Бронислав Горб: За что Теодора Нетте, человека и парохода, Владимир Маяковский отправил в ад?

 782 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Расследования тоже не было. Боялись, что на суде могло случайно всплыть, что три мешка и два чемодана в купе дипкурьеров были не с дипломатической почтой, а с разнообразной фальшивой валютой, которой СССР снабжал зарубежные компартии.

За что Теодора Нетте, человека и парохода, Владимир Маяковский отправил в ад?

19 июля — 125-летие со Дня рождения Вл. Маяковского

Бронислав Горб

Бронислав ГорбПафосное прочтение стихов известно каждому, кто учился в школе при коммунистах.

Не расчленяя на цитаты, чтобы по расчленёнке судить об отношении поэта к герою, приводим стихи полностью. Тогда легче понять, как рыцарь Интеллектуального Сопротивления отправил в ад одного из комиссаров латышских стрелков, прозванных в народе цепнями псами Красного Террора.

Их преступления подпадают под определение геноцида против народов Империи.

Поэту понадобилось всё изощрённое мастерство для решения почти невероятной творческой задачи.

ЭТОТ НЕИСЧЕРПАЕМЫЙ МАЯКОВСКИЙ

На необычный в мировой истории подвиг гениального поэта — под видом похвалы высмеять вождей утопии и сами идеи — указал Дмитрий Святополк-Мирский. Профессор Лондонского Университета, поучая студентов, отметил эту тайную особенность поэта:

Но настоящего коммунистического духа в Маяковском очень мало, и руководящие коммунисты чуют в нём опасный индивидуализм. Хотя тот «Маяковский», который является героем большей части ранних стихов поэта, может быть истолкован как изображение-синтез, он естественно воспринимается как сам автор, и хотя его политические стихи проникнуты, конечно же, революционным и атеистическим пафосом, они только сверху выкрашены в социалистические цвета. Маяковский не юморист: в своих сатирах он нападает, а не осмеивает… [1]

Возвращение Святополка-Мирского из эмиграции (1932) совпало с тем, что на двухгодичной выставке «Искусство эпохи империализма» в Москве и Ленинграде (1931-1932) наряду с «Чёрным квадратом» Малевича выставляли на посмешище и чучело Маяковского, поэта-империалиста. Глумление над памятью погибшего — дань оценке Ленина:

Совершенно не понимаю увлечения Маяковским. Все его писания — штукарство, тарабарщина, на которую наклеено слово «революция». По моему убеждению, революции не нужны играющие с революцией шуты гороховые вроде Маяковского… [2]

Чем сильнее режим ругал любого поэта или писателя, тем скорее в СССР их начинали читать. Дочитался бы народ и до утверждения Святополка-Мирского о том, чтó спрятано внутри строк с революционным и атеистическим пафосом?

Сталин, с его восточным изощрённым коварством, организовав письмо Лили Брик, справедливо назвал Маяковского «лучшим, талантливейшим поэтом», и канонизировал его (1935, 5 дек.).

Обвальная канонизация началась с переименования Триумфальной площади, посёлков, улиц, площадей, скверов, школ, вершины горы. Американская дочь поэта отметила даже название скаковой лошади «Маяковский». Имя поэта присваивалось самолётам, танкам, подводой лодке. Статус государственного поэта выводил его из-под критики, никому не дозволялось отныне усомниться в службе поэта идее утопии.

У кого было другое мнение, оказались не у дел. Святополк-Мирский загремел в ГУЛаг в 1937-м. А маяковедам выдано задание: всё написанное поэтом-бунтарём преподнести в духе верноподданической похвалы режиму. Навязывать поэта населению страны и дружественным странам начали настолько агрессивно, что вскоре отбили охоту его читать.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ПОДВИГ ПОЭТА

26 марта 1930 года на расширенном Пленуме РАПП публикация «Бани» признана ошибкой журнала «Октябрь». В рассказе «Усомнившийся Макар» А. Платонова и в «Бане» вместо «борьбы с бюрократизмом появилась борьба с пролетарским государством». [3]

Войну поэта с просозидавшимися Андрей Платонов, понимая, одобрял, судя по его статье «Размышления о Маяковском»:

Итак, мы озабочены здесь единственной задачей — расширением и углублением понимания Маяковского.
«Литературный критик». 1940, № 7.

Эту трудную задачу Андрей Платонов поставил себе после книги лезшего из кожи вон В. Шкловского, доказывавшего, что на службу коммунистам (б) вот и Маяковский поставил же свой талант, как и он, Шкловский. А единственной любовью поэта была Лили Брик.

Сталин не дал и Платонову закончить задуманную серию статей об углублённом понимании интеллектуального подвига Маяковского. Из бегло обозначенных и осторожных тем понятно: Андрей Платонов на пороге открытия, которое, обрушив казённый пьедестал, самого поэта вознесёт на достойный народный уровень:

И здесь же, в трагической трудности работы, в подвиге поэта, заключается, вероятно, причина ранней смерти Маяковского

Подвиг Маяковского состоял в том, что он истратил жизнь, чтобы сделать созданную им поэзию сокровищем народа. «Мастак жизни», он обучил живых понимать свой голос и «смастерил» для них поэзию, достойную создателей нового мира. Мастак жизни — не означает, что поэт был мастером своего личного счастья: он был мастером большой, всеобщей жизни и потратил своё сердце на её устройство.

В штыки статью встретил гонитель Маяковского Вл. Ермилов. Реакция Сталина — молниеносно репрессивная. По доносу Ермилова (на пару с Фадеевым) тут же был закрыт как ненужный журнал «Литературный критик» (1940, 2 дек.).

Рассыпан набор книги Андрея Платонова «Размышления читателя». Страх перед возможным разоблачением государственных проектов, вроде «Шолохов», «Маяковский», «Чапаев», «Котовский» и т. п. был настолько велик, что в Союзе Писателей заблаговременно ликвидировали даже секцию критики.

9 пьес Платонова сходны с драматургией Маяковского. От «Дураков на периферии» до мистерии «Ноев ковчег (Каиново отродье)».

Последняя по-своему повторяет феерию «Мистерия Буфф».

Сталин называл Платонова «агент наших врагов». Три романа и пьесы агента захвачены Лубянкой. Платонов отлучён от печатания. Многие недоумевают: Сталин да не уничтожил агента врагов… Но это — прямое указание: Платонов был главным из костылей, подпиравших писательскую репутацию Шолохова. [4]

Правоту Платонова подтвердили наследники Ермилова. В объёмной книге казённых маяковедов «ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ. рго еt сопtга» (СПб. 2006, с. 1071) они собрали почти всё о загадочном поэте, но… обошли «Размышление о Маяковском» (рго) Андрея Платонова и заметки Ивана Бунина «Маяковскiй» (еt сопtга).

СЕРПЕНТАРИУМ В ОПИСАНИИ МАЯКОВСКОГО

Материал о превращении СССР в серпентариум и 32 примера из стихов Маяковского «Профессор Зайцев, снимите очки-велосипед…» опубликован в журнале «Семь искусств» (2014, № 10).

Откликнулись многие, но как-то нелепо, а уж опровергнуть хотя бы 3-4 сравнения Маяковского интеллектуально беззубые даже не попытались.

Отклики поражали логическим ступором: одному не нравилась фамилия автора публикации. Другой, дочитав до слов, что Аристофан в V веке до Р. Х. высмеивал коммунизм, читать дальше не стал, хвастливо сообщая: вот я отказался читать! Если бы отказник заинтересовался: друг, откуда ты взял про Аристофана, ему можно посоветовать полистать Энциклопедическiй словарь Брокгауза и Эфрона. СПб. 1895. — Т. ХУ-а. С. 880-887. Коммунiзмъ.

Там приводятся споры из пьес Аристофана об уже воплощённом коммунизме: всем поровну — выпить, закусить, совокупиться. Кстати, у Маяковского эти мотивы Аристофана перенесены в «Мистерию Буфф».

Друг Шостаковича, подписав чужой материал и попав в глупое положение, нашёл мужество покаяться и извиниться, мол, подставили люди небольшого ума. Словом, выступающие никак не хотели расстаться с теми крохами знаний, которыми их нагрузили в их СССРской молодости.

Но на бочку дёгтя досталась и удивительная ложка мёда. Учительница музыки из Сиэтла Софья Крафт написала, что такие сравнения с гадами есть и в пьесе «Баня». В своё время в Одесском русском драмтеатре ей досталась эпизодическая роль Полины.

О своём номенклатурном муже-коммунисте Поля говорит:

— Разве с ним можно просто? Смешно! Он шипит бумажным удавом каждый раз, когда возвращается домой, беременный резолюциями. Не смешно… (XI, 289)

Ещё одно сравнение неожиданно подсказал писатель Феликс Икшин в своей увлекательной объёмной книге:

Вглядитесь в рекламный плакат картины «Закованная фильмой», нарисованный Маяковским. Внизу, с двух сторон, треугольники, напоминающие изображения пирамид. И разве композиция в центре плаката это лишь портрет героини, спеленатой целлулоидной плёнкой, на которой снимали тогда? Всякий беспристрастный наблюдатель увидит, сколь композиция эта напоминает изображение ядовитой змеи, кобры, развернувшей свой капюшон.

Вряд ли Маяковский, рисовавший плакат, думал о такой ассоциации. Тем значительнее совпадение. И вправду мистическое. [5]

Таким образом, благодаря в штыки встреченной публикации новая книга «Преданные 150.000.000» (вышла благодаря Злате Зингерман из Харькова), имеет уже 34 сравнения режима коммунистов с гадюшником. От этого лучше отмахнуться, так как опровергнуть Маяковского уже никому не удастся…

Как в серпентарный список заслуженно попала и Лили Брик, в книге объяснено. Есть это и на сайте www.bronislavgorb.ru.

ИСТОРИЯ СЕМЬИ НА ФОНЕ ИСТОРИИ СТРАНЫ

Сегодня тема иная, связанная с трагедией семьи Софьи Крафт.

Подробностей трагедии она не знает, а только её неожиданные последствия. В девятом классе в сочинении на свободную тему она восторженно написала о подвиге дипкурьера по стихам Владимира Маяковского «Товарищу Нетте — человеку и пароходу».

День гибели Нетте стал Праздником дипкурьеров в СССР.

Сочинение настолько понравилось и учительнице, и директрисе школы № 3, что его отправили на областной конкурс.

Но радость Софьи, как она пишет, не разделяла бабушка Мейдл, с которой она всем делилась. Маме в Первомайск она не стала писать — приедет, расскажу. На тайный Песах у них на Ришельевской (тогда улица Ленина) собрались почти все: 3 дочери бабушки, мама Софьи и тётки — одна из Луганска с детьми, другая из Ашхабада, редкая гостья, с сыном.

Неожиданным был только приезд дяди Миши из-под Ленинграда, где он работал директором совхоза. Приезд дяди означал, по опыту прошлых лет, что случилось нечто неправильное, что требовало его авторитетного вмешательства. Софья была в 6-м классе, когда на их родственника завели уголовное дело. Судили брата начальника Одесской ж. д., а её троюродному брату Борису, работавшему шофёром у подсудимого, неожиданно предъявили статью о недоносительстве.

Тогда её мать и дядя Миша обсуждали на кухне: кто больше любит Ленина — прокурор-ленинец или следователь-ленинец? Чтобы вручить заслуженные ими красненькие портреты Ленина, говорил дядя, вертя в руках толстенную пачку десятирублёвок. С Борисом после известного обряда ленинианы — обошлось.

Что на этот раз привело легендарного дядю в Одессу?

Как-то Софья для танцев подшила праздничное платье — длиной до колена. Бабушка ужасно разозлилась: такие платья носят девки на Канаве!

Квартал есть печально знаменитый неподалеку от Ланжерона. На жизнь Канавы не повлияли ни две революции, ни Гражданская война, ни нэп, ни оккупация Одессы румынами, ни обещание коммунизма в 1980-м году, ни голодный развитой социализм.

Там всегда можно было найти одноразовую подругу, пересидеть облаву, выправить документы, купить бульдога и жёлуди к нему, спиртное или наркотики, ворованные или привозимые моряками шмотки. Верх платья перешили на кофточку, а изуродованный низ бабушка, ругаясь, пустила на тряпки. Для танцев, когда за ней приходила Белла, она под присмотром бабушки выходила из дому в длинном платье, а у Белки срочно надевала её юбку-коротышку.

Неужели Мейдл что-то пронюхала и вызвала любимца Мишу для её, Софьи, немедленного спасения от влияния Канавы?

Внутренне Софья приготовилась к отпору: она уже взрослая!

После обеда пошли к морю. Как всегда, по Еврейской улице, тогда Бебеля. Между собой они называли её по-старому. На пляже Ланжерон купаться не сезон. Все ушли вперёд, а они с дядей приотстали. Он спросил: знает ли Софья, что улица была и Скобелевской, и даже Муссолини? Со временем ей вернут наше название, заключил дядя Миша. Она тогда так не думала, но возражать не решилась.

При румынах улица Карла Маркса (Екатерининская) была Адольфа Гитлера… Видя удивление Софьи, дядя сообщил, что он около двух лет работал в Наркомате иностранных дел при Литвинове и знал о переписке с немцами. Они просили имя их вождя-фюрера Гитлера (genosse Hitler), как тогда говорили и печатали в газетах, заменить твёрдым -товарищ Гитлер.

Их просьбу срочно уважили. Настойчиво немцы ещё просили не называть их «фашистами», как макаронников Муссолини. Ни в Программе национал-социалистической партии, писал фон Риббентроп, ни в названии партии — НСНРПГ, ни в их книгах и докладах вождей такое понятие ни разу не встречается. Но эти несколько настойчивых просьб немцев оставили без внимания.

«Фашисты» — придуманное ругательство вместо «национал-социалисты», «нацисты».

А когда товарищ Сталин по совету геноссе Гитлера заменил главу Наркомата еврея Литвинова Молотовым, выгнали и дядю Мишу с его двумя красными дипломами и пятью редкими восточными языками.

Про Канаву Миша не вспоминал, и Софья восторженно пересказала о своей победе на областном конкурсе за сочинение о Теодоре Нетте — человеке и пароходе. Хотела бы прочитать стихи о герое-дипкурьере на выпускном, как читала в Литературном музее, подшефном детском доме, на телевидении.

Дядя молчал, поглядывая на неё сквозь толстые линзы роговых очков. Ей показалось, что взрослые намеренно оставили их наедине. Заговорил он неожиданно — глухо, как бы и при шуме морских волн, опасаясь прослушки. Пока я в Одессе, сказал он, прочти рукопись о хасидской синагоге в Елгаве. Одной из четырёх.

Не было подвига дипкурьера. Нетте сонным застрелен на второй полке в купе. Свалившись, труп мешал товарищу отстреливаться. Нападавшие поляки — два брата, погибшие там, мстили ему за своих родственников, убитых отрядом Нетте при грабеже Кафедрального католического собора в центре Елгавы.

Расследования тоже не было. Боялись, что на суде могло случайно всплыть, что три мешка и два чемодана в купе дипкурьеров были не с дипломатической почтой, а с разнообразной фальшивой валютой, которой СССР снабжал зарубежные компартии. [6]

Страна нуждалась в героях. Желательно мёртвых. Погибшего и объявили героем. Следующую дядину фразу Софья никогда не забудет. На месте погибших братьев-поляков, нападавших на Теодора Нетте в поезде, мог быть и я, сказал дядя Миша.

Софье показалось, что она ослышалась. Но дядя громче повторил свои слова, видимо, считая, что из-за шума моря девушка их не расслышала. И добавил, что в Елгаве погиб и его отец, дедушка Софьи. Во время войны 1914-го года из мест, близких к фронту, около 70 тысяч евреев были насильно переселены вглубь России.

В Елгаве их родственники разделилась: часть уехала в Ригу, а её дед, его отец, перевезя семью в Голту, где в 1915-м родилась мама Софьи, позже вернулся в Елгаву. При хасидской синагоге он был помощником кантора. Говорили, на время. Но попал под Красный Террор в 1919-м. Нетте — враг семьи, заключил дядя. Немцы в 41-м уничтожили 3 синагоги в Елгаве и нашу, хасидскую, убили всех прихожан. Но начали погромы латышские стрелки Теодора Нетте.

Софью поразило: откуда мог знать дядя Миша, что в диппочте Нетте — три мешка и два чемодана — не почта, а иностранная фальшивая валюта? По секрету он рассказал, что и жена Литвинова как-то попалась -то ли с латышской, то ли с литовской валютой.

Семейная история потрясла, но, как она пишет, не повлияла на любовь к поэту, хотя тогда разочарованная девушка вырвала из 7-го тома страницы 161-164, объяснив себе, что поэт ничего же не знал об участии Теодора Нетте в Красном Терроре в Елгаве.

Все 13 томов Маяковского (ПСС. М., 1956-1961) привезла с собой. Сначала в деревню художников Эйн Ход в Израиле, где они жили с мужем-скульптором. После большого пожара переехали к дочери в Сиэтл.

Муж, побывавший в Москве, где у него несколько заказов на семейные надгробия от актёров Малого театра, не советовал тащить с собой сочинения выброшенного из школьных программ поэта, чей музей закрыт. Объявил же известный маяковед Бенгдт Янгфельдт, что когда рухнул Советский Союз, рухнул и Маяковский.

Как остроумно пишет Софья Исааковна, ментальных шпилек в семье поубавилось после публикации в журнале «Семь искусств» о том, как поэт сравнивал СССР с гадюшником. А когда в богемном квартале Сиэтла на пересечении Эванстон авеню и 36-й улицы муж с внуками раскрашивали памятник Ленину в клоуна, прочитал и поэму «Владимир Ильич Ленин». Недоумевал: как же цензура проморгала такую издёвку — непорочное зачатие Ленина от призрака?

Коммунизма призрак по Европе рыскал, уходил и вновь маячил в отдаленьи… По всему поэтому в глуши Симбирске родился мальчик Ленин. (VI, 258)

Причинно-следственная связь: родился, выходит, от рыскающего по Европе призрака? Когда семья случайно снова оказались у памятника, муж сообщил внукам: Он земной, но не их тех, кто взглядом упирается в своё корыто. И долго объяснял, что «корыто» — приспособление для стирки и о старике у разбитого корыта из «Сказки о золотой рыбке» Пушкина. Прочитав поэму «150.000.000», недоумевал. Как же получилось у певца революции, что в былине символ капитализма Президент Вудро Вильсон разрубил символ коммунизма — оккупанта Ивана?

Муж-то и посоветовал Софье Исааковне обратиться к специалистам. Возможно, кто-то знает, чем объяснить слепоту Маяковского при его воспевании вожака Красного Террора в Елгаве?

ЭНЕРГЕТИКА ВЕЛИКОЙ ПОЭЗИИ

Начнём с главнейшего. Читайте Маяковского. Как только скульптор из Сиэтла, считавший поэта холуём у власть предержащих, раскрыл его книгу, сам обнаружил тó, что казённые маяковеды усиленно скрывают. Музей, видимо, снова откроют, судя по тому, что на Красной Пресне, в квартире, где до революции жила семья поэта, открыли филиал музея «Дочка», посвящённый американской дочери Маяковского Патриции Томпсон.

Не ссылайтесь и на певца похождений Лили Брик Бегдта Янгфельдта, чьё маяковедение, по-моему, сводится к беглому пересказыванию своими словами стихов и поэм поэта. Рухнуло, правда, не до конца, но основательно просело казённое истолкование стихов поэта. Хотя его агонию усиленно попытался продлить Дм. Быков своей насквозь лживой книгой о Маяковском, написанной в жанре интеллектуального мошеничества.

Вот давайте сами — от первого до последнего слова прочтём стихи, которые впечатлительная девушка вырвала из 7-го тома.

Я недаром вздрогнул. Не загробный вздор. В порт, горящий, как расплавленное лето, разворачивался и входил товарищ «Теодор Нетте».

Пока мы приходим в себя от отрицательного параллелизма в прекрасной звуковой оркестровке (Я недаром взрогнул. Не загробный вздор), понимаем: описано именно то, что обычно и подразумевается под загробным вздором. Это — порт, горящий, как расплавленное лето. Возникает и не проходит (я говорю о себе) ощущение, что за отнекиваниями (недаром вздрогнул. Не загробный вздор) развернута картина дантовского ада — с горящей расплавленной смолой порта, куда входил товарищ «Теодор Нетте».

В это не хочется верить: Нетте легендарный дипкурьер, геройски погибший на посту 6 февраля 1926-го года. Но строфа со словами — в бытность человеком — намёк и на нечто непрояснённое. В бытность человеком — по шкале каких достоинств был он человеком?

Почему вдруг неожиданно в стихах появляется мысль о спасении? От кого спасаться и что спасать? Если же продолжать читать вслух, как делал наоднократно Маяковский, то проявляется, опять-таки зашифрованная, мысль об аде:

В блюдечках-очках спасательных кругов. — Здравствуй, Нетте! Как яр ад, что ты живой дымной жизнью труп, канатов и крюков.

Рядом — и мысль о спасении, и видение ада. Надо быть Маяковским, чтобы в метрический размер стихов вставить слова, когда явно же провозглашаемая радость — Как я рад, — трансформировалась бы в иное, нужное сатирику по смыслу: — Как яр ад.

А по внутренней связи откатом в эхо — дымной жизнью труп.

При чтении стихов рыцарь Интеллектуального Сопротивления, усиливал слуховые ловушки языка, подчеркивая адское: дым, канаты, труп, крюки… Появляется и неожиданный для читателей СССР персонаж:

Глаз кося в печати сургуча, напролёт болтал о Ромке Якобсоне, и смешно потел, стихи уча.

Почему бывший комиссар латышских стрелков учит стихи не советского Лебедева-Кумача, а бежавшего эмигранта Якобсона?

О РОМКЕ ЯКОБСОНЕ И ФАБРИКАНТАХ ПАТОКИ

Об эмигрантах писали резко хулительное. Дипкурьер со стихами эмигранта и его болтовня о Ромке Якобсоне настораживают.

В СССР ни стихи Ромки, ни его блестящие работы о поэтике не печатали. Как они попали к Нетте? Приём — пробуждать интерес к запрещённому — поэт использовал неоднократно:

и, взяв лирические манатки, сбежал Северянин, сбежал Бальмонт и прочие фабриканты патоки. (IX, 291)

Стихи заставляли (я опять о себе) разыскивать книги фабрикантов патоки. Или о Сергее Есенине, чьи стихи начали печатать в СССР только с 1956-го года. О существовании запрещённого поэта мы знали из стихов Маяковского «Сергею Есенину».

О ПАРТИИ ЛЕНИНА И МАЯКОВСКОМ

По молодости лет, считай, по глупости, Маяковский вступил в РСДРП (б) в конце 1907-го года. Быстро разобрался, что партия Ленина никакая не социал-демократическая, а махровая коммунистическая. Вышел из партии в 1910-м году. Потерял интерес и к её идеям, и к её вождю. Так что когда Временное правительство № 2 Керенского устроило Ленину пышную встречу, выделив броневик и два военных оркестра, то Роман Якобсон и Маяковский не прервали игры в бильярд, чтобы пойти встречать приехавшего после 17-ти лет эмиграции в Петроград Ленина. На встречу ходил Осип Брик, сообщивший по возращении озадаченным друзьям, что Ленин, по-видимому, сумасшедший, но — очень убедительный! [7]

Рассказ Осипа Брика послужил поэту основой, когда он сатирически описывал приезд эмигранта в Россию по заданию кайзера Германии Вильгельма II и о выступлении Ленина перед толпой обалделой. (VIII, 82)

Что означает толпа для Маяковского, видно из стихов, прочитанных молодым поэтом на открытии Литературного кабаре «Розовый фонарь» 19-го октября 1913-го года в Москве:

Толпа озвереет, будет тереться, ощетинит ножки стоглавая вошь.(I, 56)

К приезду Ленина 3-го апреля 1917-го года вряд ли стоглавая вошь Петрограда чем-то отличалась от московской. Но оказалось, что в толпе обалделой обалделость далеко не однородная, а разно векторная. Одна обалдевшая из этой толпы, восторженная провинциальная актриса Фаина Раневская, сыгравшая около 300 ролей в различных театрах, поделилась своим обалдением.

«Знаете, — вспоминала через полвека Раневская, — когда я увидела этого лысого на броневике, то поняла: нас ждут большие неприятности». [8]

Попадись кадет Ромка Якобсон, Осип Брик или Фаина Раневская латышским стрелкам, они бы их застрелили. У безнаказанных, работавших на сдельщине охотников, ясный приказ: каждого, кто плохо отзывается о Троцком или Ленине, расстреливать на месте.

Бывший в это время в России английский писатель Герберт Уэллс пишет о жертвах бессудных расправ коммунистов, чьей ударной силой были и латышские стрелки:

Исчезли последние остатки общественного порядка. К концу 1917 на улицах Москвы и Петрограда убийства и ограбления стали таким же обычным явлением, как автомобильные происшествия на улицах Лондона… <…> Ценой многочисленных расстрелов они (коммунисты) восстановили порядок в больших городах. [9]

СТРЕЛЬБА В ЦИРКЕ НА ЦВЕТНОМ БУЛЬВАРЕ

Известные клоуны Бим-Бом (Иван Радунский и Мечислав Станевский) тоже включились в Интеллектуальное Сопротивление.

По легенде, Маяковский и Николай Бурлюк с невестой на утреннем спектакле в Цирке на Цветном бульваре были свидетелями, как клоуны — это было новинкой после Октябрьского переворота — высмеивали политические партии в частушках:

Анархист в сенях стащил полушалок тёткин. Ах, тому ль его учил господин Кропоткин?

Царствуй, лёжа на боку, родина Вильгельмина, мы в Германию пеньку, а они нам — Ленина.

Потом Бим и Бом гонялись друг за другом с серпом и молотком, на обороте театральной афиши один из них крупно написал:

МОЛОТСЕРП

Читай наоборот, чем закончится авантюра с серпом и молотом?

В цирке стоял балаганный хохот. Бим с Бомом бежали в сельмаг: «Нет ли хороших вожжей?» «Вам кого Ленина или Троцкого?» «Нам вожжей править, а не вешать».

— Загадили портретами Россию! — возмущался Бом. — Пора наводить порядок: надо кого-то повесить, кого-то приставить к стенке.

— Повесить надо Ленина! — решает Бим, обращаясь к хохочущим, пиная один из портретов. — А Троцкого — непременно к стенке.

— Нет! Это Ленина к стенке! А во-от Троцкого надо повесить.

Началась стрельба. Крики раненой девушки вызвали панику.

Зрители — последние слушатели сказанных вслух свободных слов — в панике сорвались с мест, ринулись к выходам, прикрывая детей. Это — сафари латышских стрелков по Москве. Расстреливать за деньги — всех, кто ругал Ленина или Троцкого.

Клоуны с частушками и зрители попали в цирке под их огонь.

Сколько убитых и раздавлено при панике — их начальник Петерс не назвал, укоряя земляков (политкомиссар Теодор Нетте): разбираться нужно после, а не устраивать стрельбу в цирке. [10]

Так что Маяковский знал о латышских стрелках. Арестовывая клоунов в принадлежащем им кафе «Бом», латыши-сдельщики к утреннему сафари дострелили ещё семь вечерних трупов. [11]

СЛЕД ГЕРОЯ СВЕТЕЛ И КРОВАВ

За кормой лунища. Ну и здорово! Залегла, просторы на-двое порвав. Будто навек за собой из битвы коридоровой тянешь след героя, светел и кровав.

Найден и ещё способ подчеркнуть нелепость происходящего.

Космического масштаба — лунища, надвое порванные просторы, заливаемые лунным светом. На тревожном ночном фоне кажется микроскопическим узкий коридор спального купейного вагона, где разворачивается некая битва. Перепад масштабов в строфе очень понижает планку патетики происходящего и заставляет иронически воспринимать — тянешь след героя, светел и кровав.

Возникает невысказанный намек, что, возможно, след героя, светел и кровав, но тянется-то он не только из битвы коридоровой. И след, действительно, пролёг ещё и от всероссийского Красного Террора, в котором ударной силой были латышские стрелки и китайцы.

В книге воспоминаний на немецком языке 103-х уцелевших в марте 1919-го года в городе Елгаве много о военном трибунале, в составе которого и один из самых свирепых палачей, по их свидетельству, Теодор Нетте. Из 35 тысяч жителей в Елгаве осталось тогда 9000. При отступлении из города гнали в Ригу пешком по морозу даже 90-летних босых стариков. Останки 97-ми погибших от издевательств и застреленных остались лежать по краям обочин. Позже их нашли близкие и, опознав, похоронили.

В начале 1990-х в привокзальном сквере Елгавы в напоминание о Красном Терроре установлен Памятный крест.

ЧТО И В КАКИХ КНИЖКАХ НАМЕЛЕНО?

В коммунизм из книжки верят средне. «Мало ли, что можно в книжке намолоть!»

Какие священные книги про коммунизм имеются в виду?

Тайну мессианских книг приоткрыл новоявленный послушник Рыльского Свято-Никольского мужского монастыря, исповедуясь перед монахами со стажем о прежней жизни без смысла.

Специалист по трудам Сталина, кандидат философских наук при Институте марксизма-ленинизма. После разоблачения культа личности был на работе не в чести. Но забрезжила и перед ним возможность защиты докторской. Нужно было для Брежнева к приветствию участникам Олимпиады-80 отыскать у Ленина цитату-формулу о спорте. Вроде «Из всех искусств для нас важнейшим является кино и цирк». Или о мудром управлении государством обычной кухаркой.

Предпенсионный сталинист, за рабочую неделю просеяв 50 томов ПСС Ленина, ничего кроме фразы из письма сестре из Шушенского о пользе физкультуры, не выудил. Но убедился: 55 томов Сталина, ему знакомые, не содержат ни единой мысли, не высказанной Лениным в его 50-ти томах. Прозревающий с недоумением осознал, что в общих 105-ти томах Ленина-Сталина нет ничегошеньки такого, чего бы до них не намололи два бородача-кормильца из Германии. Как между собой называли Маркса-Энгельса сотрудники Института.

Книги Маркса/ не наборов гранки, не сухие/ цифр столбцы — Маркс/ рабочего/ поставил на ноги и повёл/ колонами/ стройнее цифр. (VI, 253)

Осознавая нелепость указаний Маркса, которую подчеркнул сатирик, вспомним, что философ Древней Греции Платон считал пролетариат трутнями. Проще говоря, Маркс во главе пчелиного улья поставил бы трутней. Маяковский их обозначил проще — «О дряни»:

Со всех необъятных российских нив, с первого дня советского рождения стекались они, наскоро оперенье переменив, и засели во все учреждения. (II, 73)

Это — о членах социал-демократической партии Ленина-Троцкого, штурмовавших Зимний дворец, над которым развевалось красное знамя социал-революционеров, а внутри -заседало Временное правительство № 2 Керенского с программой о построении социализма с человеческим лицом. А государственным гимном была «Марсельеза».

С первого дня советского рождения — со дня Октябрьского переворота, 25 октября 1917-го года.

Наскоро оперенья переменив — объявление Лениным-Троцким своей партии уже не РСДРП (б) — социал-демократической (б), а коммунистической — РКП (б).

Смена оперения у дряни — 8 марта 1918-го. В день, который гастролёрша из Германии Клара Цеткин объявила праздником. По гендерному признаку.

Если дрянь, сменив оперение (партийную ориентацию), засела во все правительственные учреждения, то какой коммунизм или социализм эта дрянь может построить по книгам основоположников, признанными священными?

Книги 4-х основоположников и имел в виду поэт. А чьи же ещё? Помимо скрытого коллективного осмеяния есть у поэта издёвки и персональные. Над каждым из четвёрки — Маркс-Энгельс-Ленин-Сталин. Утопию СССР, как государственную новую веру и новую религию, поэт-сатирик постоянно высмеивал:

Мы разносчики новой веры. (II, 30) Уже шаги комсомольцев гремят о новой религии. (V, 28)

БРЕДНИ И «БРЕДНИ»: В ЧЁМ ИХ РАЗНИЦА?

Кавычки в языке — парный знак препинания, который употребляется для выделения цитат или отдельных слов, если они включаются в текст не в своём обычном значении. Считается, что тогда слову придаётся иронический или саркастический смысл.

В статье Эйдельмана об Анне Ахматовой (1924) встречается в кавычках «блудница». В Докладе шельмования и травли великой Ахматовой тогдашний Идеолог № 1 Жданов, используя, не ссылаясь, статью Эйдельмана, тоже назвал Анну Андреевну блудницей. Но уже без кавычек (1946).

Смысловая нагрузка слова не изменилась. Это — особенность языка. На слова с отрицательным смыслом кавычки не влияют. Этим и пользуется Маяковский.

В сатире о Ленине встречается:

Бредня о милости царской прикончена. (VI, 268 )

Но если одна бредня (царская) прикончена, то её, естественно, коммунисты заменили своими бреднями. Убийство главного героя стихов Теодора Нетте якобы оправдало и придало положительный смысл бессмыслице книг основоположников:

А такое — оживит внезапно «бредни» и покажет коммунизма естество и плоть.

Это — как? Попробуйте хотя бы себе объяснить внезапное оживление бредней… смертью. Если мы воскресим бредни — в кавычках или без кавычек -то это и будет — естество и плоть коммунизма? По Маяковскому, коммунизм — воскрешённые бредни.

Стихи о Нетте напечатаны в «Известиях ЦИК» (1926, 22 августа). У поэта особые отношения с цензором газеты, так что для него «бредни» взяты в кавычки. Но в «ОКНАХ РОСТА» цензуры не было. Сверху спускалась тема, например, 2-го сентября 1920-го года советскими войсками взята Бухара, завоёвано Бухарское ханство. Подача материала зависела от поэта. Он и писал -то, что думал. Как режим коммунистов маскируется под маской советской власти:

Коммуны этой бредни — как мух июльских рой. Стал властвовать намедни Совдеп над Бухарой. (III, 146)

Плакат РОСТа № 7. 1920, сентябрь. Почему бредни коммунизма поэт сравнил с роем именно июльских мух, если Бухара захвачена 2-го сентября?

Загадка. Но нам не до кусучих мух-жигалок, описанных поэтом. Этот вид мух в июле-августе звереет. А ведь рой назойливых мух бреда коммунизма облепил на Земном шаре не только Бухару, а ещё и одну шестую планеты.

Таких выпадов против режима, включая и насмешки над декретами Ленина, в «ОКНАХ РОСТА» было столько, что главная газета коммунистов разразилась расстрельной статьёй «Довольно ‘маяковщины’». «Правда» 1921, 8 сентября.

После этой статьи «ОКНА РОСТА» разогнали 18-го октября 1921-го года.

Текст внешне хвалебных стихов влечёт нас дальше. О жизни марширующих в небытие:

Мы идём, зажатые железной клятвой, за неё — на крест…

Вот и опять напоминание о религиозности утопии: за неё — на крест

Сами решите: зажатые железной клятвой — добровольно или принудительно? Из-за чего зажатым предполагается погибнуть. А если уцелеем, будем в спрессованном селёдочном виде — жить единым человечьим общежитьем.

Здесь тоже надо знать, что во времена Маяковского слово «барак» запрещено. Даже архитекторы в чертежах ГУЛага именуют их «общежитиями». Жутковатая перспектива — без Россий, без Латвий — означает: утеснённо жить в планетарном бараке.

Страхи СССРцев в то время у всех — и одинаковы, и понятны:

Мы идём сквозь револьверный лай.

Автор не на передовой. Поэт спокойно ходит по улицам, в редакции, на выступления, встречается со знакомыми и т. п. Значит, револьверный лай, сквозь который мы идём, виртуальный. Но для поэта явственно слышимый…

ТРЕТЬЕ ПОТАЙНОЕ ДНО САТИРЫ

Понятна в лихие времена даже отчаянная прихоть поэта:

Мне бы жить и жить, сквозь годы мчась. Но в конце хочу — других желаний нету — встретить я хочу мой смертный час, так, как встретил смерть товарищ Нетте.

Зависть не просто к смерти, как таковой, а смерти — мгновенной. Без изматывающих допросов и зверских пыток на Лубянке. Смерти, при трагедии повседневной жизни похожей на нежданный Рождественский подарок.

Маяковский знал, что выкупленный в Италии пароход «Тверь» переименован в «Теодор Нетте», где размещался штаб по пропаганде культа Нетте. В степени достаточной ржавости и списания парохода имя «Теодор Нетте» носили ещё два морских судна. Последний состарившийся «Теодор Нетте» продан в Пакистан на металлолом.

В исторической перспективе с пароходами «Теодор Нетте», умирая воплотиться в долгие дела, как и вся затея коммунистов с переустройством жизни, не получились

ПОЧЕМУ ЭПИТАФИЯ ДЕМЬЯНА БЕДНОГО?

Что Маяковский с тонким салтыково-щедринским мастерством высмеял, а не воспел сомнительный подвиг Теодора Нетте, отправив героя в ад, лучше нас понимали в Агитпропе.

Поэтому из его стихов не смогли подобрать ни строфы, ни строки для надгробия погибшего дипкурьера. Обратились к Демьяну Бедному. Тому всё равно, что и кого воспевать. Сохранилась его первая книжечка с панегириками царю (1914):

ГрЂми, моя лира! Я гимны слагаю Апостолу мiра Царю Николаю.

Когда повеяли иные ветры, слагатель гимном лихорадочно скупил в книжных магазинах весь тираж своих шедевров.

Сопровождал Троцкого в бронепоезде по фронтам Гражданской войны, собирая книги из разорённых помещичьих усадеб. Собрал 100-тысячную библиотеку.

Отсутствие киноплёнки в то время восполняли тем, что с целлулоида фильмов, взятых для развлечения, смывали снятое до революции. По легенде, завидуя Маяковскому, Демьян Бедный посоветовал смыть фильмы, в которых тот снимался — «Кабаре № 13», «Не для денег родившийся», «Закованная фильмой», как не имеющие, по его мнению, художественной ценности. Покрыв киноленты серебром заново, использовали их для съёмок новых сюжетов. Вроде «Взятие Казани товарищем Троцким» (1918).

Троцкий наградил Демьяна Бедного орденом Красное Знамя. О Великом Полководце Революции придворный поэт восторженно писал:

Товарищи. Вчера. Вас Троцкий чаровал бодрящими словами. Наш красный вождь прощался с вами На ваше мощное ответное «УРА».

Демьян Бедный автор стихов «Ленин с нами!». А вирши про Сталина настолько низкого качества, что Сталин запретил их печатать. Виртуоз низкопробного подхалимажа и сочинил для надгробия Теодора Нетте нечто несуразное — трёхстопный танцевальный панегирик:

Сраженный вражеским свинцом,
Я не последним был бойцом
Среди бойцов, погибших с честью,
Но смерть героям не страшна.
Смерть наша будет отмщена
Грядущей пролетарской местью.

Сатиру поэта подробно исследовал и Роман Якобсон в обстоятельной статье «Из комментария к стихам Маяковского «Товарищу Нетте — человеку и пароходу»». [12]

Словосочетания вроде коммунизма естество и плоть Роман Якобсон называл фатической речью. Набором слов, каждое из которых понятно, но общего конкретного смысла они не выражают. Естество — внутренняя сущность, то есть идеология партии, а плоть -то, что живёт, действует, движется к светлому будущему. Но и идеология, и действия — всё это мёртвое и не возродится, пока кого-то во имя этих идей не убьют.

Судя по статье, Якобсон понял замысел великого поэта. Однако сомнительный подвиг дипкурьера Якобсон, щадя чувства жены Нетте, для которой он писал статью, благоразумно обошёл, заодно сохраняя тайну сатиры великого поэта.

При желании разобраться в невероятно сложном, увлекательном творчестве борца Sintell’a (Sintell — Интеллектуальное Сопротивление) Владимира Маяковского, сами внимательно читайте книги поэта. Ни один историк не расскажет того, что можно извлечь, например, из его «Левого марша»:

Тише ораторы, ваше слово товарищ маузер.

Стоит только поставить вопрос: почему революционный матрос готов расстреливать ораторов не из родного нагана, а из товарища маузера — табельного оружия высших немецких офицеров? Почему немецкое оружие стало матросу товарищем? Как оружие к нему попало, если выдаётся оно только по личному распоряжению канцлера Германии? Комментариев, поверьте, будет не меньше, чем к стихам о человеке и пароходе или сатире про заграничный советский паспорт.

Словесное чудотворение гения, когда в одной и той же группе слов, связанных одними и теми же знаками препинания, вложено два взаимоисключающих друг друга смысла. Загадочный неисчерпаемый поэт-футурист ещё не один раз, как он и предсказывал, всех нас удивит…

  1. Святополк-Мирский Дм. История русской литературы с древнейших времён до 1925 года. На англ. языке. Лондон. 1925. Глава о Маяковском.
  2. Валентинов Н. Встречи с Лениным. Нью-Йорк: Издательство имени Чехова, 1953. — С. 24-25
  3. Янгфельдт Бегдт. СТАВКА — ЖИЗНЬ. М. 2010. — С. 532.
  4. Зеев Бар-Селла. Литературный котлован. Проект «Писатель Шолохов». М., 2008. — С. 137-141. Глава 6. И МЫ ПАХАЛИ…
  5. Икшин Ф. ЛИЛИ БРИК. Жизнеописание великой любовницы. М., 2009. — С. 264.
  6. Порецки Э. Тайный агент Дзержинского. М., 1996. — С. 143.

Книга — подтверждение слов бывшего работника Наркомата:

Его смерть, — пишет Элизабет Порецки об одном из погибших агентов, — совпала с особенно неудачной попыткой наводнить мировой рынок фальшивыми долларами, которая закончилась полным фиаско. Четвёртое управление отказалось участвовать в этой афере, учреждённой личным приказом Сталина, верившего в пользу подобных операций. Многочисленные аресты, последовавшие в США и Европе, серьёзно скомпрометировали Четвёртое управление и Берзина лично…

Фальшаки Maid in USA печатали… в Германии. Сталин, приведя Гитлера к власти, передал фюреру и фальшивомонетчиков.

  1. Филатьев Эд. ГЛАВНАЯ ТАЙНА ГОРЛАНА-ГЛАВАРЯ в пяти томах. Книга первая. М. 2014. — С. 518.
  2. Щеглов Дм. Ал. ФАИНА РАНЕВСКАЯ. Монолог. М. 1987. — С. 144.
  3. 9. Уэллс Герберт. Собрание сочинений в 15 томах. 1964. Т. 15. — С. 336-338.
  4. Петерс Я. Работа в ЧК в первый год революции. //Пролетарская революция. 1924. № 10. — С. 8.
  5. Улам Адам. БОЛЬШЕВИКИ. Причины и последствия переворота. Перевод с английского. М., 2004. — С. 141-142.
  6. Якобсон Р. РАБОТЫ ПО ПОЭТИКЕ. М. 1987. — С. 339-342.
Print Friendly, PDF & Email

88 комментариев к «Бронислав Горб: За что Теодора Нетте, человека и парохода, Владимир Маяковский отправил в ад?»

  1. Главный коммунист объявил Маяковского «лучшим и талантливейшим». Агитпроп затратил немало усилий, чтобы доказать народу, что поэт служил идее утопии. Да он и сам вроде бы часто подтверждал это. Но коллективное бессознательное интуитивно чувствовало в Маяковском борца Синтелла — Интеллектуального Сопротивления. Как только был установлен его памятник, к нему толпами повалили молодые люди со своими духовными проблемами. Коммунисты растерялись. Им бы радоваться, что тянутся к певцу их же идей, а они включили механизм – запрещать и не пущать.
    Евгений Евтушенко «Я ПРИШЁЛ В ХХI ВЕК». М., 2014. С. 262:
    «Фигура Маяковского… оказалась бронзовым магнитом, который притягивал молодых людей, опьянённых первыми глотками кислорода надежды на что-то ещё неясное, но непохожее на всё беспросветно-надоевшее.
    А затем стало происходить нечто, уж совсем невиданное при советской власти. Почти каждый вечер с гранитного пьедестала Маяковского, стоя рядом с его гигантскими ботинками, никому неизвестные незапланированные молодые люди читали свои и чужие стихи, и не запланированная толпа им аплодировала. Это был стихийно возникший в столице однопартийного государства поэтический Гайд-парк».
    Когда бригада плотников Военно-Строительного управления КГБ СССР для Андрея Вознесенского соорудила трибуну у памятника Маяковскому, студентам Литературного института, расположенного неподалеку и часто бывавшим здесь, стало невыносимо ясно: выступление поэтов на площади прощальное, и на нём нужно побывать.
    Вознесенский написал в книге «ПРОРАБЫ ДУХА». М., 1984. С. 365:
    «Страшно стоять над площадью Маяковского. Ветерок пробирает. Мы, несколько поэтов, жмёмся на дощатом помосте, сколоченном по такому случаю. Евтушенко, худой, по-актёрски красивый…
    Впервые ныне поэтическое слово реально обрело Площадь. Оно становится размером в площадь… 30 ноября 1962 года поэзия впервые в истории вышла на стадион Лужников. Это стало датой рождения стадионной поэзии».
    Один из студентов нашего курса вздумал присоединиться к тем, на трибуне, но искусствовед в штатском, не найдя его фамилии в кратком списке, подозвал милиционера. Перепуганной жене неудачника еле удалось вырвать своего поэта из рук милиции. Позже он рассказывал, что Вознесенский, прочитав концовку стихов «Айда в кино!», взмахнул рукой в сторону Кинотеатра повторного фильма рядом с памятником. На афишах было: Утром – БРОНЕНОСЕЦ ПОТЁМКИН. Вечером – КУБАНСКИЕ КАЗАКИ.
    Рифмующий планктон, подобранный ему в подтанцовку, Вознесенский не назвал, но Евтушенко не обойдёшь. На следующий день на площадь милиция не пропускала желающих читать стихи. Но все последующие годы – в США, Италии, Франции, Англии, ФРГ, Канаде, Польше, Болгарии – звонкий голос карманного оппозиционера просвещал о невиданной свободе слова в СССР: «Впервые поэтическое слово реально обрело площадь…»
    Евтушенко увидел другое. «Я ПРИШЁЛ В ХХI ВЕК». М., 2016. С. 262:
    «На моих глазах мордатые комсомольские дружинники стащили с пьедестала… курносого суворовца, заподозрив в чтении собственных антисоветских стихов, хотя они были написаны ранним Маяковским задолго до советской власти. Избитый, скрученный, но упирающийся суворовец, пытаясь вырваться из олимпийских бицепсов, продолжая выкрикивать, пока его заталкивали в машину: «Я одинок, как последний глаз у идущего к слепым человека…».
    Евтушенко, не устроив здесь отечественный Гайд-парк, перенёс площадь Маяковского в Нью-Йорк, в Мехико, в Чили. А на площадь в Москве ежедневно выходили дружинники и милиция. Студентов Литинститута обязали формировать бригады для отлова стихоговорящих у памятника. Многие отказались. Идеолог № 1 Суслов принял свои меры: попросту закрыл институт. О чём, как о своей заветной мечте, постоянно твердил Вознесенский.
    По местной легенде парторг Литинститута Лев Иванович Ошанин, набирая семинар, отказал ему в приёме, обвинив в плагиате: поэму Кедрова «Зодчие» Вознесенский переписал – как «Мастера». Разок в Политехническом отверженный выкрикнул про обидчика: «Как нам ошанины мешали встретиться».
    Наставники, снабдившие его легендой про ученика Пастернака, объяснили, что и он, и Лев Иванович – одного поля ягодицы (шутка Маяковского). Ошанин отлично воспевает рядовых коммунистов, он, Вознесенский, руководящих – Ленина. Больше о мешавшем ему встретиться с читателями не заикался. Секретарь ЦК комсомола предупредил вторца: о комсомоле – ни слова. Ни плохого, ни хорошего. А они будут распространять слухи о его гениальности, как это и предписано в Агитпропе, как делают атташе по культуре при посольствах, так что уже и Жаклин Кеннеди считает его великим поэтом.
    С трудом нашему курсу разрешили доучиться до выпуска. Когда Хрущёва превратили в пенсионера союзного значения, новый набор в Литинститут. Между курсами оказался трёхлетний перерыв. Из Отдела ЦК КПСС по культуре прислали Ал. Михайлова, проректором. С заданием превратить Маяковского в такого певца революции, чтобы отбить у народа желание собираться у его памятника. Его книга о поэте в ЖЗЛ с небывалыми открытиями. В поэме «150.000.000» символ капитализма Президент США разрубил символ коммунизма – Ивана. От того и могилы не осталось: «И, казалось, растёт могильный холм посреди ветров обвываний – ляжет в гроб, и отныне никто никогда ничего не услышит о нашем Иване». Катастрофа и с его страной: «И гудело над местом, где когда-то стояла Россия».
    В книге Ал. Михайлова: «Победа Ивана – это победа великой правды века, правды коммунизма». Маяковраль обе правды – века и коммунизма – печатает в разрядку.
    Pеинкарнация М2R – А. Метченко изворачивается по-своему: «В поэме Маяковского идейное превосходство на стороне молодого советского строя, сплачивающего в образе Ивана передовых людей всего мира против загнивающего капитализма».
    Подобных вралей надо бы судить по УК РФ (ст. 128. I) «За клевету и распространение заведомо ложных сведений». Пусть бы в каком-нибудь суде интеллектуалов доказывали перед просвещённой публикой, что разрубленный Иван – это великая правда века, сплотившая передовых людей против загнивающего капитализма.
    Интерес к Маяковскому не ослабевает. Многое в судьбе поэта проясняет пятитомник Эдуарда Филатьева «Главная тайна агитатора-главаря», который во многом противостоит казённому маяковедению.

  2. Интересный ресурс, комментарии типа «Сам дурак, а еще и шляпу надел» минимальны. Переход на личности — удел плебса. А нам нужно бы поучиться запалу, с которым автор относится к исследуемой им теме. Если бы мы так относились к своим делам, то давно бы уже пришёл Мошиах. Вернемся к Маяковскому. Автор представляет его эдаким подпольщиком на любовном и литературном фронте. А нам известно и прикольное «Нигде кроме, как в Моссельпроме». Что «напартизанил» Маяковский в рекламе?

    1. Маяковский знал, что в Древнем Египте фараоны, а в Древнем Риме легионеры на подошвах сандалий рисовали врагов, чтобы топтать их – до победы. Пользуясь оплошностью дизайнеров фабрики «Красный треугольник», изобразивших на подошве галош большой красный символ – серп и молот, Маяковский создал плакат, на котором ликующая девица, рекламируя товар высокого качества, готовится вот-вот втоптать этот символ в грязь. Умножьте это на миллионы пар галош… В книге рядом с плакатом галош пара сандалий Тутанхамона с врагом, на которого он готовился нападать и топтать его до победы.
      МОССЕЛЬПРОМ – Московское губернское объединение предприятий по переработке продуктов сельскохозяйственной промышленности. Талант Маяковского и Родченко создали славу этому, как сейчас бы сказали, брэнду. Словесная картинка товарного голода – «Нигде кроме как в Моссельпроме». Щедро оплачивая рекламу, Моссельпром предоставлял свои площади – пивные, столовые, кафе, магазины. Футуристы использовали их как трибуны для выступления созданных Бриком и Маяковским коллективов «Синие блузы». Стихи, частушки, инсценировки на злободневные политические темы выпивающий народ встретил с неодобрением. В соответствующие инстанции потекли потоки жалоб, что «Синие блузы» превращают пивные в клубы развязной пропаганды чуждых идей. После гибели Маяковского «Синие блузы», для которых он писал частушки и скетчи, комические сценки запретили.
      Новаторская графика рекламы Моссельпрома создавала привлекательную картинку. Но реально рекламировались самое простенькое – 23 сорта папирос, карамель, печенье, сухой квас, пиво, вермишель, макароны Как образец мастерства торговой рекламы маяковеды восхваляют ещё одну издёвку – «ЛУЧШИХ СОСОК не было и нет ГОТОВ СОСАТЬ ДО СТАРЫХ ЛЕТ». На плакате беззубый оголодавший старик с выпученными глазами впился в соски. В голодной стране во рту голодного старика соски похожи на винтовочные пули трёхлинейки Мосина, а четвёртая справа – вообще на выдернутую чеку гранаты.
      . «Нами оставляются от старого мира только – папиросы «Ира». Дымим, как и до революции, от старого до малого. «Даже дети, расставшись с соскою, курят «Посольскую».
      На коробке карамели «Красная Москва»: «Нет буржуев, помещиков нет — нами правит наш совет. Кого в совет выбирать от нас? Кто защитник трудящихся масс? — Ясно: во все советы выставь партию трудящихся — большевиков-коммунистов.
      На коробках печенья «ПОЛПРЕДОВСКОЕ», «РИМСКАЯ АЗБУКА»

      Мы победим, блокады нет, Европа разговаривает с нами,
      над каждой страною слово полпред, над каждой — красное знамя.
      Рабочий Европы, довольно слов! Октябрьского грома отведав,
      тоже в Москву шли не послов, шли красных полпредов.

      Иностранцам пора заключать договора. Да с чужою грамотой
      нам не вышло б сраму-то. Договор держа в руке, например, с Италией,
      мы на русском языке зря б его читали ей. Чтоб поставить на своем,
      не сомкнем мы глаз — пока всю тебя не прожуем, иностранцев азбука.
      Прославляя Моссельпром знаньями богатыми, торговать потом попрём
      вслед за дипломатами.
      .
      Зачем эти напоминания и что они означают? Цивилизованные страны не признавали СССР, считая Ленина виновником Октябрьского переворота, Гражданской войны, Красного Террора. Ждали его смерти, надеясь на улучшение при новом правителе. Похороны Ленина 27 января 1924-го года. Буквально через четыре дня СССР признала Великобритания, 8 февраля – Италия, 13-го Норвегия, 25 февраля Норвегия, 6 марта Греция, 15 марта Швеция – всё это есть в комических стихах Маяковского. В торговую рекламу Моссельпрома многое из этого вошло, напоминая об истории, в которой было очень много неприглядного..
      Но как пласт

  3. Б.Г. “Каждый Шариков… обвинитель, следователь, судья, исполнитель приговора в одном лице. Сам решил, что 7 пар брюк профессор награбил, иди и с полным правом отнимай.
    За 14 дней до Октябрьского переворота Маяковский выступил в Тенишевском училище, афиша об этом есть в книге «Наше искусство – искусство демократiи.» Демократия – главнейшее завоевание Февральской революции…”
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Просматривая выдающиеся (из дюжин) комменты, где требуют разоблачений, где, не дрогнув, могут и в глаза плюнуть оппоненту, обозвав его недоумком и проч., вспоминается “шасливое детство” с разборками в парадных и точный фольклор “типа”:
    https://graniru.org/blogs/govnomer/entries/170019.html
    agaspher, Об искусстве
    Много у нас диковин. Каждый мудак — Бетховен.
    много у нас чего есть,
    много, всего не перечесть…

  4. “«Отец – козак, мама – украинка». Это для Вас не было украинцев. ..”
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    По галахе – украинец, однако…
    «Тепер я турок не козак, здається добре одягнувся!” с оперы С.Гулака-Артемовського «Запорожець за Дунаєм» https://www.youtube.com/watch?v=nQzn-OHvuio
    Поздравляю уважаемого автора с 88-ым комментарием. С чего бы это, при таких крошечных знаниях комментаторов и при таком не-при-ятии темы….

    1. Галаху не надо поминать всуе. В ней лучше обратить внимание на раздел «О вреде злословия». Маяковский был украинцем не только по Галахе, он сохранил трепетную любовь к своей исторической родине и, главное, своё украинское мiроощущение. Что, сразу же оговорим, не мешает ему быть гениальным русским поэтом, достойным и своего памятника и своего уникального музея, созданного гениальным Евгением Амаспюром. Пора вернуть Маяковского и в школьные учебники.
      Но вот в стихах «Россiи», написанных в декабре 1917-го года, поэт к удивлению многих и многих невероятно резко отсекает себя от России: «Я не твой, снеговая уродина». А чей же ты?
      Каким же особенным образом насолила ему эта уродина в декабре 1917-го года, когда у власти было Временное правительство № 3 Ленина-Троцкого? Не вижу смысла пока отвечать, если в этой аудитории нельзя получить прямой ответ на прямой вопрос: судя по стихам поэта, отправил ли Маяковский Теодора Нетте в ад или нет. Да-да, нет-нет.

  5. Дело не только в том, что это «вульгарное литературоведение» (как назвал этот случай некто «В. Ф.»), к литературоведению, даже к вульгарному, тексты г. Горба не имеют никакого отношения. История русской и советской литератыры знала вульгарное литературоведение реакционеров и крайних охранителей, раповцев, ортодоксальных марсистов и других идеологически и догматически мотивированных школ. Но то вульгарное литературоведение было все-таки литературоведением поскольку пользовалось методами литературоведения, хотя примитизируя и извращая их. В случае же плодов творчества г. Горба мы имеем дело не с тем или иным, не с плохим или хорошим, не с вульгарным или адекватным литературоведением. В данном случае мы имеем дело с агрессивным, претенциозным, графоманством. Поэтому мне жаль тех, кто пытается всерьез критиковать эти наборы слов, указывать графоману на какие-то ошибки или неточности.

    1. В данном случае мы имеем дело с агрессивным, претенциозным, графоманством. Поэтому мне жаль тех, кто пытается всерьез критиковать эти наборы слов, указывать графоману на какие-то ошибки или неточности.

      Вы, уважаемый Михаил, абсолютно правы, если бы не одно «но»: к сожалению, это «агрессивное, претенциозное графоманство» в силу сегодняшней ИТ распространяется, как чума, поражая несведующих людей, которые начинают в эту чушь верить. Именно поэтому надо его разоблачать, но без обращений к графоманов, modus operandi:) которых «плюнь им в глаза, а они скажут, что это Б-жья роса».

  6. Революция Маяковского была февральская, и если он и певец революции, то февральской. А что мы имеем после февральской революции: расстрел офицеров, начало еврейских погромов вот этой самой анархистской армией, а во главе правительства бесноватый Керенский. Бесноватый, потому что спиритист. И где критика Маяковским этих пороков? Борцов интеллектуального сопротивления в России было может и немного, но ещё меньше людей, которые призывали бы к тогда к христианской покорности и смирению, а не к выяснению отношений с различными группами населения.

    1. Слишком широка тема, чтобы при клиптовом общении тремя-четырьмя абзацами всё не выразить. Тем более, что Февральская революция и Керенский не близнецы-братья. Главой Временного правительства № 2 был четыре месяца с 8 сентября по 25 октября. Добровольно передал власть Временному правительству № 3 Ленина-Троцкого. В канун переворота выпустил из тюрьмы 149 большевиков и всех уголовников. Их Ленин призывал с балкона дворца Кшесинской: «Грабь награбленное». Каждый Шариков, по Ленину: обвинитель, следователь, судья, исполнитель приговора в одном лице. Сам решил, что 7 пар брюк профессор награбил, иди и с полным правом отнимай.
      За 14 дней до Октябрьского переворота Маяковский выступил в Тенишевском училище, афиша об этом есть в книге «Наше искусство – искусство демократiи.» Демократия – главнейшее завоевание Февральской революции. Маяковский как борец Интеллектуального Сопротивления за демократию и сражался при коммунистах всеми средствами, включая торговую рекламу. Февральская революция ввела 8-часовый рабочий день. Отменила черту оседлости для евреев и украинцев. Много о события лучше почерпнуть в томах Солженицына.
      В ночь перед Октябрьским переворотом большевики объявили комендантский час, так что Горький, случайно оказался у Бриков. Всю ночь резался с ними в карты. Маяковский сказал: «Я – не глупее Ленина, А социализм – для дураков, вроде Феди Карамазова…». Позже того, кого считал не умнее себя, сделал мишенью сатиры № 1.
      Всех студентов высших учебных заведений принудительно оставили в аудиториях и не выпустили до следующего утра, пока газеты социал-демократов(б) не сообщили, что Зимний дворец взят. Никто его не штурмовал. Троцкий с охраной вошли и сообщили министрам, что Керенский их предал. Красный флаг над Зимним дворцом Троцкий приказал не трогать, но добавить туда серп и молот. Одоевцева пишет, что на следующий день гуляли около Зминего дворца, удивляясь, где же тут произошла революция пока они спали. Пишет и Троцкий, что обыватели даже не поняли, что власть в городе поменялась.
      Керенский никуда не убегал, он был избран делегатом Учредительного Собрания и присутствовал там пока матросы отряда Железняка не стали насильно выгонять делегатов: «Караул устал!» Последней из зала волоком за ноги тащили отважную Веру Фигнер, участницу покушения на Александра II. приговорённая к смертной казни, заменённойна бессрочную каторгу. Участником митинга под красными флагами эсеров большевики расстреляли.
      Через год Сталин в «Правде» опубликовал статью «Октябрьский переворот», только в 1927-м году ему официально присвоили псевдоним «Великая Октябрьская Социалистическая Революция». Слова профессора Преображенского, что разруха в головах, так же верны, что и строительство утопии было не в реальности, а в задуренных головах. При пустых полках – жаркие споры: мы живём в развитом или научном социализме?
      После войны Сталин приговорил Керенского к смерти. Но мастера мокрых дел отказались тащиться куда-то в Нью-Йорк, чтобы грохнуть никому не нужного старика. Сталин от плана отказался. Ещё один смертный приговор был произнесён в 1970-м году. Журналисту из СССР Генриху Боровику Александр Фёдорович сказал: «Знаете, кого бы я расстрелял, если бы мог вернуться назад, в 1917 год? Себя Керенского…»
      Только начав читать Маяковского, начнём постигать его небывалый на планете подвиг. Когда при внешней покорности режиму и якобы поддержке режима его же и высмеивать. Потому что многое часто спрятано между строк.

      1. После перла «черта оседлости для … украинцев» можно сделать вывод о «какчестве» статьи. Черты оседлости для украинцев не было, как и официально не было и украинцев — только малороссы

        1. Зачем же со своими крошечными знаниями делать такие далеко идущие выводы?
          В книге подробно рассказано, как Александр II переселил 100 тысяч украинцев в степи, отвоёванные у ногайцев. Назвали Кубанью. Украинским переселенцам, их детям, внукам и правнукам запрещалось возвращаться в места, откуда их предки были переселены царём. Дайте своё название месту, из которого людям запрещают выезжать, чтобы поселиться на исторической родине?
          Маяковский родился в семье украинских переселенцев. Даже при выходе на пенсию отцу поэта не разрешили бы вернуться в Украину, и он подыскивал место для жительства вблизи Воронежа, где были и есть до сих пор два больших украинских села, переселённые сюда Петром I. В книге приведены факсимиле писем отца Маяковского, где он именует себя малороссом. А уже Маяковский считал себя украинцем. В интервью пражской газете PRAGER PRESSE (1927, 22 апреля) cообщил: «Отец – козак, мама – украинка». Это для Вас не было украинцев. Почитайте воспоминания мамы поэта, пишущей, что в семье разговаривали на украинском языке. Бабушка поэта Ефросинья Иосифовна русского не знала. Маяковский и не упоминает русский язык как родной, впитанный с молоком матери:
          Три разных истока во мне речевых. Я не из кацапов-разинь, я дедом козак, другим — сечевик, а по рожденью грузин. (VIII
          Украинский язык семьи: козака-гречкосея (сила родной земли) + козака-сечевика (воинственность Святогора) + полифония грузинских диалектов. Кацапами в Украине называют приезжих, чаще всего русских, кто не уважает обычаи и свысока относится к местному населения, презирает, как людей второго сорта — малороссов. Государственному русскому Володю обучал отец. Шуточное деление в Украине: козаки-гречкосеи и козаки-воины. По матери он был козаком-гречкосеем, из тех 100 тысяч, переселённых Алксандром II, а по отцу – потомок запорожских козаков, переселённых Екатериной II. Всё это не втиснешь в статью. Но это и не имеет отношения к тому, отправил ли Маяковский Нетте в ад или нет?
          Маяковский стал великим поэтом, пишущим на русском и добавившим в сокровищницу русского языка 84 новых слова, должно вызывать восхищение. Так шотландец Байрон стал великим поэтом Англии.
          Мы далеко отошли от первоначально предложенной темы. Разговор приобрёл вообще комический оборот. Вы не знаете, как называется место, из которого людям не дают выехать на историческую родину, не знаете родословной Маяковского, не знаете, почему украинцев называли малороссами до 1905 года, не знаете о переселениях украинцев, не знаете разбираемых стихов поэта. Но из суммы своих незнаний делаете логический вывод о какчестве статьи и, по-видимому, книги, которую в глаза не видели. Очень сильное доказательство того, что Маяковский не отправлял Теодора Нетте в ад.
          Перечитайте в статье место о коварных кавычках. Исковерканное слово в них не нуждается, оно уже заряжено отрицательным смыслом. А кавычки делают его нелепым.

  7. Коммунисты приватизировали поэта, как певца их идей. Но их наваждение в Украине почти рассеялось. При декоммунизации только во Львове переименовали улицу Маяковского. У нас в Харькове было переименовано 271 улица. Но улица Маяковского осталась. Как осталась и библиотека его имени. Для библиотеки приобрела книгу В. Дядичева «Жизнь Маяковского. Верить в революцию». Тут понятно о чём. Но вот пятитомник Эдуарда Филатьева «Главная тайна горлана-главаря». В первом томе читаю с удивлением (С. 211):

    В апреле 1920 года Ленину исполнилось 50 лет. Маяковский только что написавший поэму «150.000.000» явно антисоветского толка…

    По старинке названо антисоветским то, что у поэта антикоммунистическое. Но порадуемся и такому отходу от казённого маяковедения. Не подтвердилось злорадство некоего С.А. о том, что «Берётся самый невозможный, самый дурацкий тезис: «Маяковский — антисоветчик-диссидент». С высоты его, по-видимому, крохотных знаний — дурацкий и невозможный. А вот уважаемый автор пятитомника уже возможный, если называет поэму антисоветской. Согласитесь, что писатель написавший пять томом о Маяковском, глубже разбирается в проблеме, чем верхогляд с подростковым апломбом и набором устаревших знаний.

  8. С.Л.
    — 2018-08-26 15:56

    Удивительное дело, всё-таки, наглядная иллюстрация верности прописной истины насчёт «вода камень точит», «терпение и труд всё перетрут».

    Берётся самый невозможный, самый дурацкий тезис: «Маяковский — антисоветчик-диссидент», или «Пушкин — девственник-женоненавистник», или «Некрасов — абстинент-трезвенник». Дальше подбираются цитаты (их ко всему подобрать несложно), пишется текстовка и (главное!) организуется силами одного-двух трудолюбивых помощников методичное, неотступное, непрерывное наполнение канала отзывов простынями-комментариями. …
    ====
    Можно добавить, что это явление довольно типовое. Скажем, совсем недавно некто Амлинская с приятелем устроили виртуальную казнь сразу трём именитым мастерам литературы на тему «почти плагиата».

  9. Цивцивадзе и Сталин старые большевики, из одной партячейки, оба действовали в Баку. О чём Маяковский знал. Не будь Цивцивадзе грузином сатирик и не вспомнил бы о нём, приписав производство бронзовых чучел просто сволочам Микель Анжелычам. Без Сталина его однопартиец ни одного бронзового чучела не разрешил бы сволочам поставить в Москве. А тем более в 40 памятников Ленину в Харькове. Опять вопросы без ответов: так чьи памятники (множественное число) сатирик назвал брозовыми чучелами? Если и такие простенькие намёки ускользают, то видно, что мыслительный процес затормозился на каком-нибудь упрощённом шедевре Михалкова, что ли? «Мальчику было четырнадцать лет, мальчик вступил в комсомол, дали ему комсомольский билет, взял он его и пошёл». Но Маяковский-то посложнее. Сообщаю тем, кому будет понятна издёвка о чертях-комсомольцах. Когда комсомолу дали орден (наградили), сатирик подзуживал в сатире «Добудь второй!» — «Красным отчаянным чёртом и в будущих битвах крой!» Это в дополнение к стихам, где рыцарь Интеллектуального Сопротивления упрашивает нечистую силу, оккупировавшую страну: «Чёрт вас возьми, коммунисты…».

  10. Маяковский не был ни антисоветчиком, ни дисcидентом. Поэт был антикоммунистом. Как М2R теперь вот и С.Л. и примкнувший к ним Тененбаум ответьте сами себе на простые вопросы: чьи это памятники, названные поэтом чучелами брозовыми, которых наваляли сволочи Микель Анжеловичи? Удалось ли Маяковскому отправить в ад Теодора Нетте? Получилось ли у сатирика срастить двух симаских блинецов Муссо-Ленина? Так это только три вопроса, а у автора три книги об этом? Из 34 сравнений Маяковского СССР с гадюшником опровергните для смеха хотя бы одно. Примерно полстолетия ушло на то, чтобы мысль Коперника о круглой земле стала всеобщей. До планетарныых масштабов далеко. Но хватит примера и Харькова: 182 памятника Ленину снесли, а библиотека имени Маяковского осталась.Там уже начинают понимать, что потомок запорожских козаков не может быть по природе лакеем у безродной идеи, а настоящий борец Интеллектуального Сопротивления, похоже быть может..

  11. Не является ли это намёком на другого грузина, поставившего производство чучел на конвейер и по всей стране насаждавшего их? У Цивцивадзе, как и у Сталина духовное образование (Кутаисская духовная семинария).
    ==
    Какая это все-таки чудовищная глупость …

    1. Троице – М2R, С.А. и примкнувшему. Если в голове не укладывается теория относительности, винят не тему. Берутся за дело попроще. Объясняют, что общего между Второй венгерской рапсодией Листа и «Чардашем» Монти. Или пытаются прочитать иероглифы мая.
      Это антикоммунист мог выставить Плакат № 7 «ОКОН РОСТА»: Коммуны этой бредни – как мух июльский рой… в витринах разграбленной Москвы. А «Советскую азбуку» написать поэт, который сочувствовал восставшим в Кронштадте под лозунгом «За советы без коммунистов!» Об этом есть и плакаты в томе III Cобрания сочинений (1958-1961). Из-за чего на Маяковского ополчилась «Правда» (1921, 8 сентября). «ОКНА РОСТА» разогнали. При жизни поэт опубликовал всего 15 плакатов. Когда ему начали сочинять биографию, заговорили не о разогнанных «ОКНАХ РОСТА», а сочинили про оружие партии, а Маяковский якобы был их верным оруженосцем. Тогдашний идеолог № 1 Бухарин запретил «Советскую азбуку». Вместо неё издал свою «Азбуку коммунизма». 30 (тридцать!) тиражей компремудрости были навязаны всем поголовно. От детских садов, школ, институтов, училищ до Военной Академии. При поступлении в высшие учебные заведения абитуриент обязан был её знать. Маяковский, кстати, остроумно высмеял «Азбуку коммунизма». Начнёте читать поэта, сами узнаете.
      Моя одноклассница чуть не провалила экзамены в Школу-студию МХАТ из-за «Малой земли» Брежнева. Морес Евгения Николаевна (преподаватель сценической речи, она готовила студентку к экзамену), вступилась за неё, пообещав комиссии, что теперь они вместе с талантливой абитуриенткой изучат эту замечательную мудрую книгу, которую и она из-за текучки не успела прочитать. В знак правдивости своих слов комическая актриса даже достала из сумки книгу лауреата Ленинской премии, обогатившей мировую литературу. Когда они вышли с плачущей от счастья уже студенткой, Евгения Николаевна сунула шедевр в мусорник, пояснив, что она живёт над книжным магазином, куда по ночам, чтобы не привлекать внимание, фурами привозят всё новые тиражи, а старые увозят, как якобы уже раскупленные днём. Так что такого добра у неё навалом.
      Заслуженная артистка близкая подруга Вероники Полонской рассказала студентам иную версию гибели Маяковского. Сообщила, что страна с невероятной пышностью отпраздновала лжеюбилей Сталина в 1929 (он родился в 1878, стало быть, юбилеил на бис). Единственным в стране, кто не поздравил вождя его с ложным юбилеем, был Маяковский. Удивлённый Сталин через Агранова пригласил поэта выступить перед ним в Большом театре 21 января 1930 года.
      А 14 апреля поэта не стало. И вуаля! Как воскликнул С.А. (это не М2R в новой маске?) по поводу рекламы нечитанного им поэта. Крути не крути, а это всё есть в книгах Бр. Горба.

    2. Б.Тененбаум
      26 августа 2018 at 15:16
      …Какая это все-таки чудовищная глупость …
      ———————————————-
      Выражаясь более «парламентским языком» (помня Правила Гостевой), я бы сказал, что статья Б.Горба и многие комментарии, напр., З. Зингерман, это очень вульгарное «литературоведение». Примитивизм. Все эти критики просто не доросли до понимания поэтики Маяковского.

  12. Статья Бронислава Горба оставила скорее неприятное впечатление. Искать за обычными словами второй, скрытый смысл – не вполне здоровое занятие. По ассоциации напоминает разговор с параноиком: произносишь вполне нейтральную фразу и совершенно неожиданным образом он выворачивает ее наизнанку и обнаруживает в ней второй смысл, обычно ему угрожающий.
    Предполагать, что Маяковский зашифровывал свои стихотворения в расчете, что через 100 лет их кто-то разгадает – совершенно невероятное предположение.
    Но есть и более серьезное возражение. Политическая поэтика Маяковского совершенно блестяща, никто в дискуссии кажется этого не отрицает. Так врать, как это предполагает Горб, просто невозможно, никому не дано. Пушкин писал: «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать.» Обратите внимание: до войны в СССР появилось не менее десятка первоклассных политических патриотических песен. (Превосходные марши возникли также в нацистской Германии) После войны в СССР– ни одной. (Разве что песни Пахмутовой, но они несравненно слабее, похоже, что искренние, но надо еще посмотреть, что делалось у Пахмутовой в голове). Потому что в стране окончательно угасла вера в социализм. Профессионалы могли бы заработать на талантливой песне колоссальные деньги, но ничего у еих не получалось. Ясно, что Маяковский действительно верил, а не показывал фигу в кармане. Да и не он один, очень многие верили– «надежда умирает последний». Леонид Пастернак, с которым они одно время были близки, посвятил ему строчки:
    Я знаю, ваш путь неподделен
    Но как вас могло занести
    Под своды таких богаделен
    На искреннем вашем пути?
    Революция после позорного царского режима действительно породила много надежд. Даже Блок, в каком-то порыве, в котором потом раскаивался, написал «12». У Блока много лет было предчувствие катастрофы – и вот она действительно случилась и на мгновение она почудилась ему очистительной. Маяковский же с самого начала участвовал в футуристическом протестном движении, и вот свершилось, режим рухнул, и поэт вполне мог вообразить, что это произошло не без его содействия, что это, стало быть, его революция.

    Дальнейшее сложнее истолковать. Ему несомненно льстило, что он единственный настоящий революционный поэт : «над сворой поэтических рвачей и выжиг я подниму, как большевистский партбилет, все сто томов моих партийных книжек». Признан и обласкан властью, как никак. Кто-то в этой дискуссии назвал его слабым человеком – это не проходит: если бы он приспосабливался, притворялся, он не мог бы так красиво писать. Кто-то другой назвал его хунвейбином — наверно не без этого. Бывший футурист, он не мог шагать по струнке, как какой-нибудь Демьян Бедный, в этом плане он действительно мог быть опасен для властей, особенно типа Сталина. Совершенно согласен с Современником: Горб совершенно ошибочно принимает критику Маяковского в отношении режима как знак противостояния властям. Совсем наоборот: Маяковский считал, скажем социализм, своим делом, поэтому и вмешивался. Иначе было бы гораздо проще, выгоднее и безопаснее молчать в тряпочку. Ближе к концу его критика режима усилилась, вероятно, грозил конфликт с властями, самоубийство.

    1. Ещё в 1925-м году Святополк-Мирский предупреждал: «…Но настоящего коммунистического духа в Маяковском очень мало… и хотя его политические стихи проникнуты, конечно же, революционным и атеистическим пафосом, они только сверху выкрашены в социалистические тона…». Если напомнить это Арвиду Крону, повторяющему аргументы школьного учебника 60-летней давности, естественной реакцией будет неприятное впечатление. И его хороший пример «над бандой поэтический рвачей и выжиг я подниму, как большевистский партбилет, все сто томов моих партийных книжек» убеждает совсем не в том, на что рассчитывал автор.
      Это – юношеский партбилет поэта, полученный в декабре 1907-го года. Романтик вступал в социал-демократическую партию. А она только притворялась такой. При захвате власти Ленин и его партия поменяли партбилеты социал-демократов на партбилеты коммунистов и отказались от программы социализма и демократии. А Маяковский так и остался со своим партбилетом социал-демократа. Банда поэтических рвачей и выжиг, над которыми он поднял свой партбилет, именно с этими партбилетами коммунистов. О них писал совершенно открыто: «Коммуны этой бредни – как мух осенних рой…» Или: дрянь, засевшая во все учреждения в день Октябрьского переворота. Множество и убийственных расшифровок дряни в учреждениях
      Воры с дураками засели в блиндажи растрат и волокит… коммунизма тяжёлый окоп. (IX, 199)
      Разве для расшифровки подобных стихов нужно было ждать сто лет?
      Выйдя из партии в 1910-м году, Маяковский не пошёл встречать приехавшего из эмиграции Ленина, в котором разочаровался и позже сделал двойником Муссолини. Идеи коммунизма проклял ещё в 1916-м году в стихах «Анафема». До революции. Это название было засекречено 90 лет. Всё это – темы на полноценные 45-минутные лекции, а не на краткие заметки в журнале. Здесь многого не скажешь. Да ещё среди тех, кто Маяковского не читал. В школьном учебнике есть пример ещё убедительней. Авторы учебника на все лады его расхваливали, как пример идейности поэта, желание сделать советских людей счастливыми, для чего он даже готов стать советским заводом:
      Я себя советским чувствую заводом, вырабатывающим счастье. (VII, 92)
      Когда на первой установочной лекции в Литературном институте я прочитал эти строки, как свою мечту, профессор Геннадий Николаевич Поспелов при всём курсе сказал слова, которые я бы повторил бы и автору с неприятными впечатлениями: «Молодой человек, Вы пришли в организацию, где хвастать своей серостью просто неприлично».
      На мои возражения, что так же в учебнике напечатано, мудрый профессор спросил: «А у поэта – как?» Как многое у поэта автор статьи, видимо, не знает. Но этого не знает даже написавший о Маяковском книгу в жанре интеллектуального мошенничества Дм. Быков. У Маяковского: «…ленью еле двигая моей машины части. Я себя советским чувствую заводом вырабатывающим счастье». Сколько счастья выработает такой завод?
      Кому действительно интересно, как отличить интеллектуальное мошенничество от обычного исследования и как из борца Синтелла казённые маяковеды сознательно делали подручного правящей партии можно почерпнуть в исследовании в Интернете – «Застрявший во времени господин соврамши Дм. Быков».

      1. В выпуске книги Бр. Горба «Преданные 150.000.000» на русском и украинском языках активное (денежное) участие приняли Анна Сиброг и Злата Зингерман. Сын подруги Златы из Милана перевёл книгу на итальянский. В каждой из заметок мы используем примеры из этой книги и рукописи «АНАФЕМА МАЯКОВСКОГО. Девять сбывшихся пророчеств». Прав был профессор Лондонского университета Дмитрий Святополк-Мирский, кстати, коммунист британского разлива, говоря о Маяковском что его «политические стихи проникнуты, конечно же, революционным и атеистическим пафосом, они только сверху выкрашены в социалистические цвета…»
        Характерным примером можно назвать стихи «После изъятий», где поэт пишет о своём примирении с Богом: «А теперь — Бог что надо. – Товариш Бог! Меняю гнев на милость. Видите, даже отношение в Вам немного переменилось называю «товарищем», а раньше – «господин». (И у Вас появился товарищ один).»
        То, что в книге занимает две страницы, нельзя выразить в двух абзацах. Но перейдём к выводам, к которым пришёл Маяковский. В стране, захваченной коммунистами, поэт расписал разруху и осталась одна надежда – на Бога: «Сделайте одолжение, сойдите, поработайте с нами.» Так что, читайте Маяковского. Очень полезное занятие.

    2. «Статья Бронислава Горба оставила скорее неприятное впечатление. Искать
      за обычными словами второй, скрытый смысл – не вполне здоровое занятие.»
      ————————- РЛ ————————-
      Может автор и пристрастен к Маяковскому и даже сотворил из него кумира, но искать какой-то второй и третий смысл это его полное право. Тут другая проблема. Открыл я книгу «Шут у трона революции», там автор пишет о съезде в 1923 в СССР каких-то колдунов-эзотериков и ссылается на них как на авторитетное мнение. Вот этот абзац в книге лишний. Колдуны христианам не указ…

      1. Тут Вы абсолютно правы. При подготовке нового издания многое, на мой взгляд, улучшится. Обязательно нужно отметить и борцов Интеллектуального Сопротивления в музыке друзей Маяковского Сергея Прокофьева и Дмитрия Шостаковича, который признавался, что учился у Маяковского полифонии. И, конечно, Владимира Высоцкого. О нём в Отделе пропаганды ЦК КПСС говорили, что в руках у него не гитара, а автомат Калашникова. Высоцкий считал себя (и был им) настоящим наследником рыцаря Интеллектуального Сопротивления. А не та троица — Вознесенский, Рождественский, Евтушенко, которых назначили его наследниками. Особенно два первых. В книге, если помните, о каждом из них глава. И собраны примеры пародий на Рождествеского, написанных… до его рождения.

        1. Известный философ Константин Кедров в статье «Как уничтожали Маяковского» пишет, что ему крепко досталось от начальства, когда он прочитал школьникам из поэмы про Ленина – о бомбах поэта по Кремлю. Эти стихи цензура выбросила при Сталине, а при Хрущёве их вернули на своё место в сатиру о Ленине. Строки в шестом томе тринадцатитомника (1958-1961):

          По Кремлю бы бомбами метал: «Долой!» Но тверды шаги Дзержинского у гроба…

          Бомбу при чекистах не метнёшь. Их и без этого набросано великое множество – сатирических бомб в огород Ленина. У Толстого в романе «Воскресение», удостоверяя смерть заключённых, тюремный врач пошучивал: «Мертвее не бывает». Но в морге и не получится быть мертвее других. Несуразное прилагательное и у Маяковского: «Ленин и теперь живее всех живых». «Теперь» ¬– слово каждый раз современное. Чем гениальный поэт и обеспечил Ленину сатирическое бессмертие. Для М2R – море глупостей, для нас – оружие рыцаря Синтелла. Поэтому 10 лет (1926-1936) о поэме критики молчали, пока Сталин не дал отмашку – на все лады расхваливать и поэта, и все его творения.
          Когда Михаил Ефремов читает по ТВ о Мавзолее (уже 2 млн кликов), то смешарики там уже заданы на века великим Маяковским. Кстати, сам поэт избегает ходить на поклон к якобы кумиру и тому, кто «живее всех живых». В Мавзолей не заходит: «Но в эту дверь никакая тоска не втянет меня, черна и вязка, – души не смущу мертвизной»… Толстоское — мертвее не бывает.
          Признан и обласкан властью – задним числом. После гибели чучело Маяковского выставлено на всеобщий позор – 2 года на выставке «Искусство эпохи империализма» в Москве и Ленинграде (1931-32). Фотография выставки с чучелом есть в книге Бр. Горба «Преданные 150.000.000».
          При демонтаже самого большого в Украине памятника Ленину у нас в Харькове мне думалось о том, что в эти исторические незабываемые минуты рядом со своим ликующим народом где-то в праздничной толпе и потомок запорожских козаков, кстати, обогативший русский язык на 84 новых слова, с его криком: «По Кремлю бы бомбами метал: «Долой!» И чекистов вокруг не было…
          А улица Маяковского и библиотека его имени в Харькове остались.

          1. Нет, Вы опять передёргиваете! У Маяковского написано в сослагательном наклонении о Ленине (поэма «Владимир Ильич Ленин», которого Маяковский, кстати, явно идеализирует):

            «Неужели
            про Ленина тоже:
            «вождь
            милостью божьей»?
            Если б
            был он
            царствен и божествен,
            я б
            от ярости
            себя не поберёг,
            я бы
            стал бы
            в перекоре шествий,
            поклонениям
            и толпам поперёк.
            Я б
            нашёл
            слова
            проклятья громоустого,
            и пока
            растоптан
            я
            и выкрик мой,
            я бросал бы
            в небо
            богохульства,
            по Кремлю бы
            бомбами
            метал:
            ДОЛОЙ!
            Но тверды
            шаги Дзержинского
            у гроба.
            Нынче бы
            могла
            с постов сойти Чека.
            Сквозь мильоны глаз,
            и у меня
            сквозь оба,
            лишь сосульки слёз,
            примёрзшие
            к щекам. «

          2. Маяковский постоянно цитирует Ленина, но всегда с ироническим подтекстом. Даже в приведённом примере, что он вождь не милостью Б’жьей, возникает вопрос: а чьей же милостью он вождь? И сатирик отвечает: «Ленин больше самых больших, но даже и это диво создали всех времён малыши — мы, малыши коллектива». Попросту говоря, мы его придумали для себя, чтобы можно было на него молиться. В сослагательном наклонении метать бомбы по Кремлю или в настоящем времени, или в прошедшем – это всегда разрушительный снаряд, направленный на место, где проживают вожди. Такие вопросы даже ставиться не должны. А тут: «По Кремлю бы бомбами метал: Д о л о й!»
            Как величайшую мудрость вождя сатирик цитирует его слова: «Превратим войну народов в Гражданскую войну». И действительно: зачем нам на фронте убивать немцев или австрийцев. Давайте сожжём на родине усадьбу Блока с библиотекой, а попадётся сам, и его пришьём. И сколько дома мишеней — директора заводов, фабрик! Уезжающим в эмиграцию, которые могли бы поработать на Россию, управлять страной, двигать науку, кричит вслед слова Ленина: «Дорожка скатертью! Мы и кухарку каждую выучим управлять государством». Но кто будет учить эту кухарку? А пока кухарка будет учиться управлять государство, кто порулит страной? Тот, кто на 20 румбов вбок повернул руль корабля под названием «России»? И придумал название ей — СССР, чтобы имя России в нём даже не упоминалось.
            Можете сами остальные цитаты Ленина в преломлении сатирика прочитать. Все они казёнными маяковедами подобраны и объяснены, примерно, как и Вы объясняете.

          3. Нет, Вы опять передёргиваете! У Маяковского написано в сослагательном наклонении о Ленине (поэма «Владимир Ильич Ленин», которого Маяковский, кстати, явно идеализирует): «Неужели про Ленина тоже: «вождь милостью божьей»?
            Здесь больше недодёргиваний. чем передёргиваний. Из многих изданий стихи цензура вычеркнула. Скоморох в удивлении: «Неужели про Ленина тоже «вождь милостью божьей»? В смысле: неужели получше нельзя было прислать, если уж явлена милость из такой инстанции? А в смысле: вождь НЕ милостью Б’жьей тогда возникает законный вопрос: а чьей милостью вождь?
            Сослагательное – как понимать? Поэт с бомбой у стен Кремля – невинная шутка идиота? Тогда к чему здесь начальник чекистов? Смешна же дикая мысль: угрожающий немедленно взорвал бы Ленина, если бы вождь (предположительно) не оказался на удивление таким хорошим?
            Зато сослагательная картинка, как бы его растоптали чекисты, очень правдива: «и пока растоптан я и выкрик мой, я бросал бы в небо богохульства, по Кремлю бы бомбами метал: ДОЛОЙ!» Бросал бы богохульства, разумеется, в партийное небо. Где «Ленин вырос над миром огромной головой». Но тверды шаги начальника чекистов. «Сквозь мильоны глаз, и у меня СКВОЗЬ ОБА…». Ага! Плачет двумя глазами. В пику, что ли, плакавшему одним глазом герою Чернышевского, над которым потешался Набоков в романе «Дар». Холодище: сосульки слёз. Но сосульки слёз – намёк, что слёзы не были горючими, как плачут о чём-то дорогом. В поэме есть и похлеще, «что общие даже слёзы из глаз». А другие, вытекающие из организма жидкости, – тоже общие?
            Не случайно 9 января 1925 года Первое Всероссийское Совещание пролетарских писателей обвинило Маяковского в идеологической диверсии – «в намеренном искажении образа Ленина». В сатире на вождя. В третьей книге 5-томника Эдуарда Филатьева «Главная тайна агитатора-главаря» протоколы этого Совещания. Из них видно, что обвинения рапповцев легко перетекают в статью 58 «Об антисоветской деятельности и пропаганде». Но у начальства свой взгляд на поэта.
            Несмотря на суровое обвинение, Маяковского выпустили за рубеж: в Париж на Всемирную выставку, где он был награждён Большой серебряной медалью, в Мексику. С ней только что установили дипломатические отношения. Не рапповцев же посылать для культурного обмена?
            Для него в США и невеста нашлась, и ребёнок должен родиться. Но как настоящий борец Интеллектуального Сопротивления Маяковский вернулся на передовую, где «Ста мильонам было плохо…» Ещё дважды издал сатиру о Ленине, но критики её не замечали с 1925-го года по 1936 год. Как только Сталин объявил погибшего государственным поэтом, критики проснулись.
            О событиях и в книге Валентина Лаврова «КАТАСТРОФА». М., 2003. С. 439:
            Двадцать седьмого января ровно в шестнадцать часов тело Ленина БЫЛО ПРЕДАНО ЗЕМЛЕ – возле стен Кремля… Но уже через сутки-двое гроб из этой самой могилы обратно вытащили из земли, а покойника водрузили на помосте срочно сколоченного и временного Мавзолея. Было сделано всё возможное, чтобы замолчать факт захоронения. Удивительная конспирация!
            Зиновьев умилялся 30 января 1924 в «Правде»: «Как хорошо, что решили похоронить Ильича в склепе! Как хорошо, что мы вовремя догадались это сделать! Зарыть в землю тело вождя – это было бы непереносимо».
            В книге Михаила Кольцова о жене Ленина. «ИЗБРАННОЕ». М., 1983. С. 169:
            Над ещё свежей могилой Ленина жена – и губы её не дрожат – призывает…
            Это из статьи в «Правде». Но все столичные газеты, областные, районные подменили вновь напечатанными. Таких спецопераций по подмене было несколько. О них анархисты (им Сталин разрешил воевать в Испании) рассказали воевавшему там Оруэллу, а тот вставил в роман «1984».
            Рядом с Кольцовым был и Маяковский. По стихам поэмы видно, как он пытается пробиться сквозь цензуру, повторяя про похороны + земля: «Мы ХОРОНИМ самого земного из прошедших по земле людей. Он земной, но не из тех, кто взглядом упирается в своё корыто…» Поэт всех наделил корытами: «У стихотворцев — корытце своё, у критика — своё корытико». (VII, 106)
            Всё, понятное дело, упираются в своё корыто. Но вождь в своё корыто не упирается, а поверх корыта «видел то, что временем закрыто». Развал СССР, что ли? Какая же это идеализация?

    3. Арвид Крон: Маяковский же с самого начала участвовал в футуристическом протестном движении, и вот свершилось, режим рухнул, и поэт вполне мог вообразить, что это произошло не без его содействия, что это, стало быть, его революция.
      Всё верно. Царский режим рухнул, стало быть, это его… Февральская революция и страна в красных бантах и красных флагах социал-революционеров. В Зимним дворце заседает Временное правительство № 2 из специалистов высокого класса во главе с Керенским. Их долгосрочный план – построение социализма с человеческим лицом. Государственный гимн «Марсельеза», которую распевал отец Маяковского и сам поэт.
      А вот Октябрьский переворот. Произошёл без его содействия, стало быть, и поэт никак не мог вообразить, что это его Переворот. Ленин высмеивал социализм Керенского, а свой социализм обещал на следующий день после прихода к власти. Партия Ленина-Троцкого захватывала Эрмитаж (Зимний дворец), над которым развивалось красное знамя социал-революционеров. Временное правительство № 3 Ленина – Совнарком: 15 членов, 13 окажутся врагами народа. Государственный гимн «Интернационал». Полномочия временщиков – до дня открытия Учредительного Собрания – 5 января 1918-го года.
      Для Маяковского Интернационал – символ невероятного гадюшника:
      Наш вождь милионоглавый –
      Третий Интернационал. (II, 43)
      Что за очень уж странный вождь? И почему именно миллионоглавому уроду доверили вождить страной? А чем при этом занят двухголовый вождь Ленин-Троцкий? Поэтому первый день Октябрьского переворота для поэта – день, когда дрянь засела во все учреждения страны. Отсюда и призыв «Не юбилейте!» годовщину Переворота. Для поэта – это всё как засилье чертовщины. И не в переносном, а в самом прямом смысле:
      Чёрт или евонный брат, расшутившийся
      сверх всяких мер, раздул машину в миллиарды крат.
      И расставил по всей РСФСР. (IV, 20)
      Прямая открытая речь врага режима. О полной оккупации нечистой силой целой страны. Понятно, что при такой чертовщине «Рабочий не сыт. Крестьянин мрачен. Полураздетая мёрзнет страна.» «Ста мильонам было плохо.»
      Маяковский даже обращается к чёрту, чтобы тот забрал кабинетных коммунистов:
      Черт вас возьми, тех, кто – за коммунизм на бумаге
      ляжет костьми, а дома добреет довоенным скотом.
      Черт вас возьми, тех, которые – коммунисты
      лишь до трёх с восьми, а потом коммунизм
      запирают с конторою. Черт вас возьми… (IX, 116)
      Его взяточники до революции мальчишки по сравнению со взяточниками коммунистами. Один – так на уровне секретаря обкома или райкома:
      Дверь. На двери – «Нельзя без доклада». Под Марксом, в кресло вкресленный, с высоким окладом, высок и гладок, сидит облеченный ответственный. На нём контрабандный подарок… (VII, 134)
      В стихах «Мразь» взяточники рангом пониже, но из той же дряни, засевшей во все учреждения. Да и кому можно было брать взятки в такой стране «…ходит взяточников банда, кошельки порастопыря». (IX, 399)
      Для копеек пропотелых, с голодухи бросив срам, –
      девушки рабочье тело взяткой тычут мастерам. (IX, 400)
      Строителям социализма-коммунизма посвящено горькое признание Маяковского, озаглавленное придуманным Салтыковым-Щедриным словечком «Головотяпам»:
      Куда вам строить? Постройте разве
      cами себе сумасшедший дом. (IX, 310)
      Здесь-то не надо расшифровывать, как Ленин «повернул колесо рулевое сразу на 20 румбов вбок», и что из этого вышло. Совет сатирика однозначного толкования: постройте себе сумасшедший дом, строители утопии.

  13. 1. «… устраивать экзамены по Муссолини и линкорам девушке из Харькова … «, и т.д.
    ==
    Но, может быть, и девушке из Харькова не следует молотить неслыханный вздор — что о Муссолини, что о линкорах — просто потому, что они подвернулись ей на язык?

    2. «… Смотрите Энциклопедический справочник по боевым кораблям «Jane’s Fighting Ships» (1938) Фредерика Джейна. Вместе с авианосцем «Сталин» указано и строительство трёх суперлинкоров типа «Советский Союз», крейсера типа «Киров» …».
    ==
    Как насчет справочника 1939 года? Авианосцев в СССР не строили вплоть до 80-х. Суперлинкоры не строили вообще. Более того — крупные военные суда никогда не строили заграницей. Могли купить (а лучше — украсть) проект постройки.

    Далее: вы — не огнетушитель. Так что высокий напор аргументом служить не может. Если ВАМ задаются конкретные вопросы по поводу СКАЗАННОГО ВАМИ, то, м.б., не надо отвечать китайскими пословицами, и сообщать, что ваш Ай-Кью ну не в пример выше моего?

    1. Борис Тененбаум, вы напрасно тратите время, — нет никакх Злат и прочих Юлий! Все комментарии пишет одна рука, и это блудливая рука автора этого текста.

  14. Специалист по реинкарнациям, говоря о Муссолини и Балабановой, не добавил, что Ленин приказал ей тратить «миллионы, многие миллионы» на помощь фашистам. За это Муссолини принуждал священников писать на католических храмах «Vivat Lenin!». В Италии дуче даже называли Муссо-Ленин. Маяковский так приравнял их друг к другу.
    …что шёлковый социал-демократ  не лучше мясников-фашистов. (Х, 133)

    Дружбу сына Горького Максима и Мессолимо, сына Муссолини, газеты в СССР преподносили, как пример. Так должны дружить советский и итальянский народы. Муссолини строил для Сталина военные корабли – линкоры.

    Куда глаз ни кинем, все газеты полны именем Мусолиньим…
    Лица нет вместо — огромный знак погромный.

    Понятно, речь не об итальянских газетах, которых Маяковский видеть не мог. Стихи о дуче, словно речь о брате-близнеце Ленине. Муссолини методично повторяет в Италии всё, что Ленин проделал в России. Закрытие газет, аресты, ссылки, расстрелы противников. Совпадений набирается более десяти. Но вот неожиданное сравнение:

    Идеал Муссолиний — наш Пётр. Чтоб догнать его, лезет из пота в пот. Портрет Петра. Вглядываясь в лик его, говорит:
    — Я выше, как ни кинуть…

    С кем себя сравнивал реальный Муссолини, пусть подскажет специалист по реинкарнации. У Маяковского сравнение из писаний Горького о Ленине, которого он ставил выше Петра I. Любопытство вызывает и переводчик дуче:
    Чешет Муссолини, а не поймешь
    ни бельмеса. Хорошо —
    нашёлся переводчик бесплатный…
    Это язык блатный!
    Когда режиссёр Роман Кармен при коммунистах снимал фильм «Ленин в Польше», то побывал и в Швейцарии, где ему подарили фотографию, на которой выступление Муссолини на митинге переводит Ленин. В Москве снимок отобрали и засекретили. Но по стихам сатирика мы с большой долей вероятности, выражаясь суконно-бодрым языком, можем предположить, кто был этим переводчиком.
    У борца Интеллектуального Сопротивления несколько таких примеров. Высмеивая Керенского, он приписывает ему и черты Ленина, который для Маяковского был сатирической мишенью № 1, а № 2 Маркс. Начните читать поэта, сами поймёте и без подсказок, что ваши школьные знания о поэте давно утратили срок годности…

    1. Муссолини строил для Сталина военные корабли – линкоры.
      ==
      Корабли строил. Линкоры — нет.

      1. Специалист по реинкарнациям, говоря о Муссолини и Балабановой, не добавил, что Ленин приказал ей тратить «миллионы, многие миллионы» на помощь фашистам. За это Муссолини принуждал священников писать на католических храмах «Vivat Lenin!»
        ==
        Вопрос: когда же Ленин мог такое приказать? До революции денег в таких количествах не было по определению. После 1917 в теории фонды могли появиться, но вряд ли нашлась бы хоть копейка для фашистов — движение возникло как реакция фронтовиков на социалистические мятежи в Северной Италии, и к 1922 Муссолини стал главой правительства. И что, Ленин в разгар Гражданской войны финансировал гос.аппарат в Италии? Хотелось бы также знать источник байки о принуждении священников писать на католических храмах «Vivat Lenin!». Кто принуждал-то? Фашистская партия, занятая разгромом социалистических газет? Государство — посредством полиции и армии?

        1. Г-н, Таненбаум, на этих страницах нечто семинара о самом загадочном поэте ХХ века, а не ликбез по Муссолини. Но удовлетворим и уводящее в сторону любопытство. О надписях на католических храмах по приказу Муссолини «Vivat Lenin!» читайте в брошюре Клары Цеткин «Воспоминание о Ленине». О миллионах для дуче найдите в книге его гражданской жены Анжелики Балабановой. Это давно пора бы знать тем, кто выдаёт себя за знатоков Муссолини и футуризма. Но у которых не находится слов о блестящем мастер-классе рыцаря Синтелла – Интеллектуального Сопротивления – объединившем воедино Муссолини и Ленина. После этих стихов у поэта отобрали визу в Италию. Но его блестящий урок повторил в своей пьесе и ученик Маяковского итальянский драматург Дарио Фо, поменяв головы двум главам государств.
          Для библиотеки имени Маяковского в Харькове я приобрела в Москве книгу Дядичева «Жизнь Маяковского. Верить в революцию». Тут понятно о чём. Но вот пятитомник Эдуарда Филатьева «Главная тайна горлана-главаря». Уже в первом томе читаю с удивлением (С. 211):

          В апреле 1920 года Ленину исполнилось 50 лет. Маяковский только что написавший поэму «150.000.000» явно антисоветского толка…

          По старинке антисоветским названо то, что у поэта антикоммунистическое. Но вот и дождались характеристики, противоречащей казённому маяковедению. Порадуемся и малому. Чему, будем надеяться, послужит и данная публикация, если сюда будут заглядывать не только знатоки биографии Муссолини,и хвастать друг перд другом, кто её лучше знает. Но и те, кто открывал книги Маяковского уже не в зомбированном состоянии. Горжусь, что у нас в Харькове и в Одессе остались библиотеки имени Маяковского. А библиотеки имени Ленина всюду переименованы. Даже в Москве. Хотя из-за того, что осталась станция метро «Библиотека имени Ленина», многие считают и библиотеку не переименованной.

          1. О надписях на католических храмах по приказу Муссолини «Vivat Lenin!» читайте в брошюре Клары Цеткин «Воспоминание о Ленине». О миллионах для дуче найдите в книге его гражданской жены Анжелики Балабановой. Это давно пора бы знать тем, кто выдаёт себя за знатоков Муссолини и футуризма.
            ==
            Ох. Что писала Клара Цеткин в своих брошюрах, вопрос отдельный. Корреспондирует с «… да будь я и негром преклонных годов …». Приведите приказ Мусссолини — хотя бы дату? Сообщите, если не трудно — по какой же линии шел этот удивительный приказ? По государственной? По партийной? Дело в том, что ни по той, ни по другой священники не выделялись в особую группу — они были гражданами Италии. Далее — что это за приказ (любой), который предписывает надписи — что на храмах, что на заборах?

            По поводу Анжелики Балабановой, гражданской жены Муссолини — она, к вашему сведению, вообще отрицала факт их сексуальной связи. И Муссолини хранил на этот счет полное молчание. Так не укажете ли источник вашей неслыханной осведомленности? Книга Анжелики Балабановой? Та самая, где она отважно заявляет о десятках миллионов (чего, кстати? Рублей, франков, лир, долларов?). Даты приводит?

            Далее — о Ленине, слушавшем речь Муссолини в Швейцарии. Не верю. Даты не совпадают — Муссолини в Швейцарии был скорее бродягой, чем политиком. И в перевод Лениным его речи не верю — просто категорически. Вы пробовали со слуха переводить речь на митинге для простонародья? Человеком, который итальянский знает очень не очень — если знает вообще?

            Все это — такая же бредятина, как и заявление о Муссолини, строившем линкоры для СССР. Вы знаете, что такое линкор?

          2. Извините, но Клара Цеткин ничего не писала «О надписях на католических храмах по приказу Муссолини «Vivat Lenin!». Она написала «“Да здравствует Ленин!” часто красовалась надпись на многих церковных стенах в Италии: это было пропиленном восторженного удивления какого-нибудь пролетария, который в лице русской революции приветствовал свою собственную освободительницу».
            Я не думаю, что Бенито Муссолини мо’но было бы назвать «каким-нибудь пролетарием» в 1919 году. Сужу, правда, по русскому переводу. Немецкий оригинал мне здесь и сейчас недоступен. Может быть, у Вас он есть? Тогда рассчитываю на текст или ссылку.

          1. Никогда бы не подумала, что при сносе памятников Ленину зазвучат стихи поэта. В Харькове и области демонтировано их – 182. Местное телевидение отсняло не более двадцати эпизодов. В одном из них, где от нижней подсветки памятник смотрится пугающим пучеглазым монстром, дважды промелькнула Злата Зингерман. Чистый звонкий голос осуждающе произнёс на фоне демонтажа: «Понастроили страшилищей, сволочи, Микель Анжелычи».
            Эмоциональную оценку ругательной дамочки все видевшие этот эпизод, относят в адрес коммунистов, правивших городом. Адрес этой ругани верный, но только масштаб другой – СССРский. И принадлежит ругань о страшилищах поэту Владимиру Маяковскому.
            Поскольку на этих страницах выступают не читающие поэта или совершенно случайные люди с их нелепыми вопросами про Муссолини и Балабанову, стихи привожу полностью.
            Слегка нахальные стихи товарищам из Эмкахи
            Прямо некуда деваться от культуры. Будь ей пусто! Вот товарищ Цивцивадзе насадить мечтает бюсты. Чтоб на площадях и скверах были мраморные лики, чтоб, вздымая морду вверх, мы бы видели великих. Чтобы, день пробегав зря, хулиганов видя рожи, ты, великий лик узря, был душой облагорожен. Слышу, давши грезам дань я, нотки шепота такого: «Приходите на свиданье возле бюста Эф Гладкова». Тут и мой овал лица, снизу люди тщатся…К черту! «Останавлица строго воспрыщаица». А там, где мороженое морит желудки, сверху восторженный смотрит Жуткин. Скульптор помнит наш режим (не лепить чтоб два лица), Жаров-Уткин слеплен им сразу в виде близнеца. Но — лишь глаз прохожих пара замерла, любуясь мрамором, миг — и в яме тротуара раскорячился караморой. Только лошадь пару глаз вперит в грёзах розовых, сверзлася с колдобин в грязь возле чучел бронзовых. И с разискреннею силищей кроют мрачные от желчи: «Понастроили страшилищей, сволочи, Микель Анжелычи». Мостовой разбитой едучи, думаю о Цивцивадзе. Нам нужны, товарищ Медичи, мостовые, а не вазы. Рвань, куда ни поглазей, грязью глаз любуется. Чем устраивать музей, вымостили б улицы. Штопали б домам бока да обчистили бы грязь вы. Мы бы обошлись пока Гоголем да Тимирязевым.
            Кому Маяковский не интересен, как озабоченному чебурашке М2R, тот будет добиваться, чьей это рукой написано. Мы же зададим вопросы, которые Бр. Горб ставит в своих книгах. Почему поэт обвиняет грузина Цивцивадзе, застроившего утопающую в грязи Москву чучелами бронзовыми? «Мостовой разбитой едучи, думаю о Цивцивадзе.» В это и М2R не поверит. Не является ли это намёком на другого грузина, поставившего производство чучел на конвейер и по всей стране насаждавшего их? У Цивцивадзе, как и у Сталина духовное образование (Кутаисская духовная семинария). Вместе они в подполье в Баку. Во время написания стихов (1928) работал хозяйственником в Москве. Много ли он него зависело при установке чучел бронзовых? И чьи это «чучела бронзовые» из дорогого металла? Википедия: памятников Ленину в Москве во времена Маяковского было 200, сейчас около ста. О расстановке страшилищ по стране? «Скульптор помнит наш режим», как религиозное безумие: по 40 памятников Ленину в Харькове и Рязани, по 22 в Одессе и Бобруйске, 110 в Астрахани на родине его бабушки калмычки. По одному в Лас-Вегасе внутри казино «Мандалай-Бей», в Сиэтле и даже в Антарктиде. И множественное число «хулиганов видя рожи…» Читайте Маяковского. Тогда легко определите: это стихи поэта, прославлявшего режим и Ленина, как вирши какой-нибудь Лебедева-Кумача и Вознесенского? Или всё же борца Синтелла – Интеллектуального Сопротивления? Мы склоняемся к последнему

  15. Уважаемая Н.Былинина!
    Набор цитат из Маяковского относится к известному жанру «борьба с недостатками» и не более того. Это обычный приём пропаганды не имеющий ничего общего с существом дела. Ссылки такого рода Вы можете найти у всех российских вождей, от Ленина до Путина. И что это меняет в сущности их практики? Только размер и характер репрессий. Аналогично действовали их рупоры от культуры, от Маяковского до Мориц. Есть известная байка, приписываемая Сталину (он — о Фейхтвангере или Роллане): «Заплатите ему хорошенько! Интеллигенция любит деньги!» Вот тут следует искать. Ну, м.б. ещё в некоторых изменениях психики или здоровья («па-де-труа», возраст, опухоль, секс-эксцессы, ещё что-то в этом роде).
    Короче, позвольте мне остаться при своём мнении: Маяковский — отличный поэт, но его гражданская позиция соответствовала властям.

    1. Конечно, оставайтесь при своём мнении. Тут и вопросов никаких не может быть. Только это, по-моему, не мнение, а крепкая и достойная уважения вера. На фундаменте многолетнего внушения Агитпропа, а не вытекающая из творчества гениального поэта и драматурга. О дряни, засевшей во все учреждения в день Октябрьского переворота, это что — борьба с некоторыми недостатками? Перечитайте хотя бы пьесу \»Баня\». Сталин, объявив холуя \»лучшим и талантливейшим\» запретил его пьесы. И при жизни правителя ни одна из них не была поставлена. Ни разу. Плучек ждал его смерти и во время похорон Сталина репетировал \»Баню\», чтобы в декабре 1953-го показать её в театре Сатиры. Пьеса о том, как в СССР изобретали машину. времени. Оказалось, для побега из страны Советов. В конце концов изобрели… чёртово колесо. И все лучшие люди в стране бежали из неё. А дрянь, \»засевшая во все учреждения\» осталась, Последняя авторская ремарка пьесы об этой дряни, которая осталась в СССР, что они \»скинутые и разбросанные ЧЁРТОВЫМ КОЛЕСОМ ВРЕМЕНИ\». А всю пьесу у героев только и разговоров, что они изобретают МАШИНУ ВРЕМЕНИ. Краткие комментарии не могут быть ликбезом для тех, кто давненько, видимо, не открывал книг Маяковского. Многого не скажешь. А его книги скажут. Единственный совет, к чему призывает и Бр. Горб в своих книгах, и это напечатано крупным шрифтом: БОЙТЕСЬ МАЯКОВЕДОВ! НЕ В ИХ КОММЕНТАРИЯХ, А В ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ РАЗГАДКА СЛОВ: ПРИДЁТ ВРЕМЯ, И Я ВСЕХ УДИВЛЮ…

  16. По-вашему, это про сталинского холуя «Правда» писала «Довольно “маяковщины“»? Или холуй предложил народам планеты никогда не юбилеить день Октябрьского переворота, потому что в этот день в захваченной стране дрянь «засела во все учреждения»? Рассказал о бомбе из Германии, изготовленной Вильгельмом II. Обвинил Ленина, сбившего развитие России с исторического курса на «20 румбов в бок». Осудил: «Большевики надругались над верой православной». В поэме «150.000.000» сделал героем борца за своё отечество Президента США Вудро Вильсона. Как сказочный богатырь Вильсон (символ капитализма) разрубил оккупанта Ивана (символ коммунизма). Тот в США пришёл навязывал утопию. Сталинский холуй определил коммунизм, как бредни из книжек Карла Маркса? Саму икону новой религии высмеял, как чудотворную. В отличие от чудотворных мироточащих икон христианства икона Маркса из стихов «О дряни»… заговорила:
    Маркс со стенки смотрел, смотрел…
    И вдруг разинул рот, да как заорет:

    Что заорала чудотворная икона Маркса, прочитайте сами. Как и орут по всему свету коммунисты, что кто-то им помешал осуществить утопию. Маркс нашёл смешное и легко устранимое препятствие. Препятствие, говорят, устранили, а с коммунизмом не получилось. Хотя и этот пример вряд ли поможет тому, кто гранитно-бетонно встал в позу Станиславского и всё с порога отвергает: «Не верю!»
    По-вашему, это чёрносотенец написал стихи «Еврей. Товарищам из ОЗЕТА»? Был членом правления московского отделения ОЗЕТА — «Общества землеустройства евреев — трудящихся». Вместе с режиссёром Абрамом Роомом снимал фильм «Еврей на земле» (1926). В год, когда Теодора Нетте отправлял в ад. Писал сценарии и тексты к фильмам «День и работа колонии. Первая трактористка — Розенблюм», «Колония „Заря“, первый ребенок, рожденный в колонии», «Её зовут „Забудь беду“»…
    Борца Интеллектуального Сопротивления не убудет, если кому непонятны его стихи и героические поступки. Маяковский был уверен: «Придёт время, и я всех удивлю…» Ничего страшного, что Вы и знаток Муссолини пока не вошли в определение — «всех».

  17. Михаил Он её в конце концов расколол, и тогда когда Муссолини вышел из Соцпартии и создал свою фашисткую партию..На первом были футуристы …
    На первом месте были футуристы и среди них, в кофте жолтой, как пиджак у Бориса Хазанова, был Владимир Маяк …а первым был хулиган Давид Бурлюк. “Перечень имен открытых и выпестованных Бурлюком ошеломляет: Велемир Хлебников, Игорь Северянин, Василий Каменский, Алексей Крученых, Бенедикт Лившиц, наконец, Маяковский.
    — Маяковский, — воскликнул Бурлюк, услышав первое стихотворение юноши, — да вы же гениальный поэт»! До конца своих дней Маяковский сохранил благодарность Давиду за столь страстное и мощное поощрение. Больше того, Бурлюк стал выдавать Маяковскому по 50 копеек в день (нормальные деньги по тем временам) чтобы тот писал стихи, не растрачивал силы на будни..Точно так же он пас на пажитях небесных и гений Хлебникова. В начале века никто не мог похвастать столь острым зрением. Между тем Давид Бурлюк в детстве, в драке с собственным братом потерял глаз, но превратил свой ущерб в роскошную деталь своего облика..”
    @https://ria.ru/analytics/20070723/69492159.html@

    1. — — Существует ли пафосное прочтение комментариев? Если существует, то готов превратиться в реинкарнацию Оксаны 🙂 — — Разделяю её мнение: “по количеству посещающих эту публикацию видно, что вопрос интересный. Если хотя бы половина того, что пишет автор о Маяковском верна, то и тогда можно только восхищаться «бесстрашным борцом Интеллектуального Сопротивления», как говорит автор…”

      1. Родственник Софьи Исааковны (его реинкарнация в Вирджинии) сообщил, что в материале не совсем ясно прописано в рассказе дяди Миши, что в Советском Союзе вначале в газетах в статьях о Германии писали \»товарищ Хитлер\» (Hitler). После письма фон Риббентропа стали писать Гитлер. Борис недоволен, что Софья семейные тайны выносит на всеобщее обсуждение, Нужно было ограничиться рассказом дяди Миши, не сообщая о том, что кого-то хотели посадить в тюрьму. В свою очередь он выдал секрет Софьи, О нём она умолчала. С разрешения Софьи Исааковны, которая, со ссылкой на классика \»Блажен, кто с молоду был молод, блажен, кто вовремя созрел…\» дала согласия, сообщаем. Сочинение о дипкурьере Нетте было не простым школьным сочинением, оно было написано стихами. \»Клятва комсомольцев Одессы Теодору Нетте\». В конце барабанной патетики:
        Мы в Одессе живём. Мы как факел горим,
        Мы за всё на земле в ответе.
        А придётся и нам, так и мы повторим
        подвиг твой, товарищ Нетте.
        Беззлобно дядя Миша подучивал: \»Таки мы повторим подвиг твой, товарищ Нетте. Свалимся застреленные сонными со второй полки купе\». Хотя у Софьи было уже два стихотворения напечатанные в городской газете, но насмешка дяди очень на неё повлияла, и девушка не стала подавать документы в Литературный институт, как мечтала, а пошла в театральный.
        Борис считает, что автор статьи убедительно проследил внутренний сюжет стихов. По его мнению, Маяковский отправил Нетте в ад. Из-за чего написать эпитафию на могиле Нетте поручили Демьяну Бедному, а не взяли строки из уже готовых стихов. По поводу участников обсуждения Борис считает, что некоторые из них были участниками и первой публикации Бр. Горба. Но тогда они говорили одно, а сегодня — другое. Так это или не так, не знаю. Но ничего особенного в этом не вижу. Кого-то убедила статья про 32 сравнения Маяковского СССР с серпентарием. Кто-то ещё больше укрепился в вере, что поэт честно служил режиму, а эти сравнения направлены на то, чтобы устранив недостатки. Но, по-видимому, исправлены были не все, если СССР развалился.

  18. «… в Одессе была улица Муссолини…» — прочитал и покраснел от стыда. Столько лет занимался итальянским фашизмом и футуризмом, а такого факта не знал!!! Поинтересовался. Оказывается, действительно, была так названа улица! Но вот, что интересно, — названа она была так румынами во время оккупации Одессы во Вторую мировую войну. Но автор этого или не знает, или об этом умалчивает. Какое отношение это имеет к Маяковскому? В статья и бумагах В. И. Ленина неоднократно упоминается имя Муссолини. Ленину симпатичесн этот упрямый крепыш из рабочей среды. Анжелика Балабанова рассказывала Ильичу о молодом Бенитто, которого учила основам марксизма. Ленину могло нравится то, как Муссолини вертел, как хотел социалистической партией Италии. Но и Ленин и, далее, Сталин все-таки прекрасно понимали, что у Муссолини другая группа крови. И называть улицы в СССР именем Муссолини им, ортодоксальным марксистам, в головы прийти не могло. Это могло прийти только в голову Брониславу Горбу.

    1. Муссолини вертел, как хотел социалистической партией Италии.
      ==
      Неправда.

      1. Он её в конце концов расколол, и тогда когда Муссолини вышел из Соцпартии и создал свою фашисткую партию, то Соцпартия уже существовала в состоянии деградации. На учредительном съезде фашисткой партии сциалисты, ушедшие из своей партии вместе с Муссолини, были на втором месте по группам присутствующих. На первом были футуристы (многие из которых были ранее также в Соцпартии).

  19. Знаете ли вы, что из букв, которые употребил Маяковский в поэме «Хорошо», можно легко составить антисоветские лозунги??? Попробуйте, и у вас будет материал еще на одну статью.

    1. Поздно спохватился, товарищ обучать ремеслу лёгкого сочинения антисоветских лозунгов. Для кого? Советского Союза уже нет. Вернёмся к теме публикации. Через знакомых из Якимы (это 180 км от Сиэтла) Софье Исааковне передан седьмой том Маяковского, где на своём месте стихи о человеке и пароходе. От души похохотал, она решили выяснить, кто же это ей передал? Просила меня разыскать и поблагодарить шутника. На вопрос, как она относится к выпадам некого знатока Муссолини, сказала, что парнишка просто зашёл не в свою песочницу. Среди разговоров взрослых о высоких материях захотелось блеснуть, а блестеть нечем. Про улицу Муссолини при оккупации Одессы из рассказов её дяди. А Бронислав Горб только записал этот рассказ с её слов Обычное интеллектуальное мошенничество. Нужно было кричать: только в глупую голову директора совхоза Михаила Саламовича Фелькера могла прийти такая глупая мысль о Муссолини. На вопрос, как она считает: отправил ли Маяковский Теодора Нетте в ад? Ответила, что скорее дам, чем нет. Посоветовала не связываться с интеллектуальным мошенником, перевравшим название поэмы: оно с восклицательным знаком — \»Хорошо!\» И добавила не для Михаила — тет случай клинический, а для тех, кому Маяковский интересен, что в книге \»Шут у трона Революции\» поэма стоит рядом с Книгой Бытия и проведено сравнения. \»Создал Б\’г небо и землю. И увидел, что это хорошо\». То, что хорошо у Творца у коммунистов совсем по=другому. В поэме Блок приветствует революцию: хорошо. И расшифровывает, что пишут в деревне у меня сожгли библиотеку в усадьбе. Героя поэмы: \»Милицонер жезлом правит, чтобы направо шёл. Пошёл направо. Так хорошо!\» Это автор-то \»Левого марша\». Нужно читать поэта, а не слушать образованцев. У нас в театре был такой. На полном серьёзе уверял, что Грибоедов в \»Горе от ума\» призывал жечь книги: \»Чтоб зло пресечь, все книги собрать и сжечь\». Это реплика Скалозуба, а не позиция Грибоедова. Так и здесь с улицей Муссолини…

    2. Михаил 13 августа 2018 at 22:09
      Знаете ли вы, что из букв, которые употребил Маяковский в поэме «Хорошо», можно легко составить антисоветские лозунги??? Попробуйте, и у вас будет материал еще на одну статью.
      ====
      Вот именно!
      Давняя мода от «Молодой гвардии» и «Нашего современника». Из сталинских лакеев делают диссидентов. Из отпетых черносотенцев — непримиримых борцов.

  20. Море безаппеляционо заявленных глупостей, написанных на фоне трех-четырех интересных фактов, мне ранее неизвестных, — за это спасибо (хотя и эти еще проверить надо)

    1. Море безапелляционно заявленных глупостей, написанных на фоне трех-четырех интересных фактов…
      Это всё равно, что сказать о картине Ивана Шишкина «Утро в сосновом лесу»: бескрайний лес написан на фоне трёх-четырёх мишек. Но – молодец! С генеральной линии не свернул. Выудил из моря безапелляционно заявленных глупостей три-четыре интересных факта, которых не знал. Выдержат факты проверку, станут багажом, а не выдержат, будут сброшены в море безапелляционных глупостей. Но сам-то из такого моря богатого почему не выловил ничего и не предъявил на суд общественности?
      Возьмём сообщение, что партия Ленина-Троцкого захватила Зимний Дворец, над которым развевалось красное знамя. Куда это отнесём? К морю безапелляционно заявленной глупости или трём-четырём интересным фактам, которые надо проверить?
      Про красное знамя социал-революционеров, присвоенное большевиками присвоили в «Несвоевременных мыслях» Горького. В письме А. Блока – 23 марта 1917-го года.
      Но главка о Нетте – так, мелкая лужица. Разливанное же море безапелляционно заявленных глупостей собрано в книге Бр. Горба «Преданные 150.000.000» (260 стр).
      Издание на русском и украинском языках. Любое в заказе: ulyssamedia@gmail.com
      Готов итальянский перевод. Пытаемся выпустить к ноябрю на Non-Fction.
      Маяковский поэт планетарного масштаба, что видно по прекрасной выставке на ВДНХ. Продлится до 24 сентября. Интересно понаблюдать за теми, для кого крутят талантливый мультфильм «25-е первый день…» Узнаваемые стихи из сатиры о Ленине.

      Когда я итожу то, что прожил, и роюсь в днях – ярчайший где –
      Я вспоминаю одно и то же двадцать пятое, первый день!

      Мультфильм 8 минут 55 секунд убеждает, ссылаясь на авторитет поэта, как было плохо и как стало хорошо. Сам он так не думал. Для Маяковского событие – переход от хорошего к плохому. Чем запомнился этот день рассказал в стихах «О дряни». В этот – первый день 25-го – дрянь засела начальниками во все госучреждения:

      Со всех необъятных российских нив, с первого дня советского рождения
      стекались они, наскоро оперенье переменив, и засели во все учреждения. (II, 73)

      Но насколько дрянь всех учреждений ухудшила госаппарат в СССР по сравнению с царской Россией? Гадать не будем. Поэт-свидетель сам назвал точную цифру:

      …советский бюрократ. Противней царского во сто крат. (II, 99)

      При ухудшенном в 100 раз госаппарате жизнь народа, ясно же, не улучшится. С точностью до одного миллиона Маяковский вычислил тех, кто проклинал Октябрьский переворот, изуродовавший их и его жизнь. У них ни малейшего повода для восторгов:

      Ста мильонам было плохо. (Х, 288)

      Жителей в то время в России осталось 131,5 млн. В стране, где Ста мильонам было плохо, оставшиеся 31,5 млн человек, допустим, безумно счастливы. То и тогда в описании поэта Октябрьский переворот – планетарная беда. Проще говоря, с первого дня – 25-го на планете образовалось сообщество принудительно несчастных в сто миллионов.
      Заметим: цифры не из засекреченных архивов, не сообщены злопыхателями, а напечатаны в книгах поэта, якобы поставившего свой талант на службу режиму.
      Поэму «150.000.000» Маяковский назвал, имея ввиду анекдот 1917-го года. Ленин спрашивает у Троцкого: «У нас много преданных людей?» Троцкий: – Все 150.000.000. С рисунком Бор. Ефимова анекдот сохранился. Ничего этого на выставке, к сожалению, не увидеть. Новому поколению, в который раз, навязывают мысль Агитпропа, что 25-е – первый день Октябрьского переворота – Маяковский одобрил. Кому нужно поэта мирового уровня низводить до ранга подручного партии, профукавшей СССР?

      1. Возможно, Маяковский жуткий антисоветчик, но не мог бы он писать более понятно. Нет, тогда не мог просто из собственной безопасности. Поэтому этот кукиш в кармане Маяковского стал ясен через сто лет только, к сожалению. Кстати, не забывайте, что Маяковский понял, что большевики плохо, но вовсе не торопился с признанием, что христианский, то есть западный путь, это правильно. Человек запутался, иначе он остался бы в Париже…

        1. Поэт мог бы остаться и в США, где у него родилась дочь, и в Париже. Его и отпускали за рубеж в тайной надежде, что он останется в эмиграции. Но он всегда возвращался в страну, где «Ста мильонам было плохо». Этим миллионам он и помогал своими насмешками над режимом. Он не был антисоветчиком, а антикоммунистом. Когда в школах изучали поэму «Хорошо!» и доходили до строки «В моём автомобиле мои депутаты», всегда находился кто-то, кто спрашивал: «А сам почему не ездит в своей машине?» Из насмешки поэты родился анекдот: «Коньяк — напиток, который пьёт весь советский народ через своих лучших представителей». Всех заставляли учить наизусть: «Партия и Ленин — близнецы-братья». Из ста тысяч школьников хоть кто-то да и портил учителю нервы, напоминая, что «партия» — женского рода и братом она не может быть. И сто лет назад, когда в витринах магазинов висели стихи из «ОКОН РОСТА» (плакат № 7): «Коммуны этой бредни — как мух июльских рой…» Что здесь непонятного? 1 сентября 1921 года газеты сообщили о расстерtле Гумилёва, а 8 сентября 1921-го года «Правда» указала на очередную жертву «Довольно «маяковщины». Начните читать поэта, и он сам ответить почти на все вопросы.

  21. При желании — ну, о-о-очень большом желании — можно и Маяковского представить борцом с режимом. По этому поводу даже есть такой анекдот. Гражданин жалуется в райисполком, что напротив его дома построили женскую баню, и теперь он вынужден глядеть на голых женщин. Комиссия приходит и ничего не видит: окна в бане до половины закрашены. Тогда гражданин поясняет: «А вы на шкаф залезьте…»

    1. Злата Зингерман, Юлия Лутченкова: » Но сам-то из такого моря богатого почему не выловил ничего и не предъявил на суд общественности?… попробуй-ка, дружок, при о-очень, ну о-очень сильном желании прочитать стихи так…»
      _______________
      Девушки, вы кому и чего тут доказываете? Чемпионам анонимного эпоса? Безвестным труженикам критического пера, из-за большого ума и смелости вынужденным прятаться за НИКами? Ваши рассказы-комментарии сами по себе служат прекрасными дополнениями к написанному автором, а вы подводите к тому, что написали их исключительно в ответы этой никому не известной, глазеющей публики.

      1. «…вы кому и чего тут доказываете? Безвестным труженикам критического пера… Ваши рассказы-комментарии сами по себе служат прекрасными дополнениями к написанному автором, а вы подводите к тому, что написали их исключительно в ответы этой никому не известной, глазеющей публикЕ.
        ::::::::::::::::::::::::::::::::::
        Грустно, девушки… впрочем, один соплеменник сдался. Для начала .

    2. Юлия Лутченкова, 12 августа 2018 at 5:42
      ________________________________________________________
      Провокация удалась, спасибо…

    3. Gregory, — Вы не поняли, что все эти Юлии, Златы и прочие Натальи, пишущие одинаковым бодро-суконным языком, есть реинкарнации самого автора???

      1. Права Софья Исааковна (непонятно, чья реинкарнация), что забрёл парнишка не в свою песочницу и сказать ему по существу нечего. Кинжальную критику Маяковского, не прибегая к мошенничеству, никому не опровергнуть.
        С улицей Муссолини при всём честном народе расписался в беспомощности. Тогда начал вываливать свои знания про дуче – там, где пытаются разобраться в сложнейшем творчестве Маяковского. К чему? Расхвастался, как он легко сочиняет антисоветские лозунги. Про реинкарнацию что-то наплёл, не понимая, о чём говорит. Автор жив, а девушки в охотку пишут о великом поэте, готовя к печати новую книгу «Анафема Маяковского. Девять сбывшихся пророчеств». Почему не поделиться новыми знаниями?
        В своих бодро-суконных рассуждениях (пусть будет и так) важен же не их язык, а цитаты Маяковского. Стихи гения. Их не опровергнуть: «Ста мильонам было плохо», «советский бюрократ противней царского во сто крат», «Товарищ Ленин, работа адовая будет сделана и делается уже». «Коммуны этой бредни – как мух июльских рой…»
        От них специалист по Муссолини отмахивается. Как и от стихов с двойным-тройным дном. Можно ли что-то возразить, что поэма «Хорошо!» (с восклицательным знаком) написана как вариант Книги Бытия? Борец Интеллектуального Сопротивления заставил нас сравнить 7 «хорошо» Творца, причем седьмое – «хорошо весьма» и 12 смехотворных «хорошо» при режиме коммунистов, воображавших себя творцами новой жизни.
        В чью пользу сравнение догадаться не трудно. Христос учил: «Говорите «да-да» или «нет-нет», а всё остальное – от лукавого. Соберитесь с духом и хотя бы себе ответьте: «Да. Отправил поэт дипкурьера в ад» Или: «Нет. Поэт воспел подвиг дипкурьера».
        Зачем же всё время – от лукавого, юлить вокруг да около?

  22. ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ
    (ХРИСТОФОР КОЛУМБ)
    ttp://litresp.ru/chitat/ru/М/mayakovskij-vladimir-vladimirovich/stihi-ob-amerike
    Вижу, как сейчас
    объедки да бутылки…
    В портишке, известном
    лишь кабачком,
    Колумб Христофор
    и другие забулдыги сидят,
    нахлобучив шляпы бочком.
    Христофора злят,
    пристают к Христофору:
    «Что вы за нация?
    Один Сион!
    . . . . . . .
    Команда ярится —
    устала команда.
    Шепчутся:
    «Черту ввязались в попутчики.
    Дома плохо?
    Стол и кровать.
    Знаем мы эти
    жидовские штучки —
    разные Америки
    закрывать и открывать!»
    За капитаном ходят по пятам…

    1. Не ответив ни на один вопрос Gregory торжествует: удалась провокация. Какая и во имя чего? В Харькове при сносе самого большого в Украине памятника Ленину в ночь на 12-е апреля 2016-го мы с невесткой. Не просто глазеем. С телевизионщиками они с разных ракурсов снимают. Кипятится руководитель: надо будет срочно смонтировать зрелище со снятием табличек с названием улицы Маяковского и других подпевал коммунистов..
      На свалку истории — и помещика из Симбирска, и певца Ленинианы. Харьков отстаёт от Львова, где улицу Маяковского уже переименовали. У всех в группе знание двух поэм о Ленине и восьми стихотворений о нём школьное. Никто не подозревал, что Маяковский подвёл Ленина под две статьи Уголовного Кодекса. Например, о предательстве:

      Поехал покорный партийной воле, в немецком вагоне,
      немецкая пломба. О, если бы знал тогда Гогенцоллерн,
      что Ленин и в из монархию бомба. (VI, 274)

      Ленин – бомба из Германии. Кайзер Вильгельм II не рассчитал только мощность заряда, швыряя эту бомбу в Империю своего двоюродного брата. Так что взрывной волной снесло и его с престола. Вторая уголовная статья, под которую поэт подвёл Ленина, о нанесении вреда государству в историческом плане — нелепым и преступным управлением штурмана-наумехи. Из этой же поэмы:

      …но так лишь Ильич умел и мог — он вдруг повернул колесо рулевое сразу на двадцать румбов вбок.
      8 румбов = 90 градусов, ещё 8 – девяносто градусов + два румба. Таким образом, штурман развернул корабль «Россия» на 223 градусов, вбок от исторического пути. А более нелепого определения социализма, чем у борца Интеллектуального Сопротивления Маяковского и вообразить нельзя. В стихах «Ленин с нами!»:
      …показываем ежедневно в новом участке. Социализм живьем. (VIII, 8)
      В отделении милиции при новой власти показывают социализм живьём. Видимо, не круглосуточно же. А так — с 9.00 до 18.00 с перерывом на обед с 13.00 до 14.00. Телевизионщики отказались увязывать поэта с его сатирическим персонажем. Дело кончилось тем, что, демонтировав в Харькове и пригороде, кажется, 22 памятника и переименовав 271 улицу, носившую имена приспешников коммунистов, улицу Маяковского в Харькове не переименовали. Осталась и библиотека имени Маяковского. Такая же картина и в Одессе…

  23. “..на этот раз привело легендарного дядю в Одессу НЕ расследование котрого не было…на суде могло случайно всплыть, что три мешка и два чемодана в купе дипкурьеров были не с дипломатической почтой, а с разнообразной фальшивой валютой, которой СССР снабжал зарубежные компартии…” Откуда валюта – из лесу, вестимо. Там двое,слышь, рубят, а третий (“провидец Гур- -ич”-:) подвозит, говорят… И это правда, голая, как маха у Р. .. — ”вот такой «вьюноша, не хуже Васи Аксенова”….“споры из пьес Аристофана об уже воплощённом коммунизме: всем поровну — выпить, закусить, сово-купиться …”
    — — Какой, однако, могучий диапазон у автора Бронислава Г. – от Аристофана до Шолохова, от Сиэтла до Одессы! И не беднее — география комментАРИЕВ — от прелестного отклика Оксаны до безупречной логики отзыва Златы Зингерман из Харькова, после которых мои 2 цента и даже квотеры другИх ничего нового прибавить не могут- imho. Автору – поклон.
    Предлагаю также автора Бронислава Г. за работу о В.Маяковском нОминировать по разделу Словесность – (художественная литература, поэзия, проза и переводы).
    Спасибо огромное уважаемому Архивариусу.

  24. В США Маяковский издал четыре книги общим тиражом 20 тысяч экземпляров. Русская диаспора их мгновенно раскупила. Если автору перепало хотя бы одному центу с каждого проданного экземпляра, то и тогда поэт не подпадает под определение «не заработавшего ни цента». С сантимами дело обстоит так. На Всемирной выставке в Париже Маяковский награждён вместе с Родченко Большой серебряной медалью по разделу «Уличный дизайн». У французов есть нелепая привычка: каждую награду подкреплять некими суммами. Так что Маяковский перед отъездом в США (через Мексику) снял в банке 25 тысяч франков. Их у него украли, но это уже другая история… Словом, если уж хочется поговорить об этом удивительном человеке и поэте, то хотя бы поинтересуйтесь, чем можно подкрепить свои выссказывания.

    1. Наталья Былинина — 2018-08-06 16:14

      В США Маяковский издал четыре книги общим тиражом 20 тысяч экземпляров. Русская диаспора их мгновенно раскупила.
      =====
      Уважаемая Н.Былинина!
      Откуда эти подробности?

      1. Книга С. Кэмрада «Маяковский в Америке»
        «На днях будет издана книжечка лучших стихотворений
        Влад. Влад. М аяковского (на память американцам).
        Цена — 20 сентов. Пересылка — бесплатно. Организациям
        — обычная скидка. Количество экземпляров ограничено»
        Вскоре в той же газете появилось второе объявление:
        «Поступила в продаж у книжечка лучших стихотворений
        поэта Вл. Маяковского (на память американцам).
        Издание «Нового мира». Цена — 20 сентов.
        «На всех своих выступлениях в Америке, — вспоминает
        Д. Д. Бурлюк, — Маяковский продавал в публике
        свои произведения. Сначала он издал сборничек
        «Американцам»; он был напечатан в типографии
        «Нового мира», на титульном листе был помещен портрет
        Владимира Владимировича…
        Вскоре 10 000 экземпляров этой книги разошлись
        полностью…» + ещё две книги, тираж 10000 экз.
        Естественен вопрос: что вошло в сборник?
        Один экземпляр Маяковский привез с собой в Москву.
        Он хранится в Библиотеке-музее поэта.

        1. И вот эти пять рекламных страниц с пятью стихотворениями (за 20 тогдашних центов) Вы называете книгой?
          Тогда, конечно, Вы (и С.Kэмрад) правы. Я сдаюсь.

          1. Первая книга Маяковского «Я!» тоже из четырёх стихотворений. А потом, умножьте жалкие 20 центов на 20 тысяч тиража. Важно, что поэт любым способом пытался донести до читателя какие-то свои мысли. Одна из кничечек называлась «Солнце». О приглашении на дачу Солнца, чтобы в его сиянии показать себя. Как учила бабушка поэта Ефросинья Иосифовна на примере песни «Дывлюсь я на небо…» Вспомним и надпись Фета на книжечке Тютчева
            Но муза, правду соблюдая,
            Глядит — а на весах у ней
            Вот эта книжка небольшая
            Томов премногих тяжелей.
            Важно, чтобы муза соблюдала правду, что в те годы было особенно важно.

  25. Не думала, что Маяковский в наше время может вызвать интерес. Но по количеству посещающих эту публикацию видно, что вопрос интересный. Если хотя бы половина того, что пишет автор о Маяковском верна, то и тогда можно только восхищаться «бесстрашным борцом Интеллектуального Сопротивления», как говорит автор. Так случилось, что я не по-наслышке знаю как люди с автоматами делают по их мнению нас счастливыми. И теперь я отлично представляю ситуацию: идёт Гражданская война, а в Москве на военном положении в «ОКНАХ РОСТА»: «Коммуны этой бредни, как мух июльских рой…» А вокруг шныряют вооружённые люди, которые эти бредни воплощают в жизнь. И люди в штатском, которые спрашивают у соседей: а кто к ним приходит, а откуда приезжают их гости? Ну, а дальше все как по написанному…

  26. Справедливости ради, скажем, что на словосочетание поэта об аде — КАК ЯР АД — обратил внимание известный философ Константин Кедров в статье \»Как расправились с Маяковским\»:
    \»Пушкин описал свою смерть в сцене дуэли Онегина с Ленским. «Поэт роняет молча пистолет, упал, на грудь сложивши руку…» У Маяковского такой потусторонний пророческий холодок исходит уже от самого заглавия «Товарищу Нетте, пароходу и человеку». Там есть удивительные скрытые анаграммы, которые на уровне сознания не
    воспринимаются, а в подсознании есть.
    — Здравствуй, Нетте!
    Как я рад, что ты живой
    Дымной жизнью труб,
    канатов и крюков.
    А подсознание читает иначе по методу психолингвиста Лакана:
    «— Здравствуй, Нетте!
    Как яр ад, что ты
    живой».
    Крюки, канаты, трубы — все атрибуты ада, а фамилия «Нетте» от «нет», как из потустороннего мира. А в финале ужасное пожелание, которое, увы, исполнилось.\»
    Бронислав Горб только продолжил эту линию, но исследовал стихи поэта от первого до последнего слова. В книге помимо этого ещё несколько подобным примеров, дающих с полным правом называть Маяковского рыцарем Sintell\»a — Интелелктуального Сопротивления. История Синтелла ещё ждёт своих исследователей. Рядом с поэмой \»150.000.000\», названным Русским Апокалипсисом ХХ столетия, напечатан и Апокалипсис Иоанна Богослова, чтобы читатель мог сам сравнить и прийти к выводу, как и автор книги, что Маяковский принадлежит мировой культуре, а приватизация его творчества коммунистами было временным недоразумением в угоду Сталину.

  27. В книге Бр. Горба портрет Маяковского со словами «Придёт время, и я всех удивлю…» Захарова пока не удивил. Возможно, удивит отчёт сатирика перед бумажной иконой: «Товарищ Ленин, работа адовая будет сделана и делается уже». Работа адовая делалась до 19-го августа 1991-го года.
    Якобсон не вернулся в СССР, получив гражданство Чехословакии в 1939-м году. Рыцарь Интеллектаульного Сопротивления не был антисоветчиком, он был антикоммунистом, как и Салтыков-Щедрин, чьи историю города Глупова Маяковский наложил на историю СССР.
    Отсюда ирония в сатирическом письме Горькому: «Вас ценит и власть, и партия». Советская власть Вас ценит, ну и какая-то не имеющая власти и веса в стране партия тоже решила заценить. Там ещё ирония: во множественном числе «квартир». В книге прослежено, что не беззубая власть (Калинин), а начальник партии (Сталин) вручил Горькому ключи от особняка Рябушинского, подарив ещё и две чужие дачи. Буревестник хвастался: «Всё это мне подарил народ». Это если бы в США захватили власть коммунисты, отобрали особняк Рокфеллера и подарили его Драйзеру, а тот бы там устроил свой музей. И упоминание о Шаляпине объяснено в книге. Сорвать венок с народного артиста — клич юродивого. Это напоминание о разговоре Шаляпина с Лениным. После концерта в Кремле Ленин предложил любимому народом певцу вступить в его народную партию большевиков. Хлопнув по плечу Ильича, Шаляпин сказал со смехом: «Большевиком, Ленин, как и разбойником, надо родиться». У Солженицына есть подобный персонаж «Бывший герой Советского Союза». Не может быть бывшего народного певца, даже если его лишить званияю И хунвебином поэт не был. Призыв ярость масс направить на помпадуров — направить на номенклатуру, на высший эшелон власти коммунистов. Слова Ленина о «шуте гороховом» не подтверждают мысли о том, что поэт поставил свой талант на службу новой власти. А бранчливая записка о поэме «150.000.000» гласит: «Вздор, глупо, махровая глупость и претенциозность…» Это, когда Ленин прочитал в поэме о том, что символ капитализма Президент Вудро Вильсон разрубил богатыря Ивана, который пришёл навязать США идеи утопии. Жаль, что Институт мировой литературы перенёс торжества по случаю 125-летию со Дня рождения на сентябрь. Но всё равно поездка в Москву убедила, что Маяковского и сегодня не жалуют. Вокруг памятника поэту построен развлекательный детский городок с качелями, чтобы не вздумали собираться молодые поэты, как это было когда-то.

  28. Соплеменнику. Власть считала полезным для себя посылать известных людей за границу.
    Вспомним Евтушенко и Вознесенского. Конечно, их «свободный полет» оплачивался властью.

  29. Маяковский был великий поэт и весь свой громадный талант поставил на службу новой власти.
    «И, как зарю человечества, рожденную в трудах и бою, пою мое отечество, республику мою.»
    «Я себя под Ленина чищу, чтобы плыть в революцию дальше. Я боюсь этих строчек тысячи, как мальчишкой
    боишься фальши»
    Зачем отрицать очевидное?

    1. анатолий зелигер — 2018-07-20 19:02

      Маяковский был великий поэт и весь свой громадный талант поставил на службу новой власти…
      ===
      И не только талант. Не заработав за границей ни сантима, ни цента он раскатывал по миру как богатый делец, покупал авто, заводил любовниц. По-моему, вполне понятно, кто и зачем оплачивал эти гастроли.

    2. Ленин в письме Горькому А.М. от 15 сентября 1919 года слов для интеллигенции не выбирал: «Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и её пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На самом деле это не мозг, а говно».
      Маяковский сравнение превратил в насмешку: «Я себя под Лениным чищу, чтобы плыть в революцию дальше». Заметим: почистил себя под Лениным не для того, чтобы ринуться в бой и т.д. А сознательно обрёк себя к безвольному — плыть дальше по течению. Как щепка или мусор, которым всё равно, куда их вынесет течение. Или будет плавать в проруби, как та субстанция, с которой Ленин сравнил русскую интеллигенцию. Смешная форма в развитии для других насмешников: «Я себя под Чаушеску чищу…», «Я себя под Хрущёвым чищу…»
      Своим подражателям поэт советовал: «Товарищи не делайте под Маяковского, делайте под себя».
      Насмешничал поэт и над словами Горького: «Кто не с нами, тот против нас». У Маяковского «И тот, кто поёт не с нами, поёт против нас». А теперь представьте: «И тот, кто на гармошке играет не с нами, тот играет против нас». И тот, кто не пляшет с нами, тот пляшет против нас». «И кто не барабанит с нами, тот барабанит против нас». И т.д.
      С этим не обязательно соглашаться, но соблазн в таком толковании очень велик и как бы спровоцирован самим поэтом.
      Хотя и пою моё Отечество, но… трижды, которое будет.

  30. Само собой, спасибо автору. Но из стихов можно построить многое, о чем поэт и не подозревал.

    Вот, к примеру, Владимир Владимирович:
    ПИСЬМО ПИСАТЕЛЯ
    ВЛАДИМИРА ВЛАДИМИРОВИЧА МАЯКОВСКОГО
    ПИСАТЕЛЮ
    АЛЕКСЕЮ МАКСИМОВИЧУ ГОРЬКОМУ
    ….
    Горько
    думать им
    о Горьком-эмигранте.
    Оправдайтесь,
    гряньте!
    Я знаю —
    Вас ценит
    и власть,
    и партия,
    Вам дали б всё —
    от любви
    до квартир.
    Прозаики
    сели
    пред Вами
    на парте б:
    — Учи!
    Верти! —
    Или жить вам,
    как живёт Шаляпин,
    раздушёнными аплодисментами оляпан?
    Вернись
    теперь
    такой артист
    назад
    на русские рублики —
    я первый крикну:
    — Обратно катись,
    народный артист Республики! —

    Конечно можно рассмотреть через лупу слова «Вам дали б всё — от любви до квартир», и увидеть тонкую иронию в словах «дали…любви». Как можно дать любовь? Ирония? А может товарищ так мыслил?
    А в стихотворении «Господин народный артист» господин народный поэт превзошел сам себя.

    Не знаю,
    есть ли
    у Шаляпина бонна.
    Но если
    бонны
    нету с ним,
    мы вместо бонны
    ему объясним.
    Есть класс пролетариев
    миллионногорбый
    и те,
    кто покорен фаустовскому тельцу́.
    На бой
    последний
    класса оба
    сегодня
    сошлись
    лицом к лицу.
    И песня,
    и стих —
    это бомба и знамя,
    и голос певца
    подымает класс,
    и тот,
    кто сегодня
    поет не с нами,
    тот —
    против нас.
    А тех,
    кто под ноги атакующим бросится,
    с дороги
    уберет
    рабочий пинок.
    С барина
    с белого
    сорвите, наркомпросцы,
    народного артиста
    красный венок!

    На мой взгляд поэт Маяковский умер гораздо раньше своей физической смерти.

    1. Чтобы завершить разговор по стихам о человеке и пароходе, вернёмся к теме – проясним до конца о Ромке Якобсоне. Семья Якобсона и его младший брат Сергей эмигрировали (1918, лето), а Роман как член партии кадетов прятался в деревне. «Волки революции сожрали кадетов», подытожил поэт, после того как Декретом за подписью Ленина и Сталин кадеты были обхявлены врагами народа. Но этому повезло: кадет понадобился волкам революции не как звено в пищевой цепочке, а как переводчик при Торговой миссии.
      Чьи стихи учил Нетте в дороге? Скорее всего, Якобсона из его книги 1913-го года. Что дипкурьер вёз в тот раз в Прагу, диппочту или фальшивые деньги, из стихов неясно, но Теодору, видимо, хотелось поразить своего знакомого в Торговой миссии тем, что он, потея и урча, запомнил невероятное. Такое, что, не потея и не урча, и не запомнишь:
      удуша янки аркан
      канкан армянк
      душаянки китаянки
      ка и так и никая арЯк.
      Роман Якобсон печатался вместе с Кручёных, чье «Дыр бур щил» цитировали постоянно, а о нём ни разу не упоминали. Маяковский и напомнил о Ромке Якобсоне. Мы закончили о нём в рамках одной книги, а в пятитомнике Эдуарда Филатьева о Ромке — как об агенте, засланном на Запад. Но это уже другая история…

  31. Спасибо автору! Но воистину, человек подобен флюсу :-)
    Конечно, Маяковский был не таким, как мы учили в школе. Но автор «ссаживает с парохода» и смешивает в одну кучу вообще всех, писавших о Маяковском.
    И анализ стихов подчас меня не убеждает, не сказать больше — этакая игра со словами, игра в тайнопись, в которой поэзия, как правило, и не нуждается. Желание приписать Маяковскому что-то, чего он и не имел в виду.
    \»Если же продолжать читать вслух, как делал наоднократно Маяковский, то проявляется, опять-таки зашифрованная, мысль об аде:
    В блюдечках-очках спасательных кругов. — Здравствуй, Нетте! Как яр ад, что ты живой дымной жизнью труп, канатов и крюков\».
    Мысль у автора стихов? Или скорее у автора статьи?!

    \»… рыцарь Интеллектуального Сопротивления …\»
    Это все-таки не о Маяковском, как я его себе представляю. Поэзия большого поэта – это всегда сопротивление. Но поэт-человек гораздо противоречивее Поэзии, и Маяковский тоже, и зачем делать из него подпольщика-антисоветчика. Он всего-навсего слабый человек и великий Поэт.

    \»Глаз кося в печати сургуча, напролёт болтал о Ромке Якобсоне, и смешно потел, стихи уча.
    Почему бывший комиссар латышских стрелков учит стихи не советского Лебедева-Кумача, а бежавшего эмигранта Якобсона?\»
    Из текста вовсе не следует, что Нетте учил стихи Якобсона. И Якобсон не был бежавшим эмигрантом. Он приехал в Чехословакию не как эмигрант, а как член первой советской дипломатической миссии в Чехословакии, в 1920-е годы работал в посольстве, до 1837 г. был гражданином СССР.

    В общем, похвальное желание автора возвысить Маяковского только его принижает.

  32. Очень даже интересные статьи — обе. Не понимаю, от чего там, еще с 14 года после первых строчек требовалось выносить приговоры автору?

  33. “… латышских стрелков, прозванных в народе цепнями псами Красного Террора” — — опечатка, следует — “цепными псами. “Нет сомнения в том, что если бы ему чудом удалось случайно сохраниться, его непременно постигла бы участь многих других жертв последующего затем Большого террора” — — “Но нету чудес и мечтать о них нечего”, есть Коммуны этой бредни — как мух июльских рой. Стал властвовать намедни Совдеп над Бухарой… и есть Профессор Зайцев, не снявший очки-велосипед до сих пор…

    1. Aleks B. — 2018-07-20 09:13

      “… латышских стрелков, прозванных в народе цепнями псами Красного Террора” — — опечатка, следует — “цепными псами.
      ====
      Как частенько случается, то и тут получилась осмысленная опечатка. Судите сами:
      Цепень (солитёр) — дальше и так понятно.

  34. Представленные автором фрагменты анализа особенностей творчества поэта и некоторых характеристик его личности очень интересны. Они существенно меняют сложившееся ранее о нем представление, усердно вдолбленное в наше сознание совковой идеологией.
    Возможно,в отмеченной автором двусмыслице громко звучащих в революционных строках поэта, с сатирическим уклоном и затаенным намеком на чудовищно звериную сущность сталинского режима, прислужники тирана из Агитпрома смогли уловить их крамольный смысл и сварганить донос своему повелителю.
    Автору оптимистических строк: «Ненавижу всяческую мертвечину,
    Обожаю всяческую жизнь…»
    наверное, стало известно о подобном доносе.Зная о страшных последствиях, которые его ожидают и во избежании напрасных физических и моральных страданий, поэт от безысходности и решился на самоубийство.
    Нет сомнения в том, что если бы ему чудом удалось случайно сохраниться, его
    непременно постигла бы участь многих других жертв последующего затем Большого террора.

  35. Не вступая в дискуссию по существу, отмечу смешную неточность: автор спутал (опечатка?) Эйдельмана с Эйхенбаумом. Слово «блудница» — из работы Б.М. Эйхенбаума «Анна Ахматова. Опыт анализа», Петербург, 1923.

    1. Спасибо, что обратили внимание. Речь действительно идёт о статье Б.М. Эйхенбаума, которую использовал Жданов для шельмования Анны Андреевны Ахматовой.

  36. Маяковский — это московский Хунвейбин.
    Увидел социализм совсем не таким, каким он рисовался ему в 1917 г. Разочаровался в нём , и начал его критиковать. Довольно хлёстко. «Товарищи, поднимем ярость масс за партию, за коммунизм, на помпадуров!» -Вряд ли такой хунвейбин был нужен живым тов. Сталину.
    lbsheynin@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *