Юрий Шейман: Музыкант в науке. Век Клода Леви-Стросса

 280 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В юности Леви-Строссу приходилось слышать, что он «грязный еврей». И вот человек, оторванный от своих национальных корней, считавший себя настоящим французом, усвоил «с младых ногтей» это странное ощущение насильственной отчужденности от какой-либо культурной почвы.

Музыкант в науке
Век Клода Леви-Стросса

Юрий Шейман

Юрий Шейман

Альберт Эйнштейн вдохновлялся романами Ф. Достоевского и игрой на скрипке. Великий этнограф XX в., антрополог и структуралист К. Леви-Стросс обожал Вагнера и Стравинского, считал их своими предшественниками, а язык музыки — идеальным средством выражения народного духа.

Жизнь дается всем, а удается немногим. К. Леви-Строссу жизнь не просто удалась. Он прожил целый век (с гаком), во многом обозначил и подытожил его. Смерть К. Леви-Стросса в Париже 30 октября 2009 г. на 101-м году жизни поразила многих, кто знал это имя, как может поразить гибель бога, мифического героя или смена эпох. Родившийся в 1908 г. в Брюсселе и проживший бóльшую часть жизни в Париже, сын художника, внук раввина, правнук композитора Исаака Штрауса, доживший до мифологического возраста Клод Леви-Стросс, кажется, самой судьбой предназначался на роль необыкновенного человека. Он стал знаменитым ученым и путешественником. Считается, что биография мыслителя заключена в истории его идей, во внутренней жизни, но судьба крепко-накрепко связала имя Леви-Стросса с историей XX в., историей еврейского народа и вместе с тем нарекла Индейцем нашего века. Он странствовал в дебрях Амазонки, жил среди затерянных, исчезающих индейских племен, описывая реалии их быта и мифологию, написал об этом ставшую бестселлером полуэссеистическую книгу «Печальные тропики», наполненную теплым человеческим чувством и личным содержанием. Такой вот Миклухо-Маклай или Поль Гоген нашего времени.

В юности Леви-Строссу приходилось слышать, что он «грязный еврей». И вот человек, оторванный от своих национальных корней, считавший себя настоящим французом, усвоил «с младых ногтей» это странное ощущение насильственной отчужденности от какой-либо культурной почвы. Именно тогда, возможно, развилась в нем способность смотреть на мир и на себя самого как бы со стороны, релятивизируя категории родной культуры.

Жизнь кабинетного ученого не давалась Клоду Леви-Строссу. И дело не только в экспедиционной деятельности. Попав в побежденной немецкими нацистами Франции под действие расовых законов, он в 1940 г. эмигрирует в Америку, тем самым избежав лагеря и вероятной гибели. После войны занят на дипломатической службе, но в конце концов возвращается на родину и в науку. Леви-Стросс был награжден Большим крестом ордена Почетного легиона, удостоен многих других наград, премий, академических званий, обрел мировое признание, особенно после выхода в свет в 1958 г. книги «Структурная антропология», ставшей своего рода библией для структуралистов.

Леви-Стросса часто называют создателем структурного метода исследований в гуманитарной области знания. Это не совсем так. Структурализм сначала возник в лингвистике, и задолго до Леви-Стросса. Его принципы сформулировал Ф. де Соссюр, развил Ельмслев. Знакомство с русскими структуралистами Пражского лингвистического кружка Р. Якобсоном и Н. Трубецким оказало большое влияние на Леви-Стросса, и он перенес методы, сложившиеся в изучении фонологической системы языков, на исследование первобытного мышления. Мифология дикаря описывается путем выявления так называемых бинарных оппозиций типа: сырое — вареное, твердое — мягкое, сухое — влажное, небо — земля, пустое — полное, живое — мертвое, природа — культура, мед — табак, мать — отец, друг — враг, герой — жертва и т. д. Как в китайской культуре генеральное разделение образов мира на Инь и Ян проходит по всем этажам мироздания, так и в любой культуре в силу универсальных особенностей устройства человеческого языка присутствует диктат подобных метафор. Они и образуют особую структуру мышления, определяющую формы поведения, ритуалы, обряды, сюжеты фольклора и т. д. Мифы, переходя с одного уровня бытия на другой, как бы перекодируют исходный концепт. Снятие противоречия осуществляется за счет нахождения медиатора — компонента, который принадлежит и к тому, и к другому миру. Так, например, ворон или койот становятся у некоторых народов сакральными животными в силу того, что питаются падалью и, таким образом, принадлежат как к миру живых, так и к миру мертвых. Собственно, в завершенном виде ментальность дикаря представляет собой уже не структуру, а своеобразный «бриколаж» (термин, введенный Леви-Строссом для обозначения окольных путей сознания, уподобляющихся отскоку шара в биллиардной игре), образующийся в результате диалогической трансформации мифов.

С другой стороны, идейной пуповиной Леви-Стросс связан с Фрейдом и Юнгом, интерпретируя коллективное бессознательное в рамках архетипов аналитической психологии и мифологизируя мораль современного человека в духе фрейдистского понимания Эдипова комплекса: происхождение человечества трактуется им как результат первобытного инцеста, оставившего свой отпечаток в архаическом мышлении.

Клод Леви-Стросс — апологет древних культур и критик современного человечества. Моментом «грехопадения» вслед за Жан-Жаком Руссо он считал изобретение письма, противопоставленного живой устной речи, отчуждающего язык от человека. Буква не звук, не фонема, а элемент мертвенной регистрации. Древние культуры, близкие к природе, уважительно к ней относящиеся, сменяются «нескромной» цивилизацией, человечество унифицируется и возрастает в геометрической прогрессии, порождая проблемы, из которых Леви-Стросс не видел выхода. В отличие от Хантнгтона современную эпоху он определял не как столкновение цивилизаций, а как кризис перенаселенности планеты, что для него было и кризисом смысла. Леви-Стросс отказывался видеть структуру, а, стало быть, и смысл в истории. Отсюда его пессимизм и тяготение в конце жизни к буддизму.

Можно спорить о применимости или неприменимости структурного метода к исследованию мифов, обрядов, систем родства и т. д. Но проблема многих концепций XX в. — в том, что они, выходя за скромные рамки своей области науки, зачастую начинали претендовать на роль философии, универсального эзотерического знания и т. п. Соответственно мэтр учения натягивал на себя облачение служителя культа и начинал вещать наподобие авгура, медиума, жреца. Конечно, здесь проявляется легко объяснимая увлеченность ученого, но характерно, как легко отыскивается готовая внимать речам новоявленного оракула аудитория.

Леви-Стросс менее других повинен в грехе сакрализации своей концепции, но и он не полностью избежал этого соблазна. И вот здесь объект его исследований — мифология — пересекается со свойствами мышления самого исследователя. Дело в том, что мифологическое мышление сверхлогично, тотально. Если в мире грибов встречаются грибы хорошие и ядовитые, значит непременно то же самое должно быть и в мире людей. Женщина в период месячных очищений способна осквернить всю вселенную и потому обязана выполнять особые предписания, например ни в коем случае не касаться ногами земли и т. д. Подобные метафоры терроризизируют человеческое сознание. Прямолинейный перенос отношений с одного уровня бытия на другой — главнейшее свойство мифологического мышления. Когда идеи естественного отбора переносятся на социальную жизнь, они порождают фашизм. В принципе верная философская и физическая идея детерминизма, перенесенная на жизнь людей, приводит к законодательному ограничению свободы и прав человека. Здесь в качестве интеллектуального противоядия необходим элемент иронии, релятивизма, способности мысли к рефлексии, осознанию своих границ, столь несвойственный фундаменталистским культурам. Недаром Сартр, споря с Леви-Строссом, утверждал, что человеческое проявляется именно в способности выходить за рамки застывших схем. К. Леви-Стросс чувствовал это и сам, пережив «деконструкцию» своего учения, проделанную Жаком Деррида, пережив самого Деррида и вообще свое время. В конце концов, кто больше него сделал для самопознания человека, которое единственно и ведет к свободе?! Печально, конечно, пережить своих современников, даже самою свою теорию, но это ведь естественная плата за долголетие, и Леви-Стросс сумел-таки заглянуть за черту, не обнаружив там никакого смысла. Таков грустный каданс симфонии его жизни.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Юрий Шейман: Музыкант в науке. Век Клода Леви-Стросса»

  1. «ворон или койот становятся у некоторых народов сакральными животными в силу того, что питаются падалью и…»
    ——
    Поскольку я утилитарист и прагматик, то выскажу мысль, что неглупые люди объявляли священными животных-санитаров. Как это делали, например египтяне в отношении крокодилов (очищали от падали водную среду) и среди птиц — в отношении ибисов.
    Всё остальное -дурные фантазии кабинетных мудрецов.

    ворон или койот становятся у некоторых народов сакральными животными в силу того, что питаются падалью
    ————
    Животные и птицы-санитары. Понятно, что их надо охранять.
    Как в Древнем Египте охраняли крокодилов (санитары водной среды) и ибисов (санитары сухопутья)
    lbsheynin@mail,ru

  2. «Жизнь дается всем, а удается немногим». Хорошая сентенция. Она дает повод вспомнить о Л.Леви-Брюле, «полутезки» (Вяч.Вс.Иванов) К.Леви-Строса. Он был не менее выдающимся ученым, они даже темы разрабатывали одинаковые. Но кто скажет, почему научная судьба у Леви-Брюля «не удалась»?

    Вот Вы пишете: «Знакомство с русскими структуралистами Пражского лингвистического кружка Р. Якобсоном и Н. Трубецким оказало большое влияние на Леви-Стросса, и он перенес методы, сложившиеся в изучении фонологической системы языков, на исследование первобытного мышления. Мифология дикаря описывается путем выявления так называемых бинарных оппозиций типа: сырое — вареное, твердое — мягкое, сухое — влажное, небо — земля, пустое — полное, живое — мертвое, природа — культура, мед — табак, мать — отец, друг — враг, герой — жертва и т. д.»
    Непонятно, зачем надо было переносить фонологические методы на исследование первобытного мышления?
    Ведь принцип бинарных оппозиций соотносится с законом coincidentia oppositorum, что означает слияние, совпадение противоположностей. В свою очередь этот закон связывается с именем Николая Кузанского(1401-1464), немецкого мыслителя XV века. Идеи о совпадении противоположностей положены в основу его постулатов о тождестве знания и незнания, о совпадении максимума и минимума, о вечном движении и т.д.
    Сoincidentia oppositorum является ключевым не только в учении Николая из Кузы. Он приобрел весомое значение во всей истории европейской мысли.
    Этот принцип, как писал М.Элиаде, известный ученый мифолог и религиовед, «лежит в основе построения и мифологической картины мира, которая представляет собой два противоположных плана. Поэтому, как правило, все мифы дуалистичны, а действующие в них божества имеют двойственную природу. Бог – это жизнь и смерть, свет и мрак, голод и насыщение. Великие богини одновременно являются божествами плодородия и разрушения, рождения и смерти. Вследствие такого представления о двуединстве божественной реальности нет ничего противоестественного в том, что в мировосприятии первобытного человека небытие становится бытием, зло совпадает с добром, профанное совпадает со священным, множественное с единичным».
    Дальше вы пишете, что «идейной пуповиной Леви-Стросс связан с Фрейдом и Юнгом, интерпретируя коллективное бессознательное в рамках архетипов аналитической психологии и мифологизируя мораль современного человека в духе фрейдистского понимания Эдипова комплекса: происхождение человечества трактуется им как результат первобытного инцеста, оставившего свой отпечаток в архаическом мышлении».
    Я не буду сейчас писать здесь о нелестной аттестации, которую дал Леви-Строс Фрейду. Но нельзя не отметить, что Юнг, говоря о об архетипах, писал (отдавая должное своему предшественнику), что архетипы по существу соответствуют понятию коллективных представлений в психологии примитивов, введенному Леви-Брюлем.

    Конечно, у Леви-Строса много заслуг как ученого. Но что интересно. Почему-то его теория не имеет дальнейшего развития (или мне не встречалось таких работ?) А вот Леви-Брюль, всеми обруганный за свою концепцию пралогического мышления и потому психически сломленный, упоминается и не редко, а его принцип «мистической партиципации», или сопричастия как основы отношений между существами и предметами, тоже получил научное признание. И более того.
    Например, А. Пелипенко рассматривает понятие мистической партиципации не только применительно к архаическим обществам. Он дает этому понятию расширительное толкование, видя в партиципации универсальное свойство психики, органически присущее человеку.
    А в общем, спасибо за такую неожиданную статью, побольше бы таких статей.

    1. Уважаемая Инна!
      Вы пишете: «Непонятно, зачем надо было переносить фонологические методы на исследование первобытного мышления?»
      Леви-Стросс был структуралистом, это значит, что он разделял взгляд на язык как на систему. Впервые фундаментальные методы исследования структуры языка разрабатывались на материале фонологии, а затем уже переносились на другие уровни языка. Достаточно вспомнить выдающегося лингвиста М.В. Панова, пытавшегося исследовать синтаксис методами фонологии. Я уже не говорю об Игоре Мельчуке или Юрии Апресяне, исследовавших системы грамматики и семантики естественных языков. Леви-Стросс рассматривал архаические системы родства и мифологических представлений как своеобразные языки и потому применял методы, опробованные изначально в лингвистике. Что тут непонятного?
      Я ничего не имею против Леви-Брюля и тем более Николая Кузанского. Я нигде не противопоставляю «полутезок» Леви-Брюля и Леви-Стросса. Но Леви-Брюль — это всё-таки другая эпоха, и он иссследовал мышление первобытного человечества с точки зрения социологии и логики, а не лингвистики. Во многом он был прав, но чем «провинился» перед ним Леви-Стросс?
      Если Вы просто хотели дополнить мою заметку, спасибо! Это было очень интересно.
      С большим вниманием читаю Ваши статьи. Еще раз спасибо!
      Ваш Ю. Шейман

  3. Интересно, очень интересно! Но местами довольно сложно для моего технического мышления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *