Александр Биргер: Шесть коротких рассказиков

 233 total views (from 2022/01/01),  1 views today

И на кондитерской фабрике есть место подвигу — ликёры, уксусная эссенция, шоколад и т.д. Но не только это привлекало нас в те годы. Девушки там были, розовые как зефир и душистые, как миндальное молоко. А ребят — дежурные электрики, сантехники и механик Петро, старый хрен месткомовский…

Шесть коротких рассказиков

Александр Биргер

Александр Биргер1. Новогодний рассказик про Рабиновича и его гитару

“Один человек был Рабиновичем. Вот как бывает человек Ивановым, Петровым, медведем, карасем, жаворонком или цветком — вот так он был Рабиновичем… Ну, что вам сказать… Он не вернулся домой даже за гитарой.”
М. Бару

Миша Рабинович был человек, ну почти как его соседи Иванов и Сидоров. Не медведем был Миша, а “карасём Петровичем”, как шутил сосед Сидоров, когда они втроём (с Ивановым) забивали “козла”, в подмосковные вечера и по субботам они всегда забивали.

А воскресенье они отдавали семье.

У Миши был начальник, как фурункул на носу, и была у человека-Рабиновича жена.

Так бывает, всякий знает про жену, что она — с помелом. А еще там были детки, как саранча или колорадские жуки с клювиками дятлов — вот такие были дети у Рабиновича. С клювами.

В один прекрасный день к ним приехала погостить теща. Как омон, она нагрянула в квартиру и послала Мишу-человека за постным маслом, как посылают в феврале за подснежниками.

Был сентябрь, и Миша пошел, как идут к зубному врачу в сентябре, в печальный месяц Элул.

И на этом тернистом омоновом пути он встретил свою соседку, горную серну он встретил. Горная серна стояла, как колодец посреди пустыни Негев, и колодец сказал (или сказала?):

— Миша, когда я смотрю, как вы несете свой крест…

А Миша Рабинович действительно носил крест, небольшой крестик он носил, знаете, на всякий случáй. И подвернулся таки этот случай, и упала из глаза соседки горная слеза в двести каратов, упала на женскую грудь серны. Гордый человек Миша Рабинович упал на эту грудь, со слезой упал… Ну, что вам сказать. Он таки теперь не Рабинович, он уже стал Горный Орёл.

Вот такая майса за гитару Рабиновича.

2. В конце прошлого века

“Каждый человек живёт в мире, созданном его воображением под собственные нужды»
Анджей Маевский

Между 80-ми и 2000 гг. часто приходилось летать в командировки.

У нашей фирмы были филиалы в Денвере, Висконсине, Орегоне, на границе с Канадой, на Аляске и в Санкт-Петербурге (Россия).

Главная Ставка была в Сиэттле (штат Вашингтон).

Посылали меня часто, так как я был не женат, мобилен и неприхотлив.

Удалось кое-что повидать в стране за четверть века.

Полёты были простые и не очень; иногда бухгалтерия (для экономии) заказывала билет по необычным маршрутам. Вот такой, к примеру: Эпплтон (Висконсин) — Сэнт-Пол (Миннесота) — Денвер (Колорадо) — Солт-лэйк-сити (Юта) — Портлэнд (Орегон) — Сиэттл.

* * *

Денвер, столица штата Колорадо, комбинация Старого (старых надёжных денег — от несуществующих больше рудников, старых огромных частных домов-дворцов на гигантских участках) и стеклянного модерна в Центре города (и не только). Город размещается на отметке 1600 м (1 миля) , окружён с трёх сторон горами. В 50-60-ти милях — знаменитый Колорадо-Спрингс, где проходили (и прошли) Зимние Олимпийские игры.

В том же, кажется, Юго-восточном направлении и Военно-воздушная Академия. И много чего ещё имеется в штате Колорадо: красные и синие горы, заброшенные шахты, огромный жел-дор музей со старинными паровозами, музей бабочек, знаменитые горно-лыжные курорты, которые активно не посещали голливудские знаменитости (Штат не проголосовал за толерантность), безумная высокогорная гоночная автотрасса и таинственный Аэропорт, о котором рассказывают легенды в Ирландиии и в других далёких странах. И “с трёх сторон на горизонте — горы, синие как волны…” И правда — с трёх стором горы, не больно высокие, но всё же — со снегом и льдом. Добро пожаловать в Денвер, господа.

Только лучше не зимой.

Сижу однажды в Денвере, в аэропорту и бормочу себе под нос на мотив: “принароди вхороводи парень девушку обнял, адевчонке…” На улице холодрыга, а здесь, в зале пальмы хороводятся. Самолёты стоят за окном, скоро на одном из них полечу на Запад.

Шмон на входе при народе, а потом — лети себе, как птица.

Несут нас самолёты из Бостона в Рино, из Рино — в Миссисипи…

летят самолёты за нашим окном
в Эл-эй, в Сан-Франциско,
в Канзас, Вашингтон,
куда-то ещё, только не в Орегон
мы ждём не дождёмся, когда наш полёт
ведь там на бетоне за нашим окном
оранжево-красный стоит самолёт
горчичные крылья и красное брюхо,
горчичная
на горизонте земля
Сиерра-Невада — Гренада моя

Прилетев домой, мы начнём отправлять посылки в Казахстан, в Украину, Израиль и так далее…

закончилось лето, первый дождик осенний
отправляeшь посылки целый день в Казахстан
ты не зря мне сказала: не пиши что попало,

лучше выпей немного караваджо-вина
закончилось лето, паутина повисла
и берёзы теряют, а рябины — уже
если верить отчётам, мы с тобою — банкроты
нас преследуют банки, счета и т. д.
убежим в Галилею от твоих кредиторов,
так давно я там не был, а ты — никогда.
убежим в Галилею, а хочешь — в Тоскану
пусть попробуют банки нас с тобой отыскать

как синяя птица мой поезд летит,
слева — море, а справа — аллея.
Лод, Ришон-ле-Цион, Тель-Авив…
В Галилею скорей, в Галилею

* * *

Если ехать от Тель-Авива на север, в Галилею, почти весь путь слева — Средиземное море, а справа от дороги — зелёные аллеи, акации, банановые рощи и неизвестные деревья. Между Хайфой и Акко живут мои сёстры Эсфирь, Рахиль и брат Саша-Самуил с женой Розой… По дороге к ним учу слова.

БОКЕР ТОВ — доброе утро.
СУПЕРСОЛЬ — гастроном.
КАБАЛА — чек в гастрономе.
МАИТ — вода.
ЭХАД — один.
РИШОН — первый.
ШМОНА — восемь («шмон» — обыск в одесской тюрьме в 8 часов… мы внесли свою лепту не только в шахматы).

3. Там везде было место подвигу

— Где — там?

— Везде, там везде требовались подвиг за подвигом.

Когда-то мы с Марком работали на кондитерской фабрике в южном городке…

Мы были молоды тогда — и он, и я. Марк был романтиком и дежурным электриком, а я, десятиклассник, — при нём, на подхвате. Поддерживал лестницу-стремянку, подавал пассатижи, изоленту, кусачки. Платили нам по тарифу, Марку — по 5-му разряду, мне по 3-му.

И на кондитерской фабрике есть место подвигу — ликёры, уксусная эссенция, шоколад и так далее. Но не только это привлекало нас в те годы.

Девушки там были, розовые как зефир и душистые, как миндальное молоко.

А ребят — дежурные электрики, сантехники и механик Петро, старый хрен месткомовский и партийный начальник. Мастером в цехе работала молодая мастерица-инженер Ася Бернадинер.

В ночную смену Марк как-то попал в этот сладкий зефирно-шоколадный цех.

Что-то там перегорело, и он должен был устранить и заменить проводку. Или — пробки, не помню. Сделал мой друг всё, что требовалось и домой собрался, смена заканчивалась.

Да не тут-то было. Задержали его зефирные девушки. И не выдержал Марк эти нагрузки по тарифу и уехал в середине 60-х прошлого века в Казахстан, на непростую линию ЛЭП-500.

Без меня уехал, с новым другом Игорем, из Белоруссии.

Долго ли коротко тянулась эта ЛЭП, не знаю, встретились мы между Балхашом и Карагандой.

Там, на шахте угольной, кроме силликоза и длинного рубля, были клуб с волейбольным залом и несколько прудов-отстойников, куда мы ходили по суботам купаться.

А этого делать не рекомендуется, но один летний сезон можно.

4. Праздник продолжается
(вспоминая В. С. Высоцкого)

“Я спросил тебя: зачем идёте в горы Вы?”

А она мне отвечает:

— Зачем тебе это знать?

Еврейка, наверное, — подумал я, — вопросом на вопросотвечает. А вроде на кореянку больше походит, косоглазынька, ты моя, скалолласковая.

Ну ладно, пусть себе не отвечает, мне не обязательно знать. Кто я такой, чтобы знать?

Я простой токарь-пекарь и портной. Могу и по толю и по рубероиду.

А это работа не для каждого самурая подходит.

К примеру, если проснулся рано утром после воскресного разговенья в женском общежитии на Малой Посадской, где не каждый мастер по рубероиду останется разговляться, мастера рубероидные это понимают. Общежитие женское в Юте такое уютное есть. И в других местах.

Не понимаете?

И правильно не понимаете. Вы же не по рубероиду, вам аристократку подавай, голубых кровей. Да ещё чтобы на слоне из Индии, где не счесть алмазов каменных в пещерах индийских.

А если утром выполз из пещеры, напялил робу, надел сапоги резиновые, каску-маску надвинул и вперёд, к победам социлизьма с начальником участка и с нахальным бригадиром-дебилом.

Вот у нас в рубероидной бригаде ни одного еврея, кроме меня. Да… а бригадир — дебил 6-го разряда. Рассказать вам, дорогие мои мастера по толю, что это значит, когда в бригаде один Жора 5-ый разряд имеет. А я, Лёха, Анатолий-баптист и Серенький (Серёга) — 4-ые, Валя, Маня, Ваня, Нюся и Веруня те вобще по 3-му идут, а дебил-бригадир по 6-му, как бульдозерист Петро Залиток. Но он не одиночка, не Залиток, он в бригаде, а ему по 6-му закрывают.

Пете — по сетке по тарифной и всё. Ну, может, сверхурочных подбросят. А в бригаде? Один 5-ый, четыре 4-ых, четыре 3-их и один сукин сын, дебил-бригадир — по 6-му.

А бригадка небольшая, десять рáбов на трёх прорабов. Вот и посчиайте-ка, если голый тариф у 6-го почти вдвое больше чем у 3-его разряда. Обидно это.

Однако, что мы всё о бабле, когда в этом сезоне у нас больше не о бабле, а о бабах и слонах.

И вот мы, как в песне, решили в зоосаде собраться, где слоны, как в Индии, гуляют по аллеям и бананы жуют почём зря. Не получилось, однако. Не достал потому что масок-массовик наш Коленька, попал он к алкоголикам. И мы за ним, пора разговеться, господа хорошие и нехорошие. Праздник продолжается, праздник этот продолжается вечно. Со свиданьицем!

P.S. Праздник праздником, а об хлебе насущном также надо подумать. Зима скоро, надо заготавливать орехи, жиры, углеводы и крахмал. Мало-мало, а надо. И обои полиняли местами, побаиваюсь, что М., с платьицем под цвет обоев, умнее всех рубероидных окажется.

Как и бывшая жена… Что ещё я упустил?

Да, пить в мои годы вредно, и у меня есть кот. Непьющий кот. Умный, но не показывает, молчит. Слушает, когда я ему стишки читаю. типа: На меня нацелилась груша да черемуха…

* * *

На меня нацелилась груша да черемуха —
Силою рассыпчатой бьет меня без промаха.
Кисти вместе с звездами, звезды вместе с кистями, —
Что за двоевластье там? В чьем соцветьи истина?
С цвету ли, с размаха ли — бьет воздушно-целыми
В воздух, убиваемый кистенями белыми.
И двойного запаха сладость неуживчива:
Борется и тянется — смешана, обрывчива.
4 мая 1937
О. Мандельштам. Полное собрание стихотворений

Ищите, интересно. Найдёте, почитаете своему коту про черёмуху.

5. Такие дела

“В израильском городе Ариэль есть памятник Николаю Блинову — русскому дворянину, который погиб, защищая евреев в житомирском погроме 1905 года…”

Многим словам меня научили не книги, а дорога и дорожные спутники мои. Однако, вот этот «русский» в рассказе «Se non è vero, e ben trovato», автор Ury Superfin — не знаю, кто они, кто «русский», кто Ury Superfin {US, ЮС, заметьте}, но узнаю, непременно, и тебе сообщу, если пожелаешь. Что-то, какие-то слова действуют сильнее голода, страха, сильнее всех «разумных» и неразумных дóводов. То, что двигало человеками, которые “перешли через реку», которые искали, ищут и, пожалуй, всегда — будут искать Землю обетованную. И ещё, не менее интересное: этот «русский», кто бы он ни был,— перешёл… А мы — перешли? Быть «отмеченным» — это ещё не доказательство, что — перешёл? А тогда, — есть ли оно, а если есть — какое оно, доказательство? Простое, наверное, совсем простое. Как первая прочитанная сказка Андерсена, как поиски чуда, как старая песенка барда, как пролетевшая песня Ю.В. “Люси”.

Почему так неспокойно, ведь песня давно пролетела?

Окончательно избавиться от книжных и песенных ассоциаций не получается. И не нужно.

Как не нужны запятые; иногда и запятые мешают, ЗАглавные буквы, всё — лишнее, кроме текстов. Итак, дорогая Люси, понять никoго не проси. Как там у барда, всё это.. ладно, прощай, дорогая Люси.

Он твердо решил, что начнет в понедельник
Свою настоящую жизнь:
Зарядка, работа, презрение к деньгам,
Отсутствие всяческой лжи.
Но он-то пока пребывал в воскресенье
И чувствовал влажной спиной:
Эпоха непрухи, звезда невезенья
Работают и в выходной…
1981

6. Живопись ЗА качество коллекционера не отвечает

В радостный день в конце апреля гуляю, никуда не торопясь, по улице Глиссан, что на северо-западе нашего западного города. В это весеннее время, когда на улицах расцветают клёны и японская вишня, а у меня во дворе, у забора, оживает сирень, когда не нужно спешить с посадкой помидоров-огурцов-горошка, жёлтые побеги и старые листья клубники убраны, редиска и лук высажены, это — лучшее время года. Апрель, крестьянин торжествует…

Вспоминаю апрели конца 50-х прошлого века, когда началась оттепель Н.С. Хрущёва и кругом громко обсуждали достоинства недавних кумиров — Сталина, Молотова, Ворошилова и Кагановича, и других кумиров, помельче.

Что же отставать, решили мы с приятелем, добавим к этой давно прошедшей оттепели свои скорбящие строчки о товарище Сталине. Он был не только великим учёным-языковедом, каких теперь не найдёшь, он был также усердным коллекционером живописи.

А кто пишет об этом в наше время? Никто не пишет.

Иосиф Сталин мог поместить в коридорах своего кремля, или — на своей даче, всю галерею Третьяковскую. Но не в его характере было идти по такому пути олигархов, любителей живописи. Простыми стальными ножницами вождь вырезал из журнала “Огонёк” картинки типа “Прибыл на каникулы”, “Везде — жизнь”, “Девочка с персиком” и вешал на стенку.

И ещё интересно, что тов. Сталин, будучи в Туруханском крае, полюбил курить трубку.

Табачок с огоньком и порохом он добавлял в своей последующей жизни, когда стал Наркомнацем по всем народам и нациям. Он добавлял немного к табачку из “Герцоговины Флор” и курил свою туруханскую трубку. В отличие от космополита Алексея Толстого, который имел огромную коллекцию трубок, о чём он хвастался в своих заграничных письмах к орловскому дворянину и лауреату имени Нобеля, И.А. Бунину.

Алексея Толстого вождь не любил, а романы его “По мукам” и про царя Петра уважал и ценил.

Однако, барина Толстого Сталин не любил, а любил девочку Мамлакат из Узбекистана.

И как не любить, если оба собирала хлопок двумя руками, когда наше “белое золото” орошённой полупустыни созревало. Это золото собирали все республики, из него делали золотые пёстрые ткани, тюбетейки и пироксилин. И товарищ Сталин полюбил эту девочку Мамлакат и носил её на руках вместе с родной дочерью Светланой…

К концу роковых сороковых и к началу предоттепельных пятидесятых, вождь догадался, что его товарищ Берия Лаврентий, вместе с примкнувшими к нему Маленковым, Булганиным и Хрущевым, может погубить весь мамлакат.

Кстати, Лазарь Каганович к Берии не примкнул, но и не доложил о бериевых задумках.

Берия был хитрый жук, почти как Микоян. Чтобы отвести подозрения вождя, стал Лаврентий увлекаться японским фольклором. Всем надоел своими икебанами и вечными разговорами о цветущих сакурах и самураях. Доикебанился Павлыч до того, что записался в спортивный клуб “Динамо” и стал помогать Хомичу ловить 11-метровые штрафные удары. И в Англию с “Динамо” полетел, и поработал там неплохо, но на Англии и погорел. Спутался там с японскими гейшами, а Хомич заметил и доложил куда надо. И пропали бы все икебанцы, включая бедного Лазаря Кагановича и Булганина, но Михаил Калинин выручил. Повёз вождя в Большой театр на “Лебединое озеро”, и товарищ Сталин и заснул там в бельэтаже. Сонного вождя прямо из “Лебединого” увезли в ударном порядке на дачу. И оставили там без лекарств. Сколько он продержался там, никому не известно; однако к 8-му марта, когда женщины празднуют с продавцами мимозы, товарища Сталина уже похоронили. Но память о нём сохранилась в протоколах и мемуарах новых вождей, которые многому научились из ленинско-сталинских протоколов. Но до того уровня так и не дотянули. И вряд ли дотянут. Не та подготовка, да и нового Андрея Януарьевича Выш-ого не возникло. А без Януарьевича уровня того не выходит.

Print Friendly, PDF & Email

9 комментариев к «Александр Биргер: Шесть коротких рассказиков»

  1. К вопросу о живописи. И швыряло меня парадоксами и парадоксиками из стороны в сторону, пока я читал. Даже и после чтения — гистерезисной петлей зацепило. Самое смешное — все в рассказе правда! И все факты пообтвердились. И с самим, и с приспешниками, да и с безмолствующим народом тоже. То по-маленькому, а если по-большому, то история не кончается и добром может не кончится, пока жив коммунизм — магистральный тупик человечества.

    1. Уважаемый Борис!
      Спасибо за нестандартный доброжелательный отклик…за тупики — у меня надежда не на наше оттепельное поколение, слегка оттаявшее в период построения соц-феодально-кап общества, а на поколение Y…Они не дремАют, швейкуя, а осваивают новые “деВайсы”.
      Им и карты в руки. Желаю всему вашему семейству здоровья и благополучия.
      В с е м — хорошего мирного воскресения.

  2. Спасибо Артуру Шоппингауэру, Борису Вайнштейну, Соплеменнику, Зое Мастер — за благожелательные и полезные комментарии.
    Уважаемому модератору: В номере 5 («Такие дела») «Si non e vero» надо исправить на — Se non è vero…
    —————————————
    Зоя Мастер — «Так бывает, всякий знает про жену, что она».. Да, так бывает. Поневоле тянет и на себя «из-за угла» посмотреть, на всякий случай…Второй, о славном городе Денвере и его легендарном аэропорте, меня озадачил, потому что не сумела «додумать» концовку. Остались некие предположения-догадки…” — — Дорогая Зоя, не всякий знает про помело, кому-то везёт. Про Денвер сошлюсь на комментарий Soplemennikа, это — “ мысли вслух — на бумагу…”
    Бумага всё (почти всё) терпит, как верная жена. Эскиз из номера 2 не вышел, каша получилась. Израиль и Казахстан наехали на Колорадо. Ваши предположения мне интереснее текста, сделанного “В конце прошлого века…” .
    Возможно, комментаторам будет интересно прочитать отклик-письмо “из Тверии”, где сказано многое: “… Это, конечно, не рассказы, скорее лирические этюды, да? и как таковые они состоялись и воспринимаются, т.е. схвачено и передано некое настроение, impression , но для рассказа (новеллы) нужно ещё что-то, что я так сходу затрудняюсь определить: какой-то гвоздь, что ли… или укол… реприза… или, как учил меня в детстве один литературный критик, «запятая и «но»»… (Это он, как я позднее выяснил, украл у Алексея Толстого). В питерских лито был также полулярен термин «поворот». Даже если это минатюра… как например, в записной книжке Ильфа : «Иванов собирается нанести визит королю. Узнав об этом, король отрёкся от престола «…. Мне понравились: 1) этюд про место подвигу, за сравнительно удачную стилизацию, 2) «Праздник продолжается», за то же, но с оговорками: концовка лишняя, да и стишки в конце — можно было ограничиться одной строчкой… 3) первый абзац наброска «Такие дела»… Во всяком случае .. с почином…
    на ирландском (гэльском) языке «почин» значит «самогон» – пишется poteen…”
    ^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^
    Jack Othert- “…Ни одной интересной мысли, корявый текст. Не каждому дано быть писателем…”-
    — С этим не спорю, “не каждому дано быть писателем”, не каждому дано быть читателем и комментатором. Таджикский народ (см. S.), м.б., на стороне оthers, нo необязательно. 🙂 Как заметил Б. В-н: Посылали меня часто, так как я … не женат, мобилен и неприхотлив.
    p.s. Даже случайная живопись за качество коллекционера не отвечает, дорогой Jack O.
    Всем читателям, писателям, Редакции – хорошей Записи.«

  3. Кому понятно — всё нормально. Мысли вслух — на бумагу. Чем плохо-то?
    А за Мамлакат таджикский народ автора не обидит. Очень далеко. И забыли.
    А за расход хлопка на порох можно и партбилет положить на стол.
    За что? Там объяснят, что на порох идёт линт (отходы).

  4. Поздравлю. Согласен с Артуром. Продолжайте, дорогой Александр.

    «Посылали меня часто, так как я был не женат, мобилен и неприхотлив.

    Несут нас самолёты из Бостона в Рино, из Рино — в Миссисипи…
    летят самолёты за нашим окном
    в Эл-эй, в Сан-Франциско,
    в Канзас, Вашингтон,
    куда-то ещё, только не в Орегон»
    ——————-

    Летят самолеты как птицы
    В штат красный и штат голубой
    Что рядом с кандской границей
    И с теплою галфа водой

    Летят они в разные страны
    Но ты не горюй мой дружок
    С тобой никогда не расстанусь
    Поскольку всегда одинок

  5. «Так бывает, всякий знает про жену, что она — с помелом.» Да, так бывает. Поневоле тянет и на себя «из-за угла» посмотреть, на всякий случай. На мой взгляд, рассказик — чудный, — и метафорами, и тем, что додумывается после. Второй, о славном городе Денвере и его легендарном аэропорте, меня озадачил, потому что не сумела «додумать» концовку. Остались некие предположения-догадки. Но наверное, так и нужно. Иначе — какой интерес?

  6. Замечательно, дорогой Александр! Так держать, т.е. продолжайте сказать в той же манере (или в том же духе?).

    Ваш Артур.

    1. По мне, так графоманская чепуха. Ни одной интересной мысли, никакой новой информации, корявый текст. Не каждому дано быть писателем…

      1. Jack O. …никакой новой информации, корявый текст…
        ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
        Новая корявая инфо для J. Othert и др. (other). Миша Рабинович (Горный орёл) переквалифицировался и переехал в Денвер,
        штат Колорадо. Серна очень рада; они вместе трудятся в МТС.
        В конце прошлого века такое бывало, бывает и в 21-ом.
        Редко, но бывает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *