Михаил Ривкин: Недельный раздел Ницавим

 111 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Да, Тора уже не на небе. И потому никакие небесные знамения ничего изменить и ни на что повлиять уже не могут. Но тем выше ответственность и тем сложнее духовная миссия тех, кто тоже «не на небе», а на нашей грешной Земле должен изо дня в день и из года в год заново осмысливать, изучать и толковать Тору.

Недельный раздел Ницавим

Михаил Ривкин

Ибо заповедь эта, которую я заповедую тебе ныне, не недоступна она для тебя и не далека она. Не на небе она, чтобы сказать: «кто взошел бы для нас на небо и достал бы ее нам, и дал бы нам услышать ее, и мы исполнили бы ее?», И не за морем она, чтобы сказать: «кто сходил бы для нас за море и достал бы ее нам. и дал бы нам услышать ее, и мы исполняли бы ее?», А весьма близко к тебе слово сие: в устах твоих оно и в сердце твоем, чтобы исполнять его (Деварим 30:11-14).

В прошлом году мы уже обсуждали слова «не на небе она» в связи с известной аггадой про печь Ахная. В талмудической аггаде эти слова произносит Рабби Йехошуа, и в его устах смысл их состоит в том, что при решении вопросов ритуальной чистоты и нечистоты Мудрецы, Благословенной памяти, наделены весьма широкими, иногда — неограниченными полномочиями. «Не на небе» означает, что «Тора была дарована нам на горе Синай. И после ее Дарования мы (Мудрецы, Благословенной памяти) уже не принимаем во внимание «Голос с неба», потому, что в Торе сказано: по большинству склоняться» (Баба Мециа 59В). Когда на рассмотрение поступает «казус-уник», т. е. Некий случай, который ранее никогда не встречался, и по которому нет галахического мнения, «правильным» будет отныне именно то мнение, к которому придут Мудрецы Большого Санхедрина, рассматривая данный случай.

Такова интерпретация этих слов в аггаде, оно называется Драш. Но каков же Пшат, каков простой смысл этих слов»? «не на небе» означает, всего лишь: не отделена от нас недоступными преградами,. Но что же такое «она»? Идёт ли речь о Торе в её совокупности ли только об одной, конкретной заповеди? На сей счёт мнения комментаторов и толкователей разделились.

«И когда мы хорошо обдумали раздел Ницавим, то обнаружили, что сказанное в Писании: «Смотри, предложил я тебе сегодня /../ Заповедуя тебе сегодня любить Г-спода, Б-га твоего, /…/ слушая глас Его и прилепляясь к Нему» (Деварим 30:15-20)

— сказано о заповеди Тшува (Духовное Обращение). И об этом сказано в начале «И обратишься ты к Г-споду, Б-гу твоему» (там п. 2). И далее объяснён смысл Образщения, и сказано, что следует обратиться всем сердцем, и если так будет, то Всевышний поможет ему, и об этом же сказано в конце:

«… если обратишься к Г-споду, Б-гу твоему, всем сердцем твоим и всею душою твоею» (там п.10). И далее сказано, сколь велика заслуга в исполнении заповеди Обращения, в сравнении с лёгкостью исполнения её: «Ибо заповедь эта, которую я заповедую тебе ныне, не недоступна она /…/ А весьма близко к тебе слово сие» (там, п. 11-14).

И всё это, без сомнения, сказано о заповеди Обращения.

И доказательством тому служат слова «в устах твоих оно и в сердце твоем», ибо заповедь Обращения исполняется признанием грехов на устах и раскаянием в сердце. И Писание весьма прославляет эту заповедь, как сказано:

«Не на небе она /…/ И не за морем она» (там, п. 12-13), иными словами, нам как бы говорят: столь велика заслуга исполнения этой заповеди, что ради неё следовало бы приложить все мыслимые старания, и даже подняться на небо, если бы это было возможно, и переплыть море, чтобы достигнуть её, ибо ценность её велика весьма» (Р. Йосеф Альбо, «Книга основ», очерк 4, гл. 25).

Р. Й Альбо строит свою аргументацию на том, что слова «весьма близко к тебе слово сие: в устах твоих оно и в сердце твоем, чтобы исполнять его» получают свой истинный смысл только применительно к заповеди Обращения, ибо исполнение этой заповеди включает, в первую очередь, два аспекта: искреннее раскаяние в сердце, и, затем, проговаривание вслух, словами, того, в чём именно состоял тот грех, в котором раскаялся грешник. При всей логичности и убедительности такого объяснения, большинство комментаторов придерживается другого мнения, и считает что «она», в данном случае, это вся Тора, вся совокупность заповедей. Впервые это мнение высказали ещё Мудрецы, Благословенной Памяти:

«Раба сказал: Устанавливай сроки для Торы (РАШИ: устанавливайте определённое время для Торы, для ваших учеников, чтобы они знали, когда им надо приходить и учиться). И сказал Р. Авдими, бар Хана, бар Доса: О чём это сказано: «не на небе она /…/ не за морем она»? «не на небе она», это значит, что даже если она на небе, ты должен подняться за нею. «не за морем она» — даже если она за морем, ты должен переплыть море за нею» (Ирувин 54В-55В).

Мы видим, что Гемара не только уверенно даёт местоимению «она» расширительное толкование, наполняет его более глубоким и общим смыслом, но и меняет, весьма неожиданно, смысл достаточно простых слов «не на небе и не за морем». Отныне эти слова могут обозначать не только и не столько простоту и доступность Торы, сколько те огромные усилия, которых заслуживает Тора, и которые следует приложить ради её исполнения и изучения. Это, разумеется, тоже Драш (толкование). Пшат (простой смысл), т. е. Близость и доступность, при этом не исчезает и не отменяется. Отныне интерпретация цитируемого отрывка большинством толкователей строится именно как диалектика Драша и Пшата. С одной стороны — вот она, здесь, рядом, «не на небе», вроде бы — «синица в руках», с другой стороны — она требует колоссальной концентрации воли, твёрдой веры, незамутнённой интеллектуальной честности, чтобы не допустить нарушений и прегрешений против Слова Б-жьего. Лучше всего это сложное, диалектическое отношение к Торе выразил РАМБАМ:

«Ясно прописано и растолковано в Торе, что она пребудет вечно и во веки веков. И не может быть в ней ни изменений, ни убавлений, и ни прибавлений, как сказано: «Все, что я заповедую вам, бережно исполняйте, не прибавляй к тому и не убавляй от того» (Деварим 13:1), и сказано: «открытое — нам и сынам нашим навечно, чтобы исполнять все слова закона этого» (там 29:28). И отсюда мы учим, что нам заповедано соблюдать все слова Торы навечно, как сказано «закон вечный в роды ваши», и сказано «не на небе она», отсюда учим, что отныне пророк не вправе обновлять в ней ничего. Поэтому если явится муж, из народов мира, или из евреев, и совершит чудо или знамение, и скажет, что Г-сподь послал его чтобы добавить заповедь, или убавить заповедь, или истолковать одну из заповедей толкованием, которого мы не слыхали от Моше, или скажет, что заповеди, заповеданные Израилю, не на веки даны, но только на определённое время — это лжепророк. /…/ И это несмотря на то, что совершил знамение, ибо сказано: не на небе она» (РАМБАМ Законы Основ Торы 9:1-4).

Да, Тора уже не на небе. И потому никакие небесные знамения ничего изменить и ни на что повлиять уже не могут. Но тем выше ответственность и тем сложнее духовная миссия тех, кто тоже «не на небе», а на нашей грешной Земле должен изо дня в день и из года в год заново осмысливать, изучать и толковать Тору, принимать решения в самых разных сферах жизни, опираясь на Вечное Слово.

В 1989 году руководитель специальной программы для новых репатриантов в йешиве Ар-Эцион, ра Барух Берман, вечная ему память, спросил у группы учеников: как бы вы сформулировали сущность иудаизмиа в одном слове, или в одной короткой фразе? Автор этих строк, после некоторого размышления, сказал: «Тора с Небес» (Санхедрин 99А). Р. Барух Берман улыбнулся, отрицательно покачал головой, и ответил: нет, правильнее будет «не на небе она»…

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *