Влад Голь-де-Шмидт: И ученье — свет, и ученых — тьма (девать некуда)

 252 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Влад Голь-де-Шмидт (Владимир Гольдшмидт)

И ученье — свет, и ученых — тьма (девать некуда)

В Кнессет государства Израиль 19-го созыва (январь 2013) было избрано 9 русскоязычных депутатов, в Кнессете 18-го созыва (февраль 2009) их было 14, в Кнессете 17-го созыва (март 2006) — 13. Кроме того, в Кнессет 19-го созыва впервые за последние годы не была избрана новая секторальная «русская» партия («за», проголосовали 0,52% избирателей, менее 19 тысяч голосов). По прошествии более 20 лет с начала Большой Алии, налицо ощутимое уменьшение числа избранных в Кнессет русскоязычных депутатов, что, с одной стороны, характеризует отношение израильского общества к русскоязычной общине с явно негативной тенденцией, а, с другой, возможно, некоторый успех идеи «плавильного котла».

Вместе с тем, по словам (всё слова, слова, слова!) руководителей страны, большая алия из бывшего СССР, изменившая израильское общество во всех областях, является одним из важнейших исторических событий второй половины 20-го века. Оно повлияло на историю Израиля, на историю всего еврейского народа, сыграло основополагающую роль в судьбах страны, превратив ее, в довольно короткий по историческим меркам срок, в современное высокоразвитое государство.

«Русские евреи», выезжая из СССР в другие страны, были настроены весьма оптимистично и надеялись на очень позитивные изменения своей жизни. Особенно этого ожидали русскоязычные репатрианты, выезжающие «на пмж» в Израиль, как бы в свой «Дом». Правда, чуть ли не половина отъезжающих не собиралась в Израиль и оказалась там случайно, если не сказать «насильственно», в связи с «закрытием» в конце восьмидесятых годов прошлого века Америки по настоятельной просьбе Израиля и «соответствующей работы» израильских спецслужб в СССР.

Несмотря на то, что русскоговорящая община Израиля крайне неоднородна, многие из «русских евреев», особенно, из центральных крупных городов СССР-СНГ, — были интеллигентными, высокообразованными, статусными, материально обеспеченными людьми, обладателями ответственных должностей в науке и на производстве, хороших квартир, дач, машин и прочих благ, но тоскующими по западной свободе. Они ожидали восторженного приема, надеясь отдать «родной» стране свои знания и опыт. Вместе с тем, переезжая в Израиль, на свою историческую Родину, далеко не все представляли себе, что такое «Восток», что такое левантийская ментальность, что значит другой, непривычный климат, новый незнакомый язык. Коренные жители — израильтяне, вместо радушия, вместо предложения приезжим работы и элементарных условий жизни, встретили их практическим отсутствием и того, и другого.

Местная интеллектуальная элита (тонкий слой), включая ученых, — это, как правило, «лево-ориентированные», живущие в придуманном ими нереальном «мирном» мире, больше «пекущиеся» об арабах, чем о своем народе. Так называемый средний класс — это основа хайтека и авторы почти всех новаций в науке и промышленности, чем так славен Израиль. «Русских» они встретили не очень любезно за тяготение «вправо» и за возможную научную конкуренцию.

Для основной массы обывателей, главным показателем уровня жизни, их базовым приоритетом, является хумус и фалафель, а главным вопросом: «охель тов баарец»? (еда в Израиле хорошая?) Это — люди, многие из которых не хотят учиться, а дипломы об образовании, зачастую, просто покупают (поэтому они и не верили дипломам репатриантов из СССР), люди, которые не хотят по-настоящему работать, а любят только синекуру и большую зарплату, что они и получают, благодаря родственным и «блатным» связям, несмотря на полное их несоответствие занимаемым должностям: ни по образованию, ни по знаниям, ни по опыту и, самое главное, — ни по интеллекту, следствием чего является существующий в стране бюрократический «балаган».

В заметке «Как в Израиле устраиваются на работу» (22.01.13) приведены следующие сведения. По данным «Глобс» о процессах при найме на работу, полученных HiCapital-Pilat в результате анализа нескольких десятков тысяч трудовых резюме следует, что на каждое рабочее место в 2012 году претендовало, в среднем, 127 человек. В хайтеке отношение было 1 к 134, в промышленности 1 к 124. Самым популярным методом набора кадров является «блат», т.е. «друг привел друга». Этим методом в 2012 году было принято 48% от общего числа новых работников, хотя некоторые устраиваются на работу через Интернет. «Русских» обыватели невзлюбили за другой менталитет, более высокий уровень образования, трудовую дисциплину, за возможную потерю своих рабочих мест и т.д. и т.п.

Народ Книги — ультраортодоксы, довольно агрессивная и бесцеремонная публика, постоянно требующая и добивающаяся все больших и больших льгот, нарушающая статус-кво в свою пользу, не обремененная никакими гражданскими обязанностями и не дающая взамен ничего практически реального. «Русских» репатриантов они невзлюбили за их скептицизм, неверие и неистребимый атеизм.

Вот такой, в среднем, не очень интеллигентный народ (хотя, из старого анекдота: «Вы еврей? Нет, что вы, я просто интеллигентно выгляжу»), к моменту начала Большой Алии, здесь жил и, тем не менее, работал, растил и учил детей, строил и успешно защищал несколько десятилетий свою суровую, неласковую страну.

Иммигрантов же поставили в такие условия, предъявили такие требования, что многие из них, ошарашенные таким нелюбезным, мягко говоря, приемом, при возможности, «навострили лыжи» дальше (в Канаду, Германию, США, Австралию, где их принимали значительно приветливее, а условия жизни и окружение -несравненно лучше) или обратно в СНГ и, как следует из материалов СМИ, продолжают «бежать» до сих пор («утечка мозгов»). Из-за чего?

В основном, из-за низкого уровня жизни в стране (в широком смысле этого понятия), отсутствия жилья, пенсионного обеспечения, «стеклянного потолка», проблем с внутренней и внешней безопасностью, со школьным образованием, поведенческой культурой здешнего мультикультурного общества, двойными стандартами при приеме на работу и увольнении, при судебных разбирательствах, произвола полиции и многого другого. Сколько же осталось от почти миллионной русскоязычной алии? Эти цифры скрываются Министерством абсорбции, Сохнутом, депутатами Кнессета и другими компетентными организациями.

Почему? «По кочану» (новый философский термин). Наверное, потому, что, во-первых, стыдно перед диаспорой за такой прием еврейским государством евреев, приехавших с распахнутой душой и желанием все сделать для своей новой родины, в отличие от немалого числа аборигенов, которые знают только слово «дай». И, во-вторых, из-за боязни потерять финансовую поддержку различных государственных структур и частных спонсоров из диаспоры вышеупомянутыми организациями.

19.01.2013, т.е. совсем недавно, в газете «Едиот Ахронот» молодым русскоязычным выпускником хайфского Техниона была опубликована статья «Павел — в Канаде, Юрий — в Австралии», в которой он пишет, что многие его друзья разъехались из Израиля по всему миру (плоды «абсорбции» — массовая эмиграция «русских»). Люди теряют надежду построить достойную жизнь для себя и своих детей, покидают Израиль и переезжают из еврейского государства обратно в «диаспору».

Исход евреев из Египта под предводительством Моисея (примерно, 15 век до н.э.), описанный в Танахе, веками многократно обсуждался, но, тем не менее, эта тема продолжает оставаться дискуссионной. Каким огромным количеством мифов и легенд обросло это эпохальное событие, изменившее ход истории человечества! Можно полагать, что не меньшее количество мифов и легенд будет сопровождать в будущем исход евреев в наше время. Совершенно неясно, конечно, учитывая возникшую свободу выезда, что же все-таки спровоцировало внезапный «срыв» более миллиона неплохо устроенных, с приличным статусом, в своем большинстве далеких от идей сионизма евреев, с насиженных мест и их эмиграция, репатриация в неизведанное. Только ли государственный и бытовой антисемитизм, к которому уже привыкли и как-то приспособились и, который не так уж и «доставал»? Какую роль в этом бегстве сыграли «Бюро по связям — Натив» и «Сохнут»?

О стиле работы, пользе и результативности организаций подобного типа, можно получить представление из романа-комикса Д. Рубиной «Синдикат» (2008 г.).

Вот как она его характеризует: «…потусторонняя организация, цель деятельности которой — выращивание фантомных «проектов», вроде неутомимого поиска затерянных в веках израильских колен…»

Известно высказывание бывшего руководителя «Натива» Я. Кедми («Новости Недели», 17.10.02). Значимым событием для Израиля, по его мнению, можно считать «два-три месяца осени 1989 года, в течение которых нам удалось «развернуть» поток эмигрирующих евреев и направить его в Израиль, в результате чего люди живут здесь».

В 90-е годы израильские власти приложили немало усилий, чтобы большинство евреев, уезжающих из СССР, осели в Израиле. Они упросили руководство США сократить до минимума квоту для въезда евреев в США и «развернули», по выражению руководителя организации «Натив», в Израиль тысячи евреев, пытающихся «проскочить» мимо.

Рассуждая как сионист, Я. Кедми, наверное, в свое время был прав. Но те, кого «развернули», вряд ли были сионистами, иначе они сразу бы ехали в Израиль, и не было бы нужды их «разворачивать».

Для приема такого огромного количества репатриантов страна не была готова: не было ни жилья, ни работы, ни… и прочая, и прочая.

Срочно начали приобретать мало пригодные для жилья «домики-караваны», по мере возможности, создавались рабочие места. Среди приехавших было много людей творческих профессий, людей с высшим образованием, немало ученых различных специальностей, которых нужно было как-то устраивать. Начали создавать так называемые «теплицы», где некоторые, очень немногие ученые, могли реализовать привезенные с собой проекты, причем, как правило, под руководством местных менеджеров. В Министерстве абсорбции был создан специальный отдел, занимающийся устройством ученых, с этой целью была учреждена так называемая «стипендия Шапиро», частично финансирующая, в первые годы, работу ученых в научных учреждениях, если их туда принимали, затем были учреждены программы «Гилади», «Камея».

О том, как я получал «стипендию Шапиро», и какому при этом был подвергнут унижению на своей еврейской исторической родине, хотелось бы кратко рассказать в дополнение к недавно опубликованной в «Заметках…» повести Хаима Соколина: «Голые короли. Записки идеалиста» (2012).

Когда я уезжал из Союза, возраст по тамошним критериям у меня был уже пенсионный и из Израиля мне писали: «Забудь, что ты профессор, здесь будешь пенсионером». Поэтому, я ни в какие организации не высылал свои документы, ни с кем не списывался, как делали мои более молодые и предприимчивые коллеги. Первое время после приезда я жил в небольшом религиозном городке на юге страны, где у меня были родственники. Проходя временами по промзоне, я видел много мастерских, слышал шум предприятий, и меня преследовало страстное желание что-то делать, работать. Я начал свою трудовую деятельность очень рано, интенсивно работал всю свою жизнь, а здесь вдруг пришлось остановиться.

Основной областью моих научных интересов в Казахстане были региональная и рудная геофизика, математизация и компьютеризация процессов анализа геолого-геофизических данных, педагогическая деятельность в указанных областях. При моем непосредственном участии изучалось глубинное строение земной коры всей огромной территории Казахстана, разработаны методики геофизических поисков и разведки месторождений; разработаны системный подход к анализу комплексных данных и автоматизированные системы, эффективные методики, алгоритмы и компьютерные программы моделирования геофизических полей (решения прямых и обратных задач) и распознавания образов.

К моменту отъезда в Израиль на ПМЖ я был автором четырех монографий, одна из которых была переведена на китайский язык, соавтором семнадцати книг, методических рекомендаций, авторских свидетельств, справочников, автором и соавтором более ста статей, докладов, научных отчётов; ряд моих статей были переведены на английский язык.

Словом, как мне казалось, мое имя было достаточно широко известно, да и я был о себе достаточно высокого мнения и, приехав на «историческую», несмотря на немолодой возраст, решил все же обратиться в Государственный Геофизический институт Израиля, находящийся тогда в г. Холон.

Помню, когда я поехал в институт, шел сильный весенний дождь. После долгих расспросов, один израильтянин в автобусе сказал мне, что институт, кажется, находится «бидьюк муль ханут Шмулик-басар» (точно напротив мясной лавки Шмулика; где лавка — знали, где институт — нет). Приехав, зашел в секретариат и обратился к мужчине, который поинтересовался целью моего прихода. Я сказал, что я геофизик, ищу работу, оставил документы. Через неделю получил приглашение от директора института на собеседование. Директором оказался тот самый человек, с которым ранее я встретился в секретариате. После длительного собеседования с руководством и ученым советом я был принят, при условии получения от министерства абсорбции «стипендии Шапиро». Это министерство, в которое я был приглашен на собеседование, чинило мне, и не только мне, всяческие препятствия из-за возраста, а, возможно, не только.

Процесс моего собеседования в министерстве выглядел так. Я приехал утром в назначенное время, но в кабинете, куда был приглашен, никого не было. Я зашел в соседнюю комнату, дверь в которую была открыта, где находились несколько мирно беседующих и пьющих кофе на своих рабочих местах сотрудниц, и отрекомендовался. Мне не очень любезно посоветовали подождать в коридоре (мол, не мешай нашим рабочим будням), что я и сделал, усевшись там на стул. Вскоре появился мужчина, которому, когда он проходил мимо соседней комнаты, сказали, что его ждет профессор такой-то. Он прошел в свой кабинет, чуть не задев меня, как мимо пустого места, не поздоровавшись, будто бы никого не замечая, и закрыл за собой дверь. Как говорят, «ни тебе здрасьте, ни тебе до свиданья». Не дождавшись приглашения, я постучал, зашел в кабинет, поздоровался. Не пригласив меня сесть, не поздоровавшись, даже не взглянув на меня, вызвавший меня чиновник сразу начал звонить по телефону директору института.

Фамилия этого чинуши была… ладно не буду называть фамилию, пусть его. Позднее я узнал, что он тоже имел какое-то отношение к науке, писал словари, разговорники. Это тем более усугубляет его вину по отношению к коллеге, тем более, что я просто был старше его, и уже даже по этой причине он должен был оказать мне хотя бы минимальное уважение. О нецелесообразности выделения мне стипендии как раз в связи с моим не совсем молодым возрастом он и говорил с директором института. После продолжительного разговора, он согласился выделить мне финансирование только на три месяца. Правда, в итоге я проработал в институте более 12 лет профессором-геофизиком-исследователем.

Я был до глубины души возмущен таким приемом, таким обращением со мной…

В СССР я стал ученым, доктором наук, профессором, имел почетные профессиональные звания «Заслуженный деятель науки», «Отличник разведки недр СССР», «Изобретатель СССР» и др., опубликовал свои основные книги и статьи, ряд которых был переведен на иностранные языки, имел высокий научный статус и авторитет в своей профессиональной области.

На фотографии запечатлен момент вручения мне документов и нагрудного знака «Заслуженный деятель науки». Как видно на следующей фотографии, почетные звания по различным отраслям в Казахстане в основном присуждали представителям «титульной нации». На этой церемонии я был единственным представителем «нетитульной нации» — евреем.

В 1998 году в Москве, Российской Академией Наук (РАН), под редакцией академика В. Н. Страхова, была издана (не на коммерческой основе) на русском языке книга: «Российская прикладная геофизика ХХ века в биографиях» (том 2).

Книга посвящена творческим биографиям, научным достижениям и основным публикациям ученых — гравиметристов и магнитологов СССР, которые внесли заметный вклад в развитие теории и практики гравиметрии и магнитометрии и здравствовали на момент ее издания (том 1 посвящался ученым, ушедшим из жизни).
В книге приведены биографии ряда ученых-геофизиков из бывшего СССР. Некоторые из них остались в России, часть уехала и работает в настоящее время в разных странах мира (в основном в США и Германии), автор этой статьи стал израильтянином (на момент издания книги, я жил в Израиле уже несколько лет, могли бы в России обо мне и забыть, но не забыли).

Творческие судьбы ученых, чьи биографии включены в книгу, в различных странах сложились по-разному. Это зависело от многих объективных (например, отношения в той или иной стране к эмигрантам, наличия рабочих мест вообще и их соответствия специализации претендента, в частности) и субъективных (творческого потенциала, знания языка страны, умения «себя преподнести», возраста, состояния здоровья и др.) причин.

Тем не менее, один из них с 1989 года — профессор-исследователь Калифорнийского Университета (США), другой с 1993 года — профессор факультета геологии и геофизики Университета штата Юта (США), третий — в 1994 году был приглашен в Потсдамский институт прикладной геодезии (Германия). Автор настоящей статьи с 1992 по 2004 год являлся профессором-геофизиком-исследователем и, затем — консультантом в отделе геофизических проектов и отделе сейсмологии Государственного Геофизического института Израиля.

Это все к тому, что в Казахстане я в своей отрасли был одним из первых, и в Союзе — далеко не последним, и привык к соответствующему обращению. А здесь меня приняли не как достаточно известного ученого, а как явно нежелательного гостя. Впрочем, как известно, даже более именитых ученых в свое время здесь не очень приветствовали. Отказывали в приеме на работу с внешне учтивой, а по сути иезуитски-издевательской формулировкой: «У вас для нас слишком высокая квалификация».

Известна также «закрытость» израильских академических и университетских кругов для приехавших или намеревавшихся это сделать, учёных. Чувствуя такую замкнутость и недоброжелательность, многие крупные учёные сюда не едут, а приехавшие — уезжают, особенно активно в последние годы, понимая, что в науке здесь можно существовать только «серой лошадке».

За 12 лет, которые я проработал в Институте, группой израильских ученых, с моим участием и участием коллег (проф. М. Рыбаков и др.), на территории Израиля были проведены масштабные геолого-геофизические работы для решения различных задач, что показало несомненную полезность привлечения к исследованиям ученых-олим.

Составленные, в результате дополнительных полевых работ, и опубликованные нами гравиметрические и магнитные карты, на которых показаны также геология, геофизическая изученность, как в картографических изданиях, так и в виде статей, послужили основой для построения карт нижней границы земной коры — ЗК и поверхности кристаллического фундамента территории Израиля, а затем и Леванта.

Таким образом, была заложена глубинно-геофизическая основа для составления тектонической карты территории Израиля, а в последующем — и карт прогноза для поисков полезных ископаемых.

В связи с изданием карт потенциальных полей (см. иллюстрацию выше) Израиля и схематично — всего Леванта, наша творческая группа получила поздравления и благодарности от Президента Израиля, членов Кнессета, Министерства инфраструктур.

На фотографии выше показана презентация подготовленных к публикации карт на одной из Геологических конференций Израиля.

При выполнении некоторых из описанных выше исследований мы также сотрудничали с коллегами из Геологического института Иордании и Шхемского университета Палестинской автономии.

В 1994 году в Иерусалиме была издана крупная, по объёму и значению для науки и практики, однотомная монография «Geological structure of the North-Eastern Mediterranean». В 2005 году в Иерусалиме же вышло в свет ее продолжение, еще более объемное 2-х томное издание, под названием «Geological Framework of the Levant». Монографии подготовлены большой группой ученых геологов, геофизиков, геохимиков и др. из разных стран мира, в основном, из России, Израиля и Германии, а также из Франции, Испании и Кипра. Эти работы изданы под редакцией группы ученых из Геологического института Российской Академии Наук — РАН и Геологического института Израиля, а также университетов Бен-Гурион (Негев, Беэр-Шева) и Тель-Авива.

Восточное Средиземноморье — это одна из важнейших территорий для понимания истории геологического развития Земли в целом и, особенно, территорий Леванта (включающего Израиль, Сирию, Ливан, Иорданию), а также Турции, Кипра, Египта и других стран региона (точно также, как важна здесь политическая ситуация для судеб всего мира!).

Сложность изучения геологии этого региона состоит еще и в том, что существующая здесь политическая мозаика и нечеткость границ затрудняют свободный обмен идеями и результатами, имеющимися по каждой из этих стран в отдельности, и это накладывает ограничения на получение обобщенной картины. Поэтому только в рамках международного сотрудничества, примером которого являются исследования, изложенные в монографиях, появилась возможность получить вполне исчерпывающие результаты.

Для того, чтобы более или менее достоверно изучить закономерности строения земной коры и верхней мантии Земли, нужно исследовать огромное количество информации. Среди других, в монографиях освещены геолого-геофизические исследования: гравитационные и магнитные поля, сейсмические характеристики и другие сведения, характеризующие регион.

В монографиях и библиографии к ним использованы и наши исследования (Геофизический институт Израиля, с участием автора статьи) гравитационного и магнитного полей, а также глубинного строения земной коры Израиля и Леванта.
Эффективные работы были проведены нами также в каньоне Махтеш Рамон. Он интересен геологам по нескольким причинам: во-первых, как полигон, позволяющий заглянуть в геологическое прошлое; во-вторых, в связи с его металлогенической специализацией; наконец, в-третьих, в связи с предположением о возможной алмазоносности. Целью этих геофизических работ, включающих разномасштабные аэромагнитную съемку, гравиразведку, электроразведку, геохимию, было изучение состава пород и тектоники района, которые могут быть пролонгированы на большие прибрежные территории Израиля, перекрытые рыхлыми отложениями, а также выяснение металлогенической специализации, возможный прогноз наличия здесь рудных и нерудных полезных ископаемых. Результаты этих работ были опубликованы нами в книге на иврите: «Махтеш Рамон — подповерхностная структура и состав; магнитометрические и гравиметрические исследования». На фотографии ниже показан фрагмент обложки книги.

На фотографии выше показан рабочий момент обсуждения результатов в связи с возможным открытием в каньоне рудопроявления.

Впрочем, надежды не всегда оправдываются — это, кстати, обычное явление в геологии при поисках и разведке, от счастья — до разочарования.

«Очень трудно найти чёрную кошку в тёмной комнате…, особенно, если её там нет» (приписывается Конфуцию). Очень трудно найти месторождение под землей, особенно, если его там нет. Очень трудно найти месторождение, скрытое под поверхностью земли, даже, если оно там есть. Не зная ни первого, ни второго, тем не менее — ищут и находят, открывают.

Нами были также предложены и подтверждены на практике геофизические возможности прогнозирования опасных провалов на берегах Мертвого моря. Будучи учёными-репатриантами, мы смогли за несколько лет осуществить достаточно объемную работу в единственном в Израиле государственном Геофизическом институте — GII, научными сотрудниками которого были с начала 90-х. В этом плане нашу «научную абсорбцию» можно считать успешной, чего, к большому сожалению, нельзя сказать о многих ученых, чей научный потенциал был безвозвратно утерян, будучи невостребованным и неиспользованным государством.

Не умаляя роли местных научных кадров, можно с уверенностью сказать, что значительный прогресс и заметное оживление в изучении земной коры региона был обусловлен эмиграцией в Израиль специалистов из бывшего СССР. Наши ученые перенесли в практику работ методологию проведения геофизических работ и опыт их дальнейшего использования из бывшего Советского Союза, геолого-геофизическая служба которого была одной из лучших в мире.

Кстати, это относится не только к геологии, но и ко многим другим отраслям науки и техники Израиля.

Известный историк и журналист И. Маляр, который, кстати, в свое время присутствовал при вручении мне присланного из ВАК СССР диплома доктора наук в АН Казахстана, в своей передаче «Люди и даты» на израильском радио РЭКА говорил (цитата): «…Владимир Гольдшмидт, ученый-геофизик, профессор, доктор наук. Он репатриировался в Израиль в солидном возрасте, но успел внести большой вклад в создание карт для поисков полезных ископаемых. В одной из своих статей профессор Гольдшмидт написал о себе и своих коллегах: «Геологи — вечные искатели счастья». Пожалуй, это можно отнести ко всем евреям и, в том числе, к ученым, новым репатриантам».

И в этом он, безусловно, прав.

Print Friendly, PDF & Email

10 комментариев к «Влад Голь-де-Шмидт: И ученье — свет, и ученых — тьма (девать некуда)»

  1. Уважаемый Владимир,

    Ваш ответ — надо полагать — «первым двум буквам». На самом деле, то, что было опубликовано — примерно, одна треть написанного текста; остальное я выкинул, чтобы «не пережать»; так что это далеко не «детальный анализ». Впрочем, и того было достаточно. Повторять нет смысла, я не думаю, что мы «достигнем полного консенсуса»; лишь прокомментирую очень коротко некоторые Ваши ответы (причем, еще раз, чтобы было ясно — я не касался вопроса, являетесь ли Вы и многие другие выходцы из России, хорошими учеными или нет, поэтому, тому, что Вы — практик-профессионал — я могу поверить и без ссылок на китайский перевод книги; я знаком с отличными учеными из России, которые, тем не менее, не конкурентоспособны в системе). Я объясню, почему я говорю «пренебрежительно» о тезисах конференций (и, еще более того, я добавлю к этому списку и отчеты по проектам) — они — это самое главное — не рецензируются. Вы ведь знаете, можно послать любую херню на любую конференцию, и, до недавнего времени, уж постер вам дадут, и тезисы опубликуют. Во-вторых, что серьезного можно изложить на одной странице? Следующим по недоверию будут статьи в Science — там три страницы (заполненные амбициями и непроверенными данными — шутка). Если Вы этого не понимаете или не принимаете, это и есть печально. Я не против «английского как языка международного общения» — не могу понять, как Вы вычитали это у меня. Я — о том, что в Израиле, и в особенности в прикладной науке (!), этого не достаточно, чтобы успешно конкурировать. И последнее — по поводу Ваших ссылок на то, как менеджеры фирм воруют идеи у ученых- «олимов»; это-то и отражает непрофессионализм последних. Я предположу, что когда Вы покупаете квартиру, Вы это делаете с адвокатом. По крайней мере, так поступает большинство. Так и тут — Вы (Ваша организация, адвокат, юридический консультант) готовите письма «קניין רוחני (intellectual property)»; я сам несколько раз подписывал подобные письма; разумеется, всегда есть накладки, но они — наклаdки -как и жулики, интернациональны, если Вы меня правильно понимаете.

    В конце концов, дело не в науке — хрен с ней. . Я попробую выразить это иначе. Вы писали «Несмотря на то, что русскоговорящая община Израиля крайне неоднородна, многие из «русских евреев», особенно, из центральных крупных городов СССР-СНГ, — были интеллигентными, высокообразованными, статусными, материально обеспеченными людьми, обладателями ответственных должностей в науке и на производстве, хороших квартир, дач, машин и прочих благ, но тоскующими по западной свободе.» А где же у этих «статусных евреев» тоска по еврейству? где же сионизм в этой самое тоске? Я не иронизирую, и ни в коем случае не отношу это к Вам персонально (и себя не отделяю от «моей волны»). Вы не думаете, что тут собачка и зарыта?

  2. … ученых — … девать некуда

    формально (то есть, по данным CV), советские ученые были, как правило, (часто? очень часто? сплошь и рядом?) неконкурентоспосбны (IMHO:-))). — Как правило, не было публикаций в международной печати и конкурентных международных грантов. Советские ученые (а российские — до сих пор) включали в список трудов, не разделяя, тезисы конференций, абстракты, доводя список до трехзначных чисел: реального значения эти тезисы, как правило не имеют. Конкурировать со своими израильскими коллегами, имеющими в качестве трехзначных — число статей, опубликованных в международной печати, —…ну, скажем, очень сложно. Конкурировать в академии с молодым претендентом на рабочее место, который вернулся после пост-докторантуры, имея закрепленные связи с ведущими американскими и немецкими лабораториями – очень сложно, может, почти невозможно.

    С «русскими» кандидатами («научными работниками»), кажется, есть, как минимум, две (две? :-)) проблемы : у тех, кто постарше, нет желания переходить на иврит – упорное — «нет» языку, использование английского как языка «международного» общения, игнорирование (если есть такая возможность) встреч и семинаров на иврите; соответственно, неспособность бороться за израильские гранты, сложности в быстроте реагирования – приготовить, с коллегами, за неделю, проект на иврите, когда call появился позавчера, а подача — послезавтра; соответственно, неспособность быть PI. «Русские» ученые имели (-ют) имеют голову, свернутую на восток – в сторону бывших коллег, своих студентов, с которыми можно продолжать писать статьи, и прожив лет … в Израиле.

    С «молодыми русскими» кандидатами – теми, кто уехал из Израиля в постдокторантуру в US – есть другая проблема; вероятность, что «нерусский» (где-то проходит эта черта — между «русскими» и нерусскими»?) постдокторант будет хвататься всеми 20 пальцами за возможность работать в Израиле, — выше, по сравнению с «русским» кандидатом. На «русских» иногда сложно расчитывать – пообещают приехать, и не приедут, даже будучи избранными.

    Наверное, потому, что, во-первых, стыдно перед диаспорой за такой прием еврейским государством евреев, приехавших с распахнутой душой и желанием все сделать для своей новой родины, в отличие от немалого числа аборигенов, которые знают только слово «дай».

    На самом деле, все проще: «русские» по причине незнания иврита, тоже говорят – «дай», вот им и НЕ дают. зраильтяне меня поймут. Мои «нерусские» колллеги выкладываются: пишут проекты и статьи по ночам, в шиши и шаббат, дрессируют студентов, преподают, …..можно на них свысока поглядывать, как угодно, но в конце концов – среди них нет таких, которюе получили бы свое продвижение «по блату». Статьи, которые будут оцениваться по журналу, и его реитингу, финансирование проектов, студенты, книги, организация конференций…..Да, имеет место мафиозность и политика, естественная для узкого круга, где ее нет?

    Известна также «закрытость» израильских академических и университетских кругов для приехавших или намеревавшихся это сделать, учёных. … в науке здесь можно существовать только «серой лошадке».

    Неправда. «Серые лошадки» публикуют очень цитируемые статьи; по числу цитирований на статью, Израиль находится во многих областях на ведущих местах (как-то я проверял с помощью Web of Science; речь идет об ученых, работающих в Израиле, но не об израильтянах, работающих где-либо). Еще раз, советские ученые — (i) в целом, (ii) в волне девяностых, (iii) формально — в академии были неконкурентноспособны. Разумеется, ИМХО. Означает ли это, что учеными они были плохими? Не обязательно…

    «.. Коренные жители — израильтяне, вместо радушия, вместо предложения приезжим работы и элементарных условий жизни, встретили их практическим отсутствием и того, и другого.»

    Ну, не коренные, а кроме того, они, что, были обязаны?

    Для основной массы обывателей, главным показателем уровня жизни, их базовым приоритетом, является хумус и фалафель,

    как и в любой стране?

    а главным вопросом: «охель тов баарец»? (еда в Израиле хорошая?) Это — люди, многие из которых не хотят учиться, а дипломы об образовании, зачастую, просто покупают

    И сколько таких в Институте Вейцмана? в Иерусалимском университете? да и в целом, в Израиле — сколько таких, кто купил диплом? (если, конечно, вычесть всех тех репатриантов из СССР, кто, действительно, купил многие дипломы?). Кроме того, баарец, действительно, охель тов…Говорят, и в Германии есть такие, кто дипломы покупает

    Самым популярным методом набора кадров является «блат», т.е. «друг привел друга».

    В принципе, это очень хороший подход, поскольку позволяет надеяться, что новый кандидат не окажется змеей в мешке, или просто сволочью. Затем, этот кандидат проходит детальныи скреенинг. Этот метод великопено работает в хайтеке; в конце концов, того, кто плохо работает, терпеть не станут, уволят, да? Как правило. В академии….его не только прощупают на предмет , но и постараются выяснить, а что он собирается делать в данном научном «подразделении», если будет принят? каково его видение будущего, в чем он видит передовую проблематику? С кем из коллег он мог бы сотрудничать? (вопросы о видении, или о сотрудничестве, — на которых «сыпятся» многие кандидаты– условно – просто получают «минусы»; далеко не каждый соображает, что стоит заранее детально изучить состав кафедры, отдела, факультета). Его, кандидата, могут попросить заранее написать проект, короче, продемонстрировать свое знание и видение ситуации и перспектив. Имея и опыт работы в такой комиссии (и наблюдая ее со стороны), избирательного отношения к «русским» кандидатам никогда не наблюдал; а вот, если кандидат известен своей неуживчивостью, неумением работать с людьми, неумением или неспособностью общаться, или, что еще хуже, известен как скандалист – шансы его снижаются.

    Иммигрантов же поставили в такие условия, предъявили такие требования, что многие из них, ошарашенные таким нелюбезным, мягко говоря, приемом, при возможности, «навострили лыжи» дальше

    Ага. У меня есть знакомый, их было 17 детей в семье — выходцы из Сирии. Они перееzжали в Страну всю жизнь. у каждого есть такой знакомый. Была ли более благоустроенная волна иммиграции, чем последняя?

    (в Канаду, Германию, США, Австралию, где их принимали значительно приветливее, а условия жизни и окружение -несравненно лучше) или обратно в СНГ и, как следует из материалов СМИ, продолжают «бежать» до сих пор («утечка мозгов»). Из-за чего?

    А какое это имеет отношение к иммиграции? Рынок труда ограничен; один раз мне пришлось побывать на конференции геологического общества – судя по числу участников, такое ощущение было, что это главное занятие израильтян, И где им всем работать? Более того, это очень хорошо, что израильтяне едут в Канаду, Германию, США — а иначе, как мы будем оформлять совместнюе проекты с немцами и американцами? Shutka.

    1. Я признателен за более или менее детальный анализ статьи. Кое в чем согласен, кое в чем, нет.
      1. Действительно, у советских ученых было мало публикаций в международной печати, по известным объективным причинам. Тем не менее, моя книга «Региональные геофизические исследования и методика их количественного анализа» (220 стр.), изданная в 1979 г. в издательстве «Недра» (Москва), была переведена китайскими геофизиками и в 1984 г., издана Геологическим издательством Китая в Пекине на китайском языке (222 стр.). Несколько моих личных и коллективных статей, после их опубликования на русском, были изданы на английском, например: «Глубинное тектоническое районирование территории Казахстана по геофизическим данным. 1966. «Сов. геол.,6.», «Методы нелокального поиска в обратной задаче гравиметрии. 1979. Изв. АН СССР «Физ.Земли»», «Состояние и перспективы развития в СССР теории интерпретации гравитационных и магнитных аномалий 1982. Изв.АН СССР «Физ.Земли».5» и др.
      И таких работ у других ученых по моей специальности было немало.
      В Израиле (о книге на иврите сказано в обсуждаемой статье) все наши публикации и научные отчеты, а их несколько десятков, были на английском. Тезисы конференций, о которых, кстати Вы совершенно необоснованно говорите пренебрежительно, и доклады, были как на иврите, так и на английском, что только расширяло круг общения. Неясно, почему Вы против английского, основного языка международного научного общения.
      2..За время моей работы в Геофизическом институте из него эмигрировали в США, Канаду и Францию, несколько ведущих специалистов (не только из алии 90-х) по сейсморазведке, электроразведке и пр., из Геологического института – по определению возраста пород и др. Конечно, неплохо и престижно, что ученых- израильтян приглашают работать в другие страны. Но это неплохо для кого?
      3. При создании фирм, где носителями идей были ученые-олимы, а менеджерами местные кадры, договора, как правило, составлялись таким образом, что при различных обстоятельствах, приводящих, например, к банкротству, идеи оставались у менеджеров, т.е. имела место экспроприация, а точнее грабеж интеллектуальной собственности. Так было с несколькими моими знакомыми, учеными-специалистами по гидрофильтрам, с гидрогеологами, с медиками, придумавшими эффективные лекарственные смеси и т.д. и т п.
      4. Неправда, что ученые-репатрианты из СССР, могли купить дипломы. «Держите вора» громче всех кричат сами воры. «Не верьте дипломам «русских», привезенных из СССР» громче всех кричали в Израиле в 90-ые, местные «ученые», особенно те, которые как оказалось, сами получали фальшивые дипломы. А таких фальш-ученых оказалось совсем немало. Как выяснилось в результате судебного разбирательства, немало израильтян покупали научные работы, академические степени и дипломы Латвийского университета (за 5000 долларов), чтобы повысить себе зарплату, чем был причинен ущерб государству в миллионы шекелей. В этой грязной истории был замешан и американский Берлингтонский колледж.
      В СССР, практически не было никакой возможности приобрести фальшивый диплом об ученой степени. Была четко отлаженная система очной и заочной аспирантуры и докторантуры, можно было готовить диссертацию и вне них. Когда кто-то начинал работать в этом направлении, все коллеги об этом знали. Диссертация поэтапно докладывалась на внутри-лабораторных и институтских семинарах. После одобрения на них законченная работа докладывалась на «передовом» внедряющем предприятии, затем защищалась на УС компетентного научного учреждения, проходила «черного» оппонента, утверждалась ВАКом. Были определенные отличия в прохождении кандидатской и докторской диссертаций, но миновать какой-то из указанных этапов было невозможно. Так, что домыслы о фальшивых дипломах из СССР не имеют под собой никакой почвы.
      Сейчас да, в СНГ это широко практикуется. Купля-продажа фальш-дипломов, аттестатов и других официальных документов поставлена на поток, можно «получить» (в смысле, купить) любую ученую степень быстро и недорого, чуть ли не у станции метро.
      С ужасом представляешь себе, что фальшивый диплом покупает «врач».
      Много всяких дипломов сомнительного достоинства у различного рода целителей, представителей неконвенциональной, альтернативной, нетрадиционной медицины, у лекарей, знахарей, экстрасенсов, докторов медицины и философии, психо-аналитиков, гомеопатов и пр.., которые диагностируют и лечат все. Один и тот же «доктор» может, например, безоперационным методом вылечить аденому простаты и геморрой, насморк и онкологию, двигательный аппарат и депрессию, увеличить грудь, умственные способности и пенис и сделать многое другое. Нет сомнения, что когда берутся вылечить все, то это означает, что не могут вылечить ничего. Обычно такие специалисты уверяют, что вылечивают 95% пациентов. К сожалению, как показывает практика, подавляющее большинство лечившихся у них, попадает в оставшиеся 5%.
      По поводу Ваших замечаний можно еще говорить много, но это не статья, а ответ на комментарий, поэтому заканчиваю. Все о чем я написал выше, это не IMHO, это факты.

      1. Уважаемый Владимир,

        Ваш ответ — надо полагать — «первым двум буквам». На самом деле, то, что было опубликовано — примерно, одна треть написанного текста — остальное я выкинул, чтобы «не пережать»; так что это далеко не «детальный анализ». Впрочем, и того было достаточно. Повторять нет смысла, я не думаю, что мы «достигнем полного консенсуса»; лишь прокомментирую очень коротко некоторые Ваши ответы (причем, еще раз, чтобы было ясно — я не касался вопроса, являетесь ли Вы и многие другие выходцы из России, хорошими учеными или нет, поэтому, тому, что Вы — практик-профессионал — я могу поверить и без ссылок на китайский перевод книги; я знаком с отличными учеными из России, которые, тем не менее, не конкурентоспособны в системе). Я объясню, почему я говорю «пренебрежительно» о тезисах конференций (и, еще более того, я добавлю к этому списку и отчеты по проектам) — они — это самое главное — не рецензируются. Вы ведь знаете, можно послать любую херню на любую конференцию, и, до недавнего времени, уж постер вам дадут, и тезисы опубликуют. Во-вторых, что серьезного можно изложить на одной странице? Следующим по недоверию будут статьи в Science — там три страницы (заполненные амбициями и непроверенными данными — шутка). Если Вы этого не понимаете или не принимаете, это и есть печально. Я не против «английского как языка международного общения» — не могу понять, как Вы вычитали это у меня. Я — о том, что в Израиле, и в особенности в прикладной науке (!), этого не достаточно, чтобы успешно конкурировать. И последнее — по поводу Ваших ссылок на то, как менеджеры фирм воруют идеи у ученых- «олимов»; это-то и отражает непрофессионализм последних. Я предположу, что когда Вы покупаете квартиру, Вы это делаете с адвокатом. По крайней мере, так поступает большинство. Так и тут — Вы (Ваша организация, адвокат, юридический консультант) готовите письма «קניין רוחני (intellectual property)»; я сам несколько раз подписывал подобные письма; разумеется, всегда есть накладки, но они — наклаdки -как и жулики, интернациональны, если Вы меня правильно понимаете.

        В конце концов, дело не в науке — хрен с ней. . Я попробую выразить это иначе. Вы писали «Несмотря на то, что русскоговорящая община Израиля крайне неоднородна, многие из «русских евреев», особенно, из центральных крупных городов СССР-СНГ, — были интеллигентными, высокообразованными, статусными, материально обеспеченными людьми, обладателями ответственных должностей в науке и на производстве, хороших квартир, дач, машин и прочих благ, но тоскующими по западной свободе.» А где же у этих «статусных евреев» тоска по еврейству? где же сионизм в этой самое тоске? Я не иронизирую, и ни в коем случае не отношу это к Вам персонально (и себя не отделяю от «моей волны»). Вы не думаете, что тут собачка и зарыта?

  3. Уважаемый Доктор В. Гольдшмидт!

    Ваша статья вредная и необъективная, в общем и целом, хотя, наверное, каждый приведенный Вами факт и/или довод может оказаться правдой и соответствовать данному конкретному случаю. Так бывает. Вы в свое время, судя по Вашей справке об авторах, серьезно продвинули науку в Казахстане. Я это принимаю и охотно верю. Следующим шагом в моем осмыслении Вашей статьи, естественно является сравнение места, уровня жизни, развития технологии и науки в той стране, где Вы и Ваши коллеги так успешно и плодотворно работали и продвигали науку и в той стране, которая в начале девяностых так «несправедливо» и «равнодушно» приняла Вас. Проводя это сравнение, я прихожу к выводу, что что-то в Вашей статье не складывается…Не получается.
    Я сам в течение двух десятков с лишним лет отработал в отраслевом НПО в одной из среднеазиатских республик и не совсем человек случайный и в курсе того, о чем говорю.
    Я знаком с некоторыми авторами Портала, которые, как правило, находятся в возрастном промежутке между Вашим и моим, и из которых, опираясь на их дипломы и грамоты можно было бы сформировать небольшую академию наук для небольшой советской республики. Они проживают не только в Израиле, но все, независимо от своих способностей, реального вклада в науку, настоящего места жительства прошли через очень трудную абсорбцию и рассказывают об этом периоде своей жизни много интересного и поучительного. В свое время «русские» ученые подняли университет в Негеве, сейчас они поднимают университет в Самарии. Им очень нелегко, но они оставили и оставляют свой след в истории Страны.
    Мне не хотелось реагировать на Вашу статью, но я вспомнил, как одновременно с Вами начинал и на что претендовал, на что рассчитывал и что получил (см.http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer1/MFuks1.php) и «за Державу стало обидно».
    М.Ф.

    1. Отправляя меня по линку (см.http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer1/MFuks1.php) к вашей статье, вы, видимо хотели мне показать, как нужно писать статьи, чтобы они были невредными и объективными. Зашел, прочитал и согласен с одним из комментаторов: «типичная послесоветская израильская биография». Я бы еще добавил, банальное «затянутое» многословное повествование на уровне школьного сочинения «Как я провел летние каникулы». Ни анализа, ни доводов, ни выводов.
      Вообще, когда видишь сладенькое чтиво, когда читаешь пересказы газетных заголовков, когда читаешь «лакировку», действительно, «за Державу обидно», как будто вернулся «туда», во времени и в пространстве.

      1. 1.Если бы я ознакомился с репликой уважаемого «А&B», то не стал бы встревать в обсуждение Вашей статьи. Я с интересом ознакомлюсь с Вашим ответом на нее, если он последует.
        2.Своей ссылкой на мой рассказ я вовсе не хотел «показать, как нужно писать статьи», полагаю, что в этой области Вы достаточно квалифицированны. Мне хотелось обратить Ваше внимание на то обстоятельство, что все те годы, что Вы провели в Израиле, рядом с Вами, параллельно Вам жила и живет другая страна с несколько иной алией, другим отношением и пониманием происходящего. По всей видимости, этот факт ускользнул от Вас.
        3.Я далек от мысли, что выносимое мной на суд читателей Портала «сладенькое чтиво, и пересказы газетных заголовков» заслуживают премий по литературе и оцениваю свои способности намного ниже моих коллег по Порталу, пишущих свои отзывы. Здесь я с Вами могу и согласиться.
        Будьте здоровы. В.И.
        М.Ф.

  4. Прекрасная, довольно объективная и интересная статья.
    Хотел бы лишь заметить, что и израильским специалистам, ватикам и сабрам, ищущим места в Стране, нередко приходится не сладко.
    Когда они возвращаются домой после Гарварда и Йеля, их ожидает жестокая конкуренция и понятно, что в ход идут локти — их собственные, а также родственников и друзей. Это те самые 40 лет скитаний по пустыне…
    После публикации Хаима Соколина ваша статья достойно дополняет еврейский роман «Хождение по (олимовским) мукам.»

    P.S. На ваших картах меня заинтересовал интенсивно-красный цвет отрезка в районе Хайфы. Если это не военная тайна, поясните, пожалуйста, что это такое?

    1. Никакой военной тайны на карте гравитационного поля нет. Не то время и не то место. Когда-то в Союзе такие материалы действительно были строго засекречены и для пользования ими, нужен был соответствующий допуск. Что касается интенсивного красного цвета в районе Хайфы, то это аномальное повышение гравитационного поля. Оно корреспондирует с несколькими факторами: приближением земной коры океанического типа с повышенной плотностью пород, с местной сложной тектонической обстановкой в районе Кармель и пр.
      Думаю, детали Вас не интересуют. А если заинтересуют, то они имеются в статье «3-D gravity and magnetic interpretation for the Haifa Bay area (Israel)», опубликованной нами в европейском журнале «Journal of Applied Geophysics».

  5. Владимир Иосифович! Не берите в голову разную ерунду привходящих обстоятельств! Ведь жизнь прекрасна и удивительна! И вы своим примером это доказываете.
    Смотрите в корень и не поддавайтесь антисионистской (в вашем случае, совершено бессмысленной!) пропаганде из Радио РЭКА! Не надо греть ею души принципиальных антисионистов в галуте, не имея конкретных цифр ериды. Ведь, вы же ученый. Так и оперируйте фактами, а не сплетнями!
    И успехов вам!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *