Александр Бархавин: Война или мир

 375 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Можно, конечно, обсуждать, насколько мир с Египтом и Иорданией является худым, и насколько нынешние отношения с Саудовской Аравией или Палестинской автономией вообще являются миром — но было бы большим заблуждением назвать миром то, что происходит между Израилем и Хамасом, Хизбаллой, Сирией, Ираном.

Война или мир

Александр Бархавин

В комментариях к статье/круглому столу Владимира Янкелевича и Льва Мадорского «Вечная дилемма: война или мир» я обещал Владимиру найти время для комментариев по существу — «обстоятельных рассуждений» по терминологии редакции. Время — не скоро, но все-таки нашлось.

Прежде всего, хочу отметить то, что выражает, с моей точки зрения, главную идею статьи — слова Владимира Янкелевича:

«Не наличие авианосцев является решающим фактором, а готовность их использовать, причем такая готовность, к которой убеждены противостоящие силы».

Понятно, что «авианосцы» — явная метафора, и речь идет о готовности использовать все имеющиеся у страны военные ресурсы в случае, если руководство страны сочтет это целесообразным. Я полностью поддерживаю эту мысль, поскольку заявление «военного решения проблемы не существует», с большой вероятностью может подстегнуть оппонента использовать именно военные методы — в явной или неявной форме. Это вовсе не значит, что следует при каждом удобном случае грозить войной — но не стоит также создавать у противника иллюзию слишком широких рамок его действий, застрахованных от военного ответа. При этом главное — не фактическое использование авианосцев, а убеждение противостоящих сил, что авианосцы будут использованы при необходимости.

Круглый стол начался с рассуждения Льва Мадорского о стереотипах:

«… человек живёт во власти стереотипов. Эти, если так можно выразиться, устойчивые клише формируются постепенно, становятся убеждениями, защищают нас в постоянно меняющемся, противоречивом, не всегда понятном мире от перегрузок и эмоциональных срывов».

В связи с этим хотелось бы остановиться на сравнении в этой статье Шестидневной войны и Войны Судного дня:

«Превентивную Шестидневную войну начали с вдвое меньшей численностью войск, втрое меньшей численностью авиации и танков. Закончили войну полным разгромом арабских армий, где только людские потери только египтян были в десять раз больше израильских.

В Войну Судного дня картина оказалось иной. Была ли война неожиданной? Отнюдь!..

Но Моше Даян и глава правительства Голда Меир решили продемонстрировать сдержанность, выдержку… Но этой сдержанностью поставили страну на грань катастрофы. Потери в войне составили 2 656 человек и более 10 тысяч раненых. Таких потерь не было даже во время войны в 1948 году, когда по сути еще армии не было, учились…»

Владимир Янкелевич — один из самых рассудительных участников портала, военный обозреватель и журналист, пользующийся спросом в средствах массовой информации, в конце концов — израильтянин, безусловно любящий свою страну и знающий ее историю.

Поэтому ничем другим, кроме дани стереотипам, я не могу объяснить, почему, повторяя расхожее «таких потерь не было даже во время войны в 1948 году», он не вспомнил свое же прошлогоднее:

«Несмотря на тяжелейшие потери, — число погибших превысило 6 000 человек, — Войну за независимость можно считать самой успешной компанией Израиля. Итогом этой войны стало перемирие с арабскими странами, продержавшееся 18 лет — до Шестидневной войны». (Заметки о Войне за независимость Израиля)

Дело в конце концов не в этой досадной, но показательной оговорке (2 656 больше 6000?), а именно в стереотипах по отношению к войне Судного дня, которые к этой оговорке привели. Эти стереотипы вытесняют из анализа тот факт, что ситуация накануне Шестидневной войны и Войны Судного дня были совершенно различны, и одинаковый подход к ним совершенно нерационален.

Чтобы пояснить разницу, напомню анекдот об англичанине, французе и израильтянине, попавшими после авиакатастрофы в гости к племени каннибалов. Перед тем как запихать пленников в котел с водой и разжечь под ним огонь, каннибалы предложили выполнить по одному желанию — считалось, что это улучшает вкус. Француз получил свой кофе с коньяком, англичанин — виски с сигарой, а израильтянин попросил хорошенько дать ему по морде. Удивленные каннибалы выполнили его пожелание — после чего израильтянин достал из-под одежды УЗИ, положил половину племени, а когда вторая разбежалась — вытащил из ещё холодного котла англичанина и француза. На их вопрос, почему он не разобрался с каннибалами сразу, израильтянин ответил: «не хотел, чтобы вы осудили меня в ООН как агрессора».

Так вот, канун 6-дневной войны — это ситуация, когда условно каннибалы уже дали израильтянину по морде. Требование Египта убрать войска безопасности ООН и блокада Тиранского пролива фактически означало объявление войны, поэтому реакция Израиля, за исключением арабских стран и советского блока, была расценена как оправданный акт самозащиты.

Накануне войны Судного дня египтяне не демонстрировали сравнимых действий — и превентивная атака Израиля, независимо от действительных намерений арабов, была бы расценена как акт неспровоцированной агрессии, с вытекающими последствиями. Самым серьезным могло быть демонстративное отсутствие поддержки Израиля со стороны США — поддержке, которая обеспечила Израилю быструю замену потерянной в ходе боев военной техники и предотвратила эскалацию вмешательства Советского Союза на стороне арабов. О том, что упреждающий удар Израиля лишит его помощи США, Киссинджер предупредил Голду Меир непосредственно перед началом военных действий — и это безусловно повлияло на решение не наносить упреждающего удара:

«Если бы мы первые начали в 73-м, нам точно никто бы не помог и еще неизвестно, сколько бы наших сыновей погибло от того, что им не хватило бы вооружения для окончательной победы» — это слова Голды Меир.

Нет ли здесь противоречия с другим ее высказыванием, приведенным Владимиром:

«Я думаю, что наше поведение накануне войны можно озаглавить одним словом — ошибка»?

Если вдуматься — нет; накануне войны решался не только вопрос о превентивном ударе, но и вопрос о мобилизации. Правительство Израиля не решилось объявить полную мобилизацию до начала военных действий — и это действительно было ошибкой, стоившей многих жизней.

А как насчет результатов? Тут я позволю себе сослаться на приведенную выше оценку Войны за независимость Владимиром Янкелевичем, который, несмотря на тяжелейшие потери (вдвое выше чем в Войне Судного дня — при вчетверо меньшем населении страны), расценил ее как самую успешную компанию Израиля. Причина — «итогом этой войны стало перемирие с арабскими странами, продержавшееся 18 лет — до Шестидневной войны».

Сравним по этому критерию Шестидневную войну и Войну Судного дня.

Через шесть лет после разгрома в Шестидневной войне, обусловленного неожиданным превентивным ударом израильтян, соседи Израиля решили сами застать врасплох Израиль и нанесли неожиданный удар. То есть по этому критерию Шестидневная война явно не идет ни в какое сравнение с Войной за независимость — она не привела к долгосрочному перемирию.

С войны Судного дня прошло уже 45 лет, в течение которых арабские страны на государственном уровне не решаются напасть на Израиль. Более того — с Египтом и Иорданией у Израиля не перемирие или прекращение огня, а мир, с нормальными дипломатическими и торговыми отношениями. Если принять за основу критерий, по которому Владимир оценил Войну за независимость как самую успешную компанию Израиля, самой успешной компанией следует считать именно войну Судного дня, несмотря на ее ошибки. Но — стереотипы рулят.

Возвращаясь к сегодняшней ситуации, Владимир Янкелевич задает вопрос «но может все же можно обойтись без войны?» — и приходит к выводу, что если «в Газе воевать не нужно; нужно делать то, что делается», то:

«… на севере Израиля ситуация иная. Там в руинах, которые раньше были Сирией, укрепляется Иран, Хизбалла и шиитские ополченцы, которых Иран собирает, где может… Единственное направление, осмысленное для них — на юг».

Поэтому:

«Но если война неизбежна, то начинать ее нужно в момент, который выберешь сам, а не проводить срочную мобилизацию, как 6 октября 1973 года. И момент, похоже, настает».

В своей следующей статье, «Время оценки», Владимир уточняет:

«… ситуация беременна будущей войной, которая будет стоить много дороже, чем ликвидация позиций Ирана сегодня».

Не совсем понятно, о каких позициях Ирана идет речь (конкретно в Сирии, или о ядерных амбициях), и соответственно — какие действия имеются в виду.

Если описанные в той же «Время оценки» удары «неопознанных ВВС» по иранским военным объектам в Сирии, под шумок ударов США, то, как и в Газе, «воевать не нужно. Нужно делать то, что делается».

Если имеется в виду непосредственная атака на Иран — тут как нельзя более кстати слова самого Владимира:

«Мы живем в вероятностном мире, мало что можем знать наверняка».
(Владимир Янкелевич: Время оценки).

Неизвестно во что выльется в ближайшее время противостояние США с Ираном по этому вопросу, и нельзя наверняка исключить необходимость прямого военного вмешательства Израиля, к которому страна должна быть готова — но называть это неизбежным я бы не торопился. Цитируя вслед за Владимиром ту же Голду Меир:

«Пессимизм — это роскошь, которую евреи не могут себе позволить».

Еще один вопрос, который мной обсуждался с Владимиром в комментариях к статье — о том, что из-за миротворческих усилий Обамы:

«… время упущено из-за того, что изменились силы оппозиции. Разгромить Асада и выгнать из Сирии Иран и Хизбаллу — не упущено, но кому передать власть?».

Пусть даже верно — это имеет второстепенное значение — в том смысле, что сейчас следует ориентироваться на нынешнюю ситуацию, а не стараться наверстать упущенное. Если власть передать некому — возможно, целесообразнее добиваться лучших условий с Асадом у власти.

Целью должно быть наиболее благоприятная (для Израиля и Америки) долгосрочная обстановка в регионе; смена режимов или границ — это средство (одно из возможных) для достижения цели, которое ни в коем случае не должно подменять собой цель.

Мне могут заметить, что у Израиля и Америки различные интересы. С этим нельзя не согласиться — но именно то, чтобы интересы Израиля как можно ближе воспринимались в Америке, и должно быть, как по мне, одной из главных задач американских евреев. Тут, правда, есть серьезная трудность — израильтянам так же трудно договориться между собой об интересах Израиля, как и американцам об интересах Америки.

Последнее, что хотелось бы упомянуть — стереотип «худой мир лучше доброй ссоры». Как метко спросил Владимир Янкелевич: «но вот что такое “худой мир”»?

Можно, конечно, обсуждать, насколько мир с Египтом и Иорданией является худым, и насколько нынешние отношения с Саудовской Аравией или Палестинской автономией вообще являются миром — но было бы большим заблуждением назвать миром то, что происходит между Израилем и Хамасом, Хизбаллой, Сирией, Ираном. Тут я могу повторить то, что писал в Мастерской два с половиной года назад:

«Потому что никакой ценой нельзя купить мир ни у врага, пока он мира не хочет, ни на стороне. Поэтому надо принять, что — хочет или не хочет, этот народ живет в войне, которую остановить не в силах. И только тогда можно будет понять, что можно сделать, чтобы за эту войну, которую не остановить, платить меньшую цену, в ожидании пока враг захочет мира. И стараться помогать тому, чтобы этот враг захотел мира — именно мира, а не того чем Израиль должен за мир заплатить».

Print Friendly, PDF & Email

9 комментариев к «Александр Бархавин: Война или мир»

  1. Александр Бархавин: … Вы упускаете одну очень существенную деталь моего изложения: важно не то, были ли у Израиля основания для превентивного удара [перед войной Судного Дня], и не то, что мы с вами думаем — а то, как эти действия были бы восприняты другими странами, способными повлиять на ход событий. …..
    —————-
    Есть ещё одна очень существенная деталь: превентивный удар вполне мог стать крупной военной НЕУДАЧЕЙ: внезапности НЕ было, ПВО Египта минимизировало израильское превосходство в воздухе, рекомендуемого 3-ёх кратного превосходства атакующих сил у Израиля НЕ было.
    Было разумно вовремя сделать мобилизацию, подготовится отразить атаку и потом контратаковать самим.

    1. ыло разумно вовремя сделать мобилизацию, подготовится отразить атаку и потом контратаковать самим.
      ==============================================================================

      Открыта позиция начальника штаба ЦАХАЛ.

      1. Открыта позиция начальника штаба ЦАХАЛ.
        ——————-
        Я сказал своё мнение о консенсусе среди израильских военнных историков об оптимальном «базисном оперативном плане» (принят к исполнению логистиками + штабные учения) войны Судного Дня.

        Такой план вовсе НЕ исключает поиск других решений (например, превентивный удар), но у начальника штаба они тоже должны пройти фильтр «запасного оперативного плана» (детальная разработка в оперативном отделе генштаба).

  2. ИМХО: сейчас в Сирии Биби делает то, что Голда очень хотела, но к сожалению НЕ смогла сделать до войны Судного Дня:
    Биби НЕ позволяет стремящемуся к войне врагу СПОКОЙНО создать условия для начала своего нападения.

  3. Я могу поздравить себя с получением такого комментария. Спасибо Александру за то, что нашел время. Есть о чем говорить.
    Попробую ответить по пунктам.
    1. Про «каннибалов»
    Цитата: «Так вот, канун 6-дневной войны — это ситуация, когда условно каннибалы уже дали израильтянину по морде. Накануне войны Судного дня египтяне не демонстрировали сравнимых действий»
    Как я понял Александра, пощечиной было перекрытие Тиранских проливов, но перед Войной судного дня ничего подобного не было, поэтому Израиль не имел основания для превентивных действий.
    Я не думаю, что имеет смысл рассматривать весь период с 67 по 73 год. Нужно отметить, что сразу после Хартумской конференции «Трех нет», Египет начал наращивать свои силы. Из Советского Союза пришли истребители МиГ-21, зенитные ракеты SA-2, SA-3, SA-6 и SA-7, танки T-55 и T -62, противотанковые РПГ-7 и противотанковая ракета «Малютка» 9М14.
    А наращивание сил всегда демаскирует цель. Например, если воевать с «Братьями мусульманами», то силы нужны одни, а если с Израилем, то другие.
    К середине 1973 года военная разведка Аман была полностью в курсе планов арабских военных. Было известно, что египетская Вторая и Третья армии будут форсировать Суэцкий канал и так далее.
    Начальник Генштаба ЦАХАЛа Дадо Элазар об опасности и требовал мобилизации резервистов, но Даян отказался принять рекомендацию Элазара. Тем не менее, Элазар начиная с 5 октября решился на ограниченный призыв самостоятельно, вопреки мнению министра обороны и Премьер-Министра.
    Видимо Элазар что-то неверно понимал в вопросах пощечин?
    2. Про поддержку Израиля со стороны США, обеспечившую Израилю быструю замену потерянной в ходе боев военной техники
    Цитата: «Самым серьезным могло быть демонстративное отсутствие поддержки Израиля со стороны США — поддержке, которая обеспечила Израилю быструю замену потерянной в ходе боев военной техники и предотвратила эскалацию вмешательства Советского Союза на стороне арабов»
    Вся война продолжалась 18 дней с 6 по 24 октября. 14 октября судьба отвернулась от египтян, в танковом бою они потеряли 264 танка и около 200 БТР… В ночь с 15 на 16 октября израильская воздушно-десантная бригада переправилась на западный берег канала. В общем наступил перелом в войне. А американские поставки начались с 14 октября, то есть перелом произошел до того, как они смогли оказать свое влияние.
    Есть мнение, что американцы не верили в победу Израиля и опасались, что современное американское оружие может попасть в руки Каира и Москвы. Но это длинный разговор. Ошибка Голды Меир и Даяна очевидна. Они не провели мобилизацию, не были готовы к немедленным активным действиям из-за опасений реакции мирового сообщества. СССР такой реакции не опасался.
    Вмешательство СССР и советские поставки хорошо описаны, не вижу смысла повторяться. Оно было и было очень внушительным. Советский Союз начал снабжать Египет и Сирию воздухом и морем начиная с 9 октября. Было переброшено 12 500-15 000 тонн грузов.
    Ключи от собственной безопасности нужно держать в своих руках, а то могут и спросить: «Ну что сынку, помогли тебе твои ляхи?»
    3. По поводу самой успешной войны.
    Нет одного критерия. Они зависят от многих условий. В качестве самой успешной войны с точки зрения военного искусства, самой успешной войной является Шестидневная. Война за независимость тоже самая успешная, когда в условиях еще только создающейся армии, смогли победить… Ну и так далее…
    4. О позициях Ирана
    Цитата: «Не совсем понятно, о каких позициях Ирана идет речь (конкретно в Сирии, или о ядерных амбициях), и соответственно — какие действия имеются в виду»
    Имеются ввиду иранские военные объекты в Сирии, что вполне ясно из контекста.
    5. о лучших условиях с Асадом у власти
    Цитата: «Если власть передать некому — возможно, целесообразнее добиваться лучших условий с Асадом у власти».
    В сто первый раз. Асад не самостоятельная фигура. Не имеет никакого значения, кто будет сидеть под биркой «Президент». Важно, кто реально будет там распоряжаться. Если Асад останется у власти, то таковым будет Иран, «докторинальный враг». Если Иран выкинут из Сирии, то пусть так будет Асад, да хоть Асма, она красивее.
    6. О главных задач американских евреев
    Я думаю, что не существует главной задачи американских евреев. Есть главная задача каждого отдельного человека. Например – Александра Бархавина.
    Я думаю, чтобы существовала главная задача какого-либо сообщества, оно должно быть объединено в некую структуру, чего у евреев диаспоры не наблюдается.

    1. Часть вторая
      2.
      а) «А американские поставки начались с 14 октября, то есть перелом произошел до того, как они смогли оказать свое влияние»
      Голда Меир обратилась за военной помощью 9 октября; 10 октября помощь стали поступать в Израиль самолетами Эль Аль. Когда стало ясно что этого недостаточно, США использовали непосредственно свои ВВС — при этом ни одна европейская страна, кроме Португалии, не разрешила проводить дозаправки американских транспортных самолетов на своей территории. Американцы дозаправлялись в воздухе, пролетая по узкому маршруту вдоль Средиземного моря, между воздушным пространством арабов и европейских «друзей». Ставка на американскую помощь позволила израильтянам интенсивнее использовать имеющееся у них вооружение, а сам факт помощи отнял у арабов надежду на истощение Израиля в случае их долгого сопротивления.
      б) «Вмешательство СССР и советские поставки хорошо описаны, не вижу смысла повторяться»
      Кроме хорошо описанных поставок, было и непосредственное участие советских военных. В сложившейся ситуации оно было весьма ограниченным, однако не будь за спиной Израиля поддержки США (а больше ничьей не было), СССР мог при необходимости более активно поддержать арабов. При обсуждении в Политбюро прямого вмешательства СССР в первую очередь учитывалась реакция США: «Неразумно ввязываться в войну с Соединенными Штатами из-за Египта и Сирии» — это слова Косыгина (мой обратный перевод с английского; русская Вики такие подробности умалчивает).
      в) «Ключи от собственной безопасности нужно держать в своих руках, а то могут и спросить: «Ну что сынку, помогли тебе твои ляхи?»
      Владимир, не думаю что вы позаимствовали это рассуждение от российских патриотов, из их высказываний о помощи союзников Советскому Союзу во время ВОВ — но они вполне могут позаимствовать его у вас:)

      3. «По поводу самой успешной войны. Нет одного критерия. Они зависят от многих условий»
      Владимир, не я этот критерий (длительность перемирия с арабскими странами) выбрал. Вы привели его (единственный, то есть явно не второстепенный), чтобы подчеркнуть, что «Войну за независимость можно считать самой успешной компанией Израиля». О других критериях вы предпочли вспомнить только когда оказалось, что по этому Война Судного дня куда успешнее. При всем уважении — для меня это лишнее подтверждение, что стереотипы продолжают рулить.

      4. «О позициях Ирана. Имеются ввиду иранские военные объекты в Сирии, что вполне ясно из контекста»
      Тогда, как я писал, справедливо, как вы писали, «воевать не нужно. Нужно делать то, что делается»:)
      Кстати, я посмотрел (с удовольствием, спасибо) ваше выступление «02.05.2018. Реализует ли Иран угрозы в адрес Израиля?». Мне кажется, что на сегодняшний день вы тоже пришли к такому выводу.

      5. «о лучших условиях с Асадом у власти… Если Иран выкинут из Сирии, то пусть так будет Асад, да хоть Асма, она красивее»
      Я так понимаю, что вы в такой форме выражаете согласие с моим «Если власть передать некому — возможно, целесообразнее добиваться лучших условий с Асадом у власти». У меня никаких возражений, что одним из этих условий (и возможно, самым главным) будет выкидывание Ирана из Сирии:)

      6. «Есть главная задача каждого отдельного человека. Например – Александра Бархавина»
      Не, в одиночку я эту задачу не потяну, Тем более, если вы будете меня расхолаживать. Хотя — стараюсь, и довольно давно:
      https://redbut.livejournal.com/1383.html

      7. Напоследок — хочу подчеркнуть:
      Воздержаться от превентивного удара в 1973 г. было не ошибкой, а необходимостью, продиктованной конкретными обстоятельствами.
      Ошибкой было не провести мобилизацию, как только стало ясно что арабы нападут (кстати, это не только уменьшило бы потери, но с какой-то вероятностью могло войну предотвратить — по крайней мере, в тот момент).
      Киссинджер не требовал от Голды Меир воздержаться от мобилизации — он требовал воздержаться от превентивного удара. В случае невыполнения этого требования, цена, которую заплатил Израиль за победу в Войне Судного Дня, могла быть значительно выше — если вообще эта победа была бы.

    2. Что ж, по пунктам так по пунктам.
      Получилось длинно, придется разбить на две части.
      Часть первая

      1.
      а) «Как я понял Александра, пощечиной было перекрытие Тиранских проливов, но перед Войной судного дня ничего подобного не было, поэтому Израиль не имел основания для превентивных действий»
      Владимир, вы сознательно опустили «Требование Египта убрать войска безопасности ООН», или стереотипы рулят настолько, что вы его даже не заметили? То требование, после выполнения которого Каирское радио заявило:
      «С сегодняшнего дня больше не существует чрезвычайных международных сил, защищающих Израиль. Мы более не будем проявлять сдержанность. Мы далее не будем обращаться в ООН с жалобами на Израиль. Единственным методом воздействия, который мы применим в отношении Израиля, станет тотальная война, результатом которой будет уничтожение сионистского государства»
      б) «А наращивание сил всегда демаскирует цель» и т.д.
      Вы упускаете одну очень существенную деталь моего изложения: важно не то, были ли у Израиля основания для превентивного удара, и не то, что мы с вами думаем — а то, как эти действия были бы восприняты другими странами, способными повлиять на ход событий. И с этой точки зрения то наращивание сил, о котором вы говорите, не имеет никакого сравнения с действиями Египта перед шестидневной войной.
      Во-первых, в отличие от требования убрать войска безопасности ООН и блокады Тиранского пролива, это наращивание сил не нарушало никаких международных соглашений. Я не помню никаких обязательств Египта не наращивать свою армию. В принципе, насколько я понимаю, в отсутствие каких-то соглашений, вооружение армий (за исключением ОМП) является внутренним делом каждой страны.
      Во-вторых, насколько я понимаю, Израиль в это время занимался ровно тем же. Судя по информации Вики — не менее интенсивно: количество задействованных израильских танков с Шестидневной до войны 1973 выросло с 800 до 1700, боевых самолетов — с 300 до 440; у арабов соответственно 2500/3500 и 957/452, рост намного меньше, чем у Израиля. И судя по результатам войны (Израиль разгромил противника,у которого было преимущество первого удара), занимался этим не менее успешно, чем арабы.
      в) «Тем не менее, Элазар начиная с 5 октября решился на ограниченный призыв самостоятельно, вопреки мнению министра обороны и Премьер-Министра.
      Видимо Элазар что-то неверно понимал в вопросах пощечин?»
      Не совсем понимаю, с чем вы тут спорите — я нигде не говорил, что Израиль не должен был проводить мобилизацию; более того — вот мои слова:
      «Правительство Израиля не решилось объявить полную мобилизацию до начала военных действий — и это действительно было ошибкой, стоившей многих жизней».
      Если вы пытаетесь убедить меня, что израильтяне знали о планирующейся атаке арабов — подскажите, где в моем тексте вы нашли хотя бы намек на то, что я с этим не согласен.

  4. “Тут, правда, есть серьезная трудность — израильтянам так же трудно договориться между собой об интересах Израиля, как и американцам об интересах Америки. Последнее, что хотелось бы упомянуть — стереотип «худой мир лучше доброй ссоры». Как метко спросил Владимир Янкелевич: «но вот что такое “худой мир”»?
    ::::::::::::::::: 🙂 ::::::::::::::::::
    Полагаю, худой мир, это когда дистрофик из Монпарнаса советует худому из Алькатраса переходить на Стокгольмскую диэту.

  5. На их вопрос, почему он не разобрался с каннибалами сразу, израильтянин ответил: «не хотел, чтобы вы осудили меня в ООН как агрессора».
    ——————-
    Не знаю, что скажет Владимир, но мне анализ-комментарий Александра показался интересным и подталкивающим к размышлениям. Самый трудный и спорный момент: надо было наносить превентивный удар Израилю перед войной Судного дня? Легко рассуждать, когда знаешь о развитии событий и когда столько времени утекло, но в то время для Голды Меир была патовая ситуация: направо пойдёшь, налево пойдёшь…Всюду неизвестность. С одной стороны, нельзя было ждать, когда «получишь по морде», но, с другой «англичанин и франзуз», а ,главное, американец не поддержат. Видимо, похожая ситуация сегодня с Ираном, который ( после выступления Нетаниягу это очевидно) обманул «Шестёрку» и, как те каннибалы, хотел бы кинуть Израиль в котёл. Последние события говорят, что израильтянин уже достал узи…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *