Александр Зелинский: Владимир Ковенацкий — путь в нирвану

 230 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Александр Зелинский

Владимир Ковенацкий — путь в нирвану

30 марта Владимиру Абрамовичу Ковенацкому (1938—1986) исполнилось бы 75 лет. Он — яркая и трагическая фигура советского андерграунда 60-70 годов.

Владимир Ковенацкий

Стихи и графика Владимира Ковенацкого, продолжавшие традиции символизма в своеобразно трансформированном виде, тесно связаны с его увлечением эзотерикой. Он серьёзно интересовался учением выдающегося философа-мистика Георгия Гурджиева, который, совместно с оккультным российским писателем начала века П.Успенским, был одним из творцов целой культурной эпохи первой половины ХХ столетия.

После падения в СССР культа личности 1960-х годах началось медленное возрождение культурной жизни, получившее название хрущевской «оттепели». Группы творческой интеллигенции в ту пору образовали своеобразный андеграунд, который не был ни политически ни идеологически ангажирован, тем не менее, идейно и практически противостоял режиму, развивая идеи и утверждая ценности, идущие вразрез с навязываемой им сверху партийной догматикой. В творчестве Ковенацкого той поры ярко отобразились эти неоднозначные и, зачастую, противоречивые процессы. Он был своеобразным представителем эзотерической богемы того времени, что нашло отражение в созданном им в те годы произведении «Маятник» — большой символической гравюре, навеянной сюжетом одноименного рассказа Эдгара По.

Маятник (фрагмент)

Советская власть, естественно, не жаловала неудобного ей художника и поэта. В 1973 году из-за опубликования Ковенацким подборки стихов за рубежом (в ФРГ) он был уволен со студии «Диафильм» и постепенно лишился работы в издательствах.

Вообще же, как и весь советский андерграунд, последователи Гурджиева находились пол неусыпным оком спецслужб. 

Пользуясь своими изощренными методами, КГБ умело внедрял в андерграундную среду своих, так называемых «агентов влияния», которые «ненавязчиво» пытались направить новоявленных адептов в их эзотерических изысках в «нужное» направление. Именно так, воспользовавшись приверженностью их к «четвертому пути» — этой мистической эзотерической практике внутреннего развития, созданной Гурджиевым, внедренные «агенты влияния» стали вовлекать искателей истины в эксперименты по управлению сознанием, которые под опекой КГБ проводились в некоей «лаборатории биоинформации». Фактически же там выполнялась секретная программа по изучению воздействия на человека психотропных препаратов типа ЛСД и ему подобных. Зачем все это было затеяно, теперь уже хорошо известно, но тогда КГБ крайне были нужны добровольцы, на которых можно было бы испытывать действие препаратов, управляющих поведенческими механизмами человеческой деятельности. Членам же андерграундных групп это преподносилось как возможность быстрой и эффективной реализации ими на практике идей Гурджиева об обязанности людей «платить» за благо жизни в планетарном мире и тем самым участвовать в общей работе по поддержанию космоса.

Не избежал этого и Ковенацкий. Некая личность, втершаяся к нему в доверие, настырно претендовавшая на звание его друга и «советчика по творческим задумкам», убедила его, что только участие в таких экспериментах откроет ему некий эзотерический «просвет в пространстве». Владимир, вняв уговорам «друга», согласился. Опыты по управлению сознанием закончились для Ковенацкого печально: кгбистские «исследователи» передозировали ему свое зелье, посчитав, что он мужчина крупный и здоровый и ему можно дать увеличенную дозу. В результате тонкая и ранимая психика художника подверглась необратимым воздействиям, что впоследствии послужило одной из причин, приведших его к трагическому концу.

Ну а что же агент влияния, его «лучший друг»? Тот, естественно, сам ни в каких поисках медикаментозного «просветления» не участвовал и, когда задание по зомбированию художника было завершено и стало понятно, что дальше тут делать нечего, в начале 80-х благополучно эмигрировал в США, заодно «прихватив» с собой оригиналы лучших работ Ковенацкого и доски (металлические печатные формы) его гравюр. Ныне эта личность там чувствует себя весьма комфортно и процветает, открыв Нью-Йорке из им похищенного свой «частный архив», да еще, кроме этого, занимает пост Программного директора в одном из крупных благотворительных фондов… В Америке, надев личину бескорыстного мецената, этот злой гений, долгие годы манипулировавший художником, даже устроил в Нью-Йорке несколько лет назад большую выставку из похищенных им работ Владимира Ковенацкого, которая произвела фурор в кругах тамошнего художественного истеблишмента. А бывший «советчик художника по творческим задумкам» до сих пор продолжает утверждать, что, мол, он сыграл основополагающую роль в формировании Ковенацкого как творческой личности. Ну, совсем как у Эдмона Ростана в его пьесе «Шантеклер», где главный герой — петух был уверен, что Солнце восходит только потому, что он кукарекает по утрам.

А что же в России, где жил и творил художник и поэт? Он не забыт, наоборот, его произведения помнят и любят, поют песни на его стихи.

В Москве проходят выставки работ. Очередная — с 26-го марта по 7-е апреля, посвященная 75-летию Владимира Ковенацкого. Идея выставки принадлежит молодым поклонникам его творчества. К сожалению, то, что умыкнул «лучший друг», в том числе и знаменитый «Маятник», на выставке в оригиналах не представлено — укравший эти работы экс-«агент влияния» на это ни за что не согласится бы…

* * * *

Так получилось, что в годы расцвета его творчества мне пришлось встречаться и общаться и с Владимиром и с его родителями. Я благодарен судьбе, давшей мне такую возможность.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Александр Зелинский: Владимир Ковенацкий — путь в нирвану

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *