Анатолий Ясеник: Иммиграционная реформа. Что делать?

 130 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Анатолий Ясеник

Иммиграционная реформа. Что делать?

В нашей стране (США) идет интенсивная работа законодателей над иммиграционной реформой, в результате которой 11 миллионов нелегальных иммигрантов, возможно, смогут легализовать свое пребывание в стране со всеми вытекающими последствиями — как позитивными, так и негативными. Зачем данная реформа нужна стране, где и так хроническая безработица и огромный дефицит бюджета, зачем нужны новые рабочие руки, новые нагрузки на и без того хромающую социальную систему поддержки малообеспеченных слоев населения? Зачем ей люди из самых разных стран мира, в большинстве своем ничего, кроме примитивного, ручного труда, не умеющие делать? Неужели в расчете на то, что когда они, наконец, будут допущены на избирательные участки, то обязательно проголосуют за кандидатов от демократической партии, которая во главе с президентом Бараком Обамой, затеяла нынешнюю иммиграционную реформу? Мы обсудили разные аспекты иммиграционной реформы с двумя весьма авторитетными людьми русскоязычной Америки.

Адвокат Борис Горбис, создатель уникального музея «Америка-Израиль», спонсор испаноязычной мегацеркви в городе Bell Gardens Лос Анжелес, штат Калифорния:

 У меня пока отсутствует общая позиция по заданным вами вопросам, потому что они не стыкуются из за своей многогранности. Самое главное — это вопрос о том, остановит ли любая реформа продолжающийся поток людей из тех стран, где они есть, которые хотят быть в той стране, где живём мы с вами. Из истории мы знаем, что амнистии объявлялись, и как только они  объявлялись, поток таких людей существенно усиливался. Эту проблему не может решить ни одна реформа. Так какие же проблемы решает реформа, предлагаемая ныне демократами? Первое —упорядочение статуса людей, уже находящихся на территории США, с целью удовлетворения желания и требования многих, которым нынешняя ситуация не по душе. Иными словами, реформа мотивируется позицией, построенной на эмоциях. Эмоционально нелегалов жалко: жалко их семьи, очень жалко детей, имеющих американское гражданство, поскольку рождены они здесь, в Америке, а их родители по разным причинам депортируются за пределы страны.

Они вынуждены уезжать с ними обратно…

Или оставаться с тетушками, бабушками или с другими нелегалами, что частенько и происходит. Вторая причина — ощущение необходимости этой иммиграции, как одной из главных возможностей решения демографической проблемы США. Сегодня население нашей страны находится на грани способности воспроизводиться. Средняя семья имеет 2.1 ребенка.

Для воспроизводства необходимо хотя бы три ребенка?

Необходимо больше, но эти цифры без иммигрантов были бы существенно ниже. Исследования показывают, что иммигранты из разных стран являются основным источником пополнения американского генофонда. При этом, уже в будущем 2014 году, в Калифорнии белое население перестанет быть большинством. Выходцы из стран Латинской Америки чисто демографически станут настоящим большинством. Для людей, возражающих против иммиграционного притока или иммиграционной амнистии. существует одна невысказанная явно причина, по которой они эту реформу не хотят. А именно — враждебность культур. Американская культура — это культура протестантская, основанная на германских языках, включая английский. Культура же тех, кто станет большинством в Калифорнии — это культура католическая, романская. основанная на языке, относящегося к другой языковой семье. За этой вроде бы формальной разницей стоит разница в религии, привычках и поведении. Столкновение культур является одним из тех вопросов, который не решит амнистия. Она не решит и экономического бремени, которое ляжет на плечи американского народа. Существует представление о том, что все нелегальные иммигранты — это люди, которых привлекает возможность работы в США. Эта работа действительно имеется в огромных объемах, но не в рамках организованной и регулируемой экономики, а в хорошо нам знакомой, так называемой, «черной экономике». Эта «экономика» особая и во многом связана с нелегальными средствами производства капитала, включая наркобизнес, угон автомобилей, проституцию, азартные игры. Людей, как таковых можно амнистировать, а вот механизмы, которыми они зарабатывают на жизнь, амнистировать нельзя. Поэтому нельзя рассчитывать на то, что. став гражданами США, они будут реально пополнять казну.

Есть ведь и политические проблемы, не только демографические?

Конечно. На сегодняшний день роль республиканской партии в ее противостоянии демократам Калифорнии сведена к минимальной. Республиканцы не сумели позиционировать себя достойным политическим лидером в решении иммиграционной реформы. В Калифорнии практически отсутствует республиканская партия, способная привлечь хоть какое то количество латиносов. Это парадокс. Казалось бы, республиканцы выступают за сохранение тех ценностей, которые привлекательны для людей романо-католической культуры, о которой мы с вами говорили. Но на деле этого не происходит. Республиканцы Калифорнии не протестуют против роста бюрократического аппарата в стране и повышения налогов. Я полагаю, амнистированные иммигранты будут поддерживать демократов за обещанную корзину благ, которые будут им предоставлены, пока они будут встраиваться в американскую жизнь. Конечный результат развития такого сценария будет негативным. Средства государственной казны на финансирование многочисленных программ такой корзины существенно превысят доходы от налогов, которые будут платить государству его новоиспеченные легальные работники. Не следует забывать еще один важный аспект иммиграционной реформы. Когда иммигрант становится гражданином нашей страны, он получает определенные права, становясь как бы «якорным» мужчиной или женщиной. Он начинает подтягивать в страну близких родственников, которые. в свою очередь, становятся «якорными» лицами… Поэтому иммиграционная реформа не имеет обещаемого ее создателями функции «шлагбаума» для нелегальных иммигрантов, а наоборот — открывает ворота в страну ещё шире. Американцы же, таким образом, станут меньшинством и не только в Калифорнии…

Повлияют ли, на ваш взгляд, будущие иммиграционные изменения, на положение легального русскоязычного населения Калифорнии?

С точки зрения экономической — нет, а вот на будущее наших детей — безусловно. Не забывайте, что выходцы из Мексики, Латинской Америки, по природе своей имеют тягу к клановости, к продвижению своих друзей и родственников во власть и вообще, куда угодно. В связи с этим придет время, когда нашим детям дороги в коридоры власти и бизнеса будут практически закрыты. Это, правда, началось еще с привилегиями для афроамериканцев при поступлению на государственные работы. На сегодня уровень афроамериканцев на этих работах выше уровня самого черного населения в целом в стране. Бюрократизация Америки. к сожалению, будет продолжаться все больше и больше. Например, у нас в Калифорнии, испаноговорящих людей в ближайшее время будут принимать на работу в полицию, в тюремные надзиратели и т.д. Иными словами, столкновение за право быть самим собой для нашей молодежи в обозримом будущем можно прогнозировать. Чтобы ни у кого не возникло предубеждения после моих суждений, что мной руководят пренебрежение или презрение, могу заверить, что у меня нет ни тени чувства превосходства над испаноязычными иммигрантами. У меня есть право смотреть на иммиграционный процесс без разделения, кто в нем участвует. Значительная часть моих клиентов — испаноязычные иммигранты из Латинской Америки, кстати, русскоязычных газет не читающих.

От автора: для вящей убедительности добавлю к словам Бориса Горбиса некоторые общеизвестные факты.

Для того, чтобы численность нации сохранялась, коэффициент рождаемости должен составлять 2.11 ребенка на семью. На сегодняшний день коэффициент рождаемости во Франции равен 1.8, в Англии — 1.6, в Греции — 1.3, в Италии — 1.2, в Испании — 1.1. По всему Европейскому Союзу в 31-й стране коэффициент рождаемости составляет в среднем 1.28 ребенка на одну семью. Исторические данные говорят, что это число невозможно увеличить. В отдалённой (или не очень отдалённой) перспективе Европа, такая, какой мы её знаем, перестанет существовать. Однако, население Европы не уменьшается. Этот феномен объясняется иммиграцией. С 1990 года прирост населения в Европе на 90% происходит за счет исламской иммиграции. Во Франция (повторимся) 1.8 детей на семью французов-христиан и 8.1 — на семью мусульман. 30% детей в возврасте до 20 лет — мусульмане; в Ницце, Марселе, Париже, в больших городах эта цифра выросла до 45%. К 2027 году каждый пятый француз будет мусульманином. За последние 30 лет в Англии мусульманское население выросло с 80 тысяч человек до 2,5 миллионов (тридцатикраткое увеличение!). Там функционирует более тысячи мечетей, и очень часто — это бывшие церкви. В Голландии 50% всех новорожденных — дети мусульман. И всего лишь через 15 лет половина голландцев будут мусульманами. В Бельгии 25% населения и 50% новорожденных — мусульмане. Бельгийское правительство подтвердило, что одна треть европейских детей к 2025 году будут рождены в мусульманских семьях. Каких-то 12 лет! Правительство Германии вынуждено было констатировать, что спад рождаемости у немцев-христиан уже не остановить, это необратимо. К 2050 году Германия станет исламским государством. В Канаде цифры говорят о том же. Коэффициент рождаемости там — 1.6 на семью. В нашей стране (США) тоже текущий коэффициент рождаемости — 1.6. Вместе с иммигрантами увеличивается до 2.11 (и это самый минимум для поддержания существования нации). В 1970 году в США было 100 тысяч мусульман, сейчас — 9 миллионов. Мир меняется…

Мнение Cэма Клигера, профессора, доктора социологии, Нью-Йорк:

В Америке с давних пор, где-то с конца 19-го века, когда после Гражданской войны наступил период расцвета и процветания страны, существует вера её жителей в звезду добра и счастья, которая над ней взошла. Во всем мире люди, узнав об этой удивительной стране, мечтали приехать в неё и осуществить свою американскую мечту. И до сих пор многие американцы благосклонно и с пониманием относятся к желанию иммигрантов приехать на постоянное место жительства в США.

Отвечая на ряд ваших вопросов по иммиграционной реформе, сразу отмечу— я отношусь к ней прежде всего, как гражданин страны иммигрантов, как справедливо называют США. Поэтому я думаю, что реформа должна носить квалификационный характер (учитывать все особенности каждого кандидата на легальный статус по особой квалификационной шкале, с критериями, по которым смогут определить и отобрать лучших). Она должна быть при этом гуманной, продуманной и… щедрой. И здесь все формы получения легального статуса хороши — от розыгрышей гринкарт в специальной лотерее, до привлечения по квотам нужных, высококвалифицированных специалистов, ученых, людей искусства, успешных бизнесменов.

Необходимо только, чтобы все категории кандидатов на получение даже вида на жительство (не говоря уже о гражданстве) проходили специальные проверки по всему спектру: их лояльности к стране, отсутствию криминальных связей, уровню квалификации и образования…

Появление новых легальных жителей Америки, никак не должно отразиться на судьбе сложившейся у нас так называемой русскоязычной общины. Как правило, русскоязычные иммигранты более образованы и более квалифицированы, чем, скажем, иммигранты из Латинской Америки. Поэтому усиления конкуренции, дискриминации по национальному признаку на трудовом рынке или на рынке услуг для наших иммигрантов я не вижу. Иммиграционная реформа, конечно же, назрела, но её нужно продумать до мельчайших подробностей с учетом всех аспектов будущей жизни иммигрантов, не теряя при этом из поля зрения интересы коренных жителей страны и новых американцев, которые уже получили гражданство и стремятся осуществить, каждый по своему, свою американскую мечту.

Предполагаемый кандидат на президентские выборы 2016 года, молодой сенатор-республиканец от штата Флорида Марко Рубио, по мнению журнала Time, входящий в Топ-100 самых влиятельных людей мира, назвал план президента Обамы «сырым» и предположил, что законопроект по иммиграционной реформе «умрет по пути в Конгресс». A мои сыновья, которые давно и напряженно работают в американских фирмах, поддерживают президента Обаму, и мои cетования по поводу неспособности действующей администрации закрыть от нелегалов южные границы страны реагируют четко и однозначно : «Это тебе не Россия или Беларусь, где все решается одним человеком. В США ни один вопрос не решишь, пока не получишь согласия разных политических и общественных сил». С ними согласен мой знакомый, бывший российский гражданин из Татарстана, назовем его Рафаил. Он нелегально проник в страну через мексиканскую границу. Долгое время работал на дорожном строительстве, был хомотендентом, стремясь закрепиться в Америке. Рафаил хорошо освоил английский, овладел компьютерной грамотой и постоянно следил за ходом своих обращений в различные инстанции на получение хоть какого то статуса. Вскоре он женился на легальной иммигрантке, родилась дочь и через 12 лет мытарств, он подал документы на гринкарту и стал ждал ее получения. За прошедшие годы он трудился в самых разных бизнесах, повышал квалификацию на специальных курсах и совсем недавно, получив вид на жительство, устроился на постоянную работу в котельную тюрьмы. Рафаилу еще нет и сорока, он полон сил и уверенности в завтрашнем дне. При этом он не хочет быть частью русскоязычной общины, а стремится стать полноценным американцем, гражданином великой страны.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *