Самуил Кур: Человек за спиной Сталина

 275 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Игра закончена. Вождю Антонов больше ни к чему. Как возможный соперник по славе он повержен. Впрочем, его блестящие способности в планировании широкомасштабных операций еще можно использовать. Армия на конец войны раздута — 11 млн человек, надо организовать демобилизацию.

Человек за спиной Сталина

Самуил Кур

 Самуил Кур Сначала — небольшое вступление.

Мало кто знает, что во время минувшей войны Красная Армия одержала первую серьезную победу уже осенью 1941 года. Казалось, ничто не может остановить мощный натиск немецких войск. 21 ноября пал Ростов. А 29 ноября Ростов был освобожден, и бронетанковая армия Клейста отброшена от города на 100 км. Разработал эту операцию и проследил за ее выполнением начальник штаба Южного фронта Алексей Иннокентьевич Антонов.

Почти через 30 лет, в конце 60-х, мне довелось вместе с заведующим отделом Гродненского историко-археологического музея Александром Ивановичем Киркевичем заниматься поиском сведений о нашем земляке — А. И. Антонове. Он родился в Гродно и жил здесь некоторое время. По нашему приглашению, приехала из Москвы сестра генерала, Людмила Иннокентьевна. Ее брат скончался совсем недавно, в 1962-м, и она привезла в дар музею целый ряд материалов, включавший его личные вещи и фотографии. Но главным стали ее рассказы. Она делилась с нами откровенно и доверчиво, и слишком часто в ее словах звучала горечь. С тех пор судьба этого неординарного человека стала одной из болевых точек моей памяти…

***

Алексей Иннокентьевич Антонов родился в 1896-м в семье кадрового военного. С детства великолепные сосновые леса в окрестностях Гродно притягивали его больше всего на свете. Он мечтал жить на природе и работать лесничим. Семья переезжала с места на место, и нежданно-негаданно ушел из жизни отец, а вскоре и мать. В 1916-м Алексея призвали в армию и направили в военное училище, а затем в егерский полк. Он успел повоевать, получить ранение в голову и медаль «За храбрость». После революции Алексей поступает в Петроградский лесной институт, но… В 1919-м его мобилизуют в Красную Армию. И воинская служба становится его профессией.

Он упорно учится.

Военная Академия РККА им. Фрунзе (1928-31). Оперативный факультет той же академии (1932-33). Академия Генерального Штаба (1936-37).

Он поднимается со ступеньки на ступеньку.

От помощника начальника штаба дивизии — до начальника штаба Московского военного округа. Войну встречает в звании генерал-майора. После ростовской операции — генерал-лейтенант.

Между тем, в Генеральном Штабе свои сложности. Василевского переводят с должности начальника оперативного отделения на руководство Генштабом, а на его место никак не могут найти специалиста нужного уровня. За полгода сменяется семь генералов. Наконец, по чьей-то рекомендации, главным оперативником и одновременно заместителем Василевского назначают Антонова.

Он начал с того, что ввел единую систему условных обозначений (до этого каждый из штабистов разных фронтов рисовал карты на свой вкус и лад). Ввел немедленные доклады о любом изменении ситуации в войсках. Работы оказалось невпроворот. Маршал Василевский по заданию Ставки пропадал то на одном, то на другом фронте. Антонов разрывался на части — с одной стороны, как заместитель начальника, решал его вопросы, а с другой, у него была своя работа. В итоге, он нашел себе хорошую замену в оперативном отделении — генерала Штеменко, а сам сосредоточился на фактическом руководстве Генеральным Штабом.

И сразу столкнулся со сложнейшей задачей.

В Швейцарии действовала организованная немецким эмигрантом группа, передававшая разведданные в Советский Союз. От нее поступила информация, что Германия готовит наступление под Курском. Понятно, что новость такого рода нуждалась в дополнительном подтверждении. И оно пришло.

Дело в том, что в Британии, в лаборатории Блетчли, английским дешифровщикам удалось расколоть код, который использовало высшее германское командование. И они получили возможность читать немецкую переписку. Конечно, это держалось в строжайшей тайне, и никто об этом не знал. Среди расшифрованных материалов оказались и данные об организации наступления на Курской дуге.

Тут надо заметить, что один из сотрудников лаборатории, Кернкросс, работал на советскую разведку. И об этом тоже никто не знал. Но его сообщение подтвердило правоту швейцарских товарищей.

Таким образом, в марте 1943 года Ставке уже было известно о планах немцев. Предстояло решить, как на них реагировать.

Что в таких случаях делали во время Гражданской войны? Лихой кавалерийский налёт, чтобы опередить противника. Такие предложения поступили и на сей раз: давайте ударим по ним первыми! Сталин склонялся к такому решению.

Антонов, однако, понимал, что это губительный путь. У немцев там стоит мощная ударная группировка, и бросаться на нее в лоб — самоубийство. Перебрав ряд вариантов, он предложил такой план: ждать нападения. Но не просто ждать, а создать глубоко эшелонированную оборону, которая поможет задержать и ослабить наступательный порыв немецких армий. А потом перейти к контрнаступлению. План был неожиданный и непривычный. И надо было убедить в его реальности высшее руководство — в первую очередь, Жукова. Доводы Антонова были настолько чётко продуманы, что он добился успеха, и Жуков послал это предложение Сталину.

12 апреля вечером в Ставке состоялось узкое совещание четырех — Сталина, Жукова, Василевского и Антонова. На нём было принято решение о преднамеренной обороне.

На территории около 200 км в глубину развернулась невиданная ранее подготовка к отражению предстоящей атаки противника. В ней было занято огромное количество местного населения. Ставились минные поля, возводились фортификационные сооружения, создавались зоны прицельного артиллерийского огня, рыли противотанковые рвы и так далее. Но что удивительно — немцы пока не наступали.

Взглянем на положение в районе Курской дуги с другой стороны, из Берлина.

Фельдмаршал фон Манштейн уже зимой заявил, что, как только подсохнет земля, надо начать под Курском решающее наступление. Гитлер согласился с ним, однако не спешил — он считал важным резко увеличить боеспособность своих войск за счет пополнения их танками — «Тиграми» и новыми «Пантерами». Что и делал, трижды откладывая начало операции, названной ими «Цитадель». Гитлер надеялся разбить советские части и овладеть инициативой; укрепить свой пошатнувшийся авторитет у союзников по «Оси»; захватить массу пленных, чтобы использовать их в качестве рабочей силы. И, наконец, 5 июля 1943 года отдал приказ о наступлении — сразу с двух сторон, с севера и юга.

То, что произошло дальше, было для немцев шоком: впервые в этой войне они не смогли пробить оборону. С северной стороны им удалось углубиться всего на 8-12 км, а с южной — на 35 км. И уже 12 июля на севере началась операция «Кутузов» — контрнаступление советской армии. На юге в это время шло знаменитое танковое сражение под Прохоровкой, а 3 августа стартовала вторая часть стратегического плана Геншаба — операция «Полководец Румянцев». Итог — полная победа в битве, освобождение значительной части советской территории и создание решающих предпосылок для дальнейших успехов.

Совсем недавно, в апреле, Антонову присвоили очередное звание — генерал-полковник. И вот, всего четыре месяца спустя, он получает звание генерала армии — с четкой формулировкой — за Курск.

Генерал армии Алексей Иннокентьевич Антонов
Генерал армии Алексей Иннокентьевич Антонов

Но враг еще не сломлен. Красной Армии противостоит мощная группа армий «Центр», закрепившаяся в Белоруссии. Немецкое командование полагает, что ринуться на эту мощь бессмысленно для русских. Гораздо целесобразнее им провести наступление в Прибалтике и на юге, где германская армия слабее. Антонов, представив себя на месте берлинских стратегов, угадывает ход их мыслей. И предлагает Ставке им подыграть: пусть думают, что мы будем действительно наступать там, а на самом деле… Сталин принимает идею. С целью дезинформации противника организуется оживленное передвижение войск в южном и прибалтийском направлениях, демонстративно располагают в этих районах танковые армии.

В то же время тайно готовилась Белорусская операция, получившая название «Багратион». Алексей Иннокентьевич лично разрабатывал во всех деталях план наступления. И 23 июня 1944 года неожиданно для врага началось крупнейшее в истории человечества сражение. Группа армий «Центр» была разгромлена, советская армия вышла в Польшу.

Все последующие операции, включая Берлинскую, тоже разрабатывал А. И. Антонов.

Сталин довольно быстро понял, что этот человек, обладающий глубоким стратегическим мышлением — бесценная фигура для Генерального штаба. Это видели и все военачальники, общавшиеся с А. И… Покоряла и его исключительная корректность, он никогда не повышал голоса. Но был настойчив и требователен к тем, кто нарушал какие-то детали тщательно продуманных операций. Если был уверен в своей правоте, считал необходимым возражать и самому вождю. Может, единственный из его приближенных.

И хотелось бы коснуться еще одного момента, о котором почему-то не говорят. При разработке планов операций Алексей Иннокентьевич всегда считал важнейшим не просто определить направление главного удара, но и сосредоточить на нём максимально возможное преимущество в силах. Что способствовало значительному уменьшению потерь, то есть сохранению человеческих жизней. В противовес некоторым, которые считали, что результата надо добиваться любой ценой.

С Антоновым Сталин почувствовал вкус победы. И у него родилась иезуитская — впрочем, для него нормальная — мысль: использовать этого виртуоза военного искусства вовсю, а потом… А потом — советскому народу будет объявлен единственный Вдохновитель и Организатор всех наших побед!

 Ялта-45
Ялта-45

Генерал Штеменко подсчитал, что только в кремлевском кабинете Сталина Антонов побывал не менее 238 раз — больше, чем кто-либо из руководящего состава Вооруженных сил СССР и больше, чем все командующие всеми фронтами за время войны вместе взятые.

Сталин привез его с собой на Ялтинскую конференцию Глав Великих Держав, проходившую с 4 по 11 февраля 1945 года в Ливадийском дворце. Там Антонов выступил с докладом о положении на советско-германском фронте и планах советского командования. Широко известна фотография, на которой сняты сидящие рядом Сталин, Рузвельт и Черчилль. За спиной Сталина стоит Алексей Иннокентьевич Антонов. Потом ему довелось побывать и на потсдамской конференции.

С подачи вождя многие военачальники получали самую высокую награду — Героя Советского Союза. Были и дважды герои, а маршал Жуков имел 4 Золотых Звезды. Антонов — ни одной. Конечно, командующих награждали вполне заслуженно — проведенные ими операции впечатляли. Однако про того, кто готовил сценарии этих побед, Верховный как будто специально забывал.

И есть еще кое-какие нюансы. Например, в биографии Жукова, безусловно, талантливого полководца. Еще в 1930-м Рокоссовский, у которого он был тогда в подчинении, дал Жукову такую аттестацию: «На штабную и преподавательскую работу назначен быть не может — органически ее ненавидит». Но ведь штабная работа — основа, планирование будущего сражения…

В 1946-м Александр Твардовский написал знаменитое стихотворение «Я убит подо Ржевом». В армии и в народе бытовало выражение «ржевская мясорубка». 23 февраля 2009 года на НТВ прошел показ документального фильма А. Пивоварова «Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова». Это про 1942-й — начало 1943 года. Тогда Красная Армия под руководством будущего маршала предприняла с перерывами три попытки овладеть ржевским выступом. Итог: по самым минимальным данным — свыше миллиона убитыми и ранеными, а по другим источникам — 800-900 тысяч убитых красноармейцев и полтора миллиона раненых.

Сталин доверил Жукову брать Берлин. После войны Маршалу Победы, как его стали называть, поставили памятники в 20 городах. Памятников Антонову нет. Правда, 4 июня 1945 года он был награжден орденом Победы, но в наградном листе его фамилия стояла ниже фамилии Тимошенко. Это был тонкий ход — Сталин продумывал все детали. Дело в том, что в мае 1942 года Тимошенко руководил харьковской операцией, в ходе которой советские войска потерпели буквально разгром, в плен попали более 200 тысяч человек. Тогда его сняли со всех постов. А сейчас, поместив Антонова рядом с неудачливым командующим, вождь сделал недвусмысленный намек — как оценивать недавнего начальника Генштаба. Намёк, который стал сигналом и для тех, кто собирался писать мемуары.

В то же время Сталин, не мешкая, вознёс себя на недосягаемую высоту. Маршалом он был уже с 1943-го. 26 июня 1945 года устанавливается звание Генералиссимуса. А на следующий день оно присваивается Иосифу Виссарионовичу.

Игра закончена. Вождю Антонов больше ни к чему. Как возможный соперник по славе он повержен. Впрочем, его блестящие способности в планировании широкомасштабных операций еще можно использовать. Армия на конец войны раздута — 11 млн человек, надо организовать демобилизацию. Вот пусть ею и займется. Что ж, он справился с последним заданием, как всегда, успешно. После чего главного военного стратега назначили заместителем командующего Закавказским военным округом. Ссылка на Кавказ…

После смерти Сталина о нём вспомнили — опять подвернулась сложная работа. В 1955-м ему поручили возглавить штаб Объединенных Вооруженных Сил государств-участников Варшавского договора. Занятие неблагодарное и нервное. Он заболел, и в 1962-м его не стало. Еще было прощание на Красной площади, с почестями, урну с прахом замуровали в кремлевской стене. И всё. А дальше — полное забвение.

Но историю уже писали.

В 1965-м маршала Тимошенко наградили второй звездой Героя — «за заслуги перед Родиной».

В 1969-м вышли «Воспоминания и размышления» Г. К. Жукова. В них он подчеркнул, что идею Курской битвы — оборона-контрнаступление — придумал именно он, что привело к большому успеху. И его заявление, как факт, вошло не только в советскую историографию, но и в зарубежную историю Второй мировой войны.

Несколько позже, в своих мемуарах «Дело всей жизни», А. М. Василевский попытался восстановить истину, но сделал это в очень осторожных выражениях: «До недавнего времени вопрос о планировании и подготовке Курской битвы в военно-исторической литературе, как научной, так и особенно в мемуарной, освещался не совсем точно — вольно или невольно принижалась большая творческая и организационная деятельность Ставки и ее рабочего органа — Генерального штаба, преувеличивалась роль фронтовых инстанций, и прежде всего военного совета Воронежского фронта [там был Г. К. ЖуковС. К. ]».

Накануне 60-летия Курской битвы, в 2003 году, группа видных советских и российских военачальников обратилась к президенту Владимиру Путину с ходатайством о присвоении генералу армии А. И. Антонову (посмертно) звания Героя Российской Федерации. Ответа они не получили. На другие подобные обращения пришел отказ.

Память — зеркало, в котором отражается прошлое. И когда настоящее выбирает себе героев, оно в это отражение заглядывает и старается ему подражать. К сожалению, зеркала слишком часто бывают кривыми…

Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Самуил Кур: Человек за спиной Сталина»

  1. Уважаемый Мирон, из воспоминаний М.В. Казакова, которые Вы приводите, следует, что в начале июня 1941 года А.М. Василевский говорил, что войну с Германией СССР может начать в ближайшие дни.
    Полагаю, что это липа – за такую информацию Василевский (в то время зам. начальника оперативного управления) мог лишиться головы. Планы Сталина были глубоко засекречены. Кстати, Жуков, бывший тогда начальником Генштаба, завалил его работу с началом войны настолько, что уже в июле его сняли.
    Василевский, который знал Антонова по Академии Генштаба – и с самой лучшей стороны – получив к тому же подтверждение его воинского таланта победой под Ростовом, пригласил его в декабре 1942 года на самый ответственный участок работы. А Вы считаете, что это по знакомству, якобы, для прикрытия каких-то «тылов». О чём Вы говорите?! Это же Вам не шарашка какая-нибудь, когда ставят завскладом своего человека, чтобы прикрыть воровство. Шла война, и от действия этих людей зависела судьба страны!
    Вы считаете меня субъективным за восприятие А.И. Антонова как выдающегося, незаслуженно забытого стратега. Ваше право. Как и ваше право упрекать меня, ссылаясь на мемуары генерала М.И Казакова. Привожу послужной список этого генерала. Кавалерист. В 1942-м – начальник штаба Брянского фронта, спланировал две операции, которые закончились разгромом советских войск. 1943-й – командующий 69-й армией Воронежского фронта – провальная Харьковская операция, после которой его сняли со всех командных постов. Генерал Армии (1955). Герой Советского Союза (1978). С такими кадрами, как верно пишут Марк Штейнберг и Лев Мадорский, РККА и проигрывала в первой части войны.
    Об Антонове есть много таких же «субъективных» воспоминаний, как и то, о чём я писал: хороший человек, блестящий стратег – разработчик операций и так далее. Если хотите узнать глубже о работе ГШ, советую книгу: Штеменко С.М. Генеральный Штаб в годы войны. Воениздат, 1981, 1989. Автор всю войну проработал в Генштабе.

  2. Кому интересно. «Нач.штаба САВО генерал М.И.Казаков 12.06.1941 г вылетел в Москву наблюдая за перемещением массы войск по ж/д в западном направлении. Прибыв в ГШ смог задать вопрос А.М Василевскому:» Когда начнётся война с Германией?» Ответ был:» Хорошо, если она не начнётся в течении ближайших 15-20 дней». Разговор состоялся числа 16-17 июня.
    Любопытный факт, думаю абсолютно достоверный, 19 июня М.И.Казаков иН.Ф.Ватутин ждали приёма у наркома обороны с 18-00 — вместо этого они оказались на просмотре немецкого фильма о вступлении вермахта на Балканы. Присутствовал К.Г.Жуков. После просмотра фильма и ругательств в адрес Геббельса-Жуков и Тимошенко поехали обедать и вернулись в 22-00.
    Назавтра Жуков принял Ватутина и Казакова и после этого разрешил вылететь в Ташкент 21 июня 1941г.» (стр 69-70).
    Возможно, что Ваше восприятие Антонова как незаслуженно забытого выдающегося военного стратега, который внёс решющий вклад в разработку основных сражений Красной Армии, субъективно.
    Приведенный выше факт ,описывающий ситуацию в Ген.штабе Красной армии накануне 22 июня 1941г показал уровень взаимоотношений на самом верху. Информация передавалась и воспринималась взаимно исключая принятие конкретных решений -приведение в боевую готовность западных округов.
    Продвижение Антонова в Ген.Штаб была инициативой А.М.Василевского (бывшие однокурсники и сослуживцы) одной из причин, возможно, прикрытие «тыла»…
    Источник: «Над картой былых сражений», генерал армии М.И.Казаков, ВI МО СССР, Москва-1965г, тираж-65000

  3. Об отношениях Жукова и Рокоссовского. Сначала они были натянутыми, потом – скажем так, нормальными. Оба маршала играли ведущую роль в главных операциях советских войск. Хотя Рокоссовскому было на что обижаться. Самый яркий пример – Берлин. Антонов, уже назначенный начальником Генштаба, разработал берлинскую операцию разумно. Предварительно – ряд операций на дальних подступах, чтобы отсечь возможную помощь германских войск своей столице. В итоге, Берлин оказывался в кольце, которое предстояло сжать до сдачи окруженных.
    Тут надо заметить, что Берлин собирались брать союзники. Американские войска успешно наступали и были от него всего в 60 км. Черчилль говорил: нельзя отдать русским Берлин, а то они потом будут утверждать, что сами выиграли войну. Но генерал Эйзенхауэр отказался от взятия немецкой столицы, заявив, что это грозит большими потерями, а он хочет сохранить жизни американских солдат. И отправил Сталину сообщение о своём решении.
    А дальше всё покатилось по известному сценарию. На направлении главного удара стоял 1-й Белорусский фронт под командованием Рокоссовского. Сталин заменил его на Жукова, а Рокоссовского отправил на 2-й Белорусский. Сталин с Жуковым приняли решение о штурме – нужно было не просто взять Берлин, а эффектно…
    Что касается отношений Антонова и Рокоссовского, то они были деловыми, как и с остальными командующими. А Василевский, кстати сильный штабист, очень ценил Антонова, понимая, что тот высоко держит авторитет Генштаба.
    Игорь, ваш вопрос насчет французского. Алексей Иннокентьевич специально изучил его во время учебы в Академии, чтобы читать в оригинале книги по военной стратегии и тактике.

  4. Прекрасно. Ново. Как согласованно врали полководцы- «мемуаристы»!

  5. Недоучка Жуков «прославился» своими нелепыми планами кровопролитного наступления в лоб сначала на Ржев, а потом на Зееловские высоты. Конечно, признать, что наиболее успешные операции ВОВ планировал такой интеллектуал, как Антонов, ни Жуков, ни Сталин не могли. Интересно какие у него были отношения с Василевским, Рокоссовским и другими специалистами?

  6. Видимо не скоро узнаем, что удержало руководство России от простого и благородного жеста а адрес А.И.Антонова.

  7. Неожиданная информация о казалось бы известном времени. Конечно, человек, стоящий за Сталиным на этом фото не мог быть случайным. Конечно, возникают вопросы. Первый — как он проскочил 37-38 годы? Второй — откуда у него свободый французский язык?
    Что касается ордена Победы и его номера после Тимошенко, то это объясняется тем, что Антонов был единственным НЕ маршалом в этом коротком списке. Правда, и единственным не Героем. Думаю, что величайшая сволочь, он же — величайший психолог, нюхом чувствовал отсутствие угрозы со стороны Антонова. Отсюда и принебрежение некоторыми условностями, которые у него были в игре с бОльшими эго, вроде остальных маршалов. Похоже Сталин вел себя и с Рокоссовским.
    Спасибо, очень интересно

  8. В тенденциозном и во многом фальсифицированном толковании историками советского и современного российского периода, ВМВ, в частности ВОВ, очень еще много темных пятен,затуманивающих представления о реально происходивших событиях.Оценки и трактовки событий подгонялись под заданные политическим руководством страны идеологические установки.
    Роль А.И. Антонова в достижении Победы, даже по скупым данным этой статьи не вызывает сомнений. Из скупых намеков автора статьи на его сдержанный, корректный нрав, без проявления амбициозных претензий на признание его особых заслуг, остается практически не раскрытой реальная причина вытеснения его Сталиным и его последователями их состава элиты высшего военного командования. Неясно. чем он мог им угрожать.

  9. Память — зеркало, в котором отражается прошлое. И когда настоящее выбирает себе героев, оно в это отражение заглядывает и старается ему подражать.
    ————————
    Чрезвычайно интерсный очерк! Я хотя и поверхностно,но изучал первый период войны. Тем не менее, впервые слышу о невероятном факте контрнаступления с освобождением Ростова.. Да и, вообще, потрясающая фигура Антонова мало освещена в истории ВОВ. Не совсем понятно почему его забыли. Неужели из зависти? Спасибо, Самуил.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *