Элла Грайфер: Глядя с Востока. Оглавление

 207 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Элла Грайфер

Глядя с Востока

Оглавление

 


 

Эпиграф Д. Клугер «Баллада о возвращении»

Предисловие

Все собранные в этой книге размышления о народах и культурах, войне и мире, судьбе и выборе – сделаны с точки зрения человека, свободно и бескомплексно осознавшего на склоне лет свое еврейство. Не как повод для стеснения или гордости, радости или печали, а просто как факт, определяющий очень многое в моей… и не только моей жизни.

Часть I

Путь к себе

Эпиграф С. Крылов «Футбольный мяч»

Право на жизнь

Еврейская улица обернулась тупиком, все пути ведут в пропасть… Вот та объективная реальность, что стоит за теперешним кризисом еврейского самосознания или, выражаясь новомодным словом, «еврейской идентичности»

Конкурс на лучшего еврея

Наказания лишением национальности галаха не предусматривает по той же простой причине, по какой не предусматривает она лишения цвета глаз или размера ботинок.

Еще о еврейской литературе

Такого поворота сюжета в русских сказках вы не найдете. Зато в еврейских…

Что такое выкрест, и как с ним бороться

Осознание своего еврейства не просто как факта, а еще и как положительного содержания жизни, до этой ступени развития ассимилированным во втором-третьем поколении советским интеллигентам надо было еще дорасти. Так вот, одним из возможных путей этого «дорастания» оказалось в той ситуации, как ни парадоксально, христианство.

О высокой науке

Тысячами и тьмами слоняются евреи по журналам, газетам, университетам и интернетам, размахивая перед носом друг у друга библейскими фолиантами и списками нобелевских лауреатов. Во времена «Шульхан Аруха» мог еврей доказывать неевреям свою полезность, дабы вместо погрома получить вид на жительство, но никогда не приходило ему в голову что-то такое доказывать самому себе.

Судьба, судьбы, судьбе, судьбою, о судьбе…

Ну, предположим, станет на земле завтра одним Израилем меньше – ну так и что? Жизненный уровень поднимется в России? Или, может быть, кризис в Европе кончится? Или откажутся исламисты от завоевания мирового господства? Неужели же так трудно понять?..

Дамские истории

Сегодня мы с вами поговорим о женщинах. О трех еврейских женщинах, умных, талантливых, знаменитостях прошедшего века. Не то чтобы мы были первыми, кто заводит о них разговор. Тома о них написаны, библиотеки… Трибуна была у них, но не было дома. Было (и есть) множество почитателей, но не осталось учеников. И детей у них тоже не было.

Слона-то я и не приметил!

Самая первая проблема – благополучно пережить снижение социального статуса: из хозяев страны, носителей господствующей культуры, предстоит шведам перейти на положение «дхимми» – носителей культуры терпимой и покровительствуемой, избежав, по возможности, фрустрации, естественно сопутствующей такому процессу. Один из инстинктивно нащупываемых в таких случаях приемов – изобретение общего врага, в борьбе с которым можно сплотиться, а в свете общей победы уже не так обидно главным не быть, поскольку гордиться можно собственным скромным вкладом. Понятно, что в свете вековых антисемитских традиций трудно представить лучшего кандидата на эту роль, чем еврей.

Сказка про храброго зайца

Если бы женился он, скажем, просто так – по любви, хоть на русской, хоть на китаянке – возможны варианты, но вот в случае целенаправленной женитьбы на русской для ради собственной «аризации» – всенепременно нарвешься в конце концов на «жида».

Профессия – еврей

Ну, кто же после этого осмелится утверждать, что антисемит положительных моментов в еврее не видит? И как еще видит… особенно те, которых на самом деле нету! Только евреям я на эти (самые непритворные!) комплименты «покупаться» все-таки не советую. Священные коровы жизнь кончают обыкновенно на алтаре.

Так кто же вы, товарищ Рабинович?

Ассимиляция – это усвоение чужой культуры с целью присвоения чужой судьбы. Цель не всегда ясно осознанная, не всегда принятая добровольно, но это уже детали. Подмена исторической памяти, наиболее распространенный в истории путь исчезновения народов, ибо генофонд ассимилирующихся при этом, естественно, никуда не девается, но, как сказал А. Городницкий: «Дворцы и каналы на месте, а прежнего города нет».

Веришь – не веришь?

К традиции нельзя «вернуться», как невозможно, при всем желании, превратиться в собственную прабабушку. Можно, конечно, ею притвориться, но сходство окажется, увы, чисто внешним. Не тот смысл вкладываем мы в те же самые слова, не могут быть для нас столь же естественными определенные действия. К традиции тропу проложить себе можем мы только сами, и начинаться она должна от нашего порога, от «общечеловеческого» мировоззрения. Другого у нас нет.

Не из нашего инкубатора

Глубоко заблуждается еврей, который клянется и божится, что все беды его от вредного пятого пункта, в душе же он давно уже русский. Русский (или немец, или китаец) «в душе» – это, извините, боксер-заочник. Русским он станет, только если русские признают его своим, станут как к своему к нему относиться и как норму воспримут такое же отношение с его стороны, чего пока что и в перспективе не видать. Хотя усвоение русской культуры и подсказывает русских считать «своими», но… русские не допускают этого. И опять же, осознание такового недопущения заново создает нам общую судьбу, общий опыт, отличную от русских ментальность, так что заново проводится и утверждается сметенная было ассимиляцией граница свой/чужой

Нормализация

Герцог Карл-Александр и еврей Йозеф Зюсс, вероятно, очень бы удивились, если бы их назвали друзьями. Какая тут может быть дружба? Бизнес – ничего личного. И не затем приглашали польские магнаты евреев в свои владения, чтоб сделать их похожими на себя – в заносчивых тунеядцах там, слава Богу, недостатка не ощущалось евреев звали именно потому, что не были они такими. Отношения были договорными, основанными не на взаимной симпатии, а на взаимной выгоде.

Феномен черной кошки

Я вообще к кошкам хорошо отношусь, у моей мамы в Мытищах 12 лет черный кот жил, милейшее животное, гладить его одно удовольствие было… Слышите, слышите – вот уже в ход пошли самые типичные оправдания антисемита.

Пуримшпиль

Амман его так тщательно готовил,

выкладывался весь, энтузиазмом

горел, пылал… И если отменить

сейчас погром, то разочарованье

его закомплексует, повредит,

возможно, даже нервную систему.

Быть чуткими, гуманными наш долг…

 

Часть II

Я другой такой страны не знаю

Эпиграф М. Фельдман «Цифра на глобусе»

Кладбищенский этюд

Так вот и выставлены эти дорогие мне имена на всеобщее обозрение, открыты ненавидящим взглядам тех, кто им и мертвым никогда не простит, что были живыми… Не спрячешь, не скроешь, с собой не унесешь… Ведь мертвые так беззащитны.

Легенда о неудачном проекте

В любом народе и в каждой стране есть левые и правые, консерваторы и прогрессисты, приверженцы разных культур, зачастую и носители разных языков. И борются они друг с другом, и крепко друг на друга злятся. Иной раз доходит дело прямо-таки до гражданской войны. В конце тридцатых годов прошлого века одна такая состоялась, к примеру, в Испании. По ее поводу высказывалось великое множество разных мнений: кто прав, кто виноват, почему Гитлер вмешался, почему Франция не помогла… Но вот, не припомню я что-то, чтобы кто бы то ни было, будь то хоть самый что ни на есть коммунист, заявил: «Раз к власти пришли наши политические противники, проект «Испания» следует считать неудавшимся, страну закрыть, население эвакуировать в Мексику, а Пиренейский полуостров отдать арабам».

Ассиметричная нравственность

Вот – совсем недавно, в середине, считай, прошлого века, расположили недотепистые поляки и французы государства свои прямо под боком у незабвенного Адольфа Алоизьевича! А после обижались, что, мол, нападает, мол, завоевывает… Соображать же надо: когда так близко, как же может он не напасть? Сами поляки виноваты – отчего не удалились вовремя в пустыню Сахару?!

Двадцать лет спустя…

Израиль – не доллар, чтобы всем нравиться, но есть у него одна особенность, которую редко называют эксплицитно, не всегда даже ясно осознают, однако, сдается мне, именно она нередко определяет решение «за» или «против» жизни в этой стране. Израиль – плохое место для иллюзий: линия фронта не благоприятствует фантазиям на тему «все люди – братья», ушаты клеветы, изливающиеся из «человеколюбивых» глоток, воленс-неволенс подрывают догмат о непогрешимости гуманизма.

Попытка к бегству

Известная рекомендация Моисея Мендельсона быть «евреями дома и немцами на улице» оказалась волею судеб вывернутой наизнанку: русские (французы, немцы, американцы) дома оказываются на улице евреями, но такая тянитолкайщина – с какого конца ни читай – никогда не породит ничего, кроме шизофрении.

Так вот, неплохо бы принимать в расчет это обстоятельство, рассуждая о смысле существования государства Израиль…

Нравственность или жизнь?

Сравнение с ЮАР израильтяне воспринимают обыкновенно как личное оскорбление. В какой-то мере это оправдано, поскольку начинается оно обычно с заколдованного слова «апартеид», на что автоматически следует реакция: «Клевета! Ничего такого никогда у нас…» Чистая правда. Апартеида у нас не было и нет, но на этом обыкновенно дискуссия прерывается, так и не дойдя до обсуждения того, что есть. А есть, между прочим, немало интересного.

О бедном еврее замолвите слово

Европейским стандартам соответствует на убийство своих детей отвечать строительством детсадов для ихних, еще лучше – общих детсадов для совместного воспитания будущих убийц и их будущих жертв – в точности как было когда-то в Германии, во Франции и в России. Чтоб, значит, с детства привыкали, кто в доме хозяин.

О, загадочная русская душа!

Надо, значит, и нам вслед за ними на армию и прочие поселения денег не тратить, а продвигать поскорей «социальные проекты». За квартиру съемную чтоб поменьше платить, а ежели, скажем, квартиру эту дорогие «партнеры по мирному процессу» ракетой раздолбают, да и тебя заодно… а не живи в Сдероте. И в Ашкелоне лучше тоже не живи, поставь палатку на бульваре Ротшильда.

Лед тронулся, господа присяжные заседатели!

Залог успеха «психологической войны» не только против нашей страны, но и против всех народов Западной культуры – их истерическая реакция даже не на реальные ужасы войны, а вот именно на войну как таковую. На необходимость убивать и умирать. На себя в роли солдата.

Часть III

Нынче без боя дороги не бывает

Эпиграф В. Высоцкий «Охота на волков»

Что же это за люди?

Они не понимают, отчего дóлжно быть на свете войне, но вместо того, чтобы, как надлежит ученым мужам, стремиться расширить границы своего понимания, ультимативно требуют к недолжному относиться как к несуществующему, т.е. всякую адекватную реакцию считать недопустимой.

Приехали!

Бунт 68-го был взрывом ненависти к родителям, к старшему поколению за то, что учат, требуют, заставляют взрослеть. С момента победы этого бунта ни одна страна Запада не выиграла ни одной войны и никогда ее не выиграет, потому что воюет не так как надо, чтобы победить.

Что такое «терроризм», и как с ним бороться

Один московский знакомый так прямо мне и заявил: Сами вы виноваты, что с Арафатом мира достичь не можете. Ежели, к примеру, тигр, вместо того, чтобы через обруч прыгать, укротителя покусал, не тигра же винить! Сам укротитель наделал глупостей! А я в ответ: Самая большая глупость, какую может сделать охотник при встрече с тигром – вообразить себя укротителем!

Немного психоанализа

И не рассказывайте мне, пожалуйста, что прошли те времена, что нынче умные, тонкие и здравомыслящие придумали способ вести войну иначе. Потому что вести-то иначе можно, а вот выиграть, как свидетельствует опыт, ни в какую не получается, так что при таком уровне тонкости и здравомыслия, пожалуй, дешевле бы сразу сдаться и голову людям не морочить.

Главное – не уподобляться

Из практики-то всякому интересующемуся давным-давно, задолго до появления нацизма, а скорее всего еще и до рождения праотца нашего Авраама, известно было, что невозможно вести борьбу, не уподобляясь в какой-то мере противнику. Мера эта от случая к случаю, конечно, варьируется, но если свести ее вовсе к нулю, никакой борьбы уже не получится. Из борца ты автоматически превратишься в ЖЕРТВУ.

 

Следите за пальчиками…

Чему, собственно, военные действия должны быть пропорциональны? Аналогичным действиям противника? Но тогда они окажутся непропорциональны цели, т.е. победе или, на худой конец, хотя бы отражению агрессии и защите собственного населения, а главное – такая война определенно не кончится до пришествия Мессии. «Пропорциональна» она будет разве что целям каннибальского племени, заинтересованного в бесперебойном отлавливании чужаков для очередного жертвоприношения.

Суд да дело

«Военное преступление» это – сапоги всмятку. Потому что война есть способ взаимодействия двух или более «силовых» организаций, общего начальства, по определению, не имеющих. А преступление есть преступание закона, изданного и поддерживаемого авторитетом этого самого начальства. А где нет начальства – там и законов нет, и преступать, стало быть, нечего.

 

Часть IV

Загадка Холокоста

Эпиграф А. Галич «Поезд»

Холокост вчера, сегодня и…

Холокост есть массовое убийство гражданского населения, причины которого на рациональном уровне определить невозможно. На практике из этого следует очень важный вывод: компромиссом Холокост не предотвратить. Можно себе представить (хотя бы теоретически) замену бойни трансфером в Армении или Руанде, капитуляцию Германии и Японии (да она же и наступила, в конце концов) и даже признание Америкой мирового господства Бен Ладена. Но невозможно удовлетворить требования, которые не предъявляются, и никакой данью не откупиться от убийцы, готового бескорыстно убивать за собственный счет.

В чужом пиру похмелье

Если неевреи целых полвека столь упрямо отстаивали (и даже преувеличивали!) уникальность Холокоста, значит, была она необходимым элементом их собственного мифа. Это был вариант известного мифа Георгия-Победоносца. В роли дракона выступал нацизм, в роли Георгия – антигитлеровская коалиция, а роль бедной девицы досталась, естественно, нам. Чем девица несчастнее, тем величественнее подвиг ее спасителя, а коли-ежели выяснится, что такого злодея как тот дракон ни прежде не бывало, ни в будущем не может быть, естественно оказывается, что и витязя доблестнее нашего Георгия никогда не бывало и не будет НИКОГДА.

Чудо со знаком минус

Не проиграй Гитлер тогда войну, после евреев подошла бы обязательно очередь других, хотя бы были эти другие десять раз антисемитами. А уж угодил ли бы в ту новую категорию твой дед или прежде дед твоего соседа по парте – дело чистой случайности. С уверенностью утверждать не берусь, но сдается мне, что такой подход скорее сформировал бы у немецкого школьника правильный взгляд на нацистский период родной истории, чем комплекс вины или отрицание качества автомобильных дорог.

Еще раз о памяти Холокоста

Ну, если и в самом деле не повторится, то не очень ясно, чего ради его и помнить-то, но… а если оно не спросит нашего разрешения? Да по настоящему-то оно и один раз случаться не имело права. Не должны законопослушные граждане демократических государств в одну ночь превращаться в бесправных бродяг, не должны газовые камеры оказываться наивысшим достижением высококультурной нации, не должны, не должны, не должны… но были. А что раз было – может быть и еще раз, и еще много-много раз, как поется в известной песне.

В прошедшем времени

Про Холокост же предписывается нам верить, что он НЕ МОЖЕТ повториться. Те, кто ставил памятники в стиле соцреализма, верили, что наступившая наконец победа социализма (вариант – сионизма, еще вариант – и того, и другого) в корне предотвращает… С переходом к стилю индивидуалистического гуманизма растворилось даже это обоснование. Теперь верят, ну… потому что принято верить в приличном левоевропейском обществе. А нам, стало быть, проклятые провинциальные комплексы от столичной моды отставать не велят? Не дай Бог, прослышат благородные господа, что мы тут со своими мелконациональными интересами колупаемся, да и произнесут свое «фэ!».

Без вины виноватые?

Не думаю, чтобы понятие «вины» уместно было в применении к Холокосту, но больше полувека прошло с тех пор, и, думается мне, настало время ставить вопрос о нашей вине – в том, что происшедшего не осмыслили, уроков из него не извлекли и будущим поколениям передать не сумели.

Повторенье – мать ученья

Самая поразительная история – история спасения Освальда Руфайзена (прототипа того самого Даниэля Штайна из книжки Улицкой). Был он у немцев переводчиком, узнал, что собираются ликвидировать гетто, и сообщил евреям, чтобы бежали. Кто-то из евреев на него немцам донес. Начальник его вызвал, спросил… и услышал в ответ: «А вы бы на моем месте как поступили? Я еврей». И немец этот… отпустил его. И он выжил. А как вы думаете, что стало с доносчиком? Лояльность немецкому начальству, во всяком случае, спасти его не могла…

Чего же они не знали?

На это и работает «специальная лексика» Сталина и Гитлера. Отказываясь употреблять слово «убийство», они не факт умерщвления скрывают, но переводят это действие в категорию иную: суровая необходимость, магический акт, совершаемый ради счастья человечества. И потому единственный способ борьбы с их идеологией – не указание на белые нитки, торчащие из теорий (магия обходится спокойно без логики) и не пробуждение сочувствия к жертвам (так можно вызвать лишь восторг перед «мужеством» палачей, наступающих на горло собственной песне), а только и единственно наглядная демонстрация того, что счастье НЕ НАСТУПАЕТ.

Окончательное решение немецкого вопроса

«Еврей» Гитлера – такой же фантом, как и «буржуй» Ленина. Не реальный враг или хотя бы «чужак» за ним стоит, а проблемы, для которых реального решения не находится, а потому – срочно требуется объяснение фантастическое и соответствующий «виновник». Не была Россия никогда страной самой пролетарской, также как Германия самой антисемитской никогда не была, а просто были они обе в тот момент в самом глубоком кризисе. Можно без труда объяснить, почему в Германии в жертву выбрали именно еврея, но сама по себе потребность в жертве антисемитизмом не объясняется. Не так уж сложно выяснить, почему подошел России «классовый враг», но у ГУЛАГа – не в том причина.

Несвидетели

Если, предположим, наш герой в условиях «Белого Безмолвия» окружен волчьей стаей, не удивит его явственно читаемая в глазах братьев наших меньших уверенность, что он не личность, а пищевой продукт, однако, вряд ли повлияет она на его самооценку. Либо выживет, либо нет, но уж в комплексы по этому поводу не впадет – вне всякого сомнения. А следовательно, если бы жертве усвоить заранее, что определенная (и весьма обширная) категория гомо сапиенсов не как личность ее воспринимает, а как… ну, например, материал для отреагирования собственных комплексов, так, может, и повела бы она себя иначе.

Февральские тезисы

Подчинение сильному маскируется под снисхождение к слабому и отсталому, а всякое сопротивление заранее объявляется аморальным. Уплачиваемая дань превращается в милостыню, а цензура – в уважение к чувствам униженных и оскорбленных, неотличение правды от лжи прославляется как открытость, а трусость – как терпимость.

Часть V

Выбранные места из переписки…

Эпиграф В. Высоцкий «Письмо рабочих тамбовского завода»

Письмо российским друзьям

Начнем с того, что сорокалетняя отсрочка входа в землю обетованную однозначно трактуется библейскими авторами как наказание за… отказ начинать войну, за элементарную трусость перед лицом превосходящих сил противника. В качестве причин вавилонского пленения пророки приводят прежде всего идолопоклонство, переоценку сил человеческих (гордыню), гедонизм, моральный релятивизм, нежелание взглянуть в глаза проблематичной реальности, отказ от собственных традиций и перенимание культуры чужой.

Я очень хочу ошибиться

Поверьте, мне очень грустно думать об этом, но когда слышишь от вроде бы вполне нормальных, психически здоровых людей категорическое требование завершить войну в месячный срок, да так чтоб потери ни в коем случае не превышали тысячи (а почему не сотни?), пополам с утверждениями, что по врагу лучше не стрелять, чтобы он, не дай Бог, не обиделся, начинаешь понимать, что обществу с такими идеями и вправду пришло время переселяться в рай. И ведь не хочет Европа не только воевать. Она и работать не хочет (иностранцев завозит рядами и колоннами, в параллель разводя и подкармливая местных тунеядцев, что тяжелей бутылки или шприца отроду ничего в руках не держали), и размножаться ленится, и культуру теряет – дичает на глазах.

Открытое письмо Амосу Озу

Основной источник хлеба насущного для жителей «территорий» – убийство евреев. За это и только за это платят им все – от братьев-саудовцев до немецкого фонда имени Генриха Бёлля и ООНовской бюрократии. Другой работы на «территориях» нет и не предвидится, пока что, во всяком случае. А палестинец – он тоже человек и кушать хочет каждый день, лучше по три раза.

Проклятие избранничества, или Убийство в зарослях укропа

Ну, так хотелось бедняге стать «англичанином среди англичан»! Уж и поместье себе купил, и титул, и даже парик напялил экзотический… Все равно разоблачили. Ну не говорите же мне, что Вы, такой полиглот, эрудит, объездивший полмира, верите, будто на каждого наивного еврея, «русским среди русских» возмечтавшего стать, патера Брауна не найдется! Вы же со всей газетой «Завтра» – на ты, за ручку. Неужто Вашим друзьям так легко очки втереть, чтоб они всякого Гусинского-Березовского за русского почитать стали?

Гетто вокруг нас или холокост приближается

Впрочем, во всяком безумии есть своя логика. Коль скоро смог человек уверовать, что никто кроме евреев во всем человечестве войн не вел и крепостей не строил, что ассимилироваться можно, не уподобляясь другим народам, что предъявление к себе высочайших нравственных требований свободно гармонирует с бессовестным эгоизмом, а великолепный язык священных книг от матерщины не отличается – есть надежда, что уверует он и в возможность рекомендациям миролюбивых конфликтологов последовать и остаться в живых… Хотя, может быть, на самом деле хороший еврей это даже не сумасшедший, а вот именно мертвый еврей?..

Стыдно не быть богом!

И потому нисколечко мне не стыдно на войне воевать (а не объясняться в любви противнику), на рынке торговать (а не раздавать всем все даром), а также рекомендовать, на определенный случай, презервативы. Мне не стыдно, что я не Бог. Ни сама я, ни мой народ, ни все прогрессивное человечество.

Сверим часы

Вот стоит он, бедняга, перед зеркалом, напряженно всматриваясь в отраженную жидовскую морду, дабы на ней обнаружить вожделенные признаки сверхъестественности. То самое доказательство бытия Божия, которое умудрился открыть гениальный Розанов. Разгадать, наконец, с какой-такой таинственной целью забросили нас в этот мир, полный самых разных народов. И никого-то из них, из других, не забросили, всех сотворили просто так, без цели, без смысла. У нас одних имеется генеральная линия, от которой не смеем отклониться ни вправо, ни влево.

Призрак Бонапарта или Приключения Сидорова

Провозглашая себя (в большинстве случаев вполне искренне) «такими же, как все», мы остаемся фактически другими. По ментальности, по спонтанным реакциям, по склонностям, методам работы, подходу к текстам… да мало ли где еще… И окружающие, конечно же, замечают и чувствуют это, тем более что с младых ногтей к таковому чувствованию предрасположенность великую имеют.

Ошибка Теодора Герцля

Взять хоть деколонизацию Африки: с какого это вдруг перепугу политическая власть в каком-нибудь Алжире арабам принадлежать должна? Чем им плохо колонией быть у демократической Франции? Что – дискриминируют их? Угнетают? Ну, так и пусть борются за свои права в рамках законодательства триколорной республики! Так нет же, независимость им подавай, расистам этим! Увы, в деле разрешения «этнических конфликтов» прогрессивное человечество уверенно идет по пути, который наш Дмитрий Сергеевич совершенно справедливо характеризует как недемократический.

Демократия превыше всего!

Покуда две культуры пространственно разделены, они зачастую сосуществуют вполне мирно, а на уровне технологий или высокой духовности, при случае, обогащают друг друга. Одиночные или малочисленные «перебежчики» на чужую территорию ничего не меняют, поскольку при этом переходят, волей-неволей, и в чужую культуру. При массированном же столкновении двух достаточно многочисленных разнокультурных общин возникает активное отторжение, соперничество и взаимная ненависть, и никакой демократией ее не возьмешь.

Есть ли правитель в городе?

Можно (иногда и нужно!) ставить вопрос, как обходиться с теми страницами родной истории, которыми гордиться не тянет, но не кажется ли Вам, господин Эпштейн, что ежели этот самый «государственный патриотизм», или, в более традиционном обозначении, любовь к Родине, вовсе отменить, то и права человека защищать станет некому?

Ложь в три слоя

И потому вполне естественно было «корнем зла» объявить не то, что было у нацизма ОБЩИМ с прочими тоталитарными идеологиями и режимами, а вот именно то, чем он ОТЛИЧАЛСЯ от них. А отличалась его идеология от прочих подобных, действительно, главным образом РАСИЗМОМ. За главное выдано было второстепенное. Сей гениальный ход позволил от оскандалившегося нацизма отмежеваться, не отказываясь в то же время от тоталитарного мировоззрения и поддержки всяческих тоталитаризмов, сколько их ни есть на земле.

И как же нам не стыдно!

Учитесь, студенты: Основной прием современной пропаганды – не откровенная ложь, а такая вот полуправда. Снимочек публикуем подлинный, но… если половину затемнить, так получится ужас что такое!

С чего начинается Родина?

Экстерриториальность этой культуры – мнимая. Существует и территория, весьма обширная, и государство, весьма могущественное, которые обеспечивают свободу ее развития и безопасность распространения. За спиной «чудесных ребят», как Афина за спиной у Персея, тенью стоит великая Америка со своими банками, бомбами, ракетами и спецназовцами.

Часть VI

Цивилизации тоже смертны

Эпиграф М. Щербаков «Ad Leuconoen»

Так что же происходит?

Если в Германии своего, родного, стопроцентно арийского, бундесверовского солдата, кроме как по мишеням ни в жизни не стрелявшего, «убийцей» честят – на что рассчитывать Шарону? Если во Франции предместья больших городов давно стали театром открытых военных действий подростковых банд, безнаказанно терроризирующих население, а полицию, если хоть пальцем хулиганов тронет, тут же за «превышение власти» в суд волокут – как смеем мы террористов стрелять?

Если по всему Ближнему Востоку христиан грабят, убивают и изгоняют, в Судане – в рабство продают, а европейские братья-единоверцы только вздыхают да руками разводят – что вы им голову морочите своими горящими синагогами!

Но некоторые все же равнее…

До сознания аборигенов не дошло еще, что их колонизируют, но инстинктивно применяясь к обстановке они потихоньку примирились уже с тем, что колонизаторы – высшая раса, европейский закон для них не писан, зато их закон в Европе под страхом смерти критиковать не дозволяется.

Перевертыши

Возьмем несколько политически значимых понятий, занимающих высокое положение на шкале ценностей современного, либерального, капиталистического, западного, демократического (нужное – подчеркнуть) общества и проследим, как по мере накопления количества менялось их качество – вплоть до обращения в собственную противоположность.

Время Великого Завистника

Помню, искала я раз подходящую программу для мобильника, так вот, соответствующая фирма (у которой я ее нашла, но прежде два десятка лавок оббегала, чтобы выяснить, что нужная мне программа есть, и кто именно ее предлагает) раз с полсотни на дню по телевизору крутила ролики, не содержавшие ровно никакой информации о товаре. Ни словечка о том, как хорошо он удовлетворяет мои коммуникационные потребности, а все про то, какой хорошей, приобретя его, стану я сама. Потому что на всем белом свете нет другого такого модерного, такого совершенного, такого замечательного мобильника, и все достойные люди пользуются именно им.

О благородных предателях

Такое предательство не скрывают и не оправдывают, наоборот – рекламируют, а кто от природы скромный – тот молча гордится в сердце своем. Потому как действительно – не корысти ради, а токмо волею стремления к чистому идеалу преодоления низменной пользы и узколобого эгоизма. Субъективно такое предательство ощущается как освобождение

С кем вы – мастера культуры?

Думаю, что все участники семинара под «интеллектуалами» понимают более или менее одно и то же: не физиков-ядерщиков и не победителей конкурса «Поле чудес», а тех, кто творит, перерабатывает и распространяет культуру, кто в ответе за вкусы, предпочтения и образ мыслей представляемого ими сообщества, кто считает себя «совестью нации», с чем нация, обыкновенно, более или менее согласна. Это – их работа, их функция в разделении труда. Такие люди всегда были нужны и всегда они были, но не всегда их идеалом был «террорист». Примерно до половины XIX века они вели себя вполне прилично, в качестве образца для подражания предлагая доблестного воина, мудрого философа, благочестивого подвижника, на худой конец – скромного труженика, и вдруг – как с цепи сорвались.

Читая Ривоша

Не в личной храбрости тут дело – дело в культуре. Каждый из горцев, бросаясь на бандитов, точно знал, что то же самое делает сейчас сосед справа и сосед слева, и даже если лично он погибнет, то – не напрасно, и все, чье мнение он привык ценить, безусловно одобрят его поступок. А вот американские студенты в этом уверенными быть никак не могли, ибо законы нашей ну очень высокоразвитой цивилизации включают такую закавыку как «предел необходимой обороны». Не смей причинять телесные повреждения вору, не смей поднять руку на хулигана, прежде чем защищаться от убийцы, подумай, найдутся ли у тебя впоследствии доказательства, что он именно это имел в виду.

Закон есть закон

Не отрицаю, да, убивал, но… по военной же необходимости! Именно этот метод и заставил американцев убираться прочь из моей страны! А разве был у меня выбор? Эксперта пригласите – вам любой младший лейтенант на пальцах разъяснит, что «приличные» приемы ведения войны ни малейшего шанса на победу мне не давали – ну, там, техника, обучение солдат, да и просто резервы материальные… Хотите меня за это осудить? Да хоть вешайте – мой народ не преступником меня сочтет, а героем, за отечество павшим!

Новости спихотехники

Значит, претензии, предъявленные в Дурбане «Северу», не менее лживы, чем обвинения в адрес Израиля. Поздно думать о предотвращении «израилизации» конфликта – она уже свершившийся факт. Продолжая, по инерции, сбрасывать на евреев свои грехи и проблемы, никак не могут европейцы понять, что сами уже начали выступать перед Третьим Миром в роли такого же «козла отпущения», и что вместо измышленных «колонизаторских» грехов Израиля не худо бы проанализировать и постараться не повторять его реальные, действительные просчеты…

Плюс израилизация всей цивилизации

Как же все эти хорошие, благовоспитанные, чуткие и утонченные дошли до жизни такой? Неужели не могут адекватно, взвешенно, не превышая допустимого предела необходимой обороны, реагировать на скандал с датскими карикатурами, на взрывы в мадридской электричке и лондонском метро? Что ж с того, что нигде не написано, как выглядит этот самый «допустимый предел» – приличные люди его нутром чуять обязаны. Давно ли меня знакомый русский патриот, от большой любви к родине проживающий где-то в окрестностях Кейптауна, поучал насчет неудачно выбранного места для Израиля – нельзя же так, под самым носом у арабов! А сегодня могла бы и я ему сказать пару слов насчет неудачно выбранного места для России – под самым носом Северный Кавказ, не говоря уже об Иране!

Не спешите делать добро!

Очень трудно тому, кто так был воспитан, постичь необходимость/возможность нечто для собственного жизнеобеспечения предпринять самому. Как говорила одна моя знакомая про своего разбалованного ангорского котяру: «У него атрофировался инстинкт самосохранения, зато образовалась уверенность, что у всех окружающих есть инстинкт сохранения кота».

Акела промахнулся…

Неприкосновенность жизни террориста не допускает возможности его казнить, неприкосновенность жизней заложников, захваченных его дружками, заставляет из тюрьмы его выпустить, а завтра он нам устроит очередное одиннадцатое сентября… Так эти жизни что, выходит, прикосновенны? Нет, конечно, но проблемы не возникает, поскольку убиваем-то их не мы… В рамках этой морали никто того же Обаму за бегство из Ирака или Афганистана не упрекнет, не спросит, что станет с теми людьми, что согласились с Америкой сотрудничать, что поверили красивым словам насчет демократии и свободы… Если и перебьют их – не по его же приказу!.. Абсолютное осуждение убийства приводит автоматически к столь же абсолютному оправданию предательства.

Еще раз о любви к ближнему

Мне вот недавно католичка одна знакомая так и выложила: «Да, ничем бедные не лучше богатых. Просто Бог их любит больше!». Хоть и сказал однажды Иисус: «Ибо нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить; а Меня не всегда имеете.» (Мк.12,7), в том, т.е., смысле, что не все же вам нищих-то ублажать, и на другого кого-то иногда стоит обратить внимание, но данная категория его последователей это явственно понимает так, что нищих надо всегда с собою иметь, никоим образом не допуская их исчезновения. Действительно, если Бог их больше любит, то возможное отсутствие своих любимцев, не дай Бог, за обиду сочтет…

Кто боится Андерса Брейвика?

Зато антигосударственное насилие оправдано, как сказано, всегда и везде. Не только когда гражданин А, считающий себя обиженным государством В, стреляет в солдат и чиновников этого самого государства (как поступали, к примеру, русские народники или еврейские ЛЕХИ), но и… внимание, сейчас будет самое интересное: КОГДА ОН ВЗРЫВАЕТ, РАССТРЕЛИВАЕТ ИЛИ БЕРЕТ В ЗАЛОЖНИКИ ВЕСЬ ОСТАЛЬНОЙ АЛФАВИТ.

Плюс Бен – минус Ладен

От начала речь шла не о личном проекте Бен Ладена (американцы его и вычислили-то сами), но об объявлении «войны цивилизаций», серьезность которой незамедлительно подтвердилась ликованием многотысячных толп по всему исламскому миру. Абсолютное большинство этих людей до того дня никакого Бен Ладена знать не знали, да и впоследствии лично не познакомились, никогда, ни прямо, ни опосредованно, не подчинялись его приказам. Его уважали единственно как символ, воплощающий их собственный миф.

Слабо-Сильная команда

Число «слабых», их опекунов и защитников растет, поскольку семьи у них большие, а положение завидное. Соответственно уменьшается число и ухудшаются условия жизни людей, которым надлежит трудами рук и голов своих кормить всю эту ораву. Как вы думаете, долго ли, в историческом масштабе, продержится такая игра?

Куда ж нам их девать, куда от них деваться?

Как реагирует человек на такое невезение? Вариантов, по большому счету, два: либо он согласится с тем, что на белом свете лишний и примет меры к самоуничтожению (вешаться не обязательно, гораздо проще спиться), либо объявит войну порядку вещей, обрекающему его на такую роль, т.е. станет реально общественно опасным. Очень точно отражена эта закономерность в немецком фильме начала тридцатых годов «Куле Вампе или кому принадлежит мир». Начинается он самоубийством отчаявшегося безработного, а кончается «спортивным праздником» (сиречь бойцовским тренингом) Рот-Фронта и угрозами, что те, кому мир не нравится, переменят его. Через пару лет они к переменам действительно активно приступили, но… это вы уже и без меня знаете.

Тенденция, однако…

Не стану я обвинять Анат Кам в переходе на сторону врагов, ибо с реально существующими врагами «палестинцев» ее фантазий роднит, главным образом, фасон головных уборов. «Палестинцы» Анат Кам не люди, а фамилии в газетах, силуэты в телевизоре, лозунги на демонстрации. Невозможно утверждать, будто она желала врагам победы, ибо то, что она подразумевает под этим словом, ни один араб победой не назовет, а то, к чему они стремятся, ей определенно не подошло бы. Девица Анат рискует не ради евреев, которых не любит, и не ради арабов, которых не знает. Она рискует ради виртуальных добродетелей, не имеющих ни малейшего шанса на воплощение.

Требуется фюрер на постоянную работу

Как нацизм, так и большевизм были для своих адептов той самой «борьбой за освобождение человечества», на которую только и стоило тратить жизнь. Отсюда, кстати, и непримиримость их схватки: те и другие никак не могли обойтись без мирового господства, а Боливару не выдержать двоих… Но, возвращаясь к «борьбе за освобождение» в мировом масштабе, отметим одну важную специфическую черту: накал и беспощадность ее были… обратно пропорциональны интенсивности сопротивления.

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Элла Грайфер: Глядя с Востока. Оглавление»

  1. Присоединяюсь к поздравлениям по случаю рождения книги. Ваши мысли и тревоги, собранные вместе, — замечательная пища для ума пессимиста, а еще больше для ума оптимиста. Желаю Вам получить большое удовлетворение от публикации!

  2. «Обществом любителей еврейской старины» издана в электронном виде книга нашего постоянного автора Эллы Грайфер «Глядя с Востока». Книга включает более семидесяти статей, etc

    Элла,
    Позвольте вас поздравить, это замечательно. Ура !

  3. Присоединяюсь. Благодарен Элле не меньше, чем Володе Высоцкому за «Охоту на волков»!
    За исключением первой строчки (к сожалению, лично ко мне она уже не относится), повторю:
    Наши ноги и челюсти быстры.
    Почему же, вожак, дай ответ,
    Мы затравленно рвемся на выстрел
    И не пробуем через запрет?

  4. Элла, неужели Вы наконец нашли время сверстать Ваши статьи в книгу? Если я правильно Вас понимаю,то это огромная радость для Ваших почитателей. Удачи, удачи, и еще раз, удачи!

Обсуждение закрыто.