Иосиф Келейников: Homo sapiens и шизофрения

 257 total views (from 2022/01/01),  1 views today

При всей «новорожденности» логического мышления, оказывается, что уровень, на который мы поднялись, срочно нуждается во «втором дыхании». Уже не помогают самые продвинутые компьютеры.

Homo sapiens и шизофрения

Публикуется в порядке обсуждения

Иосиф Келейников

 Иосиф Келейников Мы привыкли считать общение величайшим благом. Общение не только благо, но и фундаментальный закон природы. Действительно, если под этим подразумевать взаимодействие со средой, то, даже, физические тела не обходятся без контактов: за счёт гравитации, массы, климатических условий и своеобразия каждого из них. С появлением первых белковых соединений и РНК, несущей генетическую информацию, непосредственные и примитивные контакты значительно усложнились. Считается, что простейшая жизнь зародилась на Земле около четырёх миллиардов лет назад. Понятно, что с тех пор до появления членораздельной речи, информационный обмен происходил на физиологическом, а значит, чувственном уровне.

За столь огромный период времени организмы превратились в особи. Чисто биологические ресурсы оказались недостаточными для дальнейшего развития. Возникла потребность в символической речи. По самым грубым предположениям это произошло примерно миллион лет назад. Мизер по сравнению с эволюцией чувств. (Здесь мы не будем отвлекаться на спекуляции: сотворено ли всё Богом, или воображением Дарвина; занесены ли первичные белки астероидами, или мы — продукт генетической инженерии, созданный инопланетянами).

Нас интересует речь обозримого прошлого в 4-5 тысяч лет. Речь сформировавшаяся, философская, способная заглянуть за предел чувств. Речь, обогатившаяся письменностью. Речь, которая до сих пор находится под контролем консервативных чувств. Утрата контроля чревата неврозом, психозом, гениальностью.

Только представьте себе темпы эволюции: четыре миллиарда лет развития чувств, миллион лет от зачатков членораздельной речи до мудрецов древнего мира, четыре тысячи лет письменной речи и семьдесят пять лет от создания первого компьютера! Потрясающая прогрессия. Представьте наше сегодняшнее местонахождения в эволюции. А что будет завтра? Не пора ли общаться со Всевышним?

Вот, мы и подошли к проблемам самовыражения, взаимовлияния и словесного творчества, к насущным проблемам коммуникации. При всей «новорожденности» логического мышления, оказывается, что уровень, на который мы поднялись, срочно нуждается во «втором дыхании». Уже не помогают самые продвинутые компьютеры. Учёные спешно создают совершенных роботов, планируют создание киборгов для протезирования функций нашего отстающего от прогресса мозга.

«Человек — звучит гордо»… Прав ли М. Горький? Л. Фейербах назвал человека созерцателем, К. Маркс — экономистом, И. Фихте — моральным, Ф. Ницше — нигилистом, Г. Маркузе — одномерным, Ф. Кафка — одиноким, Э. Стоунквист — маргинальным, Ж. Тощенко — парадоксальным, Г. Маркус — несовершенным. Спрашивается, почему не дуальным?

При условии, что всё познаётся в сравнении, человек вечно мечется между крайностями: между добром и злом, между белым и чёрным, между ненавистью и любовью. Двойственность и разобщённость, тщетные попытки сочетать материю и сознание, природу и дух, бытие и сознание, всё это — наши родимые пятна. О монизме мы слышали звон, да не знаем где он. А он тут как тут: «мыслящий ум не чувствует себя счастливым, пока ему не удаётся связать воедино разрозненные факты. Эта «интеллектуальная несчастливость» всего более побуждает нас думать — делать науку» (Д, Данин). Однако, находя компромисс или нечто посредине, человек теряет интерес и ищет новые противоречия. Такова природа этого гордеца. К слову сказать, человек до сих пор тешит себя уверенностью, что он предназначен властвовать над природой…

Испытывая дискомфорт в объятиях чувств, и пытаясь обрести маломальскую самостоятельность, наш интеллект, а вместе с ним и мышление, оказываются на распутье. Это отражается в искусстве и в повседневной жизни: в абстракционизме, кафкианстве, вычурности, резонёрстве неадекватности, то есть, в признаках шизофрении. Упомянутый выше физик и литературный критик Даниил Данин назвал эту тенденцию кентавристикой — сочетанием несочетаемого. Тенденция, как хороша, так и плоха. С хорошей стороны это путь к предстоящей эпохе квантового языка и гармонии, а с плохой — путь в психиатрическую лечебницу. Так или иначе, человечество ошизофренивается.

В клинике существует соответствующий синдром — атактическое мышление (атаксия — беспорядочность). В речи — не координируемые понятия, выхолощенное резонёрство, неологизмы, хотя при этом грамматика не страдает: «над искривым огнём бежать и счастливо струиться в нём». Зачастую проявляется биполярность (амбивалентность) мышления и влечений: «настолько хочу жрать, что готов поститься». В норме этим балуются составители палиндромов (перевёртышей): «Муза! Ранясь шилом опыта, ты помолишься на разум» (Д. Е. Авалиани); «заумные» футуристы: «обликмены деебны в полном ряжебне…» (В, Хлебников); лингвисты и картёжные фокусники: «глокая куздра штеко бодланула бокра и курдячит бокрёнка», «наука умеет много гитик».

В старом учебнике психиатрии приводился пример типичной шизофренической фразы: «Путём самотворчества обезопаситься во вне». Мне кажется, что сегодня великие экзистенциалисты могли бы позавидовать такой мысли. Да, медвежьи объятия древних чувств не только душат, но и побуждают интеллектуального недоросля развиваться и, одновременно оберегают от слишком рискованных попыток объять необъятное. В этой зыбкой ситуации рождаются страхи. Им, даже, придумали киническое название: идейная агорафобия — боязнь выйти из-под контроля, думать о чём-то новом и непривычном.

Теперь уже не кажется странным высказывание кого-то из психологов о том, что психоз является высшей формой творчества, создающего новую реальность. Думаю, что эта новая реальность, созданная сугубо индивидуальным воображением и воспринимаемая человеческой средой, является необходимым условием для расширения запредельного кругозора. Недалёк тот день, когда появятся в университетах лаборатории экспериментальной метафизики.

100-150 лет назад в психиатрических клиниках преобладал диагноз «Маниакально-депрессивный психоз», то есть, была распространена патология чувств; главным образом наблюдались нарушения эмоций и настроения. С тех пор чаша диагностических весов склоняется в сторону шизофрении с патологией противоположной сферы — логического мышления. Тому есть разные причины: интенсификация социальной жизни, загрязнение окружающей среды, отставание медико-биологических знаний от истинных причин психической патологии. Не малую роль играет осторожность и, даже, боязнь психиатров брать на себя ответственность за диагностику и лечение, особенно в развитых странах (адвокаты жаждут крови). Диагноз шизофрении спасает: в мутной воде легче ловится рыбка.

Очевидно, что акцент на шизофрении подчёркивает необходимость искать причины в трансмиттерах — передатчиков информации в мозгу. Однако, существует и другой аспект проблемы — эзотерический. Вероятно, указанный сдвиг обусловлен матушкой природой: наступает время «взросления» логического мышления. Говоря, что человечество ошизофренивается, я ни в коем случае не намерен оскорбить нашу культуру и цивилизацию. Скорее, наоборот: я ей сочувствую. Мы переживаем крайне ранимый период, чреватый трудными поисками, горькими разочарованиями и драматическими находками. Другого пути у нас нет, как идти в ногу со временем и прогрессом. И поспевать изо всех сил.

Говоря о чувствах, как о животной человеческой сущности, я ни в коей мере не умаляю их значимости. Я им благодарен, как благодарен Есенину за «свист серебряного ветра» и за его строчки «Не нравится? Да, вы правы — привычка к Лориган и к розам… Но этот хлеб, что жрёте вы, — ведь мы его того-с… навозом». Чувства оберегали нас от опасных крайностей и учили сочетать сочетаемое. Шизофреническая способность сочетать несочитаемое — актуальная задача человека, ранее откликавшегося на кличку «Человек Разумный».

Существует латинское изречение: «Tempora mutantur, et nos mutamur in illis» (времена меняются, и мы меняемся с ними). Как, в чём и зачем мы меняемся? Похоже, что чувственная сфера, с появлением осмысленной речи, не только перестала усложняться, но и оказалась в роли обслуги новорожденного интеллекта. В роли слуги-властолюбца. Зато дитя меняется основательно. За 5-6 тысяч лет беспомощный лепет превратился в инструмент познания не только пещерной жизни, но и познания зазеркального, потустороннего мира. Как благодарное дитя, интеллект создал массу протезов для компенсации атавистических недостатков биологии. От очков до космического телескопа, от счётных костяшек до компьютера, от «сарафанного радио» до Интернета, от пылинки в глазу до частицы Хиггса в швейцарском коллайдере. И всё-то недовольно дитя. Все языки и каждый из них в отдельности его не устраивают: уж слишком зависим язык от чувств. Да и каждый из нас зависим от непосредственной природы, от близких людей и дальних правительств, от средств массовой информации. Но, даже, Интернет мы используем для развлечений. А, ведь, Интернет — предтеча квантового новояза.

Было: «Хлеба и зрелищ!» Теперь к этому прибавилось требование крови неверных. Был пир во время чумы. Теперь это называется массовой тусовкой. Быть как все… Чувство локтя… Один за всех и все за одного… В толпе как-то надёжней. Индивидуальные тусовки страшнее. Они заряжены одиночеством и мыльными операми. Только на короткий срок можно обрести утешительную самооценку от собутыльника, ответившего на твой вопрос: «Ты меня уважаешь?..

До сих пор цивилизация направлялась навстречу чуждому, непонятному и драматическому миру природы. Направлялась то с дубиной, то с атомной бомбой. Будучи агрессивной, держала про запас белый флаг. Под белым флагом — лозунги о дружбе, равенстве, свободе и, конечно, любви. Привычка к Лориган и розам закрепилась и в генах. Традиционный тост «За мир во всём мире!» слышится, как естественное чревовещание. Не пришло ли время признать поражение чувств и спасать прежний интеллектуальный арсенал и будущий научно-технический прогресс? Не пришло ли время мобилизовать арсенал и собственный прогресс на беспощадную борьбу с безнадежно отставшими, но всё ещё опасными, варварами? Добро и зло находятся в сфере чувств. Истина — в перспективе интеллектуального развития.

И тут же я слышу возмущённые голоса: «Уж не ты ли будешь решать судьбу добра и зла?», «Ты ратуешь за войну!», «А о детях и внуках ты подумал?». Да, господа тетерева на току, подумал. Я беспокоюсь не только о них, но и об их детях и внуках. Это им, самозабвенные тетерева, придётся выпутываться из ваших двойных стандартов. Именно им придётся проклинать тот день, когда Достоевский соврал, что красота и любовь спасут мир. Сегодняшняя трусость и безответственность Достоевского, дорого обойдутся нашим детям и внукам в отсроченной войне. Злокачественные опухоли требуют ранней диагностики и своевременного лечения.

Библейский Армагеддон, как метафора и как намёк, заставляет задуматься о переоценке ценностей.

Трудно представить себе цивилизацию, занятую такими вопросами, как «зачем существует такое разнообразие животного мира?» или «зачем существуем мы сами, и куда мы идём?» Было Слово, теперь — слова. Впрочем, и о словах можно говорить в прошедшем времени: они постепенно превращаются в мегабайты.

Что же нас ожидает? Могильные черви или светлое будущее? Попробуем заглянуть в будущее с оптимизмом. Воспользуемся идеями ионийской школы (Эмпедокл) и более современных натурфилософов-идеалистов об одухотворённости «материального» мира. Сопоставим эти идеи с голографической теорией, утверждающей, что в любой элементарной частице запрограммирована информация о Вселенной за всё время её существования. Примем гипотезу лептонных частиц с их полями, объединёнными в единое информационное поле. Добавим сюда теорему Белла о нелокальной коммуникации, при которой каждая элементарная частица единовременно связана с другой элементарной частицей, вне зависимости от времени и пространства, их разделяющих. Ущипнём себя, и вспомним, что каждый из нас представляет собой сложную систему взаимодействующих элементарных частиц. Всё это вместе взятое приводит нас на порог, за которым открывается картина Мирового Сознания. По разным источникам его называют Ноосферой, Абсолютом, Суперкомпьютером Вселенной, Богом и т. д. Не складывается ли эта мозаика в целостную картину? Если не в картину, то, хотя бы, в набросок того, что происходит по другую сторону наших восприятий?

Остановитесь! Перечитайте предыдущий абзац. Вдумайтесь: не стоим ли мы на пороге духовно-физического мира, более реального, чем наш животный мир? Не является ли пресловутая трансцендентальность недосягаемой для наших знаний и опыта, всего лишь, до поры до времени? Не являются ли шизофренические симптомы современного обществ следствием стремительного перехода из чувственного мира в мир духовный?

Грозит ли духовно-физический порог смертью или мы перешагнём его прижизненно? Вопрос остаётся открытым. Но, как не печально, чувства и ностальгия по ним останутся позади. Оно и понятно: перспектива вечно разумной жизни исключает наличие жадных на перемены чувств. Вероятно, к тому времени чувства окажутся энергией «духовного мира». Не энергией тела, но аурой тела. Той энергией, которая взаимообратима с материей.

Но кто сегодня рискнёт поставить знак равенства между телом и духом, между электронным общением и лептонными информационными полями? Кто рискнёт поставить знак неравенства между нашим теперешним сознанием и Мировым Сознанием? Опасно: а вдруг нас сочтут шизофрениками? Психиатры-то тут как тут. И смирительные рубашки ещё не сданы в утиль.

Как бы то ни было, Прогресс не зависит от нас. Он сильнее нас. Он запрограммирован Мирозданием (Природой). Это мы зависимы от Прогресса, как зависимы от Её Величества Природы. От нас требуется не вера, а доверие к Природе и, конечно, ответственность за соответствие своего поведения законам Природы. Всё это возможно при одном условии: всеми силами стремиться к взаимопониманию с ней. Понятно, что взаимопонимание возможно только при овладении общим с ней языком. Хотя бы, квантовым.

Какие же выводы можно сделать из этого краткого размышления? Выводы стары, как наш не очень гуманный и не очень разумный мир.

1. В противоположностях, как бы далеко они не отстояли друг от друга, необходимо искать то, что их объединяет. Заговорив о глобализации, мы должны по-новому, более глубоко усвоить, казалось бы, простенькую поговорку «нет худа без добра».

2. Добро и зло, белое и чёрное, любовь и ненависть, душевное и духовное, идеальное и материальное, и прочие чувственные заморочки не что иное, как искусственные границы дозволенного, за пределы которого страшно заглянуть. А секрет в единстве противоположностей. Необходимо искать не «по ту сторону добра и зла», а искать их родство.

3. В диапазоне от шизофренического психоза (расстройство мышления) до маниакально-депрессивного психоза (расстройства чувств) следует стремиться найти «золотое сечение» со сдвигом в сторону мышления. То, современный прогресс воспринимается как социальная шизоидизация, является болезнью роста, при которой консервативные чувства сопротивляются экспансии нувориша-интеллекта.

4. От мычания и жестов до символики и абстракций, язык — плоть от плоти животного происхождения. В развитии языка можно различить пять ступеней. А) Язык быта, искусства и религии. Б) Язык философии. В) Язык математики, физики и канцелярии. Г) Квантовый язык логики. Д) Язык информационного поля Вселенной. Это ступени, ведущие к основной цели жизни.

5. Мы переживаем период, в котором древнейшие органические чувства пытаются всеми силами подчинить себе молодую неорганическую коммуникативную функцию. Стоя в прошлом и ориентируясь на будущее, следует не бороться с Природой, а сотрудничать с ней. По крайней мере, это обеспечит нам более разумную, а говоря по-старому, более гуманную жизнь.

6. Борьба добра со злом — дело сугубо личное. В этой борьбе третейский судья — разум. Общественное регрессивное зло следует уничтожать.

7. Как ни печально расставаться с нажитым багажом опыта и впечатлений, остаётся надежда на сохранение этого багажа, как и багажа всех и всего в голографической Вселенной, или в общем лептонном поле. Завтра будем осведомлённее: утро вечера мудренее.

Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Иосиф Келейников: Homo sapiens и шизофрения»

  1. Инна, ну, не «расселсся», Ну, не «в вальяжной позе», но сидит-то красиво (!), и бороду теребит. И это в самый драматический момент еврейской истории! Я же говорю не о своём отношении к Пророку, а о вИдении скульптора. К нему и мой аффект на его иллюзии. Субъективность гения привносит в общую культуру искажения реальности.

  2. Иосиф
    — 2018-08-11 14:55

    Ася упомянула и порекомендовала книжку «Моисей Микэланджело». Она называется «… К непознанным психическим силам», издана анонимно в 1914 г. В России она появилась в 1993. Там он и «анализирует» язык тела. Увлёк его гений скульптора. Последнего, действительно, интересовало ваяние, а не глубинный смысл: что ему было до того, что Моисей только-что пришёл от Бога и застал мерзость своего народа? Вот и расселся Моисей в вальяжной позе, накручивая бороду на палец, вместо того чтобы бесноваться и разбивать Скрижали.
    _____________________________
    Иосиф, что за выражения: «расселся», «вальяжная поза»… И это по отношению к Моисею?! Я ничего этого не вижу — только гневный вид Моисея. Уж не говорят ли у вас аффективные иллюзии, когда под действием страстного желания что-то увидеть, не замечают реальных вещей?

  3. Инна, «что он такого наанализировал»? Много, ничего и во вред. Ася упомянула и порекомендовала книжку «Моисей Микэланджело». Она называется «… К непознанным психическим силам», издана анонимно в 1914 г. В России она появилась в 1993. Там он и «анализирует» язык тела. Увлёк его гений скульптора. Последнего, действительно, интересовало ваяние, а не глубинный смысл: что ему было до того, что Моисей только-что пришёл от Бога и застал мерзость своего народа? Вот и расселся Моисей в вальяжной позе, накручивая бороду на палец, вместо того чтобы бесноваться и разбивать Скрижали. Вопрос на засыпку (не к Вам, а к Фрейду): Почему ты издал эту книжку анонимно? Потому, что хотел, чтобы читатели сами думали, или потому, что стеснялся своего еврейства. Спустя много лет, в адском котле нацизма, Фрейд уже не стеснялся, возвращаясь к «анализу» еврейсгого монотеизма египтянина Атона- Моисея. Он не на шутку был в экзистенциальном страхе. В этом нет никакой заслуги Фрейда, но и вины нет. После голой матери в купе и сбитой щляпы отца на улице, он не мог не создать психоаналитическую теорию своей собственной личности. Какая же на нём вина, если он был болен, или, по крайней мере, несчастен? Вот тут-т ему и нехватило ответственности перед источниками цивилизации, перед Истиной, перед будущим. Думаю, что эта ответственность должна быть фундаментально разумной, а не чувственной. В этом наша животная проблема.

  4. Иосиф
    9 августа 2018 at 20:57
    >Рог спасения»? А рог Изобилия, Мощи, Единорога, Пана, Сатира? А рог, как фаллический символ, наконец?>

    Иосиф, этот отрывочек я поместила больше для мистера Чевычелова. С вами мы, по-моему, договорились.
    > Важно другое: еврей Фрейд, повлиявший на мировую культуру, отстранился от своего народа. В двух известных мне книгах он тщательно анализировал выражение тела и лица Моисея, но «упустил» рожки.>
    А что он такого «наанализировал»? Это мимо меня, видимо, прошло. Я читала книгу, где он доказывает, что монотеизм зародился в Египте, а Моисей-египтянин. А то, что он «упустил рожки», как вы расцениваете? Это вы ему ставите в вину или, наоборот, в заслугу?

    >По-поводу «сапиенса и шизофрении» я согласен с Вами фифти-фифти. «Шизоидность» деликатнее, тем более, что «разумность» и аутизм (интроверсия) – близнецы-братья. Но: в статье я говорю не о клинической, а о социальной психиатрии. Там язык медицинский, а здесь «культурологический». >
    Тут я беру свои слова обратно. Что-то меня ввело в заблуждение. Шизофренизация, дебилизация общества — это, конечно, троп, а не клиническая характеристика.
    >Мы уже пару веков цепляемся за Моцарта, Окуджаву, Родена, Куинджи, даже, за Шекспира, но наши дети и внуки погружены в цифровую информацию. Они общаются между собой, не глядя в глаза, не следя за реакциями собеседника. Уже возникает зависимость от компьютеров>
    Вот тут мне нечего вам возразить. Пример внука перед глазами.
    >Нужен ли мне Прогресс? Или боюсь ответственности? Интересно мыслить, но… Козина люблю.>
    Непонятно, что подразумеваете под «ответственностью»? А Козин мне тоже нравится

    1. Инне Беленькой.
      Инна, в дополнение к книге Фрейда «Этот человек Моисей» прочтите небольшую его же работу «Моисей Микельанжело». Мне было очень интересно. Я продолжаю считать, что многочисленные скульптуры Моисея то с небольшими рожками, то с лучами в виде рогов – идут действительно из древности, когда рога были атрибутом божественного, но в то же время из прочитанной литературы видно: что Микельанжело был завален работой, он то ссорился с Папой Юлием, то мирился. У меня создалось такое чувство, что он не столько был озабочен проникновением в теологический смысл, сколько упивался лепкой мужского тела. Только одна из найденных его племянником (коллекционером его работ) глиняная модель изображала женщину ( «Нагая женщина»). Это ужас что такое! Этакий женоненавистник! В запарке он иногда использовал фрагменты старых моделей. Может быть, Колтыпин правильно усмотрел сходства в фигуре Моисея , в положении ноги, руки, повороте головы, и некоторой степени неувязки с бородой со скульптурой Фавна. Короче, все самые таинственные загадки могут иметь простое объяснение.

  5. Иосиф, прежде чем перейти к вашей статье, хочу добавить к нашему последнему разговору вот этот кусочек из статьи М.Ковсана «Три пророка»:
    Господь —
    скала и крепость моя, и Спаситель,
    Бог — мой утес, на Него полагаюсь,
    щит, рог спасения, мой оплот
    (Восхваления, Псалмы 18:3).
    Так скажет человек веры, скажет, в лучшем случае проясняя: «рог» — символ мощи».

    А теперь о статье. Она , как и предыдущие, необычная, полемичная, саркастичная.
    Идея статьи напомнила мне слова Т. Черниговской (слышали, наверное, о ней?), что за прогресс человечество расплачивается шизофренией. Но она этот тезис не расшифровывает, по крайней мере, я не нашла. Вы же обосновываете это очень обстоятельно.
    Но сначала о названии: «Homo sapiens и шизофрения». Мне кажется, так нельзя обозначать эту проблему. Согласитесь, когда мы видим нестандартность, парадоксальность мышления ( в каких- то сложных случаях), то первым делом задаем себе вопрос: не процесс ли это? Т.е., в переводе с профессионального жаргона: не болезнь ли это? Если это болезнь, то меняется тогда и подход к этому.
    Может, лучше будет: «Homo sapiens и шизоидность»? Потому что, шизофрения – это уже тупиковая ветвь. Вы же не хотите, чтобы человечество ждал такой конец?
    Потом спорным является ваше утверждение, касающееся чувств, эмоциональной сферы. Почему примат логического мышления, каким он вам видится в будущем, должен идти в ущерб обычным человеческим чувствам? В вашей картине будущего нет места искусству, поэзии, литературе. Разве такое возможно?
    Ведь даже наши пациенты глубоко переживают утрату, потерю чувств, страдают от этого ( в психиатрии даже термин есть соответствующий – психическая анестезия или anesthesia dolorosa psychica).
    Как у меня один больной говорил: «Мне все безразлично, ничего не хочется. Весна, деревья распускаются, а я ничего не чувствую, даже запаха почек. Специально подошел поближе — нет, ничего не почувствовал».
    Пока я на этом остановлюсь. Статья разноплановая. Я коснулась только самой поверхности.

    1. Инна! «Рог спасения»? А рог Изобилия, Мощи, Единорога, Пана, Сатира? А рог, как фаллический символ, наконец? О, времена, о, нравы! Так ли важно, кто, где, когда и зачем использовал этот образ? Важно другое: еврей Фрейд, повлиявший на мировую культуру, отстранился от своего народа. В двух известных мне книгах он тщательно анализировал выражение тела и лица Моисея, но «упустил» рожки.
      По-поводу «сапиенса и шизофрении» я согласен с Вами фифти-фифти. «Шизоидность» деликатнее, тем более, что «разумность» и аутизм (интроверсия) – близнецы-братья. Но: в статье я говорю не о клинической, а о социальной психиатрии. Там язык медицинский, а здесь «культурологический». Когда говорят об агрессии, авторитаризме, крайней подозрительности племён, народов и цивилизации в целом, то аналогии с клиникой притягиваются за уши. Но дифференциальный диагноз вполне возможен (Франции, Германии, России, африканских или южноамериканских племён и стран третьего мира). «Симптоматика» смазана за счёт многофакторности социальных причин.
      По-поводу «примата логического мышления» убеждён, что нас ждёт не шизофренический дефект, шизоидное творчество с чувственной закваской (но не с чувственным приматом). Оглянитесь на путь от греческого искусства до Возрождения и Классицизма. Искусство, как чувственная информация, приказало нам долго жить. Мы уже пару веков цепляемся за Моцарта, Окуджаву, Родена, Куинджи, даже, за Шекспира, но наши дети и внуки погружены в цифровую информацию. Они общаются между собой, не глядя в глаза, не следя за реакциями собеседника. Уже возникает зависимость от компьютеров. Мы, динозавры, боремся с этим «наваждением», вместо того, чтобы поощрять их, направляя в духовное русло. Творческая шизоидность необратимо превращается в нашу следующую ипостась. Прогресс жесток, но прекрасен. Мы прекраснодушны, но безответственны. Нужен ли мне Прогресс? Или боюсь ответственности? Интересно мыслить, но… Козина люблю.
      Приятно с Вами общаться по эл. почте: больше слежу за смыслом, меньше отвлекаюсь на Ваш внешний вид. Не обижайтесь: я, ведь, Козина люблю.
      А в будущее заглядывать побаиваюсь.

  6. Мелочь, но всё-таки … «В старом учебнике психиатрии приводился пример типичной шизофренической фразы: «Путём самотворчества обезопаситься во вне» — надпись на рисунке была «Кольцом самотворчества обезопасить себя вовне»

    1. Как быть? Ориентироваться, доверять и стремиться быть в ладу с собой и со вселенной. Абсолютные противоположности сходятся, но не в наших чувственных представлениях. Доверяться и дерзать, не пугаясь заблуждений. Это процесс изматывающий и разочаровывающий. Спасибо повседневным заботам: помогают. И Вам спасибо за отклик

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *