Наталия Замулка-Дюбуше: Два рассказа

 96 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Вы видели аксессуары на мужчине? Золотые часы, золотая цепочка на шее и кулон со свитком «Торы», в бермудах, а не в шортах и главное — пальцы ног ухожены! Надо брать, — заключила Илге.

Два рассказа

Наталия Замулка-Дюбуше

Наталия Замулка-ДюбушеПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ АТЛАНТИКИ

С благодарностью принимаю подарки судьбы, они падают на тебя неожиданно и разбивают ритм будней.

Жара во Франции, как и во многих странах нашей планеты. Август. Хожу в бассейн по утрам, переворачиваюсь на спину в спортивном бассейне и гляжу по сторонам на искусственный декор, пальмы, цветы или на небо сквозь огромные стекла здания. Отдыхаю. Там, на улице, палящее солнце, а здесь микроклимат нормальный. После плавания быстрым ходом к себе домой. Закрываю жалюзи огромных окон и тем спасаюсь в своем обиталище, включив лампочки экономных спотов на потолке. Доигрались алчные руководители стран, выкачивая земные ресурсы?! Земля даже удивленно наклонилась на 2 градуса в сторону, того и гляди вообще наковырнется вместе с нами. Нет, чтобы солнечной энергией пользоваться, дорого им.

Вот и мечтаю об океане, он от меня в 2-х часах езды по автобану. Хорошо бы…

И тут раздается звонок по телефону от моей подруги Марианны.

— Езжай в мой домик на Атлантике на недельку.

Вскакиваю с дивана. Знаю, что у подруги две дочери со своими семьями, двое внуков, представляю коллективную толкотню в этом благодатном домике и отказываюсь.

— Ты же знаешь, я одиночка, мне парад людей мешает. Как я писать там буду?

Марианна спокойная и непоколебимая.

— Не бойся, там в эту неделю будет только моя мама. Ты же ее знаешь, будете жить каждый свою жизнь.

Конечно я знала Илге. Видела ее не раз, приезжала из Риги к дочери. Даже в домике Марианны я была 15 лет тому назад, когда она его только купила. Больше всего я была очарована песчаным пляжем городка, который плавной дугой переходил в другой пляж города Ройяна. Я водяной знак, мне бы на берегу моря жить и плавать каждый день, есть только морепродукты. Ах, мечта моя! Пока не сбылась…

Ветер океана отличается от ветра любого моря. Океан —дышит. Отлив — прилив. Курортники носят в кармашках на груди расписание ритма его дыхания. Например, утром нечего идти плавать. Океан вдохнул и ушел почти за горизонт, оставив мокрый песок, водоросли, оголил секреты дна. Долго будешь идти до воды. И, даже зайдя в нее, будешь шагать за ускользающим океаном чтобы добраться до глубины и поплавать.

А вот после обеда, публика дружно прибывает. Солнце не помеха, все в шляпах и с зонтами. Ветер, несущий волны и мелкий песок заодно, освежает. Короче, если и сгоришь, то вначале и не почувствуешь. Думать надо, находясь на берегу, прислушиваться к шуму волн, поворачиваться боком к ним, по типу живого волнореза, чтобы волна не сбила, не поволокла к берегу. Мне такие отношения с океаном нравятся, он живой и зоркий. Его и местные так воспринимают. Задумчиво смотрят вдаль и говорят предостерегающе…океан когда-то придет к нам. Знают, что говорят эти поморы…

Марианна выдирает меня из размышлений.

— Так ты едешь или нет?

— Еду, еду, — спешу заверить ее.

На сборы мне выделено 2 дня. Да, какие там сборы на одну неделю отдыха! Блокнот и ручки, тройка летних платьев, пара легкой обуви, купальные, туалетные принадлежности. Мой походный чемоданчик застыл в готовности, напоследок пересчитав деления вокруг своей оси, пока я тянула за ушко хвостик замка.

Теперь надо позаботиться о бензине для моей любимой «Тойоты». По мудрому совету сына-механика, заливаю в бак 95 и 98 номер. Так легче работает мотор.

— Не бойся, мама, — говорит сын. В наше время все марки бензина считай с одной цистерны. Хитрости бизнеса.

JPS у меня нет, поленилась купить, его еще через компьютер надо привязать к маршруту. Да и хитрый он, едешь по дороге департамента, уводит на автобан, а он платный здесь. Тоже бизнес. Привыкла идти по знакам, читать, слава богу, научилась. А с разметками и знаками дорожными в Европе полный порядок. Если едешь по автобану, держись правой стороны, не забывай держать одну скорость. Хочешь поднять адреналин в крови, иди на обгон. А куда спешить в моем возрасте? Каникулы сплошные!

Еду и думаю о Марианне, с которой познакомились в Университете. Как зашла высокая девушка в аудиторию, студенты из Китая, Японии, аж головы вжали в плечи. Рост баскетболистки. Она ею и оказалась, играла за команду нашего региона. А до этого играла в Америке, Англии, Латвии. Два раза ее команда становилась чемпионом мира. Язык нужно здесь учить, чтобы интегрироваться, как уважающий себя человек, а не под стеной спинку жать и ходить вторым сортом эмигранта. Помню, мучились над сочинением на тему, кто мы. Марианна и шарахнула по-французски, а я не знаю, кто я, в силу больших перемещений по разным странам, я — человек мира! Пришло время преподавателям вжать голову в плечи. Правильно написала, нечего припечатывать национальность человеку на лоб. Планета, она для людей, кто имеет возможность и силы, пусть ездит везде. Национальность здесь ни при чем, она генетически наложит отпечаток на характер каждого из нас. А он, наш характер, только нам принадлежит, а не таможенным службам. Одним словом, гордилась я своей подругой и даже училась у нее, хоть и старше ее была.

Домчалась я к домику на Атлантике. Илге встречает, окинула меня взглядом голубых глаз брюнетки, которые особенно выделяются на фоне золотого загара Атлантики. И тут узнаю недоговоренное подругой — продала она уже этот домик. Попрощаться предоставила мне возможность. Через несколько дней бывший муж Марианны приедет забирать нужные ему вещи. Пригожусь Илге, как переводчик, в случае чего. И зажили мы радостно в этом домике, напоследок. Шикуем, приглашаю ее в кафе отобедать на берегу океана, бухту с пляжем тихую нашли за городом. После обеда Илге остается на террасе кафе в шезлонге, под огромным зонтом, обозревает как я плаваю. Она не может — прооперирована коленка. Возвращаемся домой, я крайне внимательна за рулем на узких улочках городка. Вообще внимательна всегда, моя дружба с машиной началась поздно, и будучи гуманитарием до мозга костей, всегда спрашивала свою машинку, почему она едет быстрее, чем я думаю.

А потом приехал бывший муж моей подруги. Илге величественно восседала в кресле во дворе и смотрела как тот со своим другом грузили вещи. Отметила, что внутренне Илге дрожала всеми своми клеточками. Прямо жалко ее стало и после отъезда мужчин, приняла решение по антистрессу. Прихватив сумочку, направилась к воротам.

— Я пошла в кафе, куплю лото, выиграем, переключимся на что-то радостное, — доложила Илге.

Купила 10 карточек лото, честно поделилась с Илге, нашла 2 монетки в кошельке и мы принялись за царапание скрытых до поры до времени возможных выиграшей.

— Я выиграла 4500 евро! — радостно закричала Илге.

А у меня всего 150 евро, — поведала я. Мы позвонили Марианне. Она выслушала наш бред, сидя в кабинете на своей работе, и спокойно сказала: сумму делим на троих. Деловая моя подруга.

— Марианна здесь ни при чем. Ваш выигрыш — он для Вас, а я обойдусь, — проговорила я.

На что Илге изумленно закивала головой и поблагодарила меня.

Осталось только победно прошествовать за выиграшем до кафе с опирающейся на палочку Илге, но позже, под вечерок. Так решили.

Принарядились к выходу в свет. Илге была при всем параде своих красивых рижских бижу, а я без. Они у меня есть, но больше двух не цепляю и то по большим событиям. Мы уселись на террасе кафе. Илге, как выигравшая больше, заказала нам двоим мороженое и по чашечке кофе. Когда с моим мороженым было покончено, мигнув Илге я пошла за своим незначительным выиграшем первая.

— 2 евро — сказала дама возле кассы, проверив на специальном аппарате мои 5 карточек лото.

Я уставилась на нее глазами ночной совы.

— Вы удивлены? — спросила дама улыбаясь.

— Признаться, да — ответила я как воспитанная девочка.

— Вы пропустили вытереть один кружочек, решающий в этой игре, я это сделала за вас. Если его сумма совпадает с двумя идентичными, вытертыми вами, только тогда вы выиграете сумму, — обяснила дама мне, уже повернувшейся в сторону выхода с 2 евро зажатыми в руке.

Илге я сокрушенно показала 2 евро на ладони и констатировала с обидой: бесплатный сыр только в мышеловке!

Илге загремела стулом, бросила на меня свой серый взгляд и с палочкой пошла в кафе проверять свои карточки. Вернулась она быстро, с 7 евро.

На нас напал смех, может был он истерического плана, не важно. Но мы хохотали искренне.

— Ах, как же мы прожили радостно эти полдня представляя наш выигрыш!— смеялась я и проговорив это, запила фразу горьким кофе.

— Не везет в картах, повезет в любви!— вторила мне Илга и мы продолжали смеяться.

Это длилось до тех пор, пока боковым зрением, как у лошади, я не заметила «вросшего» в асфальт мужчину, который с интересом наблюдал за нами. Отмечу, что больше за мной т.к. палочка Илге его наверное насторожила.

— Бонжур, мадам, — проговорил мужчина, обращаясь к нам обеим.

У Илге рот захлопнулся, как и у меня, но пришлось его открыть, чтобы тоже поздороваться с нежданным гостем возле нашего столика. И пошел разговор о погоде, расспросы откуда мы. Отдувалась я, как говорящая по-французски. Илге с приклеенной улыбкой на лицо сверлила мужчину глазами, рассматривала его молча. Мужчина поведал, что у него есть тут дом на Атлантике, приезжает сюда отдыхать, вдовец, а вообще-то живет на юге нашего региона в городе, название которого я забыла тут же, но он упорно объяснял, что живет рядом с ипподромом Помпадур, очень любит скачки лошадей.

«Буржуа» подумала я по-французски. Мой покойный муж любил играть в лото, но на коней никогда не ставил. Он говорил мне, что ему стыдно смотреть в глаза лошадям, которых люди эксплуатируют за деньги, изматывая скачками, чтобы набить себе карманы. Я с ним была солидарна.

Мужчина влип в асфальт и никак не уходил от нас. Он предлагал и дом свой показать, и напитками в кафе угостить. И вообще, он директор банка на пенсии, можно ему доверять. Я стояла на своем нерушимо и в мягкой манере отклонила все предложения. Чтобы отклеить соискателя от асфальта, пришлось дать ему свой номер мобильного телефона. Наконец мужчина уехал. Илге тут же зашептала:

— Машина! Посмотрите какая у него машина!

Я оглядела площадь вокруг и увидела справа новенький черный «Пежо» 5008 в который и садился наш кавалер.

— Вы видели аксессуары на мужчине? Золотые часы, золотая цепочка на шее и кулон со свитком «Торы», в бермудах, а не в шортах и главное — пальцы ног ухожены! Надо брать, — заключила Илге. И еще добавила, зацитировав поэтессу Ирену Буланову: «У Женщины всегда должно быть Время…хоть пять минут на чашечку Мечты…»

Так прокручивая события сегодняшнего дня мы и подошли к нашему домику. А вечером, умостившись на диване, после легкого ужина, принялись смотреть по ТВ документальный фильм о Джонни Холлидее и его жене Летисии. Но начали пикать в телефоне приходящие эсемески, они были от мужчина из кафе. Очень грамотные, впрочем, хорошо сформулированые эсемески Человек наверное находился под впечатлением. Я опять включила тормоза и ни на какие встречи не соглашалась. Даже на утренний кофе с круасаном в кафе нашей встречи, перед моим завтрашним возвращением домой. Отписала ему, что когда я пускаюсь в длинную дорогу, она у меня прямая, без отвлекающих остановок где-либо. Но признаюсь, приятно было внимание. И сама себе подумала: «флегма дипломатическая», упускаю шанс. Впрочем, как говорила моя мать когда-то, если судьба, то и на печи найдет.

Попрощавшись с Илме утром, отправилась в обратный путь. Неделя наша в проданном уже домике моей подруги быстро прошла. Хотелось подумать спокойно за рулем, это лучше сделать на дорогах департамента, проезжая небольшие города, поля на небольшой скорости.

Я вспоминала милый сердцу берег океана с мелким песком, таким мелким, что когда его приносил ветер дующий с океана, он оседал невидимой пылью на коже. Соленый, последний шероховатый поцелуй океана…

Еще пришло в голову, что этот песок был бы хорош для песочных часов. Он течет сквозь пальцы времени, в этих стеклянных колбочках с тонкой талией, не удержать его. Можно только перевернуть песочные часы, как дети переворачивают ведерки с мокрым песком на берегу, строя свои замки. Но это не значит, что мы можем удержать время или забрать песочные замки с собой.

Мужчина все-таки прислал последнюю смс, в которой глубоко сожалел, что встреча наша была очень короткой, и он надеется на новые, которые могут быть длиннее…

“Dance Me To The End Of Love”

Дама неопределенного возраста, в светлом наряде, сидела за столиком ресторана, который был на старой пиратской шхуне покачивающейся в море возле Солнечного берега в Болгарии.

В освещенном кругу этого ресторана, танцевала пара и люди за столиками наблюдали за ней забыв о форели на своих тарелках. Пара действительно была необычной. Микроскопический дансинг на шхуне, а страсти большие. Эта пара была поглощена движением и музыкой. Тела их в танце, говорили о счастье любить, затем резко предупреждали о возможной разлуке внезапным отрывом друг от друга. Далее было легкое прикосновение лиц танцоров, как легкий бриз говорящий о том, что все неожиданно меняется в этом мире. Дуновение ветра может все изменить. Их руки взлетали вверх и находили друг друга снова. Танцующим казалось, что они будут всегда держать друг друга в объятиях до конца их любви…

А дама, обозревающая это, скучала и давно уже себе задавала вопрос, что она делает на этом празднике жизни? Она путешествовала по свету, но если не можешь разделить с близким человеком радость, последняя исчезает, как вода уходящая в песок.

Погруженная в свои мысли, женщина отвлеклась и еще раз посмотрела на танцующих. Перед ее взором вдруг возник образ певца, которого она бросила давно. Она вспомнила годы, проведенные с ним. Он был старше ее на 25 лет, пел хриплым голосом полные философской глубины песни, и они завораживали публику. Каждый раз он смотрел на нее, вроде бы заглядывал в ее душу непрерывным взором из-под тяжелых век. В этом была его магия притяжения. Никто из женщин не мог устоять перед этим проникающим в глубину взглядом. О поэзии он говорил, что она доказательство жизни, а если твоя жизнь пылает, то поэзия — это уже ее пепел. Он всегда удивлялся когда хвалили его песни. Как можно хвалить пепел? … И еще он говорил об утратах, что они являются матерью творчества. Часто задумывался о том, что будет с ним после пересечения черты жизни и что там за ней… Еще, он страдал бессонницей и ночью, проснувшись, она вздрагивала видя его устремленный на нее взгляд.

— Не смей смотреть на меня спящую! — восклицала она.

Он же в ответ, улыбался и говорил
— Ты будешь жить очень долго!
— Откуда ты это знаешь? — снова возмущалась она.
— Твое дыхание во сне не слышно. Ты бессмертна, как душа…

Он обнимал ее всем своим телом, его глаза были открыты во время любви, ему хотелось запомнить, ничего не пропустить из этого божественного слияния и желания постичь тайну женщины. Она подчинялась, растворялась в его объятиях и мало что помнила из этого странного состояния, когда ее тело принадлежало этому мужчине. Может быть она была без сознания в этот момент? Приходила она в себя под утро на скомканных простынях и с удивлением смотрела на лежащего на спине мужчину. Он улыбался в коротком сне, который его настиг после ночи любви.

Вот тогда он и написал песню:

Веди меня в танце к своей красоте
Обжигая пылающей скрипкой.
Танцуй со мной сквозь страх,
Пока я не окажусь в безопасности.
Подними меня, как оливковую ветвь.
И будь для меня голубкой,
Возвращающей меня домой.
Танцуй со мной до конца любви…

Вот под эту мелодию, здесь на шхуне, танцевала эта странная пара, так напоминающая их, лет тридцать тому назад.

Дама уже была мудра опытом своей прожитой жизни. Тогда, в молодости, раздумья и глубокие чувства зрелого мужчины к ней, тяготили ее. Он учил ее многим вещам, любить слово, птицу поющую на ветке за балконом их комнаты. Указывал  на океан бьющийся о камни внизу, протягивал комочек риса в ладони, которым хотел накормить ее. Все для него имело глубокое значение. Ей тогда было не под силу понять все детали вокруг. Она желала легкости в отношениях, счастья, радости, свободы и все это, ей казалось, можно было приобрести за деньги, заработанные ее мужчиной. А он, вроде предчувствуя что-то, говорил: самые лучшие произведения на земле созданы из-за отсутствия любви. Странные фразы он выдумывал, чтобы объяснить несовершенство человеческой натуры. Даже когда она бросила его, прихватив все накопленное им за долгие годы творчества, он все равно оправдал ее перед всеми. Ничто не вечно под луной, во всем есть разлом, только так свет может попасть внутрь.

Жизнь развела их. Он менял страны обитания, любил других женщин, продолжал писать и пел свои песни о любви, прощении, даже стал монахом на некоторое время, искал Бога, который даст ответы на все пережитое, примирит с жизнью, а потом заберет его к себе в иную, более совершенную жизнь.

Жизнь ее была полна путешествий и покупаемых удовольствий, вплоть до мускулистых молодых любовников, красивых, но пустых, как греческие амфоры поднятые со дна моря.

…Женщина поднялась и оставила ресторан шхуны. Она спустилась на деревянный причал и пошла в сторону освещенного огнями берега. Там, ее ждал шофер за рулем дорогой машины. В салоне машины запахло вдруг сиренью. Подсознание упорно вело в прошлое. Душа ее уже знала, что, вернувшись в свой пустой номер, она получит весточку. Она вспомнила — любивший ее мужчина всегда повторял, что жалеет о том, что его рука, обнимающая ее, это не ветка сирени…

Она не ошиблась. С экрана телевизора звучали песни, а внизу, субтитрами шли строчки… о смерти любившего ее, знаменитого певца:

О, дай мне увидеть твою красоту,
Когда уйдут свидетели.
Позволь увидеть твои движения,
Как это делают в Вавилоне.
Покажи мне то, с чем я знаком снаружи.
Танцуй со мной до конца любви…

Женщина легла в одежде на свою одинокую постель и уставилась в потолок. Только сейчас она поняла, что ни с кем в своей жизни она так и не станцевала до конца любви.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *