Эдуард Гетманский: «Пушки к бою едут задом»

 149 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Командующий артиллерией 16 армии Западного фронта на чьих глазах рядовой Дыскин совершил свой подвиг воскликнул: «А ведь храбрый народ эти евреи!»

«Пушки к бою едут задом»

Евреи — Герои Советского Союза — участники Великой Отечественной войны

Эдуард Гетманский

 Эдуард Гетманский За годы Великой Отечественной войны наша артиллерия выросла количественно в 5 раз. Советский Союз превосходил по выпуску орудий и минометов Германию соответственно в 2 и 5 раз, США — в 1,3 и 3,2 раза, Англию — в 4,2 и 4 раза. За время войны наша промышленность дала фронту 775,6 млн. снарядов и мин, что позволило наносить по врагу сокрушающие огневые удары. Могущество артиллерии, массовый героизм и воинское мастерство советских артиллеристов в совокупности обеспечили победу в этой тяжелой войне. Евреи и на поле брани и в тылу на артиллерийских заводах и конструкторских бюро сделали всё, чтобы советская артиллерия была лучшей в мире. К вопросу о доказательствах еврейской воинской славы. Как говорится, имеющий уши — да услышит. Вопрос: а кто хочет это слышать? Вы можете с пеной у рта говорить и доказывать, но если вас не хотят слышать и слушать, вы ничего никому не докажете. Обратимся к еврейским артиллеристам — Героям Советского Союза, они уже давно всем и вся всё доказали. Рассмотрим мемориальные иконографические экслибрисы тульского графика В. Н. Чекарькова.

Дыскин Ефим Анатольевич (Хаим Нафтульевич) (1923-2012) — наводчик 37-мм зенитного орудия 3-й батареи 694-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка 16-й армии Западного фронта, рядовой. Родился 10 января 1923 года в деревне Короткие Почепского уезда Гомельской губернии (ныне Брянской области) в семье служащего. Еврей. Окончив среднюю школу № 3 в городе Брянске, поступил в Московский институт философии, литературы и истории. В августе 1941 года Сокольническим райвоенкоматом города Москвы был призван в ряды Красной Армии и с осени 1941 года участвовал в боях Великой Отечественной войны. Его направили в одну из срочно создаваемых военных школ в городе Бронницы неподалёку от Москвы. Здесь красноармейцу Дыскину предстояло освоить специальность артиллериста-зенитчика. Долго учиться не пришлось — немцы приближались к столице. Получив начальную подготовку, позволявшую более или менее уверенно чувствовать себя возле орудий, молодые солдаты были направлены в действующую армию. Красноармеец Дыскин попал в 694-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк, на вооружении которого были 37-мм зенитные орудия. Полк входил в состав 16-й армии, которой командовал генерал К. К. Рокоссовский.

В середине ноября 694-й полк занял боевые порядки в общей системе обороны на Волоколамском направлении. Батарея, где служил красноармеец Дыскин, разместилась на небольшой высотке в районе Скирманово у деревни Горки. 15 ноября на батарею прибыл полковой комиссар Ф. Х. Бочаров. Он сообщил, что если гитлеровцы возьмут деревню Горки, то для них будет открыта дорога на Волоколамское шоссе, а там уже Истра, от которой рукой подать до столицы. Бочаров говорил с бойцами по-отечески, без пафоса, и в завершение простым доверительным голосом добавил: «По имеющимся данным, завтра-послезавтра фашисты планируют мощнейшую атаку с применением большого количества танков; батарея, что разместилась на высотке в районе Скирманово, у деревни Горки, — ваша батарея, товарищи, — находится на самом, что ни на есть танкоопасном направлении. Командарм генерал Рокоссовский обращается с личной просьбой ко всем бойцам стоять насмерть, не пропустить врага к Москве. 16 ноября, едва артиллеристы успели отрыть окопы и укрыть орудия, как услышали недалекий бой в районе Волоколамска. Этот городок был уже взят немцами, и оттуда ожидалось их наступление. Но из ближайшего леска в течение дня никто не вышел — ни свои, ни чужие. Так прошла и ночь, а с утра 17 ноября снова загрохотало — теперь огонь фашистов велся по самой батарее. В ней было четыре 37-мм орудия. Ещё до танковой атаки, при мощных артиллерийском и миномётном налётах, на которые гитлеровцы снарядов не жалели, три пушки вышли из строя. Бойцы из расчётов погибли или получили тяжёлые ранения. Погибли и командиры трёх этих пушек.

Уцелело лишь одно орудие, где одним из двух наводчиков остался Дыскин. У каждого зенитного орудия по штату полагалось иметь по два наводчика. Один производит горизонтальную наводку, другой вертикальную. Огонь ведёт правый наводчик. Правым наводчиком у единственного уцелевшего орудия батареи был Ефим Дыскин, и так вышло, что в том бою на его, Ефима долю выпала наиболее ответственная роль. Танковая атака началась сразу после массированного обстрела. Два танка с белыми крестами на броне двигались на орудие красноармейца Дыскина. Об этом бое красноармеец Ефим Дыскин писал: «Командир орудия сержант Семён Плохих дал команду занять свои места, подпустить вражеские бронированные машины на 250-300 метров и только потом открывать огонь. Мы следили за каждым метром движения танков. Трудно передать словами те чувства, которые в тот момент овладевают тобой. Это и страх (да, — страх), и ненависть к фашистам, а главное — стремление успеть опередить врага, собрать все силы, чтобы точно, быстро и метко поразить его. Наступил момент действовать. Последовала команда: «Огонь!». Я нажал гашетку. Первый же снаряд попал в цель, но я по приказу Плохих послал в поврежденный танк еще один снаряд. Машина загорелась. Второй танк стал обходить её, и тут же был поражён метким выстрелом нашего оружия. В тот момент вблизи разорвался снаряд, а потом мина. Левый наводчик — Иван Гусев, был убит. Я был ранен в левое плечо и увидел на полушубке проступающее пятно крови.

В это время у нашего орудия появился полковой комиссар Бочаров. По его команде сержант Плохих занял место Гусева, а сам Бочаров принял на себя командование орудием. Тут же мы услышали его команду: «Танки справа!». Когда вспоминаю те мгновения, мне кажется, что весь огонь, да и всё внимание противника сосредоточилось на нашем единственном действующем орудии. Не было буквально ни одной секунды, чтобы на огневой позиции не рвались снаряды и мины. Теперь, как и прежде, главным оставалось опередить врага, быстрее и точнее выстрелить, оказаться проворнее, твёрже, хладнокровнее. Не прорвавшись с ходу, немцы двинулись в обход. Подмёрзшая земля позволяла им теперь маневрировать и на бездорожье. Три машины заходили на орудие с фланга. Нас разделяло метров пятьдесят. Мы использовали каждую оплошность врага. Один танк остановился, кажется, только на мгновение, чтобы произвести выстрел, но я успел в этот момент всадить в него два снаряда. Другой танк подставил под выстрел плохо защищённый бронёй бок, и тоже вспыхнул, а вслед за ним загорелся и третий танк. Я был ранен во второй раз — в поясницу, и в третий раз — в левую голень. Ногу оторвать от гашетки я не мог: понял, что повреждена кость. Погиб подносчик снарядов Полоницын, был тяжело ранен Плохих, — он сполз с сиденья рядом со мной. «Танки слева!», — услышал я голос комиссара Бочарова. Теперь мне стало особенно тяжело: надо было выполнять функции обоих наводчиков. Комиссар взял на себя обязанности подносчика снарядов. И снова стрельба прямой наводкой, почти в упор — кто быстрее. Меня ранило в четвёртый раз. На орудие с другого фланга наползали два танка. Расстояние было не более 50 метров.

Я отчётливо видел, как поворачиваются в мою сторону их орудия. Мои глаза застилала густая пелена, — сказывалась большая потеря крови. Промелькнула мысль: это конец. С трудом расслышал голос Бочарова: «Дыскин, сынок, скорее наводи!» Я не знаю, каким чудом, но силы на мгновение вновь вернулись ко мне. С неимоверным напряжением удалось опередить врага, ещё раз произвести наводку и надавить на гашетку…». И ещё один столб чёрного дыма, на том самом месте, где за секунду до этого замер фашистский танк, чтобы уже наверняка поразить орудие Дыскина. Это последнее, что увидел Фима, перед тем как наступила полная тишина. Уцелевшие немецкие танкисты, потрясённые тем, что только что произошло на их глазах, — в суеверном страхе развернули оставшиеся танки, и, продолжая маневрировать, чтобы уцелеть, стремительно метнулись вспять, с животным ужасом ожидая смерти от «зловещей, заколдованной», непобедимой русской пушки. Вражеская атака захлебнулась; танки не прорвались к Волоколамскому шоссе. О подвиге рядового артиллериста немедленно доложили командующему артиллерией армии В. И. Казакову и командарму К. К. Рокосовскому. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм красноармейцу Дыскину Ефиму Анатольевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 989). После боя Е. А. Дыскина считали погибшим, и звание Героя Советского Союза ему было присвоено «посмертно». На самом деле он был жив, но тяжело ранен.

До 1944 года Дыскин проходил лечение в различных госпиталях. Ефим Дыскин вспоминал: «Началось с того, что в конце апреля 1942 года ко мне в палату пришли начальник госпиталя, замполит, несколько врачей и стали шумно поздравлять меня с присвоением звания Героя Советского Союза. Мне показали газету «Правда», где был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1942 года. В нем среди награжденных был один генерал — Панфилов Иван Васильевич и один красноармеец — Дыскин Ефим Анатольевич. Обоим это звание было присвоено посмертно. Я сразу сказал, что поздравления принять не могу — ведь я живой, значит награда не моя. Тогда на имя Председателя Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинина командование госпиталя послало телеграмму с указанием всех подробностей, связанных со мной. Вскоре от Калинина пришла правительственная телеграмма, в которой было подчеркнуто, что звание Героя Советского Союза присвоено именно мне — наводчику 37-миллиметрового орудия 694-го истребительного противотанкового полка 16-й армии, с чем он, М. И. Калинин, горячо меня поздравляет и желает выздоровления». Да, тяжелораненый рядовой Ефим Дыскин не погиб, выжил «всем смертям назло», а в той могиле, что показали корреспонденту «Красной звезды» Павлу Трояновскому, в страшной неразберихе боя похоронили другого бойца, и по ошибке начертали на памятнике имя Ефима.

Что же произошло с потерявшим от ран сознание молодым бойцом Дыскиным? Вот как написал впоследствии в своих воспоминаниях Ефим Анатольевич: «… Меня, тяжелораненого товарищи унесли на шинели комиссара в медсанбат. Затем были госпитали в Истре, Владимире, Свердловске». Наводчик Ефим Дыскин получил несколько ранений, однако не покинул поля боя. Всего с участием Дыскина было уничтожено 7 немецких танков, это был рекорд для одного боя во время Великой Отечественной войны. Ефим Дыскин вспоминал: «Спустя годы, многое о тех событиях, которые мне, красноармейцу, были неведомы, я узнал из воспоминаний маршала артиллерии В. И. Казакова, командовавшего артиллерией нашей армии, из публикаций фронтового корреспондента П. И. Трояновского, из воспоминаний Маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского и интервью, которое дал «Литературной газете» в канун 40-летия Победы под Москвой Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Все они подробно описали и этот бой, и нашу батарею. Я узнал, что в ноябре 1941 года наша третья батарея защищала, может быть, один из последних оборонительных рубежей, что неподалеку за нашей позицией, в Новопетровском, располагался штаб командующего 16-й армией К. К. Рокоссовского.

Узнал также, что к высокой награде я был представлен полковым комиссаром Бочаровым, командармом Рокоссовским и командующим фронтом Жуковым. Позже я узнал и то, что командир нашего орудия С. Плохих был награжден орденом Ленина, а Бочаров — орденом Красного Знамени. Хочу особо подчеркнуть: все артиллеристы нашей 3-й батареи оставались до конца верны своему воинскому долгу, они все заслуживают высших государственных наград». Маршал Советского Союза. Г. К. Жуков, лично наблюдавший подвиг лейтенанта Дыскина с наблюдательного пункта писал в 1961 году:

«Всем известны имена панфиловцев, Зои Космодемьянской и других бесстрашных воинов, ставших легендами, гордостью нашего народа. В один ряд с ними я бы поставил подвиг рядового наводчика орудия 694 артиллерийского противотанкового полка Ефима Дыскина». Командующий артиллерией 16 армии Западного фронта на чьих глазах рядовой Дыскин совершил свой подвиг воскликнул: «А ведь храбрый народ эти евреи!»

Проходя долгое лечение в госпиталях, Дыскин время не терял, он сумел сдать экзамены за трёхгодичный курс медицинского училища и затем поступил в Военно-медицинскую академию. В 1947 году он окончил Военно-медицинскую академию имени С. М. Кирова.

В 1951 году защитил кандидатскую диссертацию, а в 1961 году — докторскую диссертацию. В 1967 году Е. А. Дыскину присвоено воинское звание «полковник медицинской службы», в 1981 году — «генерал-майор медицинской службы». В 1967-1988 годах Дыскин возглавлял кафедру нормальной анатомии Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова. В 1988 году вышел в отставку, продолжил работать профессором-консультантом Военно-медицинской академии. За годы службы в Советской армии награждён медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, орденом Ленина, орденом Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени, медалями, в том числе медалью «За боевые заслуги». В честь 60-летия Победы в Великой Отечественной войны 6 мая 2005 года Дыскин получил памятные наручные часы от Президента РФ. В 2008 году он получил приз «Большая Медведица» в номинации «Фронтовая доблесть» за мужество и отвагу, проявленные на фронтах Великой Отечественной войны. Умер Герой Советского Союза, генерал-майор медицинской службы Ефим Анатольевич Дыскин 14 октября 2012 года в Санкт-Петербурге, похоронен на Богословском кладбище. Ленинградская киностудия выпустила фильм «Солдат», посвящённый Ефиму Дыскину. О таких как бывший артиллерист Дыскин, Максим Горький точно заметил, что «Герой — это тот, кто творит жизнь вопреки смерти, кто побеждает смерть».

Дыскин

Двухбабный Исаак Шаевич (1922-1943) — наводчик орудия 490-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка 18-й армии Северо-Кавказского фронта, сержант. Родился 2 апреля 1922 года в посёлке Тальное в семье служащего. Еврей. Закончил семь классов школы. Призван в ряды Красной Армии в декабре 1940 года, с 1941 года — в действующей армии. Сержант Исаак Двухбабный особо отличился 5 ноября 1943 года, когда в составе передовой десантной группы форсировал Керченский пролив в районе посёлка Эльтиген, ныне село Героевское. Им лично, прямой наводкой, были уничтожены прожектор, две 37-мм пушки и два пулемёта противника. Этим была дана возможность десантироваться оставшейся группе захвата. В ходе продолжавшегося боя Двухбабным были подбиты из орудия два танка, а третий был подорван противотанковой гранатой. Отважный артиллерист в этом бою погиб. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1944 года «О присвоении звания Героя Советского Союза офицерскому и сержантскому составу артиллерии Красной Армии» за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство сержанту Двухбабному Исааку Шаевичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Похоронен в селе Героевском. (в ряде источников отмечается, что место захоронения не установлено). Награды — медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза (не вручалась), орден Ленина. Имя Героя носит одна из улиц города Тальное в Черкасской области Украины, в котором на аллее Героев установлена мемориальная доска, посвящённая славному земляку.

Двухбабный

Котлярский Борис Моисеевич (1914-1993) — командир 814-го артиллерийского полка 274-й стрелковой дивизии 69-й армии 1-го Белорусского фронта, подполковник. Родился 1 января 1914 года в селе Насташка (ныне Ракитнянского района Киевской области) в семье служащего. Еврей. Окончил семь классов неполной средней школы. Работал электромонтёром Пролетарского паровозоремонтного завода в Ленинграде. В 1935 году призван в ряды Красной армии. В 1938 году окончил Киевское артиллерийское училище. Участник похода советских войск в Западную Украину в 1939 году. В боях Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Был помощником начальника штаба полка, командовал артиллерийским дивизионом Резерва Главного Командования, артиллерийской батареей и артиллерийским полком. Первое боевое крещение воины 274-й стрелковой дивизии получили у деревни Карпово Калининской области в конце июля 1942 года в ходе начавшейся Первой Ржевско-Вяземской наступательной операции советских войск. В боях под Ржевом дивизия действовала на участке Колоткино-Гридино. В реке Бойне, по берегам которой она наступала, вода порою была красной от крови. 21 августа 1942 года 274-я дивизия вышла на левый берег Волги восточ­нее Ржева. Но освободить город удалось только 3 марта 1943 года. В числе освободителей Ржева был и помощник начальника штаба 814 артиллерийского полка Б. Котлярский.

Наступая в юго-западном направлении, 274-я дивизия освобождала населённые пункты Смоленской области и вышла на Днепр, где фронт стабилизировался до августа 1943 года. 15 сентября началась Смоленско-Рославльская операция. Прорвав оборону врага, на следующий день части дивизии ворвались в город Ярцево. За его освобождение 274-я стрелковая дивизия была удостоена почётного наименования «Ярцевская». В дальнейшем дивизия наступала вдоль Минского шоссе, способствовала освобождению Смоленска, а в октябре вступила на территорию Лиозненского района Витебской области Белоруссии. Всю осень и зиму 1943-1944 годов войска Западного и 1-го Прибалтийского фронтов предпринимали попытки наступления на Витебск, но город гитлеровцам удалось удержать. Подполковник Котлярский был назначен командиром 814-го артиллерийского полка. В 1944 году Красная Армия завершала изгнание фашистских войск с нашей территории. 17 июля 1944 года началась Брестско-Люблинская операция. 274-я стрелковая дивизия наступала на самом левом фланге 1-го Белорусского фронта, бок о бок с частями 3-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта. Полк Котлярского принимал участие в боях по овладению городом Ковелем. На участке наступления дивизии фашисты сильно укрепились, и необходимо было разрушить их оборону. Находясь в составе передового отряда, артиллеристы Котлярского массированным огнём взломали вражеские укрепления, открыв путь нашей пехоте. Город Ковель был освобождён.

В конце июля 1944 года 814-­й артиллерийский полк под командованием подполковника Бориса Котлярского огнём обеспечил выход стрелковых дивизии к реке Висла в районе населенного пункта Гуры в десяти километрах южнее города Пулавы на территории Польши. Река Висла — естественный рубеж с густой сетью огневых точек — создавала серьёзную преграду для наших войск. Командир дивизии отдал приказ форсировать реку ночью. Артиллерия под командованием Бориса Котлярского должна была обеспечить действия передового отряда по захвату и удержанию плацдарма до подхода главных сил дивизии. Вместе с передовыми подразделениями командир направил первым рейсом 76-миллиметровые пушки. Под покровом ночи отряд успешно форсировал Вислу, и только на рассвете враг обнаружил наших десантников. Завязался жестокий бой. В течение двух суток передовой отряд отражал атаки противника. Полковнику Котлярскому были дополнительно выделены несколько артиллерийских полков. В этих боях Борис Моисеевич показал умение производить маневр большой группой артиллерии. Плацдарм был удержан и закреплен. За передовым отрядом переправились главные силы дивизии. В середине января 1945 года полковник Котлярский управлял огнём полковой артиллерии группы и обеспечил прорыв укрепленной полосы противника, форсирование рек Пилица и Варта. Особенно тяжёлым был бой за населённый пункт Кунерсдорф. Через него проходила главная магистраль. Фашисты приспособили подвалы домов под огневые точки, создали сплошные заграждения. Все это нужно было преодолеть. За овладение опорным пунктом Кунерсдорф многие артиллеристы были удостоены правительственных наград.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 февраля 1945 года за успешное обеспечение форсирования рек Западный Буг, Висла и Одра подполковнику Борису Моисеевичу Котлярскому присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 4699). В апреле подразделения 274-й дивизии участвовали в Берлинской операции, прорвали оборону противника и достигли реки Шпрее в районе Фюрстенвальде. Целую неделю дивизия сражались здесь с фашистскими частями, предпринимавшими попытки прорваться на запад — в зону союзных войск. Вражеская группировка была оттеснена и уничтожена. Совершив рывок на запад, к реке Эльбе, дивизия встретилась в районе Магдебурга с американскими войсками и вскоре встретила здесь День Победы. 814-му ар­тиллерийскому ордена Богдана Хмельницкого полку подполковника Бориса Котлярского за боевые успехи в Берлинской наступательной операции было присвоено почётное наименование «Бранденбургский». После войны Борис Моисеевич окончил Высшую офицерскую артиллерийскую школу, затем — Военную академию им. М. В. Фрунзе, В 1955 — 1958 годах Борис Котлярский — командующий артиллерией, заместитель командира 56-го стрелкового корпуса на Сахалине. В 1958 году он окончил Высшие академические курсы при Военной артиллерийской командной академии. В 1960 году Герой Советского Союза полковник Борис Моисеевич Котлярский вышел в отставку и жил в Киеве. Награждён медалью «Золотая звезда» Героя Советского Союза, орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени, орденом Суворова 3-й степени, орденом Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, медалями. Умер 3 сентября 1993 года. Похоронен на Лесном кладбище Киева.

Котлярский

Либман Михаил Александрович (1921-1945) — командир 637-го лёгкого артиллерийского полка 15-й лёгкой артиллерийской бригады 3-й артиллерийской дивизии 7-го артиллерийского корпуса прорыва 5-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта, майор. Родился в 1921 году в городе Ростов-на-Дону. Еврей. Образование среднее. Жил в Москве. В Красной Армии с 1939 года. В 1941 году окончил Ленинградское артиллерийское училище. В боях Великой Отечественной войны с октября 1941 года. Участник обороны Москвы. Майор Михаил Либман 12 января 1945 года огнём батарей полка обеспечил прорыв пехотой главной полосы обороны противника в районе населенного пункта Стопница (15 километров юго-восточнее города Буско-Здруй, Польша). 24 января преодолел Одер у населенного пункта Эйхенрид (16 километров северо-западнее города Ополе, Польша) и вёл бои за удержание плацдарма. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм, майору Либману Михаилу Александровичу присвоено звание Героя Советского Союза. Бесстрашному офицеру-артиллеристу было не суждено получить высшую награду Родины. М. А. Либман погиб в бою 12 февраля 1945 года. Награждён медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, орденами Ленина, Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды. Похоронен на центральной площади города Ченстохова. Перезахоронен на кладбище «Куле» (некрополь, расположенный на небольшом холме, к северу от центра Ченстохова). Имя и подвиг Героя Советского Союза М. А. Либмана отражены в мемориале музея боевой славы московской школы № 29 имени А. С. Грибоедова.

Либман

Гальперин Анатолий Владимирович (1923-1966) — командир батареи 951-го артиллерийского полка 391-й стрелковой дивизии 22-й армии 2-го Прибалтийского фронта, старший лейтенант. Родился 28 октября 1923 года в городе Петрограде (ныне Санкт-Петербург) в семье рабочего. Еврей. Окончил 10 классов. В 1941 году окончил Ленинградскую специальную артиллерийскую школу. В Красной армии с июля 1941 года. Боевое крещение Гальперин получил в районе эстонского города Тапу, где курсанты встали на пути фашистов к Ленинграду, а затем с боями отходили к Красному селу. Здесь, зарывшись в землю, и держали оборону до тех пор, пока их не сменил стрелковый полк. В декабре 1941 года Гальперин окончил ускоренный курс 2-го Ленинградского артиллерийского училища, находившегося в эвакуации в башкирском городе Белорецк, и был направлен в Москву. Но по приезде в столицу лейтенант Гальперин тяжело заболел. Только в конце января 1942 года он вышел из госпиталя. Вскоре его назначили командиром взвода разведки штабной батареи 391-й стрелковой дивизии, входившей в состав войск Московской зоны обороны. Дивизия в составе 3-й ударной армии была отправлена на Северо-Западный фронт. В район города Холм Новгородской области. Два месяца упорных и тяжёлых боёв не принесли тогда нашим войскам победы. 23 апреля 1942 года дивизия перешла в подчинение командира 1-ой ударной армии и сразу же вступила в бой на рубеже Извоз-Березовец в 4 километрах восточнее села Залучье.

Гальперин, ставший к тому времени уже старшим лейтенантом был переведён из штабной батареи в 951 артиллерийский полк на должность командира пушечной батареи. До сентября 1943 года он воевал в районе Бяково — Омычкино Новгородской области. Участвовал в боях по ликвидации гитлеровского Демянского выступа. Освобождал деревни Шатово, Ходынь, Селяха, Борки, Семыкина Горушка, Иван-Берёзка. Конец ноября 1943 года застал старшего лейтенанта Гальперина при взятии высоты у деревни Птахино. Владея этой высотой, гитлеровцы держали под контролем железную дорогу Великие Луки-Невель и клином врезались в оборону нашей армии. Батарея Гальперина двигалась в боевых порядках пехоты. Она уничтожала вражеские огневые точки, мешавшие лыжному батальону продвигаться вперёд. Пехотинцы, поддерживаемые артиллерийским огнём, успешно заняли две линии траншей противника и штурмом захватили несколько его дотов и дзотов. Гитлеровцы в панике бежали, побросав раненных солдат, а также много боевой техники и оружия. В середине января 1944 года части и подразделения дивизии прорвали оборону гитлеровцев севернее Новоржева и преследовали врага в течение двух дней. На третий день противник занял заранее подготовленную позицию по железной дороге Новоржев-Старая Русса и остановил наше наступление. На новом участке фронта дивизию оставили во втором дивизионе, а артиллерийский полк, в котором старший лейтенант Гальперин командовал пушечной батареей, передали 208-й стрелковой дивизии, которая продолжала наступление. 17 января 1944 года пехотинцы 208-й стрелковой дивизии и перешли заснеженную впадину у станции Насва, выбили гитлеровцев из первой траншеи и залегли в противотанковом рву, проходившем в 150-и метрах от второй линии траншеи, куда отошли после боя гитлеровцы. На следующий день 18 января 1944 года Гальперин получил приказ — занять наблюдательный пункт (НП) в боевых порядках пехоты и поддерживать огнём стрелковый батальон.

Противники обрушили на противотанковый ров шквал артиллерийского огня, и двинул вперёд пехоту при поддержке «тигров» и «фердинандов». По наступающим ударила полковая артиллерия, заработали бронебойщики. Гальперин, не отрываясь от стереотрубы, передал по телефону на батарею данные. Он всё время держал цепь вражеской пехоты под огнём. Гитлеровцы повторяли атаки и снова залегли под прицельным огнём батареи. Но всё же ввиду многократного численного перевеса гитлеровцам удалось вклиниться в оборонительные порядки пехотинцев. НП Гальперина располагался в противотанковом рву. Разведчики-артиллеристы не могли отойти — позади было насквозь простреливаемое поле. Не могли и к ним подойти на помощь. Создалось чрезвычайно тяжёлое положение. В центре обороны осталась только группа Гальперина — 15 артиллеристов. В этот момента НП пробрался 16-й защитник — командир артиллерийского дивизиона майор А. Т. Яковлев. Он и возглавил группу. После артиллерийского налёта два фашистских батальона ринулись в атаку. Гальперин мастерски управлял огнём дивизиона. Пушечные снаряды, пролетая над НП, метко поражали цели. И всё же гитлеровцы продолжали атаковать. Они сосредоточили на НП основной огонь, бросили на штурм до батальона пехоты и два «тигра».

Но НП сражался, посылая в наступающего врага автоматные очереди. После четвёртой атаки на НП осталось только 6 защитников во главе с Гальпериным. Осколком снаряда был убит майор Яковлев. Артиллеристы пережили самую трудную ситуацию, когда прервалась связь с дивизионом. Но старший сержант Сутормин в считанные минуты обнаружил обрыв провода и восстановил связь. После этого артиллеристы отбили и пятую атаку гитлеровцев. Эта атака фашистов хотя и не увенчалась захватом НП, но позволила им обойти его и замкнуть кольцо. Ползущих гитлеровцев отделяло от НП всего 30 метров. Полетели гранаты. Среди наступавших гитлеровцев произошло замешательство. Опомнившись, они ринулись на НП. Началась рукопашная схватка. Горстка советских артиллеристов стояла насмерть. В живых осталось только трое. Всё решали секунды. Гальперин бросился к телефону и отдал команду — «Вызываю огонь на себя!» На НП падали теперь снаряды наших орудий, устилая трупами фашистов противотанковый ров. Уцелевшие гитлеровцы бросились кто куда. Вскоре подошла помощь. Гальперина, израненного, отправили в медсанбат. Всего в этом бою у деревни Заболотье Новосокольнического района Псковской области артиллеристы отразили шесть ожесточённых атак противника. Батарея уничтожила до трёх рот гитлеровцев и обеспечила удержание занятых позиций. Указом Президиума Верховного Совета СССР медали «Золотая Звезда» (№ 3876). Полученные раны не позволили бойцу снова принять участие в боях.

В 1948 году Гальперин окончил Военную артиллерийскую академию имени Ф. Э. Дзержинского. До 1949 года он командовал дивизионом тяжёлой артиллерийской гаубичной бригады большой мощности в Ленинградском военном округе. В 1953 году Гальперин окончил Военно-дипломатическую академию. Затем служил офицером и старшим офицером в Главном разведывательном управлении Генерального штаба Вооружённых Сил СССР. С октября 1955 года по август 1959 года он работал помощником военного атташе при Посольстве СССР во Франции. В 1960-1961 годах был преподавателем кафедры спецподготовки Военно-дипломатической академии. С ноября 1961 года по август 1964 года Гальперин был военным атташе при Посольстве СССР в Марокко. С сентября 1964 года служил в Главном разведывательном управлении Генерального штаба Вооружённых Сил СССР. А. В. Гальперин награждён медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, орденом Ленина, орденами Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, медалями. Гальперин вышел в отставку в чине полковника. Скончался Анатолий Владимирович Гальперин 19 января 1966 года в Москве. Его прах покоится в колумбарии Новодевичьего кладбища.

Гальперин

Цинделис Борис (Берел) Израилевич (1916-1944) — наводчик орудия 224-го артиллерийского полка 16-й стрелковой дивизии 2-й гвардейской армии 1-го Прибалтийского фронта, красноармеец. Родился в 1916 году в литовском городе Ракишки Новоалександровского уезда Ковенской губернии (ныне — Рокишкис) в семье рабочего. Еврей. С 1937 года по 1941 год работал зубным техником в городах Паневежис и Биржай. В Красной Армии с июня 1942 года. В действующей армии — с декабря 1942 года — боец 16-й Литовской стрелковой дивизии. Участвовал в боях под Орлом, на Курской дуге, освобождал Белоруссию, Литву. Борис Цинделис в районе деревни Пляйкишкен Шилутского района Литвы в схватке с танками противника проявил героизм и отвагу. 13 октября 1944 года во время наступления врага на деревню Пляйкишкен в 18 километрах северо-западнее города Тильзит орудие Цинделиса стояло на прямой наводке на переднем крае. В 8 часов утра 14 октября немецкий пехотный батальон с танками атаковал 1-й стрелковый батальон 224 артиллерийского полка. Полчаса спустя противник бросил в бой еще два пехотных батальона с 30 танками. Хотя части танков и удалось вклиниться в оборону полка, в глубине они были встречены организованным огнем дивизионных артиллеристов. Особо отличились в этом бою наводчики орудий младший сержант Б. Цинделис и рядовой С. Шейнаускас. На орудие Шейнаускаса шло 11 вражеских танков, в том числе несколько тяжелых. С расстояния 400 метров наводчик открыл огонь. Первым же выстрелом он подбил гусеницу одному из танков. Тот остановился. Еще два выстрела — один из фашистских танков загорелся. Но остальные шли вперед, ведя огонь по отважным артиллеристам.

Командир орудия, сам Шейнаускас и два бойца расчета были ранены. Осколком разбило панораму орудия. Но Шейнаускас продолжал вести огонь. Он наводил пушку прямо по стволу и вскоре подбил еще один фашистский танк. Но тут два вражеских снаряда разорвались прямо на огневой позиции. Герой-наводчик был смертельно ранен. В этом бою орудие Цинделиса подбило два вражеских танка. Еще несколько вражеских машин почти вплотную подошло к огневой позиции. Отважный наводчик, будучи тяжело раненным, успел подбить еще один танк. Он погиб от разрыва вражеского снаряда. Было разбито и его орудие. Отважные артиллеристы отбили танковую атаку врага. Оставшиеся машины противника вынуждены были отойти на исходный рубеж. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм красноармейцу Цинделису Борису Израилевичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Он награждён медалью «Золотая Звезда», орденом Ленина и медалями. Похоронен Герой Советского Союза, красноармеец Борис Израилевич Цинделис на воинском кладбище в городе Пагегяй (Литва). Вся семья его семья погибла во время войны, ближайшие родственники также были уничтожены гитлеровцами. Именем Героя названа улица в городе Шилуте и судно Министерства рыбного хозяйства.

Цинделис

Мемориальный экслибрис перекидывает мост из прошлого через настоящее в будущее, помогает гордиться славою своих предков. Ведь ещё Александр Пушкин говорил: «Неуважение к предкам есть первый признак безнравственности».

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *