Мирон Амусья: Это может каждый

 217 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Нередко, когда слушаю радио, вспоминаю шекспировскую трагедию, где короля отравили, вливая яд ему в ухо. Некритичный слушатель часто выступает в роли подобной жертвы. Простейшая контрмера — не слушать «новости», действуя в духе совета булгаковского профессора, который рекомендовал газет не читать…

Это может каждый

(Про некие мелочи, которые могут принести большую пользу стране)

Мирон Я. Амусья

Я не стану вам вредить; я пришел вас умолять о милости одной… Вы можете составить счастье целой жизни, и оно вам ничего не будет стоить!
М. И. Чайковский «Пиковая дама»

Это было много лет назад. Мы тогда были новыми иерусалимцами. Нас с женой пригласили в гости, где небольшая компания отмечала День независимости Израиля. Все, кроме нас, уже имели значительный стаж проживания в этой стране, призывались на ежегодные сборы — мелуим, часть детей, тогда ещё новых, наших знакомых двинулась по пути родителей, т. е. служили в армии. Мы только что приехали из США, где нас приятно удивляла манера американцев вывешивать на своих домах (а все наши тамошние приятели жили в «одноэтажной Америке», т. е. в своих домах) государственные флаги в связи с государственными праздниками. Это было своеобразным культом, который соблюдался добровольно, но неукоснительно.

Не помню, кто — я или жена, спросили хозяев, почему в столь праздничный день на их доме нет флага Израиля. Мы поинтересовались также, почему нет израильских флажков на их автомобилях. Ответы нас не убедили, поскольку в них, хоть и несколько разнящихся по форме, по сути присутствовала одна и та же идея: в основном критиковался патриотизм показной, как некая антитеза патриотизму внутридушевному, глубинному, т. е. истинному, а не показному. Нам, однако, так и осталось непонятным, почему эти патриотизмы, вовсе не противоречащие друг другу, нельзя просто совместить. Ведь внешние манеры существенно влияют и на внутренний настрой. Скажем, я всегда ценю американскую улыбчивость, которая хоть и не отражает непременно внутренней симпатии к объекту улыбки, но облегчает общение и улучшает настроение. Помню эти бесконечные «How are you doing today?» в дополнение к улыбке со стороны абсолютно незнакомого попутчика, скажем, в лифте. Тем, кто просвещает меня, объясняя искусственность или неискренность этих слов и улыбок, я неизменно отвечаю: «Предпочитаю деланную вежливость искреннему хамству».

В тот памятный вечер страсти — их разъяснение и наше непонимание, накалились до такой степени, что нас, «безлошадных», никто не захотел подвести домой. Пересилил себя только хозяин, ноблесс оближ, так сказать. Но всё в имело счастливый конец в кратковременной (мы уехали), да и долговременной перспективе в том смысле, что тогдашние приятели стали весьма близкими друзьями. Однако проблема осталась, или даже усугубилась. Так, возвращаясь в этом году в Иерусалим в канун Дня памяти, который, как известно, прямо переходит в День независимости, по пути из аэропорта, да и в самой столице, я обратил внимание, что флажки были меньше, чем на 10% встреченных мною машин. Не перегружены были бело-голубыми флагами и флажками фасады домов. Куда-то делись мальчики, всего лишь несколько лет назад сновавшие между замершими перед светофорами толпами машин, и предлагавшими свой бело-синий товар эдак по пять шекелей за флажок. Ситуация в последующие дни праздника, притом юбилейного, 70ти летнего изменилась мало — в субботу около своего дома насчитал, что флажки были на тех же 10% автомашин, а из квартирных окон торчало их и того меньше.

Конечно, это мелочь, которая может ничего и не говорить о настроениях и точках зрения граждан Израиля. Но большое может начать проявляться в мелочах, и, не желая проспать явление, стоит обращать внимание даже не на саму его величину, а на скорость её роста или убывания. Население Израиля за 70 лет выросло почти в 10 раз. Ходом времени вымыло создателей, всё большую долю населения теперь составляют рождённые в этой стране, появившиеся уже в то время, когда она стала процветающей. Основатели и их наследники совсем нередко имеют разные взгляды, и их нередко тяготит, например, кажущийся безмерным патриотизм и энтузиазм. Меняется состав и настроение приезжих. Всё больше среди них тех, для кого страна — не то, кому ты обязан, а то, что по твоим личным уродливым правилам всё время что-то должен дать, но недодаёт тебе.

Я иногда читаю, особенно на сайте 9го канала израильского ТВ, комментарии. Весьма редко высказываются люди, страну ценящие, ей, давшей столь многим в тяжелейшие для них годы стол и кров, признательные и благодарные. Множество же отзывов своим оскорбительным в адрес страны настроем вызывают просто глубокое возмущение. Я понимаю, что один бездельник или неудачник, а также и нанятый боец, на интернете может выглядеть как целая армия. Однако это факт — поношения и абсолютно несправедливая критика, иждивенческие требования «обязаны мне дать», «обязаны мне увеличить» от тех, кому в сущности никто ничего и ничем не обязан, заполняют строки отзывов. Людей — патриотов Израиля, уверен, несопоставимо больше, чем внутренних ненавистников, но их голос слышен пока слабовато. А ведь написать комментарий, противопоставляющий лжи неудачника и клеветника правду о том, как живут люди в стране, люди в разумной мере состоявшиеся, вовсе не трудно. Это не только улучшит настроение написавшего позитивный отклик — он не промолчал, но и поможет многих трезво оценить свои достижения, убедится, что ты вовсе не одинок в своей положительной оценке того большинства событий, мелких, средних да и крупных, что происходят в Израиле. А так сколь часто, читая комментарии, вспоминаю бессмертные строки:

Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал!..

Часто, читая призывы «огосударствления» русского языка, принятия некоторых советских праздников в качестве государственных в Израиле, вспоминаю именно эти слова — «Земли чужой язык и нравы» — точнее не скажешь.

Часто бывая в домах американцев, в основном университетской профессуры, мы с женой обратили внимание на примечательную особенность: критиковать любого президента, республиканца или демократа, можно было сколько угодно, не встречая никаких принципиальных возражений со стороны аборигенов. Попытка же критически отозваться о США как о стране, имеющей какие-то общие недостатки, встречалась в ими в штыки. Они нередко прямо говорили, что критикующий — либо полный дурак, либо верхогляд. Тогда ещё мы не встречали предположений, что это засланец, цель которого — навредить США и его гражданам, а потому им должна заниматься полиция с прокуратурой.

В те далёкие времена иными были приезжие, в первую очередь из СССР. Вновь обретённый патриотизм они выражали открыто. Не раз мы были свидетелями того, как, подняв тост за процветание США, они в знак признательности за тёплый приём и предоставленные этой страной возможности, становились на колени и буквально целовали землю. Судя по сообщениям печати, следующие волны эмигрантов, уже из бывшего СССР, существенно отличаются от предыдущих волн эмигрантов. «Пуповина», связывающая их с предыдущим местом жительства, много толще, критический настрой по отношению к США гораздо сильнее. Некие их организованные действия заставляют подумать, что среди них гораздо больше «добровольных бойцов невидимого фронта», чем их было ранее. Я в этом предложении делаю упор на слове «добровольный», понимая под этим отсутствие оплаты через нелегальные источники, связанные со страной прошлого проживания. Словом, американский патриотизм эмигрантов определённо уменьшился.

А жаль. Кто-то из знаменитых писателей или философов пустил в ход хлёсткую формулу: «Патриотизм есть последнее прибежище негодяев». Однако, при всей своей хлёсткости — она ложная. Верно, что многие негодяи прикрывают своё негодяйство, называя его патриотизмом. Обратное утверждение, однако, в корне не верно. Патриотизм — важнейшее, заслуживающее общественного поощрения, чувство. Без него такому государству, как Израиль, просто бы не возникнуть, а, тем более, не выжить. Патриотизм вещь слишком важная, чтобы его отдавать на откуп «гастролёрам» и негодяям. Это слово и соответствующее ему понятие — одно из важнейших, которое надо спасать от пренебрежения и недооценки.

Мне могут сказать — флажок на машине, минуты молчания, сирены — всё это внешнее, культурному и образованному человеку чуждое. Он всё держит при себе и внутри себя, а когда понадобится, вот уж тогда

Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою
!

Думаю, что так и будет. Но подготовка к такому моменту в относительно спокойное время (а совсем спокойного здесь не было, нет, и, скорее всего, ещё долго не будет) абсолютно необходима. В такой патриотической подготовке большую роль играют мелочи, которые могут стать реальностью по воле каждого. Обилие флажков, например, подчёркивает общность праздника. Могут возразить, что празднику уже 70, не грешно и успокоиться. Но ведь Пейсаху гораздо больше 70, да и в американцы свои праздники отмечают куда дольше 70 лет.

Я недавно писал о своём враче, сделавшем для меня очень много хорошего. Он был блестящим диагностом и психотерапевтом. Именно он показал мне, какой огромной силой обладает внушение и самовнушение. Его совет, который он не уставал повторять:

«Если настроение плохое, пойте песенку. Чет хуже настроение, тем громче пойте. И вам наверняка станет лучше».

Замечу, я пользовался, да и пользуюсь сейчас этим советом довольно часто, несмотря на косые взгляды сослуживцев, которым не понять, с чего это трезвый человек в коридоре учреждения довольно громко поёт популярные песни.

Мой восьмидесятилетний давнишний знакомый, живя в Москве и находясь в разладе с тем, что делает тамошняя власть, полностью прекратив слушать новостные, а, тем более, «аналитические», передачи по радио и ТВ, сосредоточился на том, что играет на баяне популярные, приятные для него, вещи.

Маленький флажок на окне своей квартиры, равно как и свечи в дни Хануки, позволить себе может практически каждый. Мне и то, и другое помогает почувствовать себя частью того целого, что входит в понятие «моя страна».

Замечу, что для человека важнейшим фактором является оценка его жизни, его достижений (или провалов), притом не только другими, но, пожалуй, в первую очередь, им самим. Врезалось в память характеристика одного из героев книги Д. Хеллера «Уловка 22»:

«Тщеславие полковника Кэткарта проистекало от сознания, что в свои тридцать шесть лет он уже полковник и строевой командир, а в подавленном состоянии он находился оттого, что, хотя ему уже и тридцать шесть, он всего лишь полковник».

Как видно, для полного счастья Кэткарту, как и множеству нормальных людей, достаточно всего лишь объективно, а это, если без излишней зависти, как правило положительно, оценивать свою жизнь, свои достижения и успехи в ней. Это также просто, и не менее важно, чем вывесить флажок с Маген Давидом или зажечь ханукальную свечу.

Нередко, когда слушаю радио, вспоминаю шекспировскую трагедию, где короля отравили, вливая яд ему в ухо. Некритичный слушатель часто выступает в роли подобной жертвы. Простейшая контрмера — не слушать «новости», действуя в духе совета булгаковского профессора, который рекомендовал газет не читать. Разумеется, в значительной мере — это шутка, но слушателю полезно помнить древнюю формулу еврейского народа — «Будет хорошо!», и воспринимать действительность, даже в её сложные моменты, всё время пользуясь этой формулировкой.

Хорошее настроение, способность видеть приятное в жизни своей и окружающих, оправданный оптимизм в оценке перспектив на будущее, очень важны и в мирное, и в военное время. Я хорошо помню период ВОВ, который провёл частью в блокированном немецкой армией Ленинграде, а с апреля 1942 в эвакуации, в основном в Казахстане. Сейчас меня удивляет, что никогда в сложнейшие периоды войны я не слышал разговоров (которые были бы, с учётом тогдашней ситуации на фронте, вполне естественны среди близких людей) о возможности поражения в войне. Этот настрой на победу был важным психологическим фактором. Читая много позднее статьи Эренбурга, разглядывая карикатуры того времени, я вижу, сколь много они работали над формированием и поддержанием этого победного духа. И победный этот дух на уровне населения складывался из многих мелочей отнюдь не только из работ великих писателей, актёров, режиссёров, художников, но и из настроений обычных людей.

Читал у Л. Толстого:

Долголетним военным опытом Кутузов знал и старческим умом понимал, что руководить сотнями тысяч людей, борющихся со смертью, нельзя одному человеку, и знал, что участь сражения решают не распоряжения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этой силой и руководил ею….

Но вся эта сила, и в мирное время, и в период войны, в очень большой мере — в руках обычных людей. И определяется их небольшими, не слишком обременительными, но столь важными по результату действиями.

Иерусалим

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Мирон Амусья: Это может каждый»

  1. Джек Оверт
    Первая волна смотрела в прошлое и мечтала вернуться в Россию, которой уже не было.
    Вторая и третья (60-е, 70-е и начало 80-х) — полностью рвали с СССР и начинали в США жизнь с нуля. Именно из этих двух волн получались самые преданные патриоты Америки, даже большие патриоты, чем коренные американцы. После этого волн иммиграции в США не было, были волны «миграции» (конец 80-х, 90-е и до сих пор). Мигранты от иммигрантов отличаются принципиально, они не стремятся на все 100% интегрироваться в новую страну и стать американцами. Мигранты просто переехали к лучшему месту работы и более комфортабельной жизни…
    :::::::::::::::::::
    Imho, — схема Джека О. верна; но как и любая схема, имеет исключения. Растропович с Вишневской полетели на баррикады в августе 91-го,
    А. Куприн вернулся, — по пьяни (?), Бунины переехали в Прованс, В.В. Набоков (после успеха “Лолиты”) — в Швейцарию, Александр Исаевич вернулся (почти — на белом коне, через Влади-Восток) и, потеряв ТВ-канал, обосновался в под-московной деревне. Кумир Дм. Быкова спокойно жил во время немецкой оккупации в милой (русскому сердцу — каждого дворянина) Франции…Гений шансона, дворянин Ал. Вертинский вернулся с птицей Феникс и двумя красавицами-дочками… Нобелевский лауреат
    И.А. Бродский “поканал” за Стравинским в Венецию…
    А что делают “волны миграции”, — читателям известно, т.к. эти “волны” свободно колышутся и перетекают через все параллели и меридианы.
    А кто “не вписался в мир попсы” (ни в Калифорнии, ни в Ерушалаиме), тот мигрирует дальше, по воле волн и поп-утных ветров.
    “Все ищут счастья и обманутся вновь…(ОБАМнутся)
    Любовь, как дым, её хранят – в д в о ё м….”

  2. Рразница между разными волнами иммиграции в США фундаментальная. Первая волна (после гражданской войны в СССР) смотрела в прошлое и мечтала вернуться в Россию, которой уже не было. Американцами стали только их дети. Вторая (после 2 Мировой Войны) и третья (60-е, 70-е и начало 80-х) иммиграция — полностью рвала с СССР и начинала в США жизнь с нуля. Именно из этих двух волн получались самые преданные патриоты Америки, даже большие патриоты, чем коренные американцы. После этого волн иммиграции в США не было — были волны «миграции» (конец 80-х, 90-е и до сих пор). Мигранты от иммигрантов отличаются принципиально — они не стремятся на все 100% интегрироваться в новую страну и стать американцами. Мигранты просто переехали к лучшему месту работы и более комфортабельной жизни, поменяли свои квартиры в СССР на бОльшие дома в Америке, но душой остались там: смотрят русское ТВ, глубоко интересуются тамошней политикой, у них в России остались родственники и друзья, они часто ездят туда в гости, даже имеют в России недвижимость. Из таких мигрантов легко рекрутировать 5-ю колонну, такие люди американский флаг искренне не вывесят. Хорошое ещё, что не вывешивают российский, как делают мексиканские мигранты, вывешивающие мексиканские флаги. Думаю, похожая ситуация и в Израиле: там тоже есть иммигранты и есть мигранты с совершенно разным отношением к стране.

  3. Хороший американский обычай может превратиться для израильтян в фарс, когда на исходе Дня Независимости все мусорники забиты флажками Израиля и пешеходы топчут их на тратуарах.

    IMHO: Уже есть хороший израильский обычай: салют и гуляние вечером, молитва хилель утром и мирное жертвоприношение шашлыки после полудня.

  4. …критически отозваться о США как о стране, имеющей какие-то общие недостатки,
    встречалась в ими в штыки…” — Oпечатка – ВСЕМИ? — (в) ими в штыки…”
    “В те далёкие времена иными были приезжие, в первую очередь из СССР. Вновь обретённый патриотизм они выражали открыто…Верно, что многие негодяи прикрывают своё негодяйство, называя его патриотизмом. Обратное утверждение, однако, в корне не верно. Патриотизм — важнейшее, заслуживающее общественного поощрения, чувство. Без него такому государству, как Израиль, просто бы не возникнуть, а, тем более, не выжить. Патриотизм вещь слишком важная, чтобы его отдавать на откуп «гастролёрам» и негодяям. Это слово и соответствующее ему понятие — одно из важнейших, которое надо спасать от пренебрежения и недооценки…”
    «Если настроение плохое, пойте песенку. Чет хуже настроение, тем громче пойте. И вам наверняка станет лучше». “
    — «Будет хорошо!» БЕСЕДЕР, уважаемый Мирон А.
    И – спасибо за ясную и доброжелательную, ПОЛЕЗНУЮ работу.

    1. Tak я Вам скажу, уважаемый М.А., что если перечитывать работы Сёмы Д. и комментарии к этим работам, к работам уважаемого Б.Гулько и т.д.
      то верить в БЕСЕДЕР становится всЁ труднее. Вывод: не надо всё прочитывать и слушать амбициозных комментаторов. Ну их, в самом деле.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *