывали на зиму банки.
    Как и все, становились старше,
    На балконе хранили санки,

    Под кроватью — коробки с пылью
    И звезда — с новогодней ёлки,
    В общем, в принципе — не тужили,
    С расстановочкой жили, с толком.

    Берегли на «особый случай»
    Платье бархатное, с разрезом,
    Два флакона духов от «Гуччи»,
    Фетра красного пол отреза,

    Шесть красивых, хрустальных рюмок
    И бутылку китайской водки,
    А в одной из спортивных сумок —
    Надувную хранили лодку.

    Время шло, выцветало платье,
    Потихоньку желтели рюмки,
    И в коробочке, под кроватью,
    Угасала звезда со скуки.

    Фетр моль потихоньку ела,
    Лодка ссохлась и рассыпалась.
    И змея, заскучав без дела,
    В водке медленно растворялась.

    Санки ржавились и рыжели.
    Испарялся закрытый «Гуччи».
    Жили-были, и постарели,
    И всё ждали «особый случай».

    Он пришёл, как всегда, внезапно:
    Мыла окна и поскользнулась…
    В тот же день он упал с инфарктом.
    В этот дом они не вернулись…

    Две хрустальные рюмки с водкой.
    Сверху – хлеб. По квартире — ветер.
    Полным ходом идёт уборка,
    Убираются в доме дети.

    На помойку выносят санки,
    Сумка с лодкой, дырявый фетр.
    Платьем, вывернув на изнанку,
    Протирают за метром метр

    Подкроватные толщини пыли.
    В куче хлама — духи от «Гуччи»…
    Вот для этого — жили-были…
    Вот такой вот «особый случай».

    1. Спасибо, Лёня! Очень хорошо проиллюстрировал нашу «суете сует» и вечные ожидания, которые редко сбываются.

      1. Еще одно банальное, но важное правило, когда думаете о смерти, то не ждите «особоых случаев», а живите с тем, что есть: ставьте елку, катайтесь на лодке, одевайтесь красиво, прыскайтесь духами… Вот только не знаю, что такое «отрез фетра» и что с ним делать, но тот, кто его купил должен знать.

        1. Еще одно банальное, но важное правило, когда думаете о смерти, то не ждите «особоых случаев», а живите с тем, что есть
          ————-
          Согласен. Наш девиз: Думайте, но живите на полную…

  3. Следует ли думать о смерти?
    ——————————————
    Конечно, не следует. Нужно думать о жизни. Причем не столько о своей, сколько о помощи близким и дальним. Нужно думать о том, чтобы дела были в порядке, чтобы здоровье укреплялось на радость близким.
    А кто думает о смерти, причем о своей? Либо неизлечимо больные люди, либо здоровые эгоисты как люди целиком сосредоточенные на себе, на своих переживаниях, на своей ценности, охваченные гордостью за свои глубокие мысли и переживания.
    «Мы появились на свет случайно, ушли туда откуда пришли, в сущности, ничего не потеряли.…».
    Интересно бы узнать, откуда мы пришли и куда ушли? Возможно, это небытие. С этим понятно. Но что значит «ничего не потеряли»? Как мы может сравнить одно небытие (до рождения) и другое небытие (после смерти)? Загадка.
    «Нас раньше не было». Как это понять? Откуда нам это известно? Думаю, что это настоящее верование. Такое же, как в загробную жизнь или в Творца..
    «Жить становится легче и веселей». Ну это для кого как. Для одних факт неизбежного окончания дел становится причиной более ответственного отношения к себе и своим обязательствам. Для других, наоборот, создаются широкие условия для безответственного поведения.
    «Мы становимся лучше». Опять же, кто как. Одни становятся лучше, другие — хуже, одни – концентрируются на главном, другие – на мелочах, одни уходят от стяжательства, другие – к нему приходят, одни начинают острее чувствовать временность пребывания, другие – наоборот. Для одних второстепенное становится важным, а для других – важное второстепенным. Думаю, что нет общего поведения у людей, думающих о смерти.
    «Мысли о неизбежном окончании жизни, подводят к мыслям о её смысле…». Но если у жизни смысл?
    Может ли быть смысл о случайности? Думаю, что смысл (в обычном понимании — это цель какого-то дела) у жизни отсутствует. Ну, конечно, если не брать собственно биологический аспект: любое растение оставляет после себя семена, а человек – детей. Получается, что другого смысла нет. А что есть у жизни? У жизни есть содержание, череда событий и переживаний от рождения до ухода. И желательно, чтобы все это было по возможности позитивным.

    1. Следует ли думать о смерти?
      ——————————————
      Конечно, не следует. Нужно думать о жизни.
      —————-
      Если, уважаемый Анатолий, в отношении темы гордости-гордыни , наши представления близки, то в отношении темы «думать-не думать», мы несколько разошлись. Вы предлагаете думать не о смерти, а о жизни. Согласен. Но думать о жизни, абстрагируясь от «малозначительного»» факта, что на финише нас пожидает мадам с косой, было бы, мягко выражаясь, легкомысленно. Более того, подобное абстрагирование полностью исказило бы понимание жизни, как короткого путешествия, в конце которого для всех прозвучит один приказ: «На выход. Без вещей» Думать о смерти- это значит видеть мир в нормальном, а не в кривом зеркале. Это значит жить активно и радостно и понимать относительность успехов и неудач. Думать о смерти и сохранять оптимизм- в этом и состоит, наверно, высшая мудрость. Правда, мудрость нам, простым смертным, недоступная.

  4. К вопросу о «фон»:) Был такой довольно-таки неплохой западногерманский писатель Макс фон дер Грюн, сын сапожника и сам шахтер. Кстати, в одном из его романов, если не ошибаюсь, в «Местами гололёд», написанном в 1973, показано, как у молодёжи появляется симпатия к «угнетенным палестинцам».

    1. Кстати, в одном из его романов, если не ошибаюсь, в «Местами гололёд», написанном в 1973, показано, как у молодёжи появляется симпатия к «угнетенным палестинцам».
      ———————-
      Я, Илья, роман не читал, но знаю точно как формируются такие симпатии сегодня. Достаточно посмотреть европейские новости, где сто раз на день повторяются сюжеты в ключе -»бедные палестинцы». Именно в этом ключе показываются и недавние события в Газе. Особенно это непонятно и обидно, учитывая, что ФРГ и Франция всегда были на стороне Израиля.

  5. «Гордость и гордыня стоят близко…».
    ———————————————
    Действительно, стоят близко, причем настолько, что Л.Н.Толстой их не различал. Он размышлял о гордости, не выделяя гордыни в особый предмет своего рассмотрения.
    Приведу несколько его мыслей: « Глупость может быть и без гордости, но гордость не может быть без глупости…. Глупо, когда люди гордятся своим лицом, своим телом, еще глупее то, когда люди гордятся своими родителями, предками, своими приятелями, своим сословием, своим народом. … В любви к себе одному уже есть начало гордости. Гордость — это несдерживаемое себялюбие» (см. его последнюю, — 2010 год, — книгу «Путь жизни»).
    Правда некоторые мыслители находят различие этих понятий в том, что гордость – это сравнение себя или своих близких с другими людьми в свою пользу, в чем-то превосходство над людьми. А гордыня – это похвальба своей самостоятельностью и достоинствами перед Богом, «…смотри, что я могу сам, без твоей помощи…».
    А многие люди вообще считают, что гордость – хорошо, а гордыня – плохо.
    Думаю, что, испытывая положительные переживания от какого-то успеха, человеку имеет смысл иметь в виду, что этот результат никогда не мог быть достигнут исключительно за счет только его собственных усилий. Всегда есть обстоятельства и условия, в которых это произошло. Вот эти обстоятельства и условия, а также разнообразные люди могли осложнить или облегчить достижение цели.
    Таким образом, успешный или неуспешный результат – это всегда итог взаимодействия собственных усилий с обстоятельствами и людьми. Иначе говоря, ни один человек, никогда не достигает результата сам. Всегда в его результате есть присутствие (реальное или виртуальное) других людей.
    Понятно, что гордится удачным стечением обстоятельств, (т.е. случайностью) никто не будет, поскольку всем ясно, что это глупо. Но также глупо (здесь Л.Н.Толстой абсолютно прав) и гордиться полученным результатом. А что не глупо? Не глупо — это порадоваться тому, что обстоятельства и люди недостаточно мешали получению желаемого результата.
    Таким образом, радость от достигнутого результата и гордость достигнутым результатом – совершенно разные вещи: в первом случае это разумная реакция, во втором случае – неразумная. Поэтому радоваться успехам своего ребенка – разумно, а гордиться этим – неразумно.

    1. Таким образом, радость от достигнутого результата и гордость достигнутым результатом – совершенно разные вещи: в первом случае это разумная реакция, во втором случае – неразумная. Поэтому радоваться успехам своего ребенка – разумно, а гордиться этим – неразумно
      ————————
      Вы, Анатолий, так убедительно показали, что гордость частенько сливается, пересекается с гордыней, что, пожалуй, ещё более сузилось количество моих объектов гордости. Но, в конце концов, радость от того, что что-то получилось ( Ай да, Пушкин, а да молодец!) или гордость своим достижением, или успехами сына, родителей, друга- это дело больше терминологии, чем сути. Впрочем, одна гордость остаётся при мне — городость победами, успехами, достижениями Израиля. И тут никаккой из Толстых, даже Лев Николаевич, не способен меня переубедить. Думаю и Вас тоже. Спасибо за коммент.

  6. Насчет дум о смерти. Объективно рассуждая, действительно каждого нас раньше не было и потом тоже не будет. Но мысль о смерти заставляет человека стараться оставить после себя какой-то след. Хорошо если ты талантливый ученый и добавил что-то в копилку знаний, или архитектор/строитель, или изобретатель и т. п. Но таких немного, подавляющая масса людей оставляет след в своих детях. К этой же категории относятся и разного рода преподаватели и вообще учителя. А еще хочется уйти спокойно, не доставляя много забот своими страданиями близким. Сбережение соственного здоровья способствует такому «спокойному» уходу.
    Вот если осознаешь, что можешь оставить после себя какой-то хороший след, то этим и не стыдно гордиться.

    1. Вот если осознаешь, что можешь оставить после себя какой-то хороший след, то этим и не стыдно гордиться.
      —————————
      Вы, Михаил,, хорошо написали, соединив в одном предложении посыл икак первого, так и второго эссе.

  7. В этой статье абсолютно неверное представление о роли ученых званий в жизни Германии. Титул является неотъемлемой частью имени, как и дворянская приставка «фон». Об этом уже правильно сказал Аарон. Добавлю, что ничего подобного в других странах нет, ни в России, ни в США. И поэтому жителям этих стран может такой обычай показаться нелепым и диким. Но это давняя дань уважения к ученым. Почтальон должен знать, что доставляет письмо именно «доктору Миллеру», как написано на конверте. И счет за ремонт крана придет тоже «доктору Миллеру», а не Миллеру просто. Друзья и коллеги, естественно, обращаются к нему просто по фамилии или просто по имени (в зависимости от степени близости). Но на почтовом ящике и на табличке на двери титул доктора указывается в обязательном порядке. Это не гордыня, а закон страны.
    Кстати, закон может и покарать за другое нарушение: один американце, защитивший диссертацию в США, повесил у себя на двери табличку: доктор Смит. То же написал на визитках. Но докторская степень его не была подтверждена в Германии. И суд оштрафовал его за то, что выдавал себя за доктора в Германии, вводя людей в заблуждении. Такого, конечно, нет ни в России, ни в США.

    1. Титул является неотъемлемой частью имени, как и дворянская приставка «фон».
      ————————
      Спасибо, Марк . Живу 26 лет в Германии, но об этом не знал. И всё время считал, что знакомые, которые ставят на двери доктор или «фон»-такой знакомый тоже есть- хотят просто выделиться и показать, что они стоят выше на социальной лесеннке, чем простые смертные.

  8. Почему-то все три моих ответа на комменты зависли и ожидают модерации. Такое в первый раз.

  9. ( из Л.Мадорского)
    И, конечно же, думать о смерти — значит становиться ближе к Вере. Тут прямая связь. Мысли о неизбежном окончании жизни, подводят к мыслям о её смысле, о чуде её возникновения. Мы начинаем погружаться в мир таких удивительных вещей, как таинство зачатия, генетический код, первый взрыв, бесконечная пул…
    Уже после написания этого очерка узнал, что Стивен Хокинг считал, что Вселенная/Вселенные образовались из энергии сами по себе, но считаю эту теорию ошибкой гения….
    ===============================================================

    Комментарий:
    Дорогой Лев,
    Хорошо, что Вы неустанно и неусыпно вновь и вновь, поднимаете извечные темы.
    Немножко, на мой взгляд, нехорошо, что Вы при этом, порой вольно или невольно безапелляционны (см выше.из Л.Мадорского).
    В опубликованном сегодня переводе статьи Л.Гаудсмит излагается взгляд на жизнь, отличный от Вашего, именуемый «объективизмом». Вкратце, он недалек от принципа « Делай, что можешь и будь, что будет». Важно «делать», пока Вы живы, а не сидеть и размышлять о смерти.
    Также не думаю, что Вы в состоянии опровергнуть С.Хокинга, хотя это сто раз перемытая тема о соотношении науки и религии. Думать и полагать-это великое достоинство человеческой жизни, а после двух последних рассказов М.Шехтмана, полагаю, что не только человеческой. Дарю Вам эту тему и живите долго.

    1. В опубликованном сегодня переводе статьи Л.Гаудсмит излагается взгляд на жизнь, отличный от Вашего, именуемый «объективизмом». Вкратце, он недалек от принципа « Делай, что можешь и будь, что будет». Важно «делать», пока Вы живы, а не сидеть и размышлять о смерти.
      ———————
      Дорогой Юрий! По моему, Вы несколько преувеличиваете, когда пишете, что я предлагаю \»сидеть и размышлять о смерти\» Этого я не имел в виду. Просто, на мой взгляд, надо не прятать голову в песок, видеть перед собой неизбежное, но не впадать от этого в уныние и депрессию. Что касается атеизма Хокинга, то я, действительно, считаю это ошибкой гения, но при этом не исключаю, что ошибаюсь как раз я, а не он. Сомнение-непременная составляющая любой Веры. В отличие от фанатизма

  10. Так я, \\»продукт\\» стал гордиться не собой, а тем, кто меня создал —
    отцом (вечная ему память!)
    ————————-
    Спасибо, дорогой Яков, за оценку эссе. Обратная связь-это то преимущество ( для меня, во всяком случае), которое со знаком плюс отличает интернет- пространство от бумажных СМИ. Благодаря виртуальному общению мы приобретаем друзей и больше узнаём друг о друге. Так я узнал, например, многое о тебе. о твоей жене, которая пришла в военкомат, а теперь, о твоём отце. Ты, конечно, можешь им гордиться. Дети и родители- это наша гордость, которая не переходит в гордыню. Ещё раз спсибо за коммент.

  11. для информации: титул вносится в немецкий паспорт и обращаться как письменно так и устно следует-Dr, Prof и т.д. не гордыни ради,а потому что так положено,таков немецкий Ordnung.

    1. для информации: титул вносится в немецкий паспорт и обращаться как письменно так и устно следует-Dr, Prof и т.д. не гордыни ради,а потому что так положено,таков немецкий Ordnung
      ——————
      Это верно, Аарон, но писать об этом на двери совсем не обязательно. Также как необяхательно прибавлять на двери к фамилии дворянина фон. Правда, не исключено, что я так пишу, потому что ни доктора ни, тнм более дворянства не имею.

  12. Дорогой, Лев !
    Я уже настолько привык к твоим маленьким литературным шедеврам, что не считаю необходимым каждый раз говорить об этом, чтобы это не выглядело, как заурядная лесть.
    Этот текст — не исключение. Он и интересен, и противоречив (как наша жизнь).
    Если читать его возьмётся настоящий верующий, то сразу может \»обвенить\» тебя в …
    атеизме. С другой стороны, ты пишешь :
    \» И, конечно же, думать о смерти — значит становиться ближе к Вере. \»
    \» … Стивен Хокинг считал, что Вселенная/Вселенные образовались из энергии сами по себе, но считаю эту теорию ошибкой гения). \».
    Раскажу тебе истоию о … себе \»любимом\».
    Один раз в жизни я испытал настоящее чувство гордости за своего отца.
    Наверное это плохо, но никогда ранее я НЕ гордился ни своей национальностью,
    ни своим ничем не примечательным отцом (я потерял его в 13).
    Случилось это 20.01.1992, уже в Германии.
    К нам в общежитие имигрантов приехал раввин из синагоги Штутгарта.
    Собрались все мужчины (женщин он не пригласил) в большой комнате, человек 15.
    Он задал один, на первый взгляд, странный вопрос :
    \» Кто из вас еврей ? Кто обрезан ? Поднимите руку. \»
    Наступила немая пауза.
    Тут надо сказать, что в комнате евреями были все. Кроме того, я был среди них, едва ли не самый молодой (42).
    Смотрю на всех, никто руки не поднимает.
    И тут я вспомнил, сколько раз в жизни испытал насмешки только за то, что у меня
    чего-то ТАМ НЕ ТАК, как у других.
    Но, что было делать — я несмело поднял руку.
    Раввин (безцеремонно) сказал :
    \» Вы все — НЕ евреи . Вот, он один .\» — указывая на меня пальцем.
    Мне было страшно неудобно. Я оказался в роли выскочки.
    Но, раввин не унимался, и стал расспрашивать об отце, деде…
    Пришлось рассказать всё, что знал .
    Внимательно выслушав, раввин (при всех) коротко заключил :
    \» Ваш отец — святой . Помните об этом .\»
    Так я, \»продукт\» стал гордиться не собой, а тем, кто меня создал —
    отцом (вечная ему память!).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *