Элла Грайфер: Воля к смерти

 257 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Диаспора глубоко и искренне возмущена нашим растущим и крепнущим отказом от самоненависти, которую ассимилянты почитают единственно ценной и правильной еврейской традицией, да заодно и мостиком, соединяющим нас с мировоззрением просвещенной Европы.

Воля к смерти

Элла Грайфер

Я рад, что в огне мирового пожара
Мой маленький домик сгорит.
М. Светлов

Почему с ХАМАСом воюем в белых перчатках? А потому что он нам нужен. Нет-нет, не ради чьих-то удобств или барышей, а ради того, чтобы он и дальше с ФАТХом собачился и не получили бы мы на нашу голову филькину грамоту очередного «мирного договора» с «палестинскими страдальцами». Ничего не поделаешь — последствия Ослосоглашения нам еще не раз и не два выйдут боком. Честно говоря, горящим кибуцам на границе с Газой, не очень я сочувствую, помятуя их энтузиазм во время «размежевания» — сиречь уничтожения Гуш Катифа — за что боролись, на то и напоролись.

Сам-то ХАМАС — та еще армия, на одну ладонь посадить — другой прихлопнуть, но своими выкаблучиваниями он, как ни парадоксально, заслоняет нас от врага куда более опасного и могущественного. Врага, у которого… нет имени, вернее сказать — у него много имен. Потому что он не человек и даже не государство, но — МИРОВОЗЗРЕНИЕ, воплощенное в решениях и действиях множества людей, государств и организаций.

Например, в Америке оно определенно связано с «глубинным государством», в Израиле — с «левой элитой», в Европе к нему уже прочно прилипло ироническое название «добродетельные» (Gutmenschen) — всех их объединяет полный отрыв от реальности, улет в эмпиреи, демонстративный бунт против закона причинности.

Понимают ли эти люди, что — перефразируя известную советскую мудрость — если ты на реальность плюнешь, она утрется, а если она плюнет на тебя, то ты утонешь? Не все, конечно, но идеологи их — да, понимают, они ведают, что творят, и вполне сознательно призывают потоп на свои страны и народы. И на соответствующий вопрос отвечают как тургеневский Базаров:

— Вы все отрицаете, или, выражаясь точнее, вы все разрушаете… Да ведь надобно же и строить.

— Это уже не наше дело… Сперва нужно место расчистить.

Что вырастает в итоге на расчищенном месте, мы уже хорошо знаем, можем даже объяснить, почему, но потомки Базарова объяснений не принимают, ибо они основаны на опыте жизни в реальности -той самой, которую наши оппоненты твердо решили отменить. Не будем разбираться, какие проблемы общества стоят за их иллюзиями и слепотой, важнее уяснить другое.

Страстное стремление Запада к уничтожению Израиля продиктовано далеко не в первую очередь традиционной юдофобией, хотя и она, конечно, играет некоторую роль, но прежде всего — собственной его самоненавистью. Вот почему эту заразу так легко и естественно подхватывают ассимилированные евреи диаспоры — им-то самоненависть не в диковинку, их не приходится учить извиняться за собственное существование, в привычку им соглашаться, что «Мы — наше несчастье». Они с полным основанием рассматривают Израиль как часть своего, западного, мира, и потому естественно враждебны ему и всегда готовы всей сворой травить как любое «слабое звено».

Вот — проиграли немцы Вторую мировую — и никому из «добродетельных» в голову не придет, что они в Судетах или Кёнигсберге несколько дольше прожили, чем арабы в Иерусалиме, никто не спросит, почему за общую «немецкую вину» с жителя Бреслау или Данцига строже надо спрашивать, чем с мюнхенца или берлинца.

Вот, французы алжирские — сбежали после проигранной войны, что называется, в чем были, и никто им специального ООН-овского комитета не назначал, никто в четвертом поколении не считает «беженцами» и задарма не кормит — сами виноваты, что не арабами родились.

Вот, буры южноафриканские уж, казалось бы, никаким боком не евреи, а сами, между нами говоря, те еще юдофобы, но не помешало это «прогрессивной общественности» их кинуть самым подлым образом… Недавно уже довольно большая группа тамошних фермеров по всему миру политического убежища просить пошла, слава Богу, Австралия, вроде, согласилась, а из гуманной Европы — ни ответа, ни привета, у них, вишь, для белых места нет. У них давно уже специальный моральный кодекс разработан — только для белых с обратной силой до времени питекантропов.

Взять хоть те же крестовые походы. Не то чтобы крестоносцы были такими уж записными гуманистами (особенно с еврейской точки зрения), но согласимся, что по этому параметру между ними и соперниками — сиречь арабами, а затем и турками — разницу особую уловить трудно. Тем не менее, «добродетельные» европейцы, бия себя в бумажник, каются слезно в злодейском (пусть даже временном!) отъеме Иерусалима у законных — сиречь арабских — хозяев.

И кто же тут, спрашивается, «законный»? История поселения сего известна с момента, когда его Давид у каких-то евусеев отбил. Что это были за евусеи, они ли его построили или тоже когда-то у кого-то отбили, даже аллах не ведает (ибо его тогда еще не изобрели). Потом хозяевами в нем были последовательно: евреи, вавилоняне, персы, опять евреи, греки, опять евреи, римляне, плавно перетекающие в византийцев, арабы, крестоносцы, турки, англичане и опять евреи. Почему «незаконными» в этой длинной череде завоевателей оказываются (кроме, конечно, евреев) только крестоносцы — ведает ныне воистину один аллах. Но современным европейцам это неинтересно — им лишь бы отметиться в роли Павлика Морозова, обличающего безыдейного предка.

Сегодня у нас на глазах разверзается пропасть между Израилем и диаспорой (прежде всего американской). Хорошо понимаю и в немалой мере разделяю высказываемое со всех сторон беспокойство и сожаление, но… может ли быть иначе? Разумеется, свою лепту в процесс вносит и политика ультраортодоксов (не к ночи будь помянуты!), но главная причина все же в другом.

Диаспора глубоко и искренне возмущена нашим растущим и крепнущим отказом от самоненависти, которую ассимилянты почитают единственно ценной и правильной еврейской традицией, да заодно и мостиком, соединяющим нас с мировоззрением просвещенной Европы. Они непоколебимо убеждены, что именно в ней заключается наше моральное превосходство над антисемитами, и потому в любой попытке Израиля отстаивать свое право на самозащиту тотчас же узревают моральное падение вплоть до уровня Гитлера.

В самом Израиле такие тенденции еще не совсем исчезли, но уже явственно сходят на нет. Маленькое государство во враждебном окружении вынуждено, конечно, лавировать, действовать дипломатично, когда хотелось бы фейсом об тэйбл, но одно дело — на какие-то практические компромиссы с Европой идти, и совсем другое — перенимать ее самоубийственное мировоззрение. А диаспора… ну что диаспора… скорее, чем мы думаем, она почувствует, что стала очередным «слабым звеном», подходящим объектом для следующего предательства «прогрессивной общественности». Ей решать, ей выбирать между жизнью и смертью, а мы свой выбор сделали.

Мы хотим жить!

Print Friendly, PDF & Email

18 комментариев к «Элла Грайфер: Воля к смерти»

  1. Уважаемая Элла, возможно вам будут интересны мои наблюдения-выводы о реакции американских белых «левых либералов» на личные наезды на их «белую привилегию». Эта ситуация иногда приближается к особой и очень интересной ситуации, когда очевидно невозможно «и кукареку слушать и петушиный бульончик кушать». Об таких ситуациях ещё Высоцкий пел «Парня в горы тяни — рискни!»: смысл в том, что человек обязательно сделает ВЫБОР, который очень много об нём говорит.

    Так вот, у них есть 4 типа выбора — «бешеный», «пастух», «стадный», «задумавшийся»:

    1) «бешеный» мотивирован ненавистью, самоненавистью и/или дошедшей до абсурда идеологией. Говорить с ним не о чём.
    2) «пастух» мотивирован своим желанием распределять «соц. справедливость», хорошо за это жить и быть уважаемым в своих лево-либеральных кругах. Говорить с ним не о чём.
    3) «стадный» мотивирован желанием получать «соц. справедливость». Для него абсолютным табу является вопрос «ПРОТИВОРЕЧИЯ соц. справедливости для любого защищаемого меньшинства и его личных интересов». Если реальность припечёт, то обязательно будет жёсткая истерика. Потом часто наш «стадный левый либерал» становится «стадным ультра-правым» того сорта, об котором с ужасом пишет Илья Г.
    4) «задумавшийся» чувствует, что «что-то тут не так» — но только, если абсолютно нет никаких шансов продолжать «и кукареку и бульончик». «Задумавшиеся» всегда это бывшие «стадные», но теперь с ними можно говорить о том, что «правый либеральный национализм» гораздо лучше реализует цели «левого либерализма». Обычно они остаются «левыми либералами», но уже совсем-совсем другими.

    1. Думаю, что такая модель вполне может работать, хотя, конечно, не является единственно возможной. Что же до «задумавшихся», то их всегда и везде было и остается меньшинство. Погоду делать они начинают только когда иллюзия приведет к полной катастрофе.

      1. Элла Грайфер: … то же до «задумавшихся», то их всегда и везде было и остается меньшинство. Погоду делать они начинают только когда иллюзия приведет к полной катастрофе.
        —————-
        По-моему это полностью наоборот: пока в воздухе нет запаха «полной катастрофы» — именно процент «идеологических консерваторов» в современном западном или израильском обществе будет довольно низок и даже теоретически недостаточен для изменения ситуации.

        Пример из истории выборов президента США: Barry Goldwater в 1964-ом, Ross Perot в 1992-ом пробовали максимально ясно объяснить огромный размер проблемы «левого прогрессивизма» своим единомышленникам «идеологическим консерваторам» (впрочем, Рос Перот говорил «максимально ясно» только с точки зрения «финансового консерватора») — и в обоих случаях это было полностью неудачно.

        Но Ronald Reagan и Donald Trump нашли способ обратиться с позитивной программой именно к «задумавшимися» умеренно левыми и центристам (уж точно НЕ к «идеологическим консерваторам») — и таких «задумавшихся» оказалось вполне достаточно для их победы на выборах. И Рейган и Трамп не только критиковали «левых прогрессистов», но и ясно говорили «задумавшимися» умеренно левыми и центристам: вот мои цели, они вам тоже очень-очень важны — но наша страна очень далека от их достижения — а только у моих единомышленников есть по настоящему эффективные и принципиально новые методы их достижения.

        1. Ага, все ясно, я под «задумавшимися» поняла не тех. Конечно, вы правы.

  2. Элла, на мой взгляд, тезис, про «Страстное стремление Запада к уничтожению Израиля продиктовано далеко не в первую очередь традиционной юдофобией, хотя и она, конечно, играет некоторую роль, но прежде всего — собственной его самоненавистью» несколько неточен. Я думаю, что тут главное — видение устройства мира, а, в связи с этим или вследствие этого, стремление переделать Израиль в соответствии с собственными взглядами. То, что в результате этого Израиль может быть уничтожен, это не цель, а якобы необязательное следствие.
    Я думаю, что «Сегодня у нас на глазах разверзается пропасть между Израилем и диаспорой», является также следствием разверзающейся пропасти между диаспорой и реальностью. Примером может служить то, что диаспору не взволновала отправка в Иран боингов с наличным кэшем в валютах нескольких стран, профинансировавшие терроризм, не взволновало блокирование расследования наркотрафика Хизбаллы, но просто захлестывает ненависть к Трампу… Ну да, Обама придумал способ тушения ближневосточного пожара поливания огня бензином, но Трамп — о, его определенно нужно стереть в порошок. Такой же подход и к Израилю. ИМХО

    1. Друзья мои! Что-то вы слишком ласково для евреев оцениваете христианство — идеологический стержень нынешней «технотронной» цивилизации.

      Элла:»стремление Запада к уничтожению Израиля продиктовано далеко не в первую очередь традиционной юдофобией, хотя и она, конечно, играет некоторую роль»

      Так ведь, нынешняя, технотронная Цивилизация и возникла на идейной базе христианства, религии, специально созданной, чтобы в мире, как писал ее основатель, — не было ни эллина (т.е., язычника), ни иудея (т.е., монотеиста). И все примерно 1700-1800 лет от своей канонизации, христианство только и делает, что воюет с иудеями. В этом же = традиционная (многовековая) юдофобия.

      Владимир: » главное — видение устройства мира, а, в связи с этим или вследствие этого, стремление переделать Израиль в соответствии с собственными взглядами.»
      Идея «переделать» — это зачаточная форма будущей идеи джихада, которая, в отточеном виде, на два-три века моложе.

      Да, в последнем столетии христианство, загримировавшися белым и пушистым, переложило роль ударной силы юдофобии сорвавшемся с цепи бешеным псам джихадов: Красному, Коричневому, Зеленому.

      Но суть никуда не делась. Самым страшным врагом евреев было и есть христианство.

      Трудно, конечно, в не слишком юном возрасте, пройдя усиленную манкуртацию идеями ап.Павла и их аппликациями, осознать это.

    2. Я думаю, что тут главное — видение устройства мира, а, в связи с этим или вследствие этого, стремление переделать Израиль в соответствии с собственными взглядами. То, что в результате этого Израиль может быть уничтожен, это не цель, а якобы необязательное следствие.
      Ну, я же в тексте извиняюсь за то, что корни самоненависти не исследую — это слишком долго. А что следствие «необязательное — так вы же сами уточняете «якобы».

  3. Сэм не шибко разбирается в отношениях Биби к генералам. В свое время он послал Липкина Шахака чтобы не делал выводов — это было не его дело и как мы помним уволил Яалона за предательство солдата. Так что не надо фантазировать

  4. То, что касается Израиля, по-моему, верно. А это: «Диаспора глубоко и искренне возмущена нашим растущим и крепнущим отказом от самоненависти, которую ассимилянты почитают единственно ценной и правильной еврейской традицией, да заодно и мостиком, соединяющим нас с мировоззрением просвещенной Европы. Они непоколебимо убеждены, что именно в ней заключается наше моральное превосходство над антисемитами, и потому в любой попытке Израиля отстаивать свое право на самозащиту тотчас же узревают моральное падение вплоть до уровня Гитлера» — навет на обобщённую еврейскую Диаспору. Опять же, по-моему Хлёстко, категорично и, как всякое огульное, неверно, а в данном случае — оскорбительно. Имей действенную силу — национально опасно. Чем-то похоже на высокомерную позицию значительной части палестинского ишува к европейскому еврейству, хотя и эта параллель хромает.

  5. БРАВО, Элла Грайфер !!!
    БРАВО, хотя кое в чём и не согласен !!
    БРАВО, не смотря на то, что сам к диаспоре принадлежу !

  6. Дорогая Элла,
    Я просто почернел от белой зависти к Вам: Вы так хорошо изложили то, что клокочет в моей душе! Еврейская диаспора и «белые» элиты глупы и трусливы одно-временно, а это совершенно ядовитая смесь. Но всё равно лучше Вас я сказать про это не сумею. Поэтому ограничусь утверждением, что у Вас есть страстный старый поклонник на другом конце света!
    Сердечно, Игорь Мельчук.

  7. Элла, написанное вами подтверждает мою реакцию на предположение уважаемого Владимира Янкелевича о том, что решения по Газе принимает не правительство, а генералы.
    Остальное — без комментария — не хочется повторяться в какой раз.

  8. «К ним прочно прилипло название «добродетельные»
    Хорошо у Э.М. Ремарка в «Три товарища» «Устоями человеческого общества являются корыстолюбие, страх и продажность, – возразил Грау. – Человек зол, но он любит добро… когда его творят другие.”

  9. Да, это действительно конкретное воплощение воли к смерти на уровне политики.

  10. Я смотрю на это с другой стороны: вместо «воли к смерти» и «самоненависти» я ощущаю тупик развития либерально-прогрессивного мировоззрения, которое неудачно пыталось решить важнейшую задачу «уменьшения конфликтов в обществе и предотвращение войн между государствами». Это мировоззрение выбрало ошибочный путь «общечеловеческих ценностей через большие правительства», но возможен и другой путь: мировоззрение «единства в различии» — как следующий этап развития либерального национализма и гражданского общества. «Права человека» в этой модели это в первую очередь следствие моральных обязанностей гражданина к своему сообществу и только потом — действий государства, в первую очередь к своим лояльным гражданам.
    Сейчас этот новый путь всё больше начинают проверять практикой в «правом» Израиле и в «трамповских» США. Это только начало, но по-моему именно это и есть «выбор жизни».

  11. Все правильно.
    Приведу снова слова поэта: Так многие сидят в веках На берегах — и наблюдают Внимательно и зорко, как Другие рядом на камнях Хребты и головы ломают.
    Они сочувствуют слегка Погибшим, но — издалека.
    Но в сумерках морского дна, В глубинах тайных кашалотьих Родится и взойдёт одна Неимоверная волна,
    На берег ринется она
    И наблюдающих поглотит.
    Я посочувствую слегка Погибшим им — издалека.

    1. И. Губерман. Мы — израильтяне

      Мы — это все израильтяне.
      Те, кто за границей, на территориях и в Тель-Авиве.
      Мы — это правые и левые, черные и белые,
      в бикини, и в лапсердаках, в кипах и лысые.
      …..
      Не тем еврей стал плох, что ест свой хлеб,
      А тем, что проживая в своём доме,
      Настолько стал бездушен и свиреп,
      Что стал сопротивляться при погроме!

      Жители Сдерота в 1994 году не понимали,
      зачем мы, поселенцы, живем в Секторе Газа, Иудее и Самарии.
      Теперь они это понимают.
      Жители Ашкелона и Беер-Шевы,
      в 2005-м, не понимали, как можно жить в Сдероте.
      Сейчас моя френдесса Инночка – понимает…

      1. Igor Melčuk -Дорогая Элла…ограничусь утверждением, что у Вас есть страстный старый поклонник на другом конце света!
        Борис Дынин — Уважаемый г-н Melčuk,
        Пожалуйста, поясните: Вы в Диаспоре на другом конце света от Израиля или нет?
        :::::::::::::::::::::::::::::::::::::
        Бином Ньютона…В Австралии дорогой Мелчук, или в Калгари и в ус не дует.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *