Михаил Ривкин: Недельный раздел Ки Таво

 158 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Более десяти лет назад Профессор Авигдор Шеенан принял на себя великую и тяжкую духовную миссию, когда согласился написать «Свиток Катастрофы», который призван отразить религиозную точку зрения на эту страшную трагедию, которая постигла наш народ в двадцатом веке…

Недельный раздел Ки Таво

Михаил Ривкин

И станет небо твое, что над головою твоею, медью; и земля, что под тобой — железом. Превратит Господь дождь земли твоей в пыль и прах, с неба ниспадет это на тебя, доколе не будешь истреблен. Предаст тебя Господь на поражение врагам твоим; путем одним выступишь ты против него, и семью путями побежишь от него; и станешь ты ужасом для всех царств земли. И будет труп твой пищей всем птицам небесным и животным земным, и не будет отпугивающего. Поразит тебя Господь проказою Египетскою, и почечуем, и коростой, и чесоткой, от которых ты не сможешь исцелиться. Поразит тебя Господь сумасшествием и слепотой, и оцепенением. И ощупью ходить будешь в полдень, как ходит ощупью слепой во мраке, и не будешь иметь успеха в путях твоих, и будешь ты притеснен и ограблен во все дни, и никто не спасет. /…/ И будешь ты есть плод чрева твоего, плоть сынов твоих и дочерей твоих, которых дал тебе Господь, Бог твой, в осаде и в угнетении, в которое повергнет тебя враг твой. (Деварим, 28:23-29, 53).

С тех пор, как существует обряд публичного чтения Торы, евреи чувствовали себя весьма неловко, когда наступал момент «с чувством, с толком, с расстановкой» прочитать все эти проклятия. Впрочем, Мудрецы, Благословенной Памяти нашли подходящий политкорректный термин, и на их языке цитированный отрывок называется не проклятия, а упреки. Но если внимательно прочитать всю 28-ю главу, то становится ясно, что перед нами именно самые страшные проклятия.

Мудрецы Талмуда и средневековые комментаторы приложили немало усилий, чтобы как-то «минимизировать ущерб» в тот момент, когда все эти проклятия читаются громко и вслух, в субботу, в синагоге. Первый, самый простой защитный манёвр состоял в том, чтобы проклятья главы Ки Таво (как и проклятья в книге Ваикра) читались как раз не «с чувством, с толком» а как можно невнятнее и тише. Дойдя до соответствующих пасуков, читающий Тору понижает голос и максимально убыстряет темп чтения, так что читаемый текст становится очень сложно воспринимать на слух. Это был хороший выход для времён Мишны и Талмуда. Но уже в эпоху Золотого Века еврейства в Испании значительная часть, если не большинство, евреев имели свои собственные, огласованные свитки Торы, и могли следить за чтением Торы глазами. Тут понадобились уже некоторые объяснения и оговорки по-существу, и комментаторы потрудились на славу в этом вопросе. Во-первых, постарались ограничить действие проклятий определенным историческим периодом. Вот что пишет РАМБАМ:

И сказано «Подымет Господь на тебя народ издалека» и пришли Веспасиан, и сын его Тит с огромной римской армией, осадили и захватили все города Иудеи, и штурмовали стены Иерусалима, и не осталось у них ничего кроме Священного Храма, и ели они плоть сыновей своих и дочерей своих. А когда был захвачен Храм, то исполнилась мера проклятия …

Однако ныне, когда мы в Изгнании, не прокляты более деяния рук наших, ни стада наши, ни отары наши, ни нивы наши, ни сады наши, которые мы садим, но живем мы в разных странах подобно народам, жителям тех стран, и достояние наше подобно их достоянию, ибо пребывание наше в Изгнании есть Обетование: «Но и при всем этом, когда они будут в земле врагов своих, не презрею Я их и не возгнушаюсь ими до того, чтоб истребить их, чтобы нарушить завет Мой с ними; ибо Я Господь, Бог их» (Ваикра, 26:44)

Итак, все эти страшные проклятия следует рассматривать исключительно как предсказание падения Иерусалима и разрушения Храма. Но после разрушения Храма, поскольку «не прокляты деяния рук наших», т. е. в повседневной жизни евреев в разных странах нет никакого упадка, и, напротив, явно заметно процветание и материальный успех, следует полагать, что все эти проклятия и кары остались позади. Завет Б-га с Израилем — завет вечный, а действие проклятий ограничено определённым временем, и потому мы можем перевести дух и успокоиться.

Кроме комментариев, ограничивающих действие проклятий определенным периодом времени, уже Мудрецы, Благословенной Памяти, старались как-то ослабить жуткое впечатление, которое эти проклятия неизбежно производят на читателя, и, особенно, на слушателя, немного успокоить народ в синагоге в тот момент, когда эти слова прозвучат. Трактат Мегила приводит целый ряд различий между галахическим статусом проклятий в книге Торат Коаним (Ваикра) и между тем отрывком, который мы читаем в книге Мишне Тора (Деварим), в главе Ки Таво:

«Сказал Абайе: все вышесказанное касается только проклятий в Торат Коаним, однако не касается проклятий в Мишне Тора. Ибо те проклятия сформулированы во множественном числе, и Моше их получил в Божественном Откровении. А эти проклятия сформулированы в единственном числе, и Моше их сказал от себя» (Мегила, 31:2).

Это нетривиальное умозаключение Абайе произвело сильное впечатление на Шломо Давида Луцатто, который уже знал об открытиях библейской критики, но сам придерживался веры в Божественное происхождение Торы.

«В любом случае, следует поучиться свободному исследованию, каким было оно во времена наших предков. Сказали мудрецы Благословенной Памяти: «Слово Господне презрел — это о тех, кто считает, что Тора не с Небес, или даже считает, что вся Тора с Небес, кроме одного пасука, которого не произносил Пресвятой, будь Он благословен, а Моше его от себя добавил» (Санхедрин, 94А). И несмотря на это, не побоялись Мудрецы сказать, что проклятия в Мишне Тора Моше от себя добавил”

Иными словами, согласно Шломо Давид Луцатто, перед нами очень важный пример терпимости и плюрализма, царивших в талмудическую эпоху. На самом деле, налицо отчаянная попытка преуменьшить значение (огромное!) одного, совершенно конкретного отрывка из Торы, преуменьшить значение проклятий, не принимать их слишком всерьез. И нам трудно понять, как можно до такой степени не слушать и не слышать глас Творца Мироздания. Трудновато смириться с мыслью, что пасук: «Кроме оружия твоего должна быть у тебя лопатка; и когда будешь садиться снаружи, покопай ею, и опять закрой испражнение твое» (Ваикра, 23:14), Моше написал со слов Всевышнего. Но куда труднее поверить, что все холодящие кровь проклятья в нашей недельной главе Моше добавил от себя.

При всем уважении к библейской критике, неизбежно возникают два вопроса. Процесс канонизации и отбора тех текстов, которые, в конце концов, были приняты в качестве богоданных и богодухновенных, которые были закреплены, как Священный Канон, во всех религиях занимал века и даже тысячелетия. И смысл этого отбора сводился к тому, чтобы канонизировались тексты возвышающие и прославляющие данную религию, её основателей и её адептов, прославляющие тот народ или то племя, которому высшая истина была явлена в Откровении. Почему же только в еврейской традиции мы находим такую садистскую детализацию проклятий, ужасов, и гадостей, которые, с большой степенью вероятности, ожидают Народ Израиля, и в отдалённой, и в близкой перспективе? Это — первый вопрос. А вот второй: почему только в истории еврейского народа все эти проклятия, ужасы и гадости реализовались неоднократно, причем во всех деталях, реализовались, в том числе, и в самом недавнем прошлом, после того, как вслед за РАМБАМом многие комментаторы нового времени со знанием дела объяснили, что «исполнилась мера проклятия», и что теперь впереди у нас сплошные благословения?
Более десяти лет назад Профессор Авигдор Шеенан принял на себя великую и тяжкую духовную миссию, когда согласился написать «Свиток Катастрофы», который призван отразить религиозную точку зрения на эту страшную трагедию, которая постигла наш народ в двадцатом веке. Он совершенно сознательно использует, и не раз, обороты речи и выражения из нашей недельной главы, например: «Но Небеса стали медью, а земля — железом». Нам довелось в личной беседе спросить у проф. Шенана, насколько он считает допустимым перекидывать мостик от проклятий в главе Ки Таво к нашему времени. Профессор А. Шенан ответил, что он, действительно, использовал многие обороты речи из главы Ки таво, из Свитка Эйха, и из других книг ТАНАХа, но это была не более чем литературная стилизация, призванная возвысить и облагородить язык «Свитка Катастрофы», сделать новый, современный текст созвучным нашим древним первоисточникам. Ни о каких радикальных теологических выводах проф. А. Шенан не думал.

Так или иначе, два заданных нами вопроса ожидают ответа. И невозможно на них ответить, не дополнив текстуальную критику и исторический анализ источников признанием того, что ответ должен включать не только имманентную, но и трансцендентную составляющую, что он не может заключаться только в плоскости исторической, но должен охватывать и мета-исторические высоты и глубины.

О том, что в этих высотах и в этих глубинах скрывается, можно очень долго спорить, но совершенно их игнорировать невозможно. Дать всесторонний теологический комментарий к данной недельной главе — это непростая задача, которая стоит на повестке дня различных течений иудаизма.

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Михаил Ривкин: Недельный раздел Ки Таво»

  1. Уважаемый р. Ривкин,

    Я позволю себе процитировать отрывок из Вашего комментария на Ки Таво, который мне кажется очень и интересным и важным:
    При всем уважении к библейской критике, неизбежно возникают два вопроса. Процесс канонизации и отбора тех текстов, которые, в конце концов, были приняты в качестве богоданных и богодухновенных, которые были закреплены, как Священный Канон, во всех религиях занимал века и даже тысячелетия. И смысл этого отбора сводился к тому, чтобы канонизировались тексты возвышающие и прославляющие данную религию, её основателей и её адептов, прославляющие тот народ или то племя, которому высшая истина была явлена в Откровении. Почему же только в еврейской традиции мы находим такую садистскую детализацию проклятий, ужасов, и гадостей, которые, с большой степенью вероятности, ожидают Народ Израиля, и в отдалённой, и в близкой перспективе? Это — первый вопрос. А вот второй: почему только в истории еврейского народа все эти проклятия, ужасы и гадости реализовались неоднократно, причем во всех деталях, реализовались, в том числе, и в самом недавнем прошлом, после того, как вслед за РАМБАМом многие комментаторы нового времени со знанием дела объяснили, что «исполнилась мера проклятия», и что теперь впереди у нас сплошные благословения?

    Вспомните свою диссидентскую деятельность. Можно сказать, что диссиденты были «народом, живущим отдельно» от советских народов. В своем сознании и делах они не противопоставляли себя этим народам, думали о них, хотя иной раз горько отзывались о живущих по «природному здравому смыслу», побуждающему покоряться власти и удовлетворяться земными благами, и властью, пока она не трогает тебя. И были диссиденты «народом, живущим отдельно». Так к ним относился и весь советский народ. Я не знаю, предупреждал ли кто-либо Вас перед началом Вашего пути, что и диссиденты народ не всегда приятный, а иной раз и просто отвратительный, и что на Вашем пути у Вас будет много причин отречься от своего дела, более того, предать его, и что в этом случае предатель будет наказан сотрудничеством в делах КГБ, преступных в глазах самого диссидента, остракизмом среди друзей, мучениями души, доводящими до самоубийства. Таков диссидентский путь и опасности на нем. Вот теперь вспомним, что Вы написали в процитированном выше отрывке. Может, ответ на Ваши вопросы становится очевидным, если не думать о евреях как просто одном из народов Земли. Иначе вопрос останется только удивлением.

    Вспомним, что Ки Таво содержит в себе не только проклятия, но и величественные слова:
    Приди к священнику, который будет в те дни, и скажи ему: сегодня исповедую пред Господом Богом твоим, что я вошел в ту землю, которую Господь клялся отцам нашим дать нам. Священник возьмет корзину из руки твоей и поставит ее пред жертвенником Господа Бога твоего. Ты же отвечай и скажи пред Господом Богом твоим: отец мой был странствующий Арамеянин, и пошел в Египет и поселился там с немногими людьми, и произошел там от него народ великий, сильный и многочисленный; но Египтяне худо поступали с нами, и притесняли нас, и налагали на нас тяжкие работы; и возопили мы к Господу Богу отцов наших, и услышал Господь вопль наш и увидел бедствие наше, труды наши и угнетение наше; и вывел нас Господь из Египта рукою сильною и мышцею простертою, великим ужасом, знамениями и чудесами, и привел нас на место сие, и дал нам землю сию, землю, в которой течет молоко и мед .

    И это исполнилось, и это уникальная история евреев. И в историческом столкновении двух мест КиТаво заключен ответ на Ваши вопросы. Рассматривать одно без другого, значит, следовать Библейской критике, исходящей из представления о евреях, как одном из народов земли, по своей природе не должном отличаться от других. Вот только надо определить законы, исторические, лингвистические и др. этой природы. Но, как Вы сами указали, это не проходит. Поэтому остается не понятным Ваше замечание: «На самом деле, налицо отчаянная попытка преуменьшить значение (огромное!) одного, совершенно конкретного отрывка из Торы, преуменьшить значение проклятий, не принимать их слишком всерьез» Чтение КиТаво в синагоге и общее настроение, охватывающее евреев при чтении этих проклятий (особенно перед лицом опасностей) никак нельзя назвать «не слишком серьезным». И кто преуменьшает их значение, пытаясь проникнуть в Слово Б-жие? Всякий разговор о них, а не только трагическое молчание, может трактоваться как «легкомыслие». Но так ли это?

  2. 1) «Иными словами, согласно Шломо Давид Луцатто, перед нами очень важный пример терпимости и плюрализма, царивших в талмудическую эпоху.»
    ——————
    Михаил Ривкин имеет полное право НЕ принимать ортодоксию, но с точки зрения ортодоксии тут НЕТ ни малейшей терпимости в этом фундаментальном вопросе «вся Тора это откровение Бога».
    Мнение ортодоксии полностью логично и непротиворечиво:
    В Торе есть сказанные «от себя» речи фараона, Лавана, Билъама и многих других злодеев. Есть также сказанные «от себя» речи праведников, включая много речей самого Моше.
    Все эти речи Бог повелел записать в Тору.

    2) «На самом деле, налицо отчаянная попытка преуменьшить значение (огромное!) одного, совершенно конкретного отрывка из Торы, преуменьшить значение проклятий, не принимать их слишком всерьез.»
    ——————
    Допустим, еврейский папа говорит своему 10-ти летнему сыну: и станешь ты подростком, и будешь ты требовать свободу без ответственности, и будут у тебя такие и такие большие проблемы — но ты справишься. Безусловно, это НЕ проклятие и НЕ пророчество а предостережение.
    В нашем случае (Деварим, 28:23-29, 53): это или плохое пророчество (записанные в Тору слова Бога) или личное предостережение Моше (которое Бог приказал записать в Тору).
    Если это «плохое пророчество», то по данным Богом законам обязательно должно быть некое условие, которое его отменяет и которое обязательно «постигаемо разумом» и лежит в рамках «свободного выбора». Если это «записанное в Тору личное предостережение Моше», то есть дополнительная надежда на милосердие Бога.

  3. «Сказал Абайе: все вышесказанное касается только проклятий в Торат Коаним, однако не касается проклятий в Мишне Тора. Ибо те проклятия сформулированы во множественном числе, и Моше их получил в Божественном Откровении. А эти проклятия сформулированы в единственном числе, и Моше их сказал от себя» (Мегила, 31:2).
    _____________________________
    Уважаемый Михаил, а можно пояснить это на каком-то примере, а то не очень понятно.

    1. Уважаемая Мария!

      Спасибо за ваш важный вопрос, пояснения, действительно, необходимы. Чтобы внести полную ясность, я приведу два отрывка, которые цитирует Ш-Д Луцатто. Сначала приведу их в оригинале, затем постараюсь сделать буквальный перевод, и затем сравню эти два отрывка

      תנא כשהוא מתחיל מתחיל בפסוק שלפניהם וכשהוא מסיים מסיים בפסוק שלאחריהן אמר אביי ולא שנו אלא בקללות שבתורת כהנים אבל קללות שבמשנה תורה פוסק מאי טעמא הללו בלשון רבים אמורות ומשה מפי הגבורה אמרן והללו בלשון יחיד אמורות ומשה מפי עצמו אמרן
      מגילה ל»א ע»ב

      «Учили: когда он начинает [читать пасуки проклятий], он начинает за один пасук до них, и заканчивает на один пасук после них. Сказал Абайе: и мы это учили только в отношении тех проклятий, которые в Торат Коаним, но те проклятья, которые в Мишне Тора он может прервать посредине. В чём смысл [такого различения]? Те (В Торат Коаним) во множественном числе высказаны, и Моше их произнёс из Уст Могущества. А эти (в Мишне Тора) в единственном числе, и Моше их от себя сказал» (Мегила 31В)
      В этом отрывке много интересного. Во-первых,Абайе использует термиин קללות. Это слово встречается в ТАНАХЕ тысячи раз, и имиеет вполне определённое значение: проклятья. Не предупреждения, не предостереженье и не упрёк. Это именно проклятья.
      Но, главное, Абайе предлагает нам вылелить в Торе два разных вида текста, отличающихся своим происхождением: один сказан «из Уст Могущества» (т. е. Из Б-жьих уст), а второй — Моше от себя сказал. К первой категории относятся проклятья в книге Торат Коаним (Ваикра), и, по умолчанию, практически вся Тора, за точечным исключением. Ко второй категории относятся проклятья в книге Мишне Тора (Деварим), т. е. Цитированные выше проклятья главы Ки Таво. Такое противопоставление двух, весьма похожих, разделов проклятий особенно интересно потому, что по завершении проклятий в главе Ки Таво прямо сказано: «Вот слова завета, который Г-сподь велел Моше установить с сынами Исраэйлевыми в земле Моав, кроме завета, который Он заключил с ними при Хорэйве” (Деварим 28:69). Иными словами это те слова и тот завет, которые был дарован Г-сподом в земле Моав. О том, что эти проклятья исходят от Б-га мы узнаём не из Устной Традиции, не из слов какого-то рава, а из простого смысла (из Пшата) Торы, и этим наш отрывок разительно отличается от большей части теста Торы.
      Что же касается «проклятий Торат Коаним» то речь идёт об отрывке Ваикра 26:14-46. (недельный раздел Бехукотай) и там, действительно, все проклятия сформулированы во множественном числе, например:
      «И сломлю гордыню могущества вашего, и сделаю небо ваше, как железо, и землю вашу, как медь» (там, п. 19). Различие между единственным и множественным числом, действительно, имеет место, но едва ли оно может хоть как-то оправдать столь радикальный вывод Абайе о разных источниках этих слов тем более что и проклятия в книге Ваикра заканчиваются словами:
      «Вот постановления и законы и наставления, которые установил Г-сподь между Собою и сынами Исраэйлевыми на горе Синае через Моше». Иными словами, по простому смыслу Торы единственное различие между двумя отрывками заключается в том, что отрывок Бехукотай дарован Всевышним через Моше на горе Синай, а второй — слова завета который Всевышний заключил в земле Моав, в дополнении и в подтвеждение к завету на Синае (Хореве). Более того, многие пасуки в этих двух отрывках повторяются почти дословно
      Как видите, Абайе достаточно вольно относится к простому смыслу Торы, и готов видеть кардинальные отличия там, где их, на самом деле, нет. Но особенно интересно звучит это мнение Абайе если сравнить его с другим, куда более известным отрывком из Гемары

      תניא אידך כי דבר ה’ בזה זה האומר אין תורה מן השמים ואפילו אמר כל התורה כולה מן השמים חוץ מפסוק זה שלא אמרו הקדוש ברוך הוא אלא משה מפי עצמו זהו כי דבר ה’ בזה ואפילו אמר כל התורה כולה מן השמים חוץ מדקדוק זה (סנהדרין צ»ט כ»א

      «Учили: «Слово Г-спода презрел» (Бемидбар 15:31) — это о том, кто говорит, что Тора не с Небес, или даже скажет, что вся Тора с Небес, кроме одного пасука, которые не произносил Пресвятой, будь Он благословен, а Моше от себя сказал, про него сказано «Слово Г-спода презрел» и даде если скажет, что вся Тора с Небес, кроме одного случая краткого или полного написания слова» (Санхедрин 99А).
      Прежде всего, пользуюсь случаем исправить досадную ошибку: этот отрывок находится на 99-м листе Санхедрин, а не как указано в тексте нашего комментария.
      В этом отрывке также рассматриваются и противоставляются два варианта происхождения текста Торы. Первый вариант — «Тора с Небес», или же то что «произнёс Пресвятой будь Он благословен». Очевидно, это то же самое, что «из уст Могущества». Не следует слишком буквально понимать слово «произнёс» в оброте речи «произнёс Пресвятой будь Он благословен». Хотя это буквально то, что написано в Гемаре. Речь идёт, в данном случае, о том, что весь текст, до последнего слова, был передан, в точности и без искажений, Моше, который лишь воспроизвёл его в письменном виде. Второй вариант — Моше что-то от себя сказал, в данном случае с негодованием отвергается.
      Тут важно понять, что значит «от себя сказал». Моше был свидетелем и участником всех событий, описанных в четырёх книгах Торы.Он слышал слова Паро, видел своими глазами чудеса и знамения Египетские, слышал пророчества Билама, видел огненный столб на мёртвом море и т.д.. И первое впечатление у читателя, что всё слышанное и виденное Моше записал. Именно против этого впечатления и направлен цитируемый отрывок Санхедрин. Нет, говорят нам, ничего подобного! Моше ничего не записывал «по памяти», «на слух», «от себя». Всё, вплоть до единого слова, включая слова Паро и Билама, получено свыше, «из уст Могущества», всё это «произнёс Пресвятой будь Он благословен».
      Таковы два рассматриваемых нами отрывка Гемары. Есть ли между ними противоречие? Да, безусловно, есть разительное и безусловное противоречие. Тот вариант, который Санхедрин категорически отвергает ומשה מפי עצמו אמרן (Моше от себя сказал), Абайе принимает, по крайней мере применительно к одному из центральных текстов Торы.
      Отдавали ли себе отчёт Мудрецы, Благословенной Памяти, в этом противоречии? Едва ли. Абайе, разумеется не знал слов Первого Таны из Санхедрин, а тот не знал слов Абайе.
      Как бы реагировали Мудрецы, если бы им на это противоречие указали? Скорее всего, улыбнулись бы и пожали плечами, Для них было вполне очевидно, что речь идёт об образах, о причудливых метафорах, о нарочитых прувеличениях, Мудрецы смотрели на мир сквозь ту же «мечтательную дымку», на которую многократно указывает Т. Манн, пытаясь объяснить читателю особенности мышления Йосефа и его современников. И смешно требоват от этих метафор, чтобы они укладывались в прокрустово ложе формальной логики.
      Как сегодня реагируют на это ортодоксальные толкователи? Разумеется, доказывают, что «на самом деле» никакого противоречия нет, надо только придать каждому слову в Гемаре «правильное» значение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *