Владимир Фрумкин: Уходят друзья… Памяти Тамары Львовой

 253 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Заголовок, его тон и эмоциональный накал — «Не верю! или Голову на рельсы!» — многое говорит о характере ее автора, об удивительном и редком в наше трезвое время Тамарином умении сочувствовать и сострадать.

Уходят друзья…

Памяти Тамары Львовой

Владимир Фрумкин

Тамара Львова
Тамара Львова

От редакции

В это печальное известие трудно поверить. Последнее письмо от Тамары я получил позавчера, 5 июля, за день до ее смерти. Оно было бодрым, насыщенным информацией, планами… Тамара с гордостью цитировала строки из письма ее корреспондента, участника знаменитых Турниров Старшеклассников, организованных ею полвека назад:

«Совсем недавно, в конце июня 2018 года, исполнилось ровно 50 лет с того времени, как я закончил свою любимую 121 школу, и нашей команде «Турнира СК» удалось выиграть этот турнир в 1968 году. Счастливое время финальной встречи «Турнира СК» в Каменноостровском театре, где все поздравляли друг друга и желали исполнения всех творческих замыслов. Огромное вам спасибо, Тамара Львовна, что вы вместе с вашими талантливыми коллегами подарили нам этот праздник. Для меня эти дни являются самыми счастливыми днями в моей жизни».

Не каждый человек может похвастаться, что дело его жизни помнят и ценят, спустя десятилетия. До последнего дня Тамара сохранила в душе интерес к жизни, беспокойство и заботу о других людях, наивную, детскую веру в доброту и справедливость. По-видимому, ее уход был быстрым, так уходят праведники. Светлая память!

Евгений Беркович

Уходят друзья…

Два часа назад я отправил электронную записку Тамаре Львовой, моему давнему питерскому другу и соавтору. «Чем вызвана пауза? — спросил я ее, озадаченный неполучением привычной утренней весточки, за которой непременно следовали дневные письма и, как минимум, одно вечернее… — Неполадки с компьютером? Или со здоровьем? Жду продолжения диалога!»

Только что мне сообщили, что продолжения не будет. Диалог окончен:

«Сегодня утром умерла Тамара, — пишет Тамарина подруга Татьяна Данилова. — Несколько лет назад она просила меня передать Вам, если с ней что-нибудь случится:

Все эти годы ее «держала» только переписка и общение с Вами. Для нее это был единственный способ выжить в той ужасной обстановке, в которой она оказалась.

Она просила передать Вам самую сердечную благодарность, признание и сказать о своей бесконечной к Вам привязанности».

Справедливости ради добавлю, что последние четыре года Тамару в равной степени «держало» общение с Порталом Евгения Берковича, о чем она не раз упоминала в своих письмах. Началось оно с публикации в «Семи искусствах» (oсенью 2014 года) нашей совместной автобиографической повести «Через океан», а закончилось месяц с лишним назад публикацией в «Мастерской» драматического и страстного слова в защиту Тамариного «социального работника» Галины, обвиняемой в убийстве другой ее престарелой подопечной. Заголовок этой «Миниатюры-15», его тон и эмоциональный накал — «Не верю! или Голову на рельсы!» — многое говорит о характере ее автора, об удивительном и редком в наше трезвое время Тамарином умении сочувствовать и сострадать.

Светлая память!

Владимир Фрумкин,
Вашингтон, 6 июля 2018.

Приложение. Обзор публикаций Тамары Львовой на Портале

Через океан. Повесть-перекличка
Через океан. Продолжение
Через океан. Окончание
Еще несколько историй: через океан — в одну сторону

Первая публикация на Портале Тамары Львовой (в соавторстве с Владимиром Фрумкиным) в октябре 2014.

А вот мой соавтор, Володя, Владимир Аронович Фрумкин, когда-то блестящий ведущий наших музыкальных конкурсов на «Турнире СК», живёт от меня через море-океан, в «тридевятом царстве», под Вашингтоном и (ни разу!) мы с ним не виделись… ровно 40 лет! Где уж тут вместе писать. Он начал свои воспоминания о далёком детстве для дочки Майечки, родившейся уже в Соединённых Штатах, меньше всего думая обо мне. Я появилась с моими «Письмами далёкому другу» позже, нежданно. Как — мы расскажем об этом.

Сейчас добавлю только одно: наши письма, две повести, слившиеся в одну, — поразили меня несказанно открытием: как безраздельно властвует над нами время. Мы с Володей прожили своё довоенное детство далеко друг от друга: он — в захолустной белорусской деревне, я — в индустриальном украинском городе. Ещё дальше забросила нас война: его — в Омск, меня — на Урал, под Челябинск. Потом был Ленинград: у него — консерватория, у меня — университет. Мы не были знакомы до встречи на Ленинградском телевидении, когда обоим было уже чуть-чуть за тридцать. Но… как же, оказывается, много было в жизни у каждого из нас, таких разных, но ровесников (и этим всё сказано!), похожего; сколько пришлось пережить общих событий, потрясений, разочарований!

Мне кажется, что из-за этих «перекличек» судеб двух ровесников мы и затеяли нашу (из двух — одну!) повесть «Через океан»…

Нижняя полка
Нижняя полка. Продолжение
Нижняя полка. Окончание

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО… «МИХАИЛУ ШОЛОХОВУ, АВТОРУ «ТИХОГО ДОНА»… Лидии Чуковской — еще как помню! После финального «Турнира СК», в мае 66-го года, на наши праздничные посиделки принес его, не помню точно, кто-то из наших замечательных Ведущих, то ли «литературная» — А. А. Пурцеладзе, то ли «музыкальный» В. А. Фрумкин. Читали вслух. Обсуждали бурно. Восторгались. Возмущались… Да, время, конечно, было другое, не сталинское — но уже на излете ОТТЕПЕЛИ. Немалым мужеством надо было обладать, чтобы отправить ТАКОЕ, поистине ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО по 7-ми адресам: в правления Союза Писателей СССР и РСФСР, в редакции газет «Правда», «Известия», «Литературную газету», «Литературную Россию»… Жесткие, бьющие наотмашь, обвинения бросить в лицо не кому-нибудь, а поистине знаменитому, обласканному властью, Лауреату Нобелевской премии, Михаилу Александровичу Шолохову, выступившему на ХХIII Съезде Партии с позорной речью. Напомню. Только что закончился громкий судебный процесс над писателями Синявским и Даниэлем, получившими реальные лагерные сроки.

Наверное многие, по молодости лет, не знают о «ВЕЛИКОМ ПРЕСТУПЛЕНИИ» обоих подсудимых: свои произведения, которые не печатали у нас, они посмели публиковать за рубежом… Приведу несколько фрагментов из письма Лидии Корнеевны Чуковской (из-за которого пришлось ей претерпеть немало бед: из Союза Писателей исключили — сознательно шла она на риск)…

Расцвет и гибель «Турнира СК» (из истории легендарной передачи Ленинградского ТВ)

Самая большая публикация Тамары Львовой — по указанной ссылке и далее в десяти выпусках-продолжениях история легендарного «Турника СК» из первых рук. Уникальный материал!

Последуем на «комнатную встречу» за командами, будущими соперниками, прошедшими на очередной Турнир. Мы впервые приглашаем их на Студию: они знакомятся с редак­тором, режиссером и, главное, с ведущими конкурсов, предстоящего им состязания. Тут должно совершиться — и совершается часто! — некое таинство: ведущие «заво­евывают» ведомых, их признают, еще лучше — они вызывают восхищение, еще лучше — в них влюбляются! Если ничего из выше названного не происходит, вряд ли можно ждать захватывающего зрелища. О чем шла речь на наших предварительных встречах? Конечно, о том, что ждет ребят на Турнире. Но совсем немного, ведь вопро­сов, кроме тем Домашнего задания к Большому конкурсу и темы ораторской речи, мы им не открываем. О чем же тогда? Э. С. Каташков мог захватывающе интересно расска­зывать о кибернетике, только что вышедшей из подполья. В. А. Фрумкин — о недавней своей встрече с Булатом Окуджавой у него дома и спеть под гитару его новую песню. А. В. Брянцев — о яростных спорах в Эрмитаже по поводу реставрации знаменитой картины. В. М. Акимов (Ведущий литературных конкурсов до А. А. Пурцеладзе, потом — постоянный член Коллегии Справедливости, комментатор и консультант) — о сегодняшних своих раздумьях о поэте Н. Асееве. А. А. Пурцеладзе читала стихи — и как читала! — из тех, что в школе «не проходили». И т. д., и т. п. На наших позднейших встречах многие из тогдашних ребят утверждали, что самые яркие их турнирные воспоминания не студийные репетиции, «тракты» с камерами, и даже не сам Турнир, а эти «вольные разговоры» с ведущими, наши «комнатные встречи».

Вот и весь «секрет»: почти все мои авторы, Ведущие конкурсов, были редкими — от Бога! — педагогами; они любили свою науку или искусство, которыми занимались, и они любили своих юных турнирных бойцов. Потому и возились с ними, много, бережно возились, и в «кадре», и «за кадром». И еще. Были они все как один -тоже от Бога! — талантливы. Разговаривать умели. Импровизировать. Спорить. Согласитесь, далеко не всем это дано.

А в чем, спросите, моя роль, редактора, соавтора, организатора (называю: «за все — про все»)? Только в одном: сумела найти, «заманить», «соблазнить» — каждого по-своему — объединить в единую команду, сдружить. На всю оставшуюся жизнь. Вот и вся моя заслуга. Остальное — ерунда.


Три главы, в книгу об Арктике не предназначенные. Из воспоминаний М. М. Ермолаева

Ещё один уникальный историко-биографический материал (по указанной ссылке и далее в восьми выпусках-продолжениях) о выдающемся человеке.

Не так давно, в 2015 г., вы могли прочитать в нескольких выпусках «Мастерской» наши с Владимиром Фрумкиным «посттурнирные заметки», или — как мы назвали их — «РАСЦВЕТ И ГИБЕЛЬ “ТУРНИРА СК”». (Из истории легендарной передачи Ленинградской студии телевидения)». В часть первую, в последнюю ее главку, мы включили фрагмент из «ВОСПОМИНАНИЙ» Михаила Михайловича Ермолаева, замечательного светлой души человека, ученого географа — геолога с мировым именем, известного полярника и… бессменного Председателя Коллегии Справедливости нашего «Турнира СК» — «Мои лагерные годы». Откликнулась дочь М. М. Елена Михайловна — «Мастерская» опубликовала небольшой фрагмент лагерной переписки ее отца с родными. И то и другое заинтересовало читателей. Письма были, звонки… Вот и решили, совершенно для себя неожиданно, продолжить начатое…

Книга — «ВОСПОМИНАНИЯ» Михаила Ермолаева, в соавторстве с Тамарой Львовой (первое издание — 2001-й г., второе -2005-й, оба — очень малыми тиражами), имеет второе название — «Арктика моей молодости». Она и посвящена в основном даже не молодости — юности ее героя: автору было тогда всего 19-25 лет. А ведь предполагали мы включить в нее воспоминания обо всей его арктической биографии, с 25-го по 38 гг. Увы, не успели… Но есть в книге ТРИ ГЛАВЫ, последние, особенные, «В КНИГУ ОБ АРКТИКЕ НЕ ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЕ», но каждая, по-своему, ее касается. Как раз в области образовавшихся «белых пятен». Они отчасти возмещают то, что М. М. не успел рассказать подробно: интереснейший, как кажется мне, сюжет о зимовке в Русской Гавани, которую М. Е. возглавлял и где стал «НАЧАЛЬНИКОМ Новой Земли» для попавших в беду промышленников; о поразившем меня, абсолютно неординарном взгляде на знаменитую челюскинскую эпопею; о драматических перипетиях всех трех высокоширотных экспедиций 30-ых годов, в которых он участвовал, а были они в свое время широко известны и у нас в стране, и в мире; и, наконец, о долгих и мучительных своих «ЛАГЕРНЫХ ГОДАХ»…

Обо всем этом Михаил Михайлович рассказывал мне в самый последний период нашей совместной работы, а рассказывал он — до конца — живо и образно.

М. Ермолаев ‒ начальник полярной геофизической обсерватории Русская Гавань проводит наблюдения на леднике (1932/33 год)
VIVAT, Нина Владимировна!

Ещё один объёмистый очерк о жизни замечательного человека (по указанной ссылке и далее в четырёх выпусках-продолжениях).

Cовсем недавно, Володя, я напомнила тебе и Аркадию Клейману, нашему коллеге по Ленинградскому телевидению (живет сейчас в Германии), о том, что этим летом, 8-го июля 2016г., Нине Владимировне Пономаревой, Главному редактору лучшей в стране (по общему тогда признанию!) Детской и Юношеской редакции 60-х гг. прошлого века, исполняется… 95! Наверное помнишь, что почти два года назад, 26-го сентября 2014-го, она была на Юбилейном вечере в честь 50-летия с того дня, когда впервые прозвучали позывные: «Турнир СК» — открывается»? Нина Владимировна выступала на этом вечере, в переполненном зале Музея А. А. Ахматовой, живо и весело вспоминая детали, нами, «молодыми» (по сравнению с ней!), давно забытые…

Ты, Володя, сразу откликнулся: «Непременно эту дату — 95 лет! — нужно отметить. Поговори с ней, напиши. Мы ведь, в сущности, ничего почти не знаем о ней. Откуда она взялась, ТАКАЯ?»…

… Вспомним 1946-й год: только что война закончилась. Нина Козловская (девичья фамилия Н. В.), руководящий комсомольский работник, с матерью и младшей сестренкой, недавно вернулись из эвакуации в родной Ленинград. Омский обком комсомола и обком партии долго возражали: ни за что отпускать не хотели, а потом настоятельно требовали «вернуть необходимый кадр». Настояла Нина на своем. Вот ее аргумент: «МНЕ УЧИТЬСЯ НАДО !» Мечтала восстановиться в Театральном институте, куда поступила (а какой был конкурс!) в 41-м, но только и успела получить студенческий билет…

Миниатюра-1, Миниатюра-2, Миниатюра-3, Миниатюра-4,
Миниатюра-5, Миниатюра-6, Миниатюра-7, Миниатюра-8,
Миниатюра-9, Миниатюра-10, Миниатюра-11, Миниатюра-12,
Миниатюра-13, Миниатюра-14, Миниатюра-15

Пятнадцать «миниатюр» — очерков на самые разные темы, волновавшие Тамары Львову. Попробуйте прочесть хотя бы нескольков образцов настоящей публицистики — прекрасный язык, чёткое изложение и, главное, неподдельный интерес автора к судьбе своих героев…

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Владимир Фрумкин: Уходят друзья… Памяти Тамары Львовой»

  1. Мы были очень разные по взглядам люди, и в то же время очень близкие. Она протянула руку помощи и я ощутил её силу. На полке у меня живут её книги с целительными дарственными словами. У Тамары Львовны чудесный голос, который не забывается. Петербургский, телевизионный голос. С Петроградской стороны, с Чапыгина, 6. Звонкий, смеющийся, он доносится и теперь, и завтра, и всегда.

  2. Ушла….Все понимают, что уйдут, и все равно не верят…
    Вот и Тамара Львовна со своей вечной присказкой «если только жив я буду» до конца оставалась на своем посту — Журналиста, Писателя. Человека….
    Недаром ее последняя публикация была посвящена защите человека от несправедливости власти.
    Безразличие к деньгам и материальным благам — жадность к общению с людьми, готовность откликнуться на чужие проблемы и бесконечный, неутолимый интерес к людям, к жизни со всеми ее проблемами… Порой наивная, порой прозорливая… Бескомпромиссная и бесконечно одинокая…
    У нее был в жизни свой «звездный период», свое любимое детище — ТУРНИР СК. Она могла бесконечно говорить о нем, о своих коллегах — «отцах турнира» — и о нас, «турнирных детях»… Радовалась нашим успехам и переживала из-за наших проблем… И вот ушла… Ушла, оставив в душе не проходящее чувство вины за то, что мало писали, звонили, встречались… Мало говорили хороших слов при жизни… а теперь… поздно…

  3. Спасибо Вам, Владимир Аронович! Ваше имя Тамара Львовна произносилa с радостью и гордостью, считала Вас самым близким другом. Спасибо и Вам, Евгений Михайлович. Вы сделали последние годы жизни Тамары Львовны яркими, насыщенными и полными благодаря публикациям в Вашем журнале. Все! Кто знал эту удивительную мужественную и светлую женщину, будут помнить о ней с благодарностью.

  4. Заочное общение с Тамарой Львовной у меня началось с обсуждения её воспоминаний о М.М.Ермолаеве. Тогда я усомнился, правильно ли Т.Л. поняла его? Она очень расстроилась, сказала что буквально стенографировала прямую речь Ермолаева и готова «голову на рельсы» за правдивость своего материала. Я говорил, не надо на рельсы, записано все правильно у Вас, но у полярников своя этика и деликатность, короче, после переписки по почте мы недоразумения прояснили.
    Потом мы много общались по поводу её приходящих соцработников. Я реально беспокоился, поскольку Т.Л. романтична, доверчива и любит людей, а некоторые могут использовать это в своих целях.
    А как она защищала героинь своих миниатюр… Как она переживала за своих питомцев, которых ухмыляющаяся бюрократическая машина походя нивелирует…
    Простите за неуместную критику Вашей веры в хороших людей, светлая память о Вас сохранится, дорогая Тамара Львовна!

  5. «… До последнего дня Тамара сохранила в душе интерес к жизни, беспокойство и заботу о других людях, наивную, детскую веру в доброту и справедливость…»
    Так или иначе, с 1967 года (коллеги по работе в одной редакции на ЛенТВ, потом — Союз Литераторов) и до нынешних дней, разделивших нас географически, но не биографически, — общение и сотрудничество с Тамарой Львовной давало мне ощущение, что Т.Л. посланец бога Доброты, Сочувствия и Совестливости для всех, кого свела с ней судьба… Очень грустно!..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *