Леонид Лазарь: Завхоз

 440 total views (from 2022/01/01),  6 views today

Заявка имела порядковый номер, начиналась цитатой Ленина: «Социализм — это строжайший учет, и контроль за учетом, и надзор за контролем, и проверка надзора, и анализ проверки, и ревизия анализа, и наблюдение за ревизией», и кончалась местом для двух подписей, заявителя и руководителя организации.

Завхоз

Леонид Лазарь

 Леонид Лазарь Раньше, из Лос-Анджелеса в Москву, без посадки, можно было лететь только двумя компаниями: «Аэрофлотом» и павшей в неравном с ним бою — «Трансаэро».

Аэрофлот летал пять дней в неделю, «Трансаэро» — два.

По каким-то, сейчас уже и не вспомню каким, причинам надо было быть в Москве, взял отпуск и полетел, таким образом ещё и отметил юбилей «Сталинского маршрута»: в 1937 году экипаж Громова, перелетев через полюс (по прямой 10 148 км.), приземлился в калифорнийском городке Сан-Джасинто, округ Риверсайд.

Месяцем раньше беспосадочный перелёт по маршруту Москва — Северный полюс — США, совершил экипаж Чкалова, успешно приземлившийся на аэродроме города Ванкувер, штат Вашингтон.

Летел «Аэрофлотом»: приличный «Boeing», приветливые стюардесы, достойное питание.

Пассажиры, процентов на 80 — «русские», половина из которых— армяне, «золотой штат» Калифорния, один из самых многонациональных регионов страны, четверть населения штата родилась за пределами США.

Двенадцать с половиной часов лёта уже давно не в радость, то тут ноет, то там ломит, плюс соседка попалась, без остановки: бла, бла, бла, бла, бла…

Сели хорошо, народ зааплодировал и тут же образовал очередь.

И то и другое — чисто российское явление.

Нигде и никогда, а летал я много, не слышал я аплодисментов при посадке.

Ну чего хлопать, тогда и в метро, и в маршрутке надо аплодировать, там, на мой взгляд, куда опаснее.

С другой стороны, понять можно, всё-таки долетели: керосин не слили, запчасти не продали, снегоуборщик на взлетную полосу не выехал, пару тонн лишнего груза на борт не взяли…

Но вот очередь зачем создавать, занимать проход — совсем непонятно.

Самолет ещё катится, стюардессы голос сорвали, просят сидеть на своих местах до приглашения на выход — ноль внимания, народ, вцепившись в ручную кладь дышит друг другу в затылок!

Ну чего, спрашивается, вскочили, ну выйдет кто-то раньше на 20 секунд, все равно ещё полчаса всем топтаться у багажной ленты?

Загадка из тех, что умом не понять.

Зверски серьезные лица пограничников, вроде еще ничего не нарушил, а уже хочется добровольно сдаться.

Таможенники сверлят взглядом — лучше сам покажи, все равно же найдём…

На выходе из аэропорта десяток кожаных курток: такси, такси, недорого такси…

Сел к немолодому дядьке в «Опель».

— Доллары годятся?

— Конечно, все равно менять.

— Сколько до Кунцево?

— Сто.

Открываю дверь…

Пятьдесят.

— Хорошо, вот, поменяйте мне еще пятьдесят и остановите у магазина, надо чего-нибудь купить поесть.

Ассортимент богатый, десятки видов колбасы и сыра, купил: сырокопченой нарезки грамм 150, сыра «Российского» кусочек, баночку растворимого кофе, бутылку водки, две бутылки минеральной, соленых огурцов, банку маринованых помидоров, две бутылки «Можайского» молока, коробку яиц, пачку чая, сахар, масло и белый батон.

Денег хватило впритык.

Дом всё такой же, только ещё более обшарпаный, и дверь подъезда заменили на железную.

Во дворе качели, их, четверть века назад мы собрали из сворованых организованной преступной группировкой в количестве трёх (имеющих малолетних детей) соседей, на близлежащей стройке труб, арматурного прутка и двух подшипников.

Да, да, именно — своровали, а может быть кто-то знает, где в те времена можно было купить такие железяки?

Как буд-то попал в другой город, кругом незнакомые лица, всё вокруг заклеено рекламными листовками и рукописными объявлениями.

Замок поддался подозрительно легко, на мебели и подоконниках бархатом пыль, еле открыл окна.

Вставил в розетку шнур от холодильника, он, слава Богу, заурчал. Подключил воду, после того как отошла ржавчина наполнил чайник и поставил его на огонь.

Полез под душ, через минуту лопнул шланг, струи брызнули во все стороны.

Вспомнил, что незадолго до отъезда купил на рынке полный комплект сантехники для ванной, вытерся пересохшим полотенцем, нашел стремянку и полез на антресоли — если кто не помнит, это такое пространство над коридором или кладовкой, в те времена ничего не выбрасывали, десятилетиями складывали туда все нужное и ненужное.

Антресоль маленькая, но глубокая, дверки с двух сторон.

Очень не хотелось, но пришлось начать её разбирать.

На пол полетели: взрослые «гаги» и детские «снегурки», лыжи с палками, клюшка, санки со «спинкой», эмалированный тазик, детская ванночка, мясорубка, друшлаг, пельменница и скалка.

Мешок с подушками, два с одеялами, спальный мешок и, выигранное в лотерею, жаккардовое покрывало, коробка с пачками сахара, риса, пшена, гречки, свечами и спичками.

Дальше пошли коробки из под обуви: одна с лекарствами, другая — с письмами и рецептами, третья — со столовой нержавейкой и мельхиором, четвертая — с метриками, трудовыми книжками, дипломами и Почетными грамотами.

Потом коробка с маленьким телевизором «Электроника», за ним непонятная коробка с чем-то внутри, по весу приблизительно соответствущему весу набора сантехники.

Поставил коробку на кухонный стол, заварил чай, нарезал хлеб, этим же ножом разрезал плотно обхватившую ее бичевку и обомлел, там лежала… моя юность — обложенный со всех сторон коробочками с пленкой, двухдорожечный портативный магнитофон «Грюндиг» TK 2200.

Лента «ORWO» CR производства ГДР, остальные марки «СВЕМА», тип 6 и тип 10, на триацетатной и лавсановой основе, отливали на Шосткинском химкомбинате.

Стало стыдно, как я мог забыть об этом своем безотказном друге, ведь во времена «Комет», «Чаек», «Нот» и прочих «Яуз», именно ему я был обязан необыкновенной популярностью среди знакомых (и не очень) девушек.

Сейчас уже думаю, наверное, большей частью из-за него (тогда думал — из-за красоты и ума) меня и приглашали во все компании и на всякие торжества.

В те времена никто и мечтать не мог о таком аппарате, в Москве их было очень мало, и стоили они — бешенных денег!

Где такой аппарат тогда можно было купить?

Только у иностранца или, у долго жившего за границей, соотечественника.

У меня он появился совершенно случайно, при весьма необычных и странных обстаятельствах.

Включил — работает, поставил первую попавшуюся кассету, из далёкой юности зазвучало:

снег кружится, ты сегодня не придёшь, но снег будет падать всегда, и уже другие мальчишки в метель станут ждать своих любимых…, падай же снег, пока ты падаешь — жизнь продолжается…

… уже — 60, падающий снег засыпает мою молодость, так, наверное, скоро засыпет и мою могилу…

Сальваторе Адамо рвал душу, обнял горбушечку ломтиком сырокопченой, махнул пятьдесят грамм, запил помидорной кровью и стал вспоминать.

***

Он был у нас завхозом, но не сразу, сначала был его заместителем.

Хозяйственный отдел состоял из трех человек: завхоз, зам. завхоза и кладовщица, она же — агент по снабжению.

Из всех троих работала она одна, да и ей там было делать особенно нечего.

Завхоза на работе видели редко, он строил руководству дачи, ездил в Белоруссию за дубовыми панелями, в Прибалтику за сантехникой, на Украину за краской и обоями, вобщем — был здорово занят.

Кладовщица одна легко справлялась со всеми делами и для чего ввели должность заместителя завхоза было непонятно.

С ним мало кто общался, только по работе, обедать он ходил всегда один, в курилке ни к кому не пристраивался, стоял у окна и дымил в форточку.

Приходил на работу всегда вовремя и не уходил раньше времени, ни к кому не навязывялся и ничем особым себя не проявлял.

Вскоре завхоз куда-то пропал и его назначили на эту должность.

Через месяц выдвинули в партбюро, стало понятно, что что-то здесь не просто, видимо он «откуда-то оттуда».

Кто-то говорил, что сам Министр ему чем-то обязан, кто-то, что он раньше в органах работал, причем на каких-то высоких должностях и кое-чего о кое-ком знает…

Но это были только разговоры, точно никто, ничего, не знал.

Если раньше можно было позвонить кладовщице, попросить пачку писчей бумаги или ленту для пишущей машинки, и через пять минут все это было у тебя на столе, то с новым завхозом всё кардинально изменилось.

Теперь уже нельзя было звонить, надо было придти лично, а дальше — всегда один и тот же разговор:

— Дайте пожалуйста две пачки писчей бумаги, пачку копирки и ленту для пишушей машинки.

— Оставь заявку.

— Зачем, у вас что, нет ключей от кладовки?

— Эх милай (именно «милай», а не «милый») у меня много чего есть, приходи в гости — угощу не пожалеешь, а это — он кивал на дверь кладовки — не мое, это — государственное!

— И что?

— А то, ты ведь, наверняка, институт заканчивал, политэкономию изучал: что говорил Владимир Ильич о социализме?

— Не помнишь? То-то же!

— Вот — он кивал на пришпиленный им с стене плакат,— читай!

«Учет и контроль вот главное, что требуется для (…) правильного функционирования первой фазы коммунистического общества»

— Распоясались вы здесь, одному — одно, другому — другое!

— Где требование: зачем, для каких целей, где виза руководителя?

— Нету? Ты что, меня хочешь подставить?

— Вот читай — он кивал на другую стену:

— Работаешь в таком учреждении, должон понимать, расходные материалы для полиграфии приравниваются к документам строгой отчетности и надлежат особому контролю и учету, это понятно?

— Непонятно! Причем здесь полиграфия, причем здесь милиция?

— Будем в булде* ковыряться — иногда он любил вставить в свою речь малопонятные слова,— или заявку начнем заполнять, — придвигал он несколько бланков.

Заявка имела порядковый номер, начиналась цитатой Ленина: «Социализм — это строжайший учет, и контроль за учетом, и надзор за контролем, и проверка надзора, и анализ проверки, и ревизия анализа, и наблюдение за ревизией», и кончалась местом для двух подписей, заявителя и руководителя организации.

— Иди подпиши и оставь, рассмотрим.

Шефу жаловались — мол развёл бюрократию, ничего не допросишься…

Тот только поднимал глаза к небу: ради Бога, оставьте его в покое…

***

Как-то надо было ехать в Киев, в служебную командировку.

Обычно в такие поездки посылали двоих, один проверял заказ, подписывал документацию и уезжал.

Второй оставался еще на несколько дней, следил за упаковкой, оформлял финансовые и проездные документы, отправлял груз.

Со мной должна была ехать симпатичная коллега из бухгалтерии, что обещало веселую дорогу и приятное времяпровождение.

Замужняя дама средних лет, была рада поездке: отдохнуть от семьи, хорошая гостиница, «Киевский» торт… — кто ж от такого откажется?

Она заранее заказала два места в купе и выкупила билеты, но случилось так, что за два дня до отъезда бедняга оказалась в больнице по каким-то своим женским делам.

Мне совсем не светило болтаться в Киеве неделю и я пошел к Шефу.

Секретарши не было, я приоткрыл дверь, Шеф о чем-то разговаривал с Завхозом.

— Заходите, заходите…

Я объяснил ситуацию.

— И где я вам, в отношении, сейчас найду замену, уж придется самому, пожалуйста, погода там, я уверен — прекрасная, о украинских красотках, в отношении, не мне вам рассказывать…

— Но у меня полно работы, и дома дел невпроворот…

— С войны в Киеве не был — вмешался в разговор завхоз.

— Так может…— обрадовался Шеф,— гостиница «Москва», в самом центре, на Крещатике, каштаны, в отношении, цветут….

Из кабинета вышли вместе.

— Ты это — склонился к моему уху Завхоз, -того, вобщем, насчет дорожного всякого не суетись, и закусить тоже — не беспокойся, зайдем-ка ко мне на минутку.

— Сядь-ка, посиди — он снял телефонную трубку: алё, ну здравствуй, здравствуй, да всё некогда, как нибудь, ты вот чего, я завтра в командировку, в Киев, с войны там не был, в дорожку нам чего-нибудь собери, на двоих, сделаешь?, куда, на Смолнскую, понял, сейчас паренька пришлю, ну спасибо тебе, заеду, обязательно заеду…

— Ты ведь на машине, значит тебе сподручней, заедь в Смоленский гастроном, знаешь, который рядом с МИДом, зайдешь в стол заказов, там коробочка будет на мою фамилию, захватишь ее с собой.

— Хорошо…

— Погодь, погодь, куда побёг — он открыл сейф и достал оттуда несколько купюр.

— Да у меня есть…

— Есть — хорошо, оставь на потом, а пока слушай, что тебе старшие говорят, на сдачу — заправишься, встретимся в купе, не опаздывай.

Весть мгновенно разнеслась по комнатам.

Народ подходил выразить соболезнование, жали руки — держись старик!

Во второй половине дня подошла хорошая подруга из отдела кадров: будьте поаккуратней, особенно там не распространяйтесь, человек сложный…

***

Открыл дверь купе за пять минут до отхода поезда, завхоз и двое попутчиков уже были на месте.

Через минуту в купе заглянул мужчина в железнодорожной форме:

— Кто спрашивал начальника поезда?

Завхоз вышел к нему в коридор и вскоре вернулся.

— Пошли.

— Куда пошли, это же наше купе?

— Пошли, слушай что тебе старшие говорят.

Пошли по вагонам, прошли вагон-ресторан, следующий — СВ, начальник поезда что-то сказал проводнице, та указала на купе.

Поезд дернулся, тихо покатил и стал набирать скорость.

—Ты милай, сходи-ка к проводнице за стаканами, и тарелки с вилками не забудь.

Когда я вернулся, на растеленной салфетке уже стояла

бутылка «Посольской», в промасленной бумаге белела нарезанная крупными кусками осетрина горячего копчения, конопатилась жирком сырокопченая колбаска, в одной банке мрамором отливали крабы, в другой, золотом — шпроты, в целофановых пакетах плавали в рассоле, явно немагазинного происхождения, соленые помидоры, огурцы и капуста.

Настоящей, с наборной ручкой, финкой Завхоз нарезал хлеб.

— Чего смотришь, нравится, приедем — будет твоя, у меня их много, разных, умельцы, в своё время, наделали…

— Мож коньяку? — он открыл чемодан и достал оттуда «Наполеон Луи 13 Реми Мартин»» в подарочной коробке.

Это был первый раз, когда он меня здорово удивил.

И не последний.

***

Доехали хорошо, он с разговорами не доставал, я тоже его ни о чём не спрашивал.

Выпили, я совсем немного, он побольше, хорошо закусили и легли спать.

Утром, разместившись в гостинице, сразу поехали к поставщикам.

Меня там хорошо знали, все дела сделали за один день.

Еще в Москве, во время переговоров, мой старый знакомец —Главный инженер предприятия по фамилии Гуревич, пригласил в гости на дачу.

Отказаться было нельзя, тянуть Завхоза с собой было неудобно, да и не хотелось.

Объяснил, что еду к знакомой даме, увидимся завтра.

Он не возражал — давай милай, твое дело молодое!

Битва с его «Наполеоном» закончилась ещё вчера победой «Спотыкача» выставленного украинскими товарищами.

— Езжай, езжай, погуляй там как следует, а я тут с вот этой, дипломатической, пока разберусь — завхоз достал из холодильника початую бутылку «Посольской» и побрел в гостиничный буфет за пивом.

***

Дача располагалась в очень красивом месте, вверх по течению Днепра — в Межигорье, от Киева в километрх в тридцати.

Хорошо провели время: посмотрели старинный Межигорский Спасо-Преображенский монастырь, немного порыбачили.

Вечером вернулся в гостиницу, где меня ждал большой сюрприз.

***

Долго звонил в комнату Завхоза — никто не отвечал, стучал в дверь — никто не открыл.

Спустился к администратору: пожалуйста, мой сослуживец что-то не открывает, пойдемте посмотрим, может случилось что-то?

— Не надо никуда ходить, его еще вчера увезли.

— Кто увез, куда?

— Милиция, подробностей не знаю, не моя смена.

— Где находится отделение?

— Недалеко, на автобусе три остановки, или пешком минут сорок.

***

Заместитель начальника отделения милиции вызвал дежурного дознавателя, тот положил перед ним папку с документами:

Постановление о направлении материалов проверки в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Постановление о производстве обыска (выемки) в жилище в случаях, не терпящих отлагательства.

Постановление об избрании меры пресечения.

Постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств.

Протокол допроса потерпевшей.

Протокол допроса свидетеля.

«… На основании доказательств, на которых основано признание фактов преступления, а именно: сообщения очевидцев, результаты осмотра места происшествия и пр обстоятельства, которые были установлены………

В 14час.05мин. гр-н……… прож……, пспорт номер….., выдан……, был обнаружен в занимаемом им номере в нетрезвом состоянии, с глубокими перезами в области запястья левой руки. Согласно свидетельским показаниям дежурной по этажу………, которой ранее, он нанес легкие увечья (акт осмотра травмотологом травмопункта при районной поликлинике № 2 прилагается), гражданин………… в течении всего дня потреблял спиртные напитки в больших количествах. Совершил нападение на дежурную по этажу гр-ку……, которой нанес (акт осмотра травмотологом травмопункта при районной поликлинике № 2 прилагается), увечья средней тяжести. Общественная опасность содеянного, оценка фактов, объективные данные, свидетельствовуют о необходимости задержания. Доставлен в отделение, где продолжал проявлял буйство, угрожал сотрудникам, выражался нецензурными словами и выражениями. В 15час.55мин. был обследован прибывшей по вызову бригадой психиатрической скорой помощи. Предварительное заключение: сильное алкогольное отравление, попытка суицида с повреждениями сухожилий левой руки. В 19 час. 15 мин. машиной психиатричечкой скорой помощи отправлен в областную психиатрическую лечебницу»…

— Почему в психиатрическую!

— Попытка суицида, так положено.

— Далеко эта чертова лечебница?

— Да нет, выедите на трассу Киев-Одесса, по ней километров двадцать.

Проклиная всё на свете зашел в номер, выгреб всю наличность —получилось прилично, почти четыреста рублей, обрадывался что не потратил.

Выскочил на улицу, поймал такси.

— Так далеко не поеду, кончается смена…

— Туда-обратно и сверх счетчика ещё пятерочку накину.

— Туда-обратно — обрадовался водитель,— это можно, это не порожняком назад ехать, туда-обратно другое дело, сейчас движение небольшое, быстро доедем.

***

Обнесенное высоким забором, обшарпаное здание психиатрической больницы, ржавые, железные ворота.

Долго жал на кнопку звонка, потом стучал каблуком.

Наконец дверь открылась, на пороге, в бывшем белом халате заспанный парень с опухшей, небритой физиономией.

— Зачем так барабанить?

— К вам вчера привезли больного, я хочу узнать…

— Вы знаете сколько сейчас время, вы в курсе, что сегодня — воскресение, завтра приходите, всё узнаете и ногу уберите, — попытался он закрыть дверь.

— Подождите, подождите пожалуйста — я достал двадцать пять рублей, — мы командировочные, из Москвы, вот у меня железнодорожные билеты…

— Я же вам всё объяснил, сегодня с вами заниматься некому, завтра, в девять обход, часам к одиннадцати можете подъёзжать.

— Подождите, подождите — я прибавил к четвертному билету еще десятку.

Он посмотрил на деньги равнодушным взглядом: ничего сделать не могу.

— Подождите, вы кто?

— Санитар.

— А кто еще сегодня работает?

— Повариха, медбрат и дежурный врач.

— С врачом можно поговорить?

— О чем? Он только заступил и вашего больного еще в глаза не видел.

— Очень вас прошу, спросите, может быть он сможет со мной поговорить.

— Спрошу, но не уверен.

Санитар закрыл дверь.

Сел в машину: честный какой, деньги не взял.

Опытный водитель покачал головой: думаю, не в этом дело, скорее всего на совсем другие деньги рассчитывает…

Дверь приоткрылась, из-за неё высунулась небритая морда:

— Проходите, идите за мной.

Большая комната с оконными решетками, спертый воздух человеческого несчастья, покрытый клеёнкой стол, посредине грязный алюминевый чайник и такой-же мятый таз с чем-то похожим на кашу.

Неопрятная женщина огромным половником накладывает ее в эмалированные миски.

— Этот ваш?

Завхоз в смирительной рубашке сидел у окна и раскачивался из стороны в сторону.

— Этот, можно с ним поговорить?

— Только, если врач разрешит.

Пришли врач с медбратом.

— Доктор, очень вас прошу, нам уезжать…

— Врач заглянул в папку: о чем вы говорите, какое уезжать, белая горячка с попыткой суицида..

— Под мою ответственность, вот мой паспорт, готов написать расписку…

— Вы что не видите, как его крутит, это дрожащий делирий, обычно он развивается у больных хроническим алкоголизмом после очередного запоя, в любую минуту это состояние может привести к коме…

— Скажите, что написать…

— Какое написать, возможно это энцефалопатия Гайе-Вернике, ещё более тяжелый формалкогольный психоз…

— Доктор, могу я хоть ему пару слов сказать?

— Вообще это не принято, завтра будет его лечащий врач, с ним поговорите…

— Доктор, очень прошу…

— Вы никак не можете понять, это режимное спецучереждение…

— Доктор, войдите в мое положение, как я его так брошу…

— Приведите — кивнул санитару доктор.

Санитар привел Завхоза и велел ему сесть на стул.

— Почему он в этой мерзкой рубашке?

— Обычно такие суициденты, если их не зафиксировать, продолжают бесцельно наносить себе увечья, повреждая сухожилия и мышцы, лежащие выше сосудов, подобные травмы часто приводит к нарушениям движений в пальцах кисти с последующей инвалидизацией, т. е. параличом руки…

— Доктор, буду вам очень признателен — я полез в карман…

— Уберите — доктор отвел мою руку.

— Ну, как себя чувствуете — подошел он к Завхозу, — как ваше имя, фамилия, вот к вам товарищь пришел, как его имя, вы в каком городе проживаете, а родились где, в каком году, значит лет вам сейчас сколько?

—Ладно, снимите — кивнул он санитару.

— Доктор, смотрите, он же нормально на все вопросы ответил…

— Это вам так кажется, налицо проявление острого делирия сменяющегося оглушенностью и спутанностью сознания…

— Доктор, ну что делать, помогите?

— Ничем не могу помочь, завтра дознаватель приедет, вот видите, тут милицейский протокол, на больном ещё и нанесение телесных повреждений сотруднице гостиницы…

— Что с ним теперь будет?

Я не следователь, не прокурор и не судья, я только врач, по медицинской части, в лучшем случае — принудительное лечение, вот руководство действий врача в подобных случаях— он достал их ящика стола и положил передо мной затрепаную брошюрку.

—Я должен идти, а вы пока почитайте.

«… Принудительное лечение в психиатрической больнице общего типа может быть применено в отношении душевнобольного, который по психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния нуждается в больничном содержании и лечении в принудительном порядке.

Лица, помещенные в психиатрическую больницу специального типа, содержатся в условиях усиленного надзора, исключающего возможность совершения ими нового общественно опасного деяния…»

— Вот так — медбрат мерял Завхозу кровяное давление, — гибнут люди, милиция завела дело, значит это серьёзно, оставьте адрес его родных, их проинформируют о результатах обследования.

— Поговорить с ним можно?

— Поговорите, я отойду минут на десять, дверь будет закрыта снаружи — вот, примите, — протянул он Завхозу таблетку.

Завхоз, его левое запястье было туго перевязано, сел напротив, под заплывшим левым глазом сверкал приличный синяк.

Он был абсолютно трезв и спокоен.

— Молодец что нашел, знал, что придешь, не бросишь, ваш брат своих не бросает…

— Как себя чувствуете?

— Всю ночь не спал — Завхоз подошел к окну и сунул таблетку в цветочный горшок,— слышишь вонь какая?

— Как вас угораздило, они говорят суицид…

— Какой нах… суицид, пиво открывал, одной бутылкой об другую, горлышко откололось и в руку!

— А синяк откуда?

— Да мент-сука, ногой с разворота, чуть выше и глаз бы вышиб…

— А дежурную по этажу зачем били?

— Пальцем не тронул, оттолкнул только, когда увидел, как она — паскуда в моем чемодане копается, думала я сплю, смотрю, шкаф открыла и по карманам шарит…

— Доктор сказал горячка…

— Эх милай! Какая нах… горячка, ты видел когда-нибудь горячку, гонят они, я вот наблюдаю, тут целая бригада работает: нумера-ментовка-дурка*…

— Я четыре сотни предлагал, они уперлись, не соглашаются…

— Да я видел, за это не отпустят, им такой подогрев не каждый день выпадает.

Пришли медбрат с санитаром:

— Таблетку приняли, голова не кружится — медбрат поставил Завхозу градусник.

— Послушайте, мы много лет вместе работаем, такого за ним никогда не замечалось, он говорит никакого суицида не было, пиво открывал и порезался, зачем ему было себя убивать?

Медбрат сел за обшарпаный стол: так все, когда немного протрезвеют, говорят, вам же доктор объяснил, налицо истерический вариант алкогольного галлюциноза — демонстративная попытка самоубийства, в аффекте, под воздействием алкогольного опьянения, суициденты начинают наносить себе порезы лучезапястной области, эйфория от опьянения усиливается выбросом адреналина, это лишает их возможности хладнокровно контролировать свои действия и оценивать степень повреждения…

Я решил немного приврать.

— Нам на следующей неделе в очень важную загранкомандировку уезжать…

Санитар и медбрат переглянулись.

— Ему уже два раза меняли повязку — значительная потеря крови, голова закружится — медбрат посмотрел на санитара, — может упасть…

— Да что угодно может быть — санитар собрался вести Завхоза в палату, — а отвечать нам.

— Ну хоть можно надеятся, что завтра, или во вторник, его выпишут?

— Алкогольный галлюциноз — медбрат листал брошюру, — остро протекает в течение нескольких дней, бывает и недель, если хронический, то и месяцев, даже простая белая горячка так быстро не проходит, иногда затягивается на одну-две недели.

— Точный диагноз поставит лечащий врач, если это алкогольный параноид, он может длится 3—4 месяца, с учетом попытки суицида, только начальная стадия такого лечения обычно занимает от 2-х недель до нескольких месяцев.

Медбрат ушел, санитар собрался вести больного в палату.

— Посоветуйте, что делать, ведь на работе могут узнать…

— Тут ничего не поделаешь, обязательно узнают и пальцем вслед будут показывать, такой уж у нас народ — санитар сел за стол и стал загибать пальцы, чувствовалось, что в этом заведении он не последний человек.

— Во первых: таким пациентам как бы навешивается ярлык, он перестаёт считаться психически здоровом человеком, коллеги, даже не зная о попытке суицида, увидев рубцы на запястьях подсознательно будут обходить его строной.

— Во вторых: при поступлении в любое лечебное учереждение, в графе история болезни всегда будет стоять запись о суициде, а это значит — обязательна постановка на учет к психиатру, что тоже ограничивает социальные возможности.

— В третих: на учете в диспансере состоять будет пожизненно, тут не до заграницы, тут с получением любой справки будут большие проблемы, пятно на всю жизнь,…

— Помогите, это четыре сотни, вот — я растегнул рубашку и снял с себя золотую цепочку, — это всё, что у меня есть, если сейчас нельзя, попозже подъеду его забрать, а вы это дело как-нибудь уладьте…

— Я боюсь вы не понимаете сложившейся ситуации и плохо представляете всю меру отвественности, которую предлагаете нам взять на себя, вы знаете, что такое фальсификация официальных документов строгой отчетности — санитар незаметно смахнул цепочку в приоткрытый ящик стола,— журнал опломбирован, страницы пронумированы, вы понимаете, что из-за повреждения вен и загрязнения ран у него может развиться гангрена, а это приведет к тяжелейшим последствиям — кто за это будет отвечать?

Кровь ударила в голову:

— Ладно, я сейчас уеду, но по приезду в Москву пойду в Минздрав, или нет, прямо на Петровку 38, вы видите, человек совсем адекватен, а вы вымагаете…

— Тут Завхоз удивил меня ещё раз.

— Милай, иди-ка, посиди там, на стуле.

— Профессор — он взял санитара за локоть,— кончай гнать, я ещё со вчера за тобой кнокаю*, говори, какая у нас будет тема*?

— Я смотрю, ты разбираешься, а кент твой — нулевка, кому лягавкой* угрожает, можем его быстро в стойло, за попытку дать взятку должностному лицу, поставить!

— Да понты наводит, не обращай внимания, все будет по правильным понятиям…

— А зачем тогда пыльняк* пускать — кивнул на меня санитар.

— Пустое, говори, откуда науку знаешь — сел напротив санитара Завхоз.

Так, два года квалификацию повышал…

— Где?

— Под Иркутском…

— Как взяли?

— Как шлейера*.

— Кем ходил?

— Первый год нарядилой*, потом надоело, стал косить, отправили в дурку*…

— Сам-то, откуда понятия* знаешь?

— Так мне те места, как родные, у какого хозяина* торчал?

— Найденко, полковник

— Иван Максимович, что в молодежке раньше был…

— Он самый, его из короедки* прямо к нам

Ну вот, видишь, давай-ка расклад, не тяни время…

— Ты здорово припух* брат, на тебя лярва с нумеров телегу накатала, она с цветными на паях работает.

— Припух ладно, не отрицаю, будем гасить — порядок знаем, но зачем на хомут брать*, душняк* творить — западло…

— Кто же знал, что ты с понятием, фраернулся* ты здорово, тут целое производство закрутилось, замять никак не получится -только загасить.

— Ну так мигни*…

— Надо было сразу, еще в нумарах базар тушить, теперь так просто не выйдет, теперь все расходы множ на три.

— Ну так говори, нечего аркан сдавливать*…

— А тухлый* — санитар кивнул на меня.

— Я отвечаю.

— Расканаться* придется на три штуки, это сегодня, завтра главный ленила* придет — совсем другое толковище будет, и цифры другие.

— Обоснуй.

— В легавку* надо будет штуку отправить, цветным, на них иногда и половина уходит, потом наш лепила — штука*, вобщем, три косые*, меньше никак не выходит.

— Грамотно расписал, по науке — Завхоз подошел ко мне.

— Ты на чем приехал?

— На такси

— Машина где?

—Ждет.

— Чемодан мой где?

— В гостинице, в камере хранения.

— Езжай, возьми чемодан, откроешь там его в укромном месте, увидишь на дне подкладка отходит, там конверт с деньгами, три штуки оставь, остальные положи в карман.

— Зайди в гостиничный ресторан, иди прямо на кухню, возьми все, что нужно: циплятов, рыбки, сыра с колбасой, скажи там пусть дадут всего самого хорошего.

— Потом в буфет зайди, возьми бутылку коньяка…

— Там дорого очень…

— Милай! Не тот случай чтобы экономить, прошу, делай, что старшие говорят…

—А эти не обманут?

— Помнишь, Бендер говорил: «вы не в церкви, вас не обманут», не в их интересах, они хорошие бабки срубили, осталось расканаться*, случилось бы в Москве, я б их сук наказал, да здесь можно было бы, возиться неохота, смысла нет…

—Три тысячи, это же половина «Жигулей», может еще поторговаться?

— Жеванина* милай, базар разводить некогда, тут зехер* запросто может получиться, это же чистоделы*, учиться у них надо, как грамотно подрезать, они тут все дольщики, так не отпустят, такой блудняк* им не каждый день выпадает.

— Ты зря им про заграницу вякнул, видел как оживились — насос почувствовали…

— Я ж не знал…

— Да понятно, я разве что говорю, я видел, как ты рыжье* с шеи сбросил, это милай, торогого стоит, ты учти, за мной не станет, я добро помню, не очень много его в моей жизни было, я за добро в десять раз большим добром отвечу…

— Может я с Главным инженером поговорю, его в городе знают…

— Не надо, сами отобъемся, вот сердце только что-то здорово прихватило, ноет и ноет, там в чемодане таблетки найди…

***

Где-то через час вернулся, передал конверт Завхозу, он положил его перед санитаром.

— С гостиничной лярвой как быть, и с этой еще, свидетельницей, шалавой-уборщицей…

— С лярвой не тревожься — санитар листал купюры, — она из марьян*, сейчас делает «доброе утро»*, пятихатку* проглотит без базара.

— Поломойка — бикса* вокзальная, эта и за катю* заглохнет.

— Водиле со скорой два парняка* надо отстегнуть…

Они отошли к окну и стали шептаться, о чем — было не разобрать, слышались только отдельные слова: мурчать, коляска, качели, скинуть, жало, качалово, подрезать…

Медбрат принес пакет с одеждой, санитар показал ему большой палец!

— Садись, повязку сменю, помощь страждущему безотносительно причин, приведших его к болезни, основная цель работников психиатрической медицины, важно понимать — медбрат стал ловко разматывать бинты, — что кроме наркотического дурмана, алкоголь ровным счетом ничего не дает человеку, а забирает много: здоровье, время и — он подмигнул санитару, — деньги…

— Русская пословица — санитар достал журнал регистрации, — гласит: кто бражкой упивается, тот слезами умывается…

— Ну чего бодягу завели, разошлись же уже, — Завхоз ногой отбросил больничное белье и принялся натягивать брюки.

— Это бесплатно — засмеялся медбрат, — антиалкогольная пропаганда.

Санитар ловким движением снял пломбу, расшнуровал журнал и вытащил нужную страницу.

— Давай сюда, в рамку вставлю, всю жизнь буду помнить какой проебун* со мной случился, — протянул руку Завхоз.

— Обижаешь брат, это же чистое паливо*, его оставлять нельзя, вот, чтоб не сомневался: санитар скомкал лист и сжег его в пепельнице.

— Грамотно работаете!

— А то! Соскочить с прожарки* еще никому не удавалось…

— Молодцы…

— Ладно, ладно, будя леща кидать*, иди брат и больше не попадайся.

— Рыжьё верни!

Санитар открыл ящик стола и бросил на стол мою цепочку.

— На, и не порти больше воздух!

— Куда больше, тут и так дышать нечем, к больным, как к свиньям относитесь, — вернул я цепочку на прежнее место.

— Не надо гнать, всё делается в полном соответствии с Приказом Минздрава УССР «О скорой психиатрической помощи» и положением по уходу за психически больными.

— Не так много есть желающих здесь работать, хоть и платят прилично, в месяц, аж по 120 рублей выходит, трехразовое — он кивнул на таз с кашей,— питание, тринадцатая зарплата…

Вышли на улицу, от чистого воздуха закружилась голова.

— Мало того, что в стойло поставили*, так ещё и костопыжатся* суки — плюхнулся на заднее сиденье Завхоз.

— Наконец-то — обрадовался таксист,— у меня смена уже давно закончилась!

— Какая смена, милай, два конца и чирик поверху — вот твая смена!

Так можно, два конца и чирик — другое дело, целковый надо буде диспетчеру отслюнявить, пятерочку — начальнику смены, у нас без этого никак…

***

Обратно ехали тоже в СВ, и уже здесь без разговоров не обошлось, вернее говорил только Завхоз, чувствовалось, что ему надо было выговориться.

Продолжение

___

*«Ковыряться в булде» — заниматься бесполезным делом.

*«Нумера-ментовка-дурка» — гостиница-отделение милиции-психиотрическая лечебница.

*«Бикса», «Марьяна» — проститутка, женщина легкого поведения

*«Доброе утро» — особый вид кражи у постояльцев в гостиницах.

Цветные» — сотрудники милиции.

*Лепила — доктор.

*«Косая», «Штука» — 1000 рублей.

*«Пятихатка» — 500 рублей.

*Катя — 100 рублей.

Два парняка» — 50 рублей.

*«Хозяин» — Начальник исправительного учереждения.

Короедка» — спецшкола для несовершеннолетних правонарушителей.

*«Шлейер» — дорожный вор, крадущий вещи из вагонов и с вокзалов.

*«Мигнуть» — сообщить.

*«Кнокать» наблюдать.

*«Легавка» милиция, уголовный розыск.

*«Тухлый» — сомнительный, не вызывающий доверия.

*«Нарядила» — нарядчик.

*«Расканаться» — расстаться.

*«Фраернуться» — опозориться.

Жеванина» — пустое, бесполезное занятие.

*«Проебун» — обворованный заключенный.

*«Дурка» — психиатрическая лечебница.

*«Насос» — навар.

*«Рыжьё» — золото.

*«Брать на хомут» — грабить.

*«Припухать» — оказаться в безвыходным положении.

* «Костопыжиться» — выпендриваться.

Чистодел» — грамотно работающий по криминалу.

Поставить в стойло» — указать на место.

*«Зехер» ­­— дурной, неожиданный оборот дела.

*«Качалове», «коляска», «качели» — разговор за понятия.

Душняк» — невыносимые условия.

Пульнуть базар» — распустить слух.

Соскочить с прожарки» — избежать наказания.

Поставить в стойло» — указать на место.

Тема» — расклад на совершение преступления.

Паливо» — вещественное доказательство.

Сдавить аркан» — припереть к стенке.

Кидать леща» — льстить.

Print Friendly, PDF & Email

23 комментария к «Леонид Лазарь: Завхоз»

    1. A eщё можно предложить крашеные яйца, тИПА
      http://cursorinfo.co.il/blogs/evrej-s-krashenymi-yajtsami/
      «Еврей с крашеными яйцами
      Павел Грудинин понес крашеные яйца в мавзолей Ленина.
      .. И что об этом писать?
      Но тут, листая журнал «Еврейский мир» за 1911 год натолкнулся на две забавные информации…
      А насчет яиц запрета не было. Только вот вопрос – депутат от компартии обязательно должен красить яйца в красный цвет?» 🙂

  1. Супер герой в облике Завхоза… образцом для подражания современным…
    __________________________________
    Леонид, чо за шмен, в натуре? Еще и Завхоза не распикали: то ли фраер, то ли фуфломет, еще и до шкирли его не подканали, регалы на рашрех не поставили, а уже масти лепят.
    Поосторожнее с читателями надо, а вы тут проебун, костопыжиться… Кто же такой рауш разжует?

  2. Инсталл-р
    замечательный сценарий…
    :::::::::::::::;
    «я видел, как ты рыжье* с шеи сбросил, это милай, торогого стоит, ты учти, за мной не станет, я добро помню, не очень много его в моей жизни было, я за добро в десять раз большим добром отвечу…»
    Koрректировка:
    Это ДОРОгого стоит.

    1. /Леонид, чо за шмен, в натуре?/
      =======
      /Леонид, чо за шмен, в натуре?/
      =======
      Гриша, братан, зыркай какой дешевый зехер вокруг творится!
      Понтовщики кругом, правильные понятия забыли, косяки с порожняками гонят и правильных пацанов травят.
      Мысля одна в моем калгане давно крутится, босяка Берковича и выпускающих погонял его в стойло поставить, и от дум этих башню мою давно клинит.
      Хватит беспредел терпеть, пора кипешнуть, завести им хвосты, перетереть бузу и в нюх отфоршмачить.
      Беспредел ведь творят, то пикселей им много, то размер файла не подходит, хотя всем известно, наши пиксели, хотя и обрезанные, самого, что ни на есть, правильного размера и ни одна бикса на них ещё не жаловалась.
      Эту дурку давно пора раскоцать, они там жируют, а у нас тут кендюхи сводит.
      Ну чего они могут, кроме как жужжать и шить нахалку?
      Посшибать рога, пусть потом понты колотят и ничего этим поцоканым не останется, как фуфло толкать, да винта нарезать
      Понятия разделим чисто по-братски.
      Ты будешь прозой заведовать, Амфибрахия на поэзию поставим.
      Другие бабки крутиться будут: желаешь прозу тиснуть, страница – катя зеленая, стихи–две, комментарий – построчно пойдёт, $ 2 буква.
      Гостевую –закрыть, нечего впустую батон крошить, да гнилые базары разводить
      Вот такая, братка, заморочка, как постановка оформится, маляву тебе скинем.
      Собирай пока по-тихому мурковод: крученых пацанов и шпанюков идейных, которым такая кича не в мазняк.
      Ну, вот на этом и ограничусь, пожелав всем правильным пацанам удачи литературной и других поприщах.

    2. /Koрректировка:
      Это ДОРОгого стоит./
      ====

      У вас мышь не проскочит…

        1. » …комментарий – построчно пойдёт, $ 2 буква…»
          —————————-
          Годится, а то жеванина одна.

  3. замечательный сценарий. Я догадываюсь, что скрывается в прошлoм завхоза. Будем ждать продoлжения…только при посадке в самолете аплодируют и израильтяне, да еще как; ну а уж вскакивание и стояние в проходе — третья национальная особенность…

  4. Хороший юмористический рассказ на тему весьма близкую к реальности.Супер герой в облике Завхоза, с его показной озабоченностью о сохранности соц. собственности и лихой воровской хваткой, смышленостью и находчивостью, может послужить достойным образцом для подражания современным \»ворам в законе\». Последние,что служат олигархами, и крышуемые их покровители от представителей власти, не блещут подобным профессионализмом. Они слишком многого и скоро хотят поиметь, при недостатке способностей. Потому попадают часто . :впросак. О таких Завхозы говорят: \»Жадность фраера сгубила.\»
    Судя по представленному, ув. автором развитию сюжета, можно ожидать дальнейших интересных и увлекательных приключений нашего современного О. Бендера. Гипотетически можно предположить, что его может ожидать удача и ему удастся пробиться в высшие эшелоны власти.
    Ждем с нетерпением продолжения.

  5. «Антресоль маленькая, но глубокая, дверки с двух сторон.

    Очень не хотелось, но пришлось начать её разбирать.

    На пол полетели: взрослые «гаги» и детские «снегурки», лыжи с палками, клюшка, санки со «спинкой», эмалированный тазик, детская ванночка, мясорубка…пельменница и скалка…»
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Ир-кутск и Вар-шава Орёл и Ках-овка
    Этапы большого пути
    а инна при-помнит «раскладку нац-менов»
    С Австралией БРАТ не шути
    Снегурки и урки, пельмени, тюль-ени
    Но с ГАГами ты не шути 🙂

  6. Разные есть семьи, в некоторых – не без нормального.
    __________________________________________________
    Спасибо — утешили.

    1. Завтра постараюсь закончить, много вспоминается, отсекаю лишнее.
      Это удивительно, что было 40 лет назад хорошо помню, что 4 недели назад — не очень.

  7. Заливать? Посмотрите на мое фото, эти глаза, по нашему, по психиатрически – могут врать?
    ______________________________
    У вас, конечно, чистые невинные глаза, их не скроешь даже за черными очками. А вообще, вы правы — в семье не без урода. Я даже знаю одного такого. Но особого веселья в этом не нахожу. Это, может для вашего юмористического и сатирического пера тут раздолье ( и правда, у вас завхоз колоритная фигура на этом фоне получилась, я обхохоталась). Но по большому счету, исстари, «дурка» — это дом скорби.

    1. /У вас, конечно, чистые невинные глаза, их не скроешь даже за черными очками/.
      ===========
      Я всегда чувствовал в Вас крупного диагноста.
      Если бы я их (очки) снял, вы бы в обморок упали – такие они невинные!
      =====================================================

      /А вообще, вы правы — в семье не без урода/.
      =======
      Разные есть семьи, в некоторых – не без нормального.
      ——————————-
      /Но по большому счету, исстари, «дурка» — это дом скорби./
      ===========
      Инна, дорогая, неудобно себя цитировать, или вы не заметили, или я не донёс, когда писал: « …спертый воздух человеческого несчастья…»
      —————————————————————
      /я обхохоталась/
      ==========
      Вот и отлично! Для меня это высшая похвала.

  8. Я тут, уважаемой ЛЛ, закрутился как поломой (Коломой?) а кругом водилы лепят чего-то.
    в натуре. Дай думаю слеплю ш я чего-то интеллигентного.
    Дайте ходу пароходу, дайте интеллигентику свОбоду, которая есть осознанная необхОдимость. Не дают и ладно, обойдёмся. Полностью согласен с автором работы практически, на 98%. Если эта некорректна, пусть меня покарает суровая рука ( ой, хватит уже карать :))). Для чего смешить публику? ТщательнЕе надо. А иначе можно и в стойло поставить, на всякий пожарный. Или в командировку, в Монако, к примеру. Или на дачку, в Ирпень.

    1. Вот, как часто быв’ат, поторопился. Прошу убедительно 2-ую строчку 5-го коммента поправить на: “лепят чего-то, в натуре. Дай, думаю, слеплю и я чего-то интеллигентно….”

  9. Здорово вы заливать (жарг.) умеете. Я про такой бизнес и не знала. Зато сейчас эти товарищи , наверное, на мели. Сейчас для того, чтобы госпитализировать, надо получить согласие больного. А в противном случае — получить решение суда. Но Сальваторе Адамо все скрасил. Только, где он снег видел?

    1. /Здорово вы заливать (жарг.) умеете. /
      =========
      Заливать? Посмотрите на мое фото, эти глаза, по нашему, по психиатрически – могут врать?
      95% — чистая правда, 5% просто выскочили из памяти.
      —————————————————————
      /Я про такой бизнес и не знала/
      ================
      А какой знали? Валерьянку небось разбавляли, или комбинации кроили из смирительных рубах…
      Скорее всего, весь Ваш бизнес состоял из: 45 руб.–аванс и 90– получка.
      —————————————————————
      /Зато сейчас эти товарищи , наверное, на мели./
      =======
      О чем Вы! Такое смутное время – самое оно для таких товарищей. Оба уже наверняка обзавелись дипломами с диссертациями, один заправляет какой-нибудь Врачебной комиссией по призыву в ряды защитников родины, другой — Судебно-психиатрической экспертизой. Должности весьма и весьма ответственные и денежные, оба, наврняка –депутаты, костопыжатся, небось, по полной, всех в стойло ставят, и вряд ли у кого-нибудь получится соскочить с их прожарки.
      ———————————————————————
      /Только, где он снег видел?/
      ================================
      Снега в Италии полно, и не только на Севере, но в центральной части, бывает что и на Адриатике.
      Это Рим два месяца назад
      https://cdn4.img.ria.ru/images/151526/59/1515265949.jpg
      Колизей в снегу:
      http://s.csw.ru/images2/size180-120/2018/02/object260656/colosseum.jpg
      ———————————————————————————————————————————

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *