Сергей Эйгенсон: Северные байки. Дорогой Леонид Ильич… Окончание

 250 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Я бы сравнил такой проект, а судя по ходу и результатам, тут был один из величайших и удачнейших проектов советской истории, с блестящей и сложнейшей стратегической операцией. Только масштабы дела сильно крупнее, чем даже в Сталинградской или Рурской операции.

Дорогой Леонид Ильич…

Северные байки

Сергей Эйгенсон

Окончание. Начало

Пора, наверное, отставить на время в сторону эту беседу. Если по совести, то ведь в большой мере это — внутренний диалог, вроде того, что при шизе. Как бабушка моя сказала бы: «Чë ты там бормочешь? С “умным человеком” разговариваешь?»

Попробуем проследить, как развивались события в трех «сферах», связанных с нашей темой об экспорте нефти: на западносибирских промыслах, в особенности, конечно, на моем любимом Самотлоре; а также там, где строят и эксплуатируют трубопроводы и наливные танкерные терминалы; и там, где компетенция МИДа, Генштаба и самого Политбюро — на Ближнем Востоке и на мировых нефтяных биржах. Ну, и вообще в мире. Естественно, что отбор событий очень пристрастный, в соответствии с моими личными представлениями о главном и неглавном в жизни.

Но все-таки — неужто случайные совпадения? С 1973-го по 1981-й, в самое время безумия нефтяных цен, в Западной Сибири добыто примерно миллиард восемьсот миллионов тонн нефти, из них почти полтора миллиарда — на одном Самотлоре. И в эти самые годы на экспорт ушли те же миллиард восемьсот миллионов тонн нефти и нефтепродуктов.

Ключевым тут является как раз начало — семьдесят третий. В этом году по странной случайности почти одновременно произошло несколько событий в тех самых трех сферах. Во-первых, Тюменская область, Главтюменнефтегаз вышли на первое место среди нефтедобывающих регионов страны. Было добыто 82 млн тонн, из них 70% — на одном Самотлорском месторождении. Это значило, что добыча Западной Сибири догнала и полностью покрывает выросший за три пятилетки в девять раз нефтеэкспорт. Во-вторых, очень вовремя начал работать нефтепровод Самотлор-Тюмень-Альметьевск длиной две тысячи километров, сибирская нефть по нему пошла в Поволжье, а оттуда по нефтепроводу «Дружба» в Восточную Европу, а со следующего года — и на морские терминалы Новороссийска и Вентспилса.

Третье событие произошло тоже очень кстати. Согласитесь, что если уж СССР солидно выходит на мировой нефтяной рынок — так не получать же паршивые доллар восемьдесят за баррель? Раньше, когда экспорт был почти исключительно нашим же соцлагерникам, а на биржу попадали крохи, ”Союзнефтеэкспорт” воспринимался скорей как аутсайдер, сбивающий цену. Будто бы, «… был момент, когда русскую нефть можно было приобрести в портах Черного моря за половину объявленной цены ближневосточной нефти». Это так пишет в своей книге Дэниел Ергин — а ему, как правило, можно верить.

Но теперь на кону сотни миллионов баррелей, хотелось бы взять хорошую цену. И вот тут, на нашу удачу, закрутились все эти дела с внезапно осмелевшими арабами, Войной Судного Дня и нефтяным эмбарго. Что Кремль тут не при чем — никакого сомнения! Все видели, как за год до этого Садат бил с Москвой горшки, как уезжали, уплывали, улетали из Египта все 15 тысяч советских инструкторов. Ну, во всяком случае, почти все. Техника — танки, истребители, ракеты, гидромониторы для размывания “Линии Барлева” и все прочее — отгружалось исправно, а инструкторы уехали. Ну, результат известен. Все равно пришлось бежать и жаловаться советскому дяденьке, просить его побряцать ракетно-ядерным оружием. Чем, собственно, и спасли Каир с Дамаском.

Но зато в утешение оказалось, что нефтяная задвижка гораздо более эффективное оружие, чем вся эта военная техника. Синай и Голаны тогда не вернули, но на нефти стали зарабатывать несравненно больше. Конечно, тут больше пошло в страны Залива — но ведь самые-то качественные арабы именно там, а не в завоеванных уже после смерти Пророка Египте и Сирии. Сомнительно, однако, что и задвижку можно было бы так круто прижать, если бы…

Если бы на дворе все еще был век “дипломатии канонерок”. Не такие, как эти призаливные верблюдоводы и искатели жемчуга — смирялись, бывало, китайский император, делийский Великий Могол, стамбульский падишах. Конечно, в такой воображаемой карательной операции были бы нарушены все великие принципы от “1789-го года” и до Устава ООН — но конкретно арабские армии и флоты вряд ли смогли возражать дольше, чем у них получалась всем вместе меряться силой с маленьким Цахалом. Или дольше, чем самая сильная из этих армий, иракская, мерялась силами в реале с двумя американскими дивизиями не так давно. Все-таки, признаемся честно, у данных государств и народов как-то лучше получается обучать женщин или подростков на шахидов, чем мужчин на танкистов или пилотов-истребителей. Такой, очевидно, как нынче говорят, менталитет, такое уж распределение ролей между полами.

Конечно, кроме моральной стороны, было еще одно обстоятельство, мешающее применить силу.

Советские ракеты с термоядерными боеголовками. Черт его знает — может, они действительно такие психи там, за стеной с зубцами, что не пожалеют для-ради принципа ни своих, ни чужих народов на заклание? Из-за поганой Кубы ведь чуть не раскрутилось тогда безвозвратно, а нефть — она гораздо более легковоспламеняема, чем сахар.

Вот и оказались правоверные шейхи под защитой могучего атомного щита советских атеистов. Смогли за ним вволю позакручивать задвижки. И с недавним отьездом-изгнанием советских инструкторов все разьяснилось — когда президент Садат сказал, что это всего лишь «временная размолвка между друзьями». Конечно, настоящей благодарности и полной дружбы от тамошней много о себе понимающей, публики не дождешься — по этому вопросу еще сам Пророк жаловался на «всяких гордецов, хвастливых». Конечно, и Политбюро вместо благодарности за защиту от Империализьма невдолге дождалось обильного потока арабских нефтедолларов к воюющим против шурави афганском муджахедам. Так что в горах Гиндукуша против «ограниченного контингента» успешно сотрудничали американский хай-тех и толстый кошелек шейхов с Залива.

Однако, по крайней мере, мы и сами подзаработали на продаже “Юралса”.

* * *

Но так можно продолжать до бесконечности. Посмотрите лучше хронологическую таблицу.

Год Западная Сибирь Трубы и терминалы Ближний Восток и вообще мир
1964 Начата добыча нефти на первых в регионе, открытых в 1959-61 гг. Шаимском, Усть-Балыкском и Мегионском месторождениях. Открыты Новопортовское газовое и Правдинское нефтяное месторождения. Нефть пока что доставляется к Омскому НПЗ на баржах по Оби. 2 октября нефть из Башкирии пришла в Ангарск транссибирскому нефтепроводу длиной 3662 км. Введен в эксплуатацию нефтепровод «Дружба». На Черном море у Новороссийска начал налив танкеров терминал “Шесхарис”. Цена на нефть почти не изменилась со времен Великой Депрессии. Она равна $1.80 за баррель, то есть, $13 за тонну. В долларах 2005 года это $80 за тонну, $10.80 за баррель.
1965 Впервые начал работать зимник Тюмень-Сургут. Открыто 3 апреля Мамонтовское и 24 мая Самотлорское нефтяные месторождения. Пущен нефтепровод Шаим-Тюмень. Начато строительство нефтепровода Усть-Балык — Омск. Ничего особенного.
1966 Открыто Уренгойское газоконденсатное месторождение в Ямало-Ненецком округе. Начал работать нефтепровод Усть-Балык — Омск. Oткрыто газовое месторождение Леман в южной части Северного моря.
1967 Открыто Медвежье газовое месторождение. Вступил в строй советско-чехословацкий газопровод “Братство”. Июнь — Шестидневная война. 6.06 Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, Ливия и Алжир обьявили эмбарго на поставки нефти в США, Великобританию и Зап. Германию. Эмбарго провалилось и к сентябрю было отменено.
1968 Открыто нефтяное Варьеганское месторождение к северу от Самотлора. Началась добыча на Правдинском месторождении. К нефтеналивной базе в латышском Вентспилсе подведен нефтепровод от Полоцка. Вентспилс становится главным портом нефтеэкспорта на Балтике. На Аляске открыто месторождение Прадхо-Бэй. Судя по прессе — начались первые поставки советского оружия палестинским боевикам ФАТХ.
1969 Начата добыча нефти на Самотлоре. Открыто Ямбургское газо конденсатное месторождение. Начал работать нефтепровод Нижневартовск-Усть-Балык. Кадаффи становится начальником Ливии и национализирует нефтяную промышленность.
1970 В деревянном Нижневартовске построен первый крупнопанельный дом. Добыча пятидесятимиллионной тонны нефти с начала эксплуатации западно-сибирских нефтяных месторождений. 1 февраля подписано советско-западногерманское соглашение “Газ-Трубы”. “Черный сентябрь” — попытка палестинцев установить контроль над Иорданией была раздавлены королевской армией. В норвежском секторе Северного море открыто нефтяное месторождение Экофиск.
1971 Начал работать аэропорт Нижневартовска. 5 августа добыта стомиллионная тонна нефти с начала эксплуатации месторождений Западной Сибири. Открыто Федоровское нефтяное месторождение. Начало строительства нефтепровода Самотлор-Альметьевск. Под давлением ОПЕК цена нефти повышена с $1.80 до $2.18. В британском секторе Северного моря найдено гигантское нефтяное месторождение Брент.
1972 Указ Президиума Верховного Совета РСФСР о преобразовании рабочего поселка Нижневартовского Ханты-Мансийского округа в город окружного подчинения. Население составило 26,8 тыс. чел. Открылось воздушное сообщение Нижневартовск — Москва (19 октября). Ноябрь — пуск 1-го агрегата Сургутской ГРЭС. В Вентспилс пришел продуктопровод и начат морской экспорт нефтепродуктов. Высылка советских военных специалистов из Египта. Средн яя цена на нефть в э том году $2.48, в долларах 2005 — $11.26.
1973 Начата добыча нефти на Федоровском месторождении. ГлавТюменнефтегаз вышел на первое место по добыче нефти в СССР, обогнав ТатНефть и добыв 82 млн тонн, что примерно равно советскому нефтеэкспорту. 16.06 сдан в эксплуатацию нефтепровод Самотлор-Тюмень-Альметьевск, западносибирская нефть пошла в трубопровод «Дружба» на экспорт. 1 октября — н ачало поставок советского газа в Западную Германию. Октябрь — Война Судного Дня, подьем ОПЕК цены на нефть на 70%, ядерный кризис, снижение добычи на 50 млн баррелей в день, нефтяная блокада США, Нидерландов и Португалии. Паника на биржах и очереди на бензоколонках.
1974 В Нижневартовске уложен первый асфальт (на ул. Пионерской). 12 июня получена стомиллионная тонна нефти с начала эксплуатации Самотлорского месторождения. Начата добыча нефти на Варьеганском месторождении. Октябрь — начало экспорта самотлорской нефти танкерами из Новороссийска. Среднегодовая цена барреля — $11.58, в долларах 2005 — $44.55. То есть, тонна нефти стоит на бирже $85, в то время как себестоимость добычи на Самотлоре — 3 руб/т. Франция и Япония принимают планы строительства атомных электростанций.
1975 Наконец, после того, как в Сибири сожжено больше 30 млрд кубов нефтяного газа, в мае начал работу первый газоперерабатывающий завод в Нижневартовске. Впрочем, газ продолжает гореть. 5 августа в Сургут пришла железная дорога из Тюмени. В Нижневартовске открыта первая городская автозаправочная станция, строится станция городского водопровода, открыты магазин «Подарки», кафе «Диетическое», закончен монтаж городской телефонной станции. 12 августа добыта стомиллионнная тонна нефти на Усть-Балыкском месторождении, 3 октября добыта двухсотмиллионная тонна нефти на Самотлорском, а 14 октября была получена полумиллиардная тонна нефти с начала эксплуатации нефтяных месторождений Западной Сибири. Начато строительство серии танкеров-«17-тысячников» усиленного ледового класса типа «Самотлор». Законы США 1975 года, предусматривающие увеличение в 2 раза средней топливной экономичности парка новых автомобилей — до 27,5 мили пробега при расходе одного галлона бензина. Начало добычи нефти на шельфе Северного моря.
1976 14 ноября завершено строительство железной дороги Сургут — Нижневартовск. Закончено строительство второй нитки нефтепровода “Дружба”. В США построен последний нефтеперерабатывающий завод в Аризоне.
1977 Умерли два главных руководителя западносибирской эпопеи: 22.03 — Министр нефтяной промышленности В. Д. Шашин и 15.06 — начальник Главтюменнефтегаза В. И. Муравленко. Пущен газопровод для подачи газа с нижневартовских газоперерабатывающих заводов в Кузбасс. В Сургут с Уренгойского месторождения проложен конденсатопровод протяженностью свыше 700 км. Начата пробная добыча нефти на Прадхо-Бэй.
1978 22 апреля — начало добычи природного газа на Уренгое. 10 июня на промыслах Западной Сибири добыта миллиардная тонна нефти. Визит в Нижневартовск Председателя Совета Министров СССР Косыгина. Начал работать газопровод Уренгой-Челябинск. Построен Транс-Аляскинский нефтепровод длиной 1240 км и начата перекачка нефти Аляски к бухте Валдиз.
1979 Введена в постоянную эксплуатацию ж. д. линия Сургут — Нижневартовск Построен Мажейкяйский нефтеперерабатывающий завод в Литве, с ориентацией на выпуск экспортных нефтепродуктов. Исламская революция в Иране. Захват студентами американского посольства. Ввод советских войск в Афганистан.
1980 Самотлор за год дал 158,8 млн. тонн нефти — пик добычи. 25 декабря в поселке Радужный на Варьеганском месторождении начато строительство первого деревянного 12-квартирного дома. В трудовых коллективах Западной Сибири — социалистическое соревнование “За миллион тонн нефти и миллиард кубометров газа в сутки” . На новороссийском терминале Шесхарис построен глубоководный причал для налива танкеров дедвейтом до 250 тыс. тонн. Советский экспорт газа достиг 35 млрд кубометров в год, экспорт нефти 119 млн тонн, плюс экспорт нефтепродуктов 43 млн тонн. Президент Картер зажигает свечи перед Белым Домом и молится за заложников. Кандидат в президенты Рейган говорит, что он «зажег бы одну свечу. Но над Тегераном». 22.09 — начало ирано-иракской войны. Средняя цена барреля нефти в этом году $35.69, в сегодняшних — $85, на две трети выше, чем цена за 2005 год. Исторический максимум.
1981 В Нижневартовск прибыл 1-ый пассажирский поезд с Большой Земли, N 141 из Свердловска. 25 октября — добыто два миллиарда тонн нефти с начала эксплуатации нефтяных месторождений Западной Сибири. Введены талоны на мясо в городах и поселках Тюменского Севера. Начала работать 3-я нитка нефтепровода “Дружба”. Введен в эксплуатацию аммиакопровод Тольятти — Одесса. Перед инаугурацией Рейгана иранцы освобождают заложников. Запрет в США на импорт иранской нефти. Цены понемногу начинают падать.
1982 В Тюменской области добыт первый триллион кубометров природного газа. “Авария на День Нефтяника”, сгорели ЛЭП из Сургута и остановился на два дня Самотлор. Открыто Приобское месторождение. В этом году Главтюменнефтегаз впервые не выполнил план по добыче. Начато строительство трансконтинентального газопровода для экспорта уренгойского газа в Европу. Советский Союз поднялся по тоннажу танкерного флота с 12-го на 4-е место в мире. Начало строительство еще одного терминала для нефтепродуктов на Балтике — Новоталлинского порта, 10 ноября умер Л. И. Брежнев.
1983 Добыт первый триллион кубометров газа в Ямало-Ненецком округе. Вентспилс достиг рекордного объема перевалки нефти и нефтепродуктов в 33 млн. тонн. Начал работу трубопровод сжиженного газа Зап. Сибирь— Урал-Поволжье. Введен в строй экспортный газопровод Уренгой — Помары — Ужгород — Европа. Цена барреля упала до $28.77 — $55 в деньгах 2005 года. На нью-йоркской бирже начинается торговля фьючерсами на нефть.
1984 Недобор Главтюменнефтегаза до годового плана — 9 млн тонн. Никаких изменений. Система создана и пока что работает. 9 февраля умер Ю. В. Андропов.
1985 В сентябре на промыслах Тюменской области добыта трехмиллиардная тонна нефти. Невыполнение годового плана Главтюменнефтегазом равно 35 млн тонн. То же самое. 10 марта К. У. Черненко тоже умер. 11 марта Генсеком стал Горбачев. Лето-осень — в мировую практику входят сделки нет-бэк (цена на нефть определяется задним числом по рыночной стоимости продуктов переработки + прибыль переработчика). Декабрь — начало обвала цен на нефть, которые к лету 1986 упали до $7 за баррель.

* * *

Соглаcитесь, что такие совпадения, какие прослеживаются в этой правдивой истории, случайно возникнут вряд ли. Все такие дела — и подготовка недавно разбитых в лоск арабских армий к попытке реванша, и доведение до ума альтернативного оружия эмбарго, да еще так аккуратно, чтобы шейхи сами себя посчитали такими хитроумными, и строительство системы трубопроводов, точнее создание единственной действительно индустриальной отрасли советского стройкомплекса, и ускоренное, штурмовое освоение новооткрытых нефтяных гигантов — все это операции непростые, многостадийные и рисковые. Но — «Кто не рискует, тот не пьет шампанского», как говорят.

Я бы сравнил такой проект, а мне все же кажется, судя по ходу и результатам, что тут был один из величайших и удачнейших проектов советской истории, с блестящей и сложнейшей стратегической операцией, когда заранее назначена точка соединения наступающих фронтов далеко в тылу противника. Только в этом случае масштабы дела сильно крупнее, чем даже в Сталинградской или Рурской операции. И дополнительный заработок от удачи неплохой, по разным оценкам от 100 до 200 миллиардов в долларах, никакому Ходорковскому и даже Биллу Гейтсу не снилось.

И тот, кто с успехом ее провел — может, он и заслужил маршальские погоны?

Конечно, в этих делах очень велика роль наших боссов второй и третьей руки — Алексея Косыгина, Николая Байбакова, нефтяного министра Валентина Шашина, начальника Главтюменнефтегаза Виктора Муравленко, тюменского партначальника, а потом министра Нефтегазстроя Бориса Щербины. Но и “Лëку” забывать не надо бы. Все-таки, только он имел достаточно власти, чтобы все это запустить. Много у Косыгина получилось с реформой, “либерманизацией” экономики, там, где Брежнев его поддерживал только формально? Вот мне и кажется, что он, Леонид Ильич Б. тут главный именинник.

Другое дело, что на эти заработки можно было всю страну до ума довести, а не тратить их на идиотскую гонку сверхвооружения, нелепые или не созревшие еще, как БАМ, к примеру, проекты, не вбивать в недострои и просто не проедать. Но не мог же Брежнев прыгнуть выше себя? Чтобы так распорядиться — нужны не его карьера, не его уровень. Вон нынешний подполковник и вовсе единственное разумное применение находит для нефтедолларов, опять, и уж на этот раз совершенно не его стараниями свалившихся на Россию — это обеспечивать повышение жизненного уровня для себя и своих сослуживцев по разным местам, от дрезденской резидентуры до “Восьмерки”.

* * *

Не знаю уж, как бы с этим всем распорядился бы Никита Сергеевич Х., образуйся такой “кэш-флоу” при нем. Его как раз предыдущим открытию Самотлора годом отправили на заслуженный отдых, чтоб вместо волюнтаризьма сажал морковку в Петрове-Дальнем.

Я же об ту пору учился на втором курсе и одновременно работал аппаратчиком третьего разряда на Уфимском заводе синтетического спирта имени ХХ съезда ВЛКСМ. Была тогда среди прочего такая хрущевская рацуха — чтобы будущие инженеры сначала повкалывали на рабочих должностях. Не такая глупая, кстати. Мне лично оно пошло на пользу, как теперь думаю.

В общем, тружусь по сменам. Вечерами или, если вечерняя смена, с утра — ВУЗ. Как раз с 14-го на 15-е октября 64-го года я работал в ночную смену. Иногда я приносил с собой полукарманный радиоприемник “Сокол”, купленный на синтезспиртовские заработки, чтобы слушать музычку — но не в тот раз. Так что о событиях я узнал от моего сменщика Габсамата. Он пришел, как и положено, без двадцати восемь и мы с ним пошли обходом смотреть — в порядке ли я сдаю установку. Ходим между емкостей и насосов, смотрим, беседуем:

— Ты, — говорит, — не бойся, студент, теперь тебя не посадят.

У Габсамат-абыя вообще несколько специфическое чувство юмора, отчасти связанное с тем, что он всю жизнь, как из армии пришел, не переутомляя себя проработал пожарным, а в цех пошел уже под пенсию, чтобы заработать нужный средний заработок. Ну, и то, что тут очень доступен “синтик”, жуткой ядовитости неочищенный синтетический спирт из этилена.

— Зур рахмат, — говорю, — большое спасибо за такое известие, абый. Но, а почему меня вообще нужно сажать?

— Ты же студент. А студенты ничего больше не делают, только анекдоты про Никитку рассказывают. Все это знают. Но теперь можно.

— Ты, дядя Габсамат, кончай мне башку крутить, пожалуйста. А то я нервничать буду. Рассказать что-то хочешь?

— Ага, по радио последние известия сказали — Никита на пенсию ушел. Теперь опять мясо-молоко дешевое будет.

Интересно, что это умозаключение моего сменщика предварило фольклор, появившийся невдолге известный стих:

Товарищ, верь! Придет она,
На водку прежняя цена.
И на закуску будет скидка —
Ушел на пенсию Никитка!

— Ну ладно, абый, разберемся. Скажут, если снижение цен будет, не скроют. Пошли в операторную, журнал передачи подписывать, а мне уж ехать пора.

По правде говоря, меня эта тема, о ценах, тогда мало волновала. Кормился я дома у мамы и еще по талонам спецпитания за вредность в заводской столовой. Разве, действительно, на напитки. Но тут снижение вышло, хотя и ненадолго, только уже при Андропове, когда появилась “ндроповка” за, если память не подводит, четыре шестьдесят. Вот этой новинкой плюс отловом трудящихся по баням и кинотеатрам да сбитым корейским рейсовым авиалайнером только и помнится это недолгое царствование. Впрочем, и оно, по обыкновению, вселило «надежды славы и добра» в наиболее энтузиастическую часть населения. Но без этого, без прилива надежд в начале правления, из всех советских начальников сумел обойтись только К. У. Черненко, с первого взгляда выглядевший совершенно безнадежным случаем для всех жителей шестой части света от заядлых диссидентов и до своего собственного Второго Секретаря.

К этому нужно бы добавить краткую формулу, в которую мой приятель из Ханты-Мансийска Игорь уложил все российские экономические превращения последнего двадцатилетия. На мой вопрос: «Ну, и что, как ты считаешь, изменилось за эти годы?» — он сразу же ответил: «Водка стала дешевле, хлеб — дороже, остальное по мелочам». Во всяком случае, Ломоносову-Лавуазье это не противоречит.

Ну, а в то утро я простился со сменщиком и пошагал к проходной. У нас как раз остановка трамвая и от нее под гору проходная “Синтезспирта”, а в гору — Новоуфимского нефтеперерабатывающего завода. И трамваи номер Двенадцатый и Шестой прямо идут почти до моего дома в Соцгороде. Завод раскидистый, как все подобные — потому, что по отечественным нормам очень большие противопожарные разрывы между установками. Так что в механическом и приборном цехах есть дежурные велосипеды, на которых слесари ездят по вызовам. А наш цех изопропилбензола вообще на другом конце завода и мне до проходной идти минут двадцать. Иду, размышляю в меру своего девятнадцатилетнего разумения над новостями и будущими предполагаемыми изменениями и вижу: идут два труженика из ремонтной службы и несут с видом тяжелогруженных людей на плечах метра два дюймовой трубы. «Нет, — думаю, — ничего не изменилось». Со временем стало казаться, что и не может измениться. Собственно, и сейчас кажется.

* * *

Конечно, время, высокопарно именуемое “Застоем”, то есть, в основном, годы царствования Леонида Ильича, не давали возможности очень уж широко развернуться творческой мысли насчет «где бы чего…» Были, не будем отрицать, и тогда специальные люди — “цеховики” с кипящей частной инициативой. Но возможности и у них были совсем не те, что попозже у других, тоже специфически талантливых людей, ласково прозванных в народе олигархами. А остальное население вообще — по мелочам. Интеллигенты, те как-то больше себя реализовывали на выезде. Байдарка, палатка, костер, Визбор, разведенный спирт под кашу с тушенкой, нежное плечо подруги через два слоя брезента.

Но человек не думать, не «сыбражать», как говорил народный артист, не может. Инициатива, поиск — это у нас еще с кроманьонцев. Проявлялось оно по самым разным каналам. Вот, например, мой хороший северный знакомый, Атлас Анатольевич, ну, допустим, что Махмудов, проявил однажды свою сообразительность в нестандартной ситуации, связанной как раз с биографией и творчеством как раз Леонида Ильича Б..

Собрались как-то он, его жена и еще одна дружественная семейная пара проехаться в отпуске на недавно приобретенных по разнарядке для северян автомобилях. Отпуск-то у северян большой, шесть недель. Дороги по летнему времени на Большую Землю нет, нет пока таких мостов через Обь и Иртыш. Только зимник. А в другие сезоны от Нижневартовска машина ставится на железнодорожную платформу и едет так до Тюмени — а дальше своим ходом, соответственно и возвращение, как уже и гнали новокупки от Тольятти. Начали сочинять маршрут и прикидывать расходы. Оказалось, что очень неслабые. Бензин, резина, неизбежный попутный ремонт, где-то надо ночевать, хорошо бы, чтоб не каждый раз в палатке. И даже не так дорого — как все малодоступно. По Интернету не закажешь, карточкой не оплатишь. На дворе конец семидесятых. С командировкой-то в гостиницу не проникнуть, а тут в отпуске.

Думал-думал наш Атлас — и додумался. Он работал в ту пору замом по капстроительству в одном из нефтегазодобывающих управлений Самотлора. Так что опыт выхода из безвыходных ситуаций имел. А наводку по данной проблеме ему дало изучение на полизанятиях для ИТР недавно вышедших автобиографических книг Генсека. Не то, чтобы мой приятель их читал. Но содержание и место действия знал из периодической печати. А тут взял из парткабинета все, что уже к тому времени выпущено в печать, чем совершенно потряс и парткабинетовскую Марь Васильну, и самого освобожденного секретаря парткома управления. Обложился, значит этим всем. Плюс, не сочтите за глупый каламбур, атласом СССР, помните, был такой, в твердой обложке. Жена уже подумала — надломился мужик от чрезмерных трудов.

Но оказалось, что все в порядке. После трех дней знакомства с первоисточниками Атлас Анатольич зашел уже в комнатку комсомольского комитета, и по договоренности с тамошним секретарем Мишей лично сел за машинку и отпечатал на комитетских бланках письма в обкомы, крайкомы и горкомы ВЛКСМ по трассе Тюмень-Курган-Челябинск-Уфа-Куйбышев и так далее до Краснодара, Новороссийска и Туапсе. В письме рассказывалось, что из комсомольско-молодежного нефтегазодобывающего управления, сокращенно — НГДУ “Самотлор-нефть”, в августе Завершающего Года Десятой Пятилетки выезжает автоэкспедиция, посвященная книге Генерального Секретаря “Малая Земля” и имеющая водрузить вымпел от молодых нефтяников Сибири на местах боевой славы, отраженных в этой книге. И что комсомол нефтяного края надеется на соответствующее содействие со стороны адресатов в выполнении этой политически важной задачи.

Вот вам, наверное, пришел на ум Великий Комбинатор? И мне пришел, что я сразу и высказал Атласу. Ну, и что вы думаете? В течение месяца пришли ответы почти от всех адресатов с обещанием помочь доступными путями. Злопыхатели, включая и меня, были посрамлены. Причем летом оказалось, что никто не продинамил. Ночевали ребята в спецгостиничках или, на худой конец, загородных комсомольских дачах, заправляли их почти везде бесплатно в обкомовских гаражах, а несколько раз доставались им и талоны на ресторанную кормежку, типа как те, что на спортивных сборах. Так что не такая и дорогая оказалась поездка. По приезде в Новороссийск они вместе с каким-то шплинтом из горкома комсомола и с фотокорреспондентом из местной газетки сьездили на Малую Землю, где и установили свой флажок, сфотографировались на его фоне с упомянутым горкомовцем, заправились по полученным талонам на бензин и поехали туда, куда, собственно, и держали путь — в санаторий “Нефтяник Сибири”. Путевки-то у них у всех были еще с зимы, большой дефицит, надо вам сказать.

А что вас удивляет? Сидят ребята в этих горкомах-крайкомах, не знают, что бы такого придумать по идеологической части, чтобы начальство знало, как они бдят. Чисто конкретные дела по стройотрядам и научно-техническому творчеству молодых, где можно, хоть пока и небольшие, бабки сделать — это одно. Загородные школы комсомольского актива с податливыми активистками — это другое. А вот со всей этой марксистско-ленинской баландой что делать? А тут сибирские чудики сами, на своих машинах… а в летописи комсомольских дел области можно ставить «Организована встреча участников Автопробега с чтением лекций и водружением вымпела по местам боевой славы Товарища Генерального…», ну, и так далее, как положено.

В следующем году летнего отпуска у Махмудова не образовалось — надо и честь знать. А еще через год окончательно обнаглевший Атлас Анатольич начал обдумывать автопробег по местам боевой деятельности Политуправления 18-ой Армии и лично его начальника полковника, затем генерал-майора, Брежнева Л. И. в ходе освобождения Польши, Румынии, Венгрии и Чехословакии — но тут малина неожиданно кончилась. Умер Леонид Ильич, оказалось неожиданно, что и он смертен. Очень горевал мой приятель.

* * *

Меня же лично смерть вождя как-то не очень задела. Ну, помер и помер… вечно живой один Лукич в Мавзолее.

А вот через пару дней сижу я у себя в кабинетике (дело происходит в Нижневартовске, в тамошнем филиале краснодарской ВНИПИГазпереработки) и пишу какую-то ксиву для главка… звонок по внутреннему телефону. Наш филиальский директор Слава А.:

— Зайди ко мне.

Зашел, спрашиваю:

— Че такое?

А он по каким-то каналам новость узнал и его распирает поделиться:

— Знаешь, кто теперь вместо Брежнева будет?

— Знаю, — говорю, — власть в стране захватил военно-морской флот.

— ???

— Так вчера весь вечер по телеку только и показывали, что тельняшки.

А и вправду. Только на экране и было, что Бранденбургский Концерт (видать, покойник сильно любил Баха) и фильмы из жизни Октябрьской Революции: “Ленин в Октябре” и прочее. Еще для подрастающего поколения показали какой-то фильм по Кассилю, про школу юнг во время ВОВ, где между прочими делами мальчики лихо побеждают эсэсовский десант. Тоже и они в тельниках. Слава несколько удивился моему неожиданному заключению, но все-таки доверил мне тайну, что теперь Начальником будет Андропов. Ну и хорошо — нам кто ни поп, тот и батька. Слава опять поудивлялся уральской поговорке, у них на Кубани по тому времени малоизвестной. Я при этом предположил в глубине души своей, что у нас это присловье идет со времен частой и малопредсказуемой смены верховных властей Империи во времена “бабьего правления” XVIII века. А то и вовсе со Смуты. Мы-то на Урале уже и тогда благоденствовали под московскими скипетром и державой, осененные крылами двухголового орла, а Северному Кавказу еще было до этого шапкой не докинуть. Откуда им знать эту старинную мудрую мысль?

Впрочем, Андропова я уже в принципе мог тогда отличить от иных прочих. Конечно, мне, как и остальным рядовым жителям страны, неоткуда было знать об его поэтическом творчестве или о любви к джазу. Это все открылось задним числом. Но лицо его уже довольно давно маячило на специальных портретах из тех, которые выдавали носить на майских и ноябрьских демонстрациях трудящихся. А где-то в середине либо к концу семидесятых появился плакат для уличной расклейки перед какими-то выборами. На плакате в центре был расположен как раз Леонид Ильич, а вокруг него тесно сплотились молодая комсомолка, передовой рабочий, усатый селянин и интеллигент в очках. Так вот этот самый интеллигент и даже, похоже, что передовой советский ученый, был как две капли — Юрий Владимирович А. Зачем это было нужно — и тогда было совершенно непонятно, и по сей день не прояснилось. Остается думать — что случайное совпадение.

* * *

Ну, а дальше… дальше вы и сами все помните. Времена наставали гораздо бойчее — но тоже не особенно, чтобы умные. Эмоциональнее всего осталось, мне кажется, о тех, начинавших «пятилетку гонки на лафетах», похоронах в стихах Всеволода Емелина:

С тех пор беспрерывно я плачу и пью,
И вижу венки и медали.
Не Брежнева тело, а юность мою
Вы мокрой землёй закидали.

Сказать по правде, у меня у самого такого уж острого горя от ухода вождя и таких сентиментальных воспоминаний все-таки нет. Так я же постарше. Когда Леонид Ильич окончательно приказал долго жить, мне было тридцать семь лет — не совсем и юность. Но и до старости еще было — как до Луны. Так казалось, во всяком случае.

Продолжение темы в «Рассказах о нефти»
Print Friendly, PDF & Email

11 комментариев к «Сергей Эйгенсон: Северные байки. Дорогой Леонид Ильич… Окончание»

  1. Спасибо, Сергей! Кроме замечательного стиля и достоверных зарисовок, впечатляют и супер-супер-интересная информация. В частности такая, например, что СССР развалился, когда «нефть ушла». А мы-то все: «Рейган, Рейган, звездные войны!».

  2. Свой голос, своя тема, встроенная ирония почти в каждом предложении — очень понравилось.

  3. Вы задали два интересных вопроса.
    По первому. До 1984 года все время по Западной Сибири шло перевыполнение планов и по открытиям геологов, и по темпам освоения новых месторождений, Все попытки тормознуться, получше закрепить достигнутое всречали полное непонимание Наверху. Среди нефтяников бытовала легенда о том, что последний нетяной министр «с человеческой головой» Шашин умер от инфаркта после того, как на него накричал обычно сдержанный Косыгин именно за предложение ограничить темпы и закрепить сделанное. Да, сказать по правде, разбаловалось не только Начальство, но и вся страна, привыкшая к ежегодному повышению зарплаты при том же качестве работы, Так было и в сельском хозяйстве, и в промышленности. И торговля привыкала к увеличению доли Импорта. Помню магическое слово «кремплен».
    Ну, и самые сливки были уже сняты, а освоение продолжало оставаться в большой мере авантюристическим, шло «по жердочке». Вот она и подломилась на День Нефтяника в сентябре 84-го, когда сгорела ЛЭП от Сургута к Нижневартовску, Самотлор остался без электроэнергии, скажины остановились, а запускать их снова было, считай, что и некому. Все еще под наркозом после вчерашнего. А потом оказалось, что не справляемся с ремонтом скважин, что добыча по новым месторождениям не заниженная в планах, как раньше, а завышенная. Ну, и т.д..
    По второму вопросу. Ограничение Предложения к 85-му году шло почти исключительно за счет Саудии. Все остальные, включая СССР, добывали и экспортировали сколько могли. Саудовцы пытались внушить прочим нефтеэкспортерам идею обо ограничении, но без результата. Ну, им надоело и в 85-м они сняли свои ограничения. Вот оно и ухнуло с горы. А с ценой на нефть резко снизились возможности Сибири кормить весь Союз. Пришлось срочно освобождаться от доноров, вроде Кубы и других соцстран, а заодно и от союзных республик. В чем и смысл распада Соцсистемы и Союза.

    1. Сергей Эйгенсон
      14 июля 2018 at 18:29
      До 1984 года все время по Западной Сибири шло перевыполнение планов и по открытиям геологов, и по темпам освоения новых месторождений, Все попытки тормознуться, получше закрепить достигнутое всречали полное непонимание Наверху.
      ——————————————————————————————————
      Я не нефтяник, потому задам вопрос, как понятно, в дилетантской форме. До меня доходили слухи, что эксплуатация скважин проводилась в такой форме, что практически разрушало их производительность. Т.е., как я понимаю, есть некий режим оптимальной эксплуатации, что нарушался, скважина приходила в такое состояние, что больше не выдавала нефть, хотя нефть оставалась. Что-то такое, типа «нефть ушла». Это резонно?

      1. Ну, понимаете, мы ведь в любом случае добываем редко если больше половины нефти, находящейся в залежи. Добываем нефть, с ней уходит и растворенный газ, давление в пласте падает, а на место добытой нефти приходит вода из-за границ месторождение либо из того, что мы закачиваем для поддержания давления. Вязкость воды меньше, чем у нефти, она фильтруется к скважине быстрее, чем нефть и отсекает участки пласта с нефтью. Содержание воды в том, что поднимается наверх растет, количество добываемой нефти падает.
        Чтобы это влияло поменьше, геологи нефтедобывающего предприятия должны внимаетельно следить за темпом отбора, за давлениями, но и при идеальном контроле никогда не удается добыть все 100% нефти. В утешение могу сказать что на некоторых истощенных месторождениях, откуда добыча ушла, через некоторое время — от десятков до сотен лет — в пласте снова происходит расслоение нефти и воды, образуется новое месторождение поменьше с новыми границами. В подарок нашим потомкам.
        И да, действительно, у нас в Западной Сибири геологи в угоду перевыполнению Плана ради орденов начальникам довольно часто упускали контроль. Дело наладилось только после прихода в Сибирь западных фирм с их страхом перед снижением конечной нефтеотдачи.

        1. Сергей Эйгенсон
          14 июля 2018 at 21:42
          В утешение могу сказать что на некоторых истощенных месторождениях, откуда добыча ушла, через некоторое время — от десятков до сотен лет — в пласте снова происходит расслоение нефти и воды, образуется новое месторождение поменьше с новыми границами.
          —————————————————————————-
          (Любопытство родилось раньше меня) Это потребует новой разведки и новых скважин уже, возможно, на новом месте?

    2. Пришлось срочно освобождаться от доноров, вроде Кубы и других соцстран, а заодно и от союзных республик. В чем и смысл распада Соцсистемы и Союза.
      =====
      Уважаемый Сергей Эйгенсон!
      Вы, вероятно, имели в виду нахлебников, а не доноров?
      Или Вы имели в виду действительно донорство типа фруктов и овощей из Болгарии и Венгрии, мебели из Румынии, косметики из Польши, белья из ГДР, сахара с Кубы, хлопка из Средней Азии, радио- и тв-аппаратуры из Прибалтики?

  4. А почему с 1984 Главтюменнефтегаз перестал выполнять годовой план? Падение цены на нефть в 80-х связано с увеличением предложения нефти на мировом рынке? Сзапретом ее импорта в США (зависит, какой % от мирового экспорта США закупали)?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *