Юлий Герцман: Экспромты (избранное из Гостевой). Продолжение

 181 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Настоящий ученый должен испробовать открытие на себе. Все знают, что Кох ходил в китайские рестораны только со своими палочками, Карл Канштатт женился на настоящей холере, а Менделеев перепробовал всю периодическую систему, пока не пришел к 40%-ному раствору этилового спирта.

Экспромты

(избранное из Гостевой)

Юлий Герцман

Продолжение. Начало

Я был отдаленно знаком с поэтом Михаилом Исаковичем Рудерманом — автором слов песни «Тачанка». Категорически отличаясь от своих лирических героев, он представлял собой тип довольно флегматичного и даже унылого сутуловатого еврея. Человек, впрочем, был весьма симпатичный. Так вот он раз пятнадцать (по забывчивости) излагал мне сюжет рассказа, над которым как бы работал. Деталей не помню, но смысл был в том, что под Женевским озером империалисты построили секретную лабораторию. На невинный вопрос: зачем было тратиться на подводные работы да еще и в нейтральной стране, внятного ответа не было. Через какое-то время я опять приезжал в Москву, приходил в ЦДЛ, встречал Рудермана и в очередной раз выслушивал сюжет… Опять приезжал и опять выслушивал…

* * *

По-моему, Городницкий написал довольно-таки ходульное стихотворение [«Севастополь останется русским»], но упрекать его в наличии гражданской позиции — пусть даже с этой позицией не соглашаешься — нелепо. Он — не просто гражданин России, но и того мегапространства, которое именуется русской культурой, и это мегапространство вошло в конфликт с пространством юридическим.

А с Бродским, как мне кажется, и того проще. Вы знаете, был такой поэт Николай Тряпкин. Личность мрачная, паскудная — и замечательный стихотворец. У него все стихи рождались из какой-то вселенской неочерченной обиды, и эти стихи были как мощный колокол. Бывает. Так вот стихотворение Бродского [«На независимость Украины»] сконцентрировало такую же невнятную обиду, в общем-то непонятно на что. Государственные границы России поэту были до фени, русским патриотом он не был никогда, к украинскому языку ненависти не питал. Обиделся. При том стихотворение — могучее.

* * *

Я себя сдерживал, когда кратко отозвался на опус о Цветаевой. Это же каким болваном надо быть, чтобы наклепать такое! А ведь до этого еще был шедевр о Бродском. Человек глух к поэзии — это его беда, можно только пособолезновать, но он не страдает, а нагло использует свою глухоту в качестве инструмента анализа.

* * *

Да, а Беленького я считаю просто, извините, мудаком, какие бы памятники тете Соне ни ставили. Несмотря на исключительное своеобразие его творческого почерка.

* * *

… (Продолжение. Начало в №4) … льствие. Отличительным качеством автора является умение так вписать личность в исторический контекст, что даже и не понимаешь, где заканчивается психология и начинается истор… (Продолжение следует) …

* * *

Поскольку Е. М. Беркович является редактором «Заметок» и от него зависит литературная судьба моих будущих баек, то боясь обвинения в подхалимаже, я не могу написать, что статья — захватывает. Не могу я по той же причине отметить, что столь тщательный анализ гениальной личности требует, как минимум, объединения интеллекта с образованием. А изложение, овладевающее вниманием и не отпускающее до последней строчки — литературного мастерства. Увы, как человек гордый, этого написать не могу. А вот если бы Беркович не был редактором — написал бы.

* * *

Об этом материале можно отзываться только в превосходной степени. Здесь все слито воедино: воспоминания, стиль, анализ общества. Название же «Жидовский гений» — замечательно, поскольку несет сразу несколько смыслов: от спокойного признания артистической принадлежности до совкового злобного шепотка.

Некоторые моменты мне были уже знакомы из застольных рассказов Володи Тихвинского — наш общий приятель Юра Ойслендер время от времени соединял нас в подвале ЦДЛ — но одно дело — слушать байку, совершенно другое — читать первоклассный текст.

* * *

Ничего интересного — Юлий Петрович сейчас закрывает финансовый год и забегает в Гостевую лишь на минутку почитать, о чем шумят народные витии.

* * *

Вы бы знали, дорогой, какие противоречия возникли — и углубляются! — у таких стран с РАЗВИТОЙ экономикой, как Франция и Германия! Что там second-hand эллины! Вот когда начнет трещать связка между этими двумя гигантами, Европе мало не покажется.

* * *

[О Латвии] Форпост Азиопы превратился в задворки Европы, но это именно то, о чем мечтали коренные.

* * *

Насколько я знаю, городской прокурор — должность политическая, т. е. прокурор избирается населением. Вот мы своего прокурора в Лос-Анджелесе поперли и выбрали идиота, но энергичного. Теперь его придерживать надо, а то всех судить собирается. Отчего же ваши азиаты не выдвинут своего и, пользуясь большим удельным весом, не обеспечат его избрание? Еще один пример из нашей южнокалифорнийской простой жизни. Освободилось место в Конгрессе. Традиционно это место занимали кабальерос. Вот и тут возник штатный сенатор, уходящий за истечением срока. Но… демография изменилась, и самовыдвинулась китайская активная женщина. Что там было! Нуньесы, Перезы, Вийарагосы эшелонировались в округ пачками и стращали избирателей, что ежели вместо мачо изберут тихую раскосую женщину, то она в Конгрессе заблудится, ее переедет лифт и вообще округ будет ликвидирован. Ни шиша! Выбрали, а отставной сенатор бегает в поисках другой хлебной должности.

* * *

В штатные прокуроры буду голосовать за республиканца Стива Кули, хотя у меня на него зуб за инициирование идиотского раунда преследования Романа Поланского. Но он — разумный и порядочный человек (насколько порядочным может быть политик). Его демократическую соперницу зовут Камала Роджерс — врожденное чувство прекрасного не позволяет мне голосовать за женщину с именем Камала… И не могу я голосовать за Фиорину, про которую работавший с ней приятель сказал, что у нее 365 дней в году PMS, отягощенный манией величия. У республиканцев была возможность номинировать разумного уравновешенного Кемпбелла, а не дамочку, которая заявляет, что помещение лица на лист подозреваемых в терроризме не должно служить препятствием для приобретения этим лицом оружия…

“Про Фиорину всё сказал рынок: акции НР немедленно поднялись вдвое сразу же после известия о ее возможной (!!!) отставке”.

Но при этом она вчера в победительной речи назвала себя создателем сотен рабочих мест, чрезвычайно успешным менеджером и вообще красой нации.

* * *

“Интересно, что Соня Сотомайор не еврейка, а пуэрториканка без всяких еврейских корней”.

Ну что Вы все путаете! Сонечкин папа был сотым майором израильской армии и отбил дочурку от службы, добившись для нее медицинского диагноза: «хроническая пуэрториканка». Нельзя же так не знать историю своего народа!

* * *

О´Райли такой же правый, как я луддит. Он — талантливый поп-журналист, нашедший работодателя. Вы вспомните, уж какой либералкой была Ван Састрен, а предложили ей больше денег на Fox, так теперь она первейшая подруга аляскинской дивчины.

* * *

Итак, 13-летнее правление лейбористов в Великобритании завершилось. К власти пришла коалиция, состоящая из консерваторов (судя по программе, в американской политике она бы считалась социалистической) и либерал-демократов (ну эти просто маоисты какие-то). Гордон Браун уступил место Дэвиду Камерону, а заместителем Камерона стал правнучатый племянник любовницы Горького Муры Будберг — Николас Клегг.

“А как это для евреев?”

Надеюсь, что хорошо. Главное то, что внешней политикой больше не будет руководить казенный раввин Милибенд.

* * *

В Лос-Анджелесе живет семья Шенберга (внук — успешный адвокат в Беверли Хиллс), племянница Адели Блох-Бауэр (точнее — ее мужа), отсудившая 5 картин Климпта, а также семьи практически всех венских иммигрантов на самом деле. Они образуют замкнутый кружок и практически не общаются с другими евреями (исключение — немецкие). Мы с женой вчера как раз были на концерте в университете: Джеймс Конлон дирижировал студенческим оркестром, игравшим Землинского и Шенберга — так там четверть зала было занято как раз австрийской диаспорой.

* * *

Извините, что вмешиваюсь в «спор славян между собою», но мне кажется, что мы, живущие вне Израиля, не несущие тягот, не платящие израильских налогов и не избирающие израильское правительство — не имеем морального права что-либо требовать, будь-то расследование или смещение министра обороны. (Это, впрочем, относится и к израильтянам, вольно указывающим, кого не следует избирать в Президенты США). Офицеры-резервисты, крайне левые, крайне правые и крайне центральные израильтяне имеют право, а мы — нет. ИМХО, конечно.

* * *

Дорогой, я вовсе не отрицаю Ваше право высказаться. Я просто проинформировал о своем взгляде, который сводится к тому, что в нашем удобном далеке не грех и промолчать. Что же касается критических статей американских еврейских журналистов (хоть Фридмана, хоть Краутхаммера), то они как раз подтверждают мою позицию: живя вне страны либо поддерживай, либо промолчи.

* * *

Ещё раз. Я не думаю, что, живя вдали и в безопасности, мы можем считать себя «достаточно информированными». Информация — это ведь не только почерпнутые знания, правда? По моему убеждению, Израиль сейчас находится в состоянии разгорающейся войны с безумеющей на глазах Европой. И в этой ситуации будь ты юмористом, фокусником или философом (бриллиант в ваш огород!), нравственней всего безоговорочно поддерживать эту страну. ИМХО и еще раз ИМХО, конечно.

* * *

Статья в Libération: Бернар-Анри Леви, «Почему я защищаю Израиль». Это все-таки удивительно — “Либерасьон” примерно такой же «заповедник», как, скажем, Guardian. Разве что редакция решила продемонстрировать, что «жиды всегда заодно…»

Тут, я думаю, дело не в политике газеты, а в личности автора, который пользуется громадным авторитетом во Франции, будучи как бы официально провозглашенным великим философом и политологом. Я, кстати, с ним знаком (знаком ли он со мною — другой вопрос).

У нас в Лос-Анджелесе при музее графства функционирует такой кружок интеллигенции человек на 150-200. Публика — самая разнообразная: от профессуры до корпоративных деятелей, есть пара политиков, из актеров — Шэрон Стоун. Кружок приглашает всяких интересных людей, в свое время были Воннегут, Бредбери, старший Буш, за три недели до смерти — Апдайк.

В 2004 году — Леви. Аудитория на 99% состояла из противников войны в Ираке, так что его позиция по этому поводу была встречена на ура. Потом у буфета у меня была с ним примерно 30-минутная беседа, где я высказался, что, мол, разгром светского диктатора приведет к укреплению исламистов. Он согласился и встречно сказал, что разгром Саддама очень нехорош для Израиля и со стопроцентной точностью спрогнозировал взлет иранского духа. Он — человек очень произраильский и не скрывает это.

В то время, когда кто ни попадя провозглашал, что мерзавец Саддам выплачивал по 30 тыс. долларов семьям шахидов (что он делал), и что Америка уничтожила смертельную для Израиля угрозу, мнение Леви было не столь тривиально, каким кажется сейчас.

* * *

У компании, где я работаю, есть перевалочная контора в Гонконге и фабрика в приграничном китайском городе Панью. Ежегодно осенью я туда лечу, чтобы надувать щеки перед бухгалтриями обеих организаций. Так вот, после Гонконгского аэропорта возвращаться в Лос-Анджелеский — позор, как из Парижа в Шепетовку. Длиннющие, унылые пустые корридоры без движущихся дорожек, длинные очереди к пограничным постам (из 20 столов работают максимум пять), ожидание багажа…

Да, лечу я туда с пересадкой либо в Тайбее, либо в Сеуле — везде аэропорты не в пример лучше американских. В китайском Панью 10 лет назад вокзал (я оттуда на электричке добираюсь до Гонконга, потому что очереди на автомобильном пограничном пункте колоссальные) был похож на эвакопункт: пахло мочой, стены в плесени, грязь, народ валяется на полу. Сейчас — гораздо лучше, чем вокзал в моем городе, который не реконструировался с 70-х.

Гниль в датском королевстве.

* * *

Хотел бы обратить внимание уважаемых коллег еще на два небезынтересных факта, характеризующих бардак в Америке:

1) Вчера судья с коренной могиканской фамилией Фельдман отменил мораторий на глубоководное бурение нефтескважин. Лично я со своей низенькой колокольни с самого начала считал, что этот мораторий — идиотизм высшей степени, ничего, кроме вреда, не приносящий. Но я также считал, что судья может отменить государственное постановление только в том, случае, если оно нарушает конкретный закон. Судья Фельдман (не последний, надо сказать, из могикан) сослался не на закон, а на то, что обоснование моратория не выглядело для него убедительным. Тут у меня брови слегка поползли вверх, а, собственно говоря, кто ты такой, чтобы тебя УБЕЖДАЛО распоряжение Президента страны? Нарушен закон — назови его, но вне нарушения закона ты такой же шмак, как я, не более того. Ты — не верховная власть, ты представляешь только одну из ветвей. Но…

2) Полный анекдот. Наш лос-анджелеский горсовет решил месяц назад прогнуться перед латиноамериканским населением и объявил бойкот штату Аризона, принявшему, по моему разумению, абсолютно нормальный закон, помогающий выявлять нелегалов. Принять-то приняли, объявили, что город Ангелов не будет вести никакой коммерческой деятельности с этими расистскими гадами, поаплодировали сами себе и разошлись. Этот бойкот не касается частных бизнесов, а затрагивает только контракты города. Потом выяснилось, что единственный завод по производству перекресточных фотоаппаратов (проехал на красный свет — получи фото, плати штраф) находится, конечно же, в Аризоне. И если прервать контракт с этим заводом, то город к концу года недосчитается несколько сот тысяч долларов. Теперь, значит, горсовет собирается на сессию, чтобы сделать исключение из постановления о бойкоте. Раньше говорили, что цирк уехал, клоуны остались, но теперь клоуны позвали цирк обратно.

Я так понимаю, что задача судьи — следить за исполнением закона, а не быть властью, поставленной над исполнительной и законодательной ветвями. Иначе у нас будет филиал Ирана, где роль мулл будут исполнять судьи.

* * *

К сожалению, императив, лежавший в основе действий комиссии Маккарти: «Каждый, кто не разделяет мои взгляды — преступник» — популярен до сих пор. Теоретически мы все за то, что должны караться действия, а не убеждения, но когда дело доходит до того, что кто-то противоречит родным собственным взглядам, стерпеть это просто невозможно.

Комиссия Маккарти (точнее — сенатский подкомитет), в отличие от правоохранительных органов, и вопреки своему названию, рассматривала не антиконституционную или противозаконную деятельность, а убеждения тех или иных людей. Здесь в ходе дискуссии некто обронил, что, мол, Чаплину въезд в Штаты был запрещен, потому что он был левым. Обронил так, как будто и говорить не о чем. По мне, так очень даже о чем. Каким образом левизна кинокомика разрушала государственность страны уточнено не было. У Чаплина штаны на экране падали не под тем углом? Или же он сбивал фокус у кинокамеры, чтобы Америка выглядела искаженной. Может, он копировал сценарии на Уорнер Бразерс и передавал их студии им. Довженко? Какую угрозу представляла для страны Лилиан Хеллман? А композитор Леонард Бернстайн? Да, они были левыми — подавлящее большинство людей свободных профессий — левые, так было, так есть и сейчас. Но их ограничивали в правах и лишали работы только за это.

Апологеты Маккарти из «наших» просто на дыбы становятся, когда когда их героя пытаются сравнить со сталинскими приспешниками. Их главный пункт: нельзя сравнивать миллионы физически загубленных жизней с несколькими сотнями увольнений и запретов работать в профессии. Это — правда, но правда — лукавая. Одним из первых шагов большевистского правительства был запрет правых черносотенных газет. Этот шаг с восторгом был воспринят не только социал-демократами (меньшевиками) и социал-революционерами, но также и деятелями центристской направленности — никто не хотел защищать правую мразь. Дальше, правда, пошли запреты за запретами, которые дополнились арестами «за принадлежность», ну и поехало.

В том, что труд Маккарти был пресечен в самом зародыше — заслуга самой американской демократии, отторгшей несовместимую с ее базовыми принципами деятельность. Не забудем, что против него выступили не перепуганные леваки, а сама правительственная верхушка, убоявшаяся разрушения государственного аппарата. Бодливой корове… и это — не заслуга коровы.

Сейчас в американской прессе защищать маккартизм позволяют себе только самые оголтелые и самые неумные публицисты и журналисты (оголтелые и неумные ограничиваются невнятным мычанием).

Бессмысленность комиссии подтвердилась еще и тем фактом, что после прекращения ее деятельности в стране… ничего не произошло. Товарищ Гэс Холл не был избран Президентом, более того, со временем число членов компартии стало стремительно сокращаться, так что деньги из ЦК КПСС шли уже не на пропагандистскую деятельность, а на поддержание штанов.

Это была темная и позорная страница в американской истории, и слава Богу, большинство американских граждан ее таковой и признает.

* * *

Извините, Элиэзер, я совершенно упустил из виду, что это Вы писали о Чаплине. Естественно, помня об этом, я бы сослался на Вас. Ваша же фраза:

«Что касается сегодняшних “левых”, то их “либерализм” доходит, ИМХО, до фашизма — до отрицания свобод инакомыслящих, до отрицания права Израиля на существование»

— вызывает у меня удивление: при чем она к завершившейся дискуссии? Неужели левый фашизм следует выбивать правым? По мне, так лучшее средство от плесени — солнечный свет. На прошлой неделе на шоу Билла Марра была приглашена редактрисса крайне левого журнал The Nation Катрина вандер Хювен. На вопрос Марра об израильской встрече флотилии, она понесла такою бессвязную ахинею, что Fox-у надо было бы, вместо умственно озабоченного Хенити, крутить ролик с ее выступлением безостановочно, а RNC проплатить эту прокрутку. Было бы гораздо действеннее, чем проклятья…

* * *

Дорогой Элиэзер, на Ваше добавление — мое добавление.

Мы ведь говорим не о поддержке взглядов определенного слоя, а о том, следует ли с этими взглядами бороться методами покойного Маккарти.

Что же касается самого этого слоя, то я, ИМХО, полагаю, что у каждого слоя есть своя полезная общественная функция, и рождается этот слой не по чьей-то злой воле, а благодаря объективным обситоятельствам. И пока этот «малый народ» (неуместно пользуясь термином Шафаревича) не нарушает закон, он имеет право на существование и открытое распространение своих взглядов. Это, между прочим, касается и общества Джона Берча, и сегодняшнего ККК.

* * *

Тут штука такая: линк можно разослать, но он не нужен никому из моего круга (как, наверно, и из Вашего), кто и так убежден. а кто ХОЧЕТ думать иначе, тот Вам все равно скажет что-то вроде того, что американцы построили небоскребы специально для того, чтобы помешать гуманитарной миссии летчиков Ал-Каиды.

Браво! Завидую мерзейшей чернейшей завистью!

* * *

Новость, конечно, что в Южном полушарии июнь соотвествует северному декабрю. Хотя… говорят же: «Было у отца три сына, двое умных и один футболист» — может, и… действительно не знали.

* * *

Кстати о птичках. Мы с женой были на чествовании Майка Николса, которое открывала Джулия Робертс (потому и вспомнил). Такого еврейского духа я не встречал давно. Даже самые завзятые гои использовали в своих речах «шикса» (о жене Николса Дайан Сойер), «мазал тов» и шуточки из репертуара «борщ белт».

* * *

“Романовы были достойнейшие люди. Читайте первоисточники”.

Ну, давайте пройдемся по ним, если Вам так хочется.

К началу ХХ века семья Романовых состояла из следующих ветвей:

1) Дети Александра Ш: Николай П и Михаил. Георгий Александрович скончался от чахотки. О Николае уже было написано достаточно. О Михаиле Половцев написал, что у него — все недостатки Николая и ни одного его достоинства.

2) Владимировичи: дети брата Александра Ш — Владимира Александровича, сына Александра П. Кирилл — будущий «император» в изгнании. Полное ничтожество, побежал с красным бантом в петлице приветствовать Временное правительство. Оставил мемуары, написанные языком сельского писаря, в которых уровень слащавости зашкаливает за вишневый сироп. Академик Крылов, узнав, что адмирал Макаров утонул, а Кирилл выплыл, сказал: «Понятно, золото тонет, а говно всплывает». Был паркетным адмиралом. Его братья Андрей и Борис — заурядные офицеры, ничем себя не проявили.

3) Алексей Александрович. Бездарный флотоводец. Получив из рук своего дяди Константина Николаевича модернизированный и боеспособный флот, за время своего генерал-адмиральства ппривел его в ничтожное состояние, что показала русско-японская война. Его двоюродный брат Александр Михайлович едко написал о нем: «В жизни Алексея преобладали неповоротливые корабли и вертлявые женщины».

4) Павел Александрович. Заурядный офицер, ничем себя не проявил. Был вынужден эмигрировать, поскольку против воли царя женился на разведенной Ольге Пистолькорс. Его сын Дмитрий участвовал в убийстве Распутина, благодаря чему — парадокс — остался жив, ибо был выслан и тем спасся.

5) Сергей Александрович. Фигура крайне одиозная. Категорически возражал против любых реформ, ничтожный администратор. Был взорван эсэровской бомбой.

6) Константиновичи — дети Константина Николаевича, сына Николая I, очень достойного человека и крупного государственного деятеля. Николай Константинович — сослан в Ташкент за кражу бриллиантов матери. Участия в жизни династии не принимал. Константин Константинович — небесталанный поэт (КР), дружил с Чайковским, государственными делами не интересовался. Дмитрий Константинович — интересовался только лошадьми и мальчиками. Вячеслав Константинович — умер молодым.

7) Михайловичи — Дети Михаила Николаевича, сына Николая I. Отличались умом, остальные Романовы их не любили, поскольку их мать Ольга Федоровна (Цецилия Августа) была незаконной дочерью еврея. Николай Михайлович — замечательный историк, корреспондент Л. Н. Толстого, в государственной жизни участия не принимал. Михаил Михайлович был выслан из России за то, что без позволения царя женился на внучке Пушкина, жил в Лондоне. Георгий Михайлович — нумизмат, музейщик, участия в государственной жизни не принимал. Александр Михайлович — самый, пожалуй, яркий из Романовых, обладал живым умом и государственной волей, очень много сделал для развития авиации в России. Был при этом жутким интриганом и умудрился испортить отношения с бюрократией. Сергей Михайлович — ничтожество и взяточнки, во многом виновный в жалком состоянии подведомственной ему артиллерии.

8) Николаевичи — дети Николая Николаевича, сына Николая I. Николай Николаевич Младший — одаренный полководец, был отстранен от командования под давлением императрицы Александры Федоровны и Распутина. Петр Николаевич — полный ноль.

Вот Вам и все. Причем по первоисточникам.

* * *

“Kак говорил известный российский миллионер, публицист и издатель, А. С. Суворин — «Россию погубят жиды и великие князья»”.

Именно.

* * *

“Если вы интересуетесь Романовыми — Гольштейн-Готторпами и некоторыми Гогенцоллернами, то…”

Одно время я интересовался, но после некоего забавного случая интерес угас. Я как-то разговорился с автором множества книг о Романовых П. Х. Гребельским. Много знающий, милейший человек. Мы разговорились, являются ли нынешние потомки Романовых легитимными, поспорили слегка, посмеялись над тем, как они собачатся друг с другом, и тут Петр Хаимович говорит:

— Я сказал Марии Владимировне: «Ваше Императорское Высочество, ну помирились бы вы все, что же это такое? Люди смеются!..?

И мне стукнуло в голову: «Дожили еврей Романовых друг с другом мирит!» С тех пор интерес сошел на нет: как вспомню — начинаю смеяться. Внутренне.

* * *

Что Вам или мне нравится в Марии [Владимировне Романовой] — вопрос даже не десятый, а миллионный. Если она — законная наследница, то неважно, кто у нее консорт: хоть Гогенцоллерн, хоть Каценеленбоген. Вот вопрос ее, марусиной, легитимности — забавен. А вообще — они, конечно, все сейчас выглядят кроунами.

* * *

“Нет, Юлий, вы меня не уговорите отказаться от конституционной монархии. Иметь царя— царицу, короля-королеву, императора — императрицу очень интересно. Сидят две дамы в кафе, например, и обсуждают королевскую семью…”

Да я вас и не уговариваю, мне этот вопрос, честно говоря, просто безразличен. Про Романовых я стал читать исключительно из того же интереса, который когда-то подвигал меня к чтению «Трех мушкетеров» — хотелось найти интригу, а нашел малоинтересную довольно-таки глуповатую (за редким исключением) семью. Хотя должен признать, Александра Иосифовна, мать К. Р. была красавица! Но по общему же мнению — дура редкая.

“Да, в молодости Александра Иосифовна была дивно хороша. В семье её звали Санни. Тем не менее Константин Николаевич имел ещё «альтернативную» семью с некой балериной, где были дети. Александру Фёдоровну он называл «моя законная», балерину — «моя незаконная»”.

Майя, давайте заканчивать. Предмет не интересен никому, особенно в тех закоулках, куда мы забрели.

Добавлю только, чтобы образованность показать: балерину звали Анна Васильевна Кузнецова и она была дочерью (незаконной) актера Василия Каратыгина. Константин Николаевич называл именно ее: «моя законная», а Александру Иосифовну: «моя казенная».

И на этом Шахерезада закрывает тему Романовых.

* * *

“Довелось мне как-то читать выдержки из дневника Николая II. Это было что-то вроде: «Гуляли в парке. Вечером пили чай на террасе». Ничего не говорило о том, что записки вел государственный муж в неспокойное для страны время. Самое интересное, что незадолго до этого я читала выдержки из дневника позднего Брежнева. Он писал примерно так: «Приходила медсестра. Делала укол. Взвешивался. Похудел на один килограмм. Вечером пили чай с пирогом». Но я все-таки отдаю маленькое предпочтение венценосному семьянину: в отличие от генсека, он не делал орфографических ошибок”.

Я читал эти записки. Слащавость в них неимоверная. Ни одного упоминания об отце, матери или жене без сладчайших эпитетов. То же и в воспоминаниях Кирилла Владимировича. Сравниваешь с мемуарами Витте, Коковцева, даже Тютчевой — оторопь берет: насколько подданные были и умнее, и значительнее своих суверенов. Дневники Лёлика не читал.

* * *

Что же касается Виндзоров, то это же не их заслуга, что они до сих пор царствуют. «Магна Карта» и ее творческое чтение в течение столетий отобрали у них власть и оставили лишь символы оной. Если бы в России… Впрочем, мы уже скатываемся в сослагательное наклонение.

* * *

Автору постинга о королеве:

1) Ваш постинг о теоретических возможностях королевы напомнил мне анекдот, который заканчивается словами: «Теоретически у нас есть два миллиона долларов, а практически — две шлюхи». Помните? В Великобритании имеет место почтение к институту конституционного самодержавия, а не к династии, которую откровенно недолюбливают.

2) Замечание относительно Майи. Отвечаю: мутал и буду мутать (хотя и не вполне понимаю значение этого глагола)! Это моя позиция: отвечать на все постинги, обращенные ко мне. Я вон даже старику Авромычу отвечаю. Я Марксу Самойловичу после приема ушата грязи на голову пообещал не реагировать на всплески его разума, но на его прямой вопрос, обращенный ко мне — ответил. Если мы не будем отвечать друг другу, зачем же нужна тогда Гостевая?

* * *

Я тут полез в Гостевую книгу «Лебедя»: В. Лебедев очень качествено, надо сказать, трет лицом по асфальту псевдонаучного жулика Петрика. Так вот, по сравнению с их «Гостевой», наша — Смольный институт (до захвата большевиками). Там брань — площадная. Кстати, заметил там присутствие и нашего изгоя Маркса Самойловича.

* * *

У меня вопрос к уважаемому сообществу: должны ли физики изучать эффект Штарка, и технологи его использовать? Иоганнес Штарк, в отличие от Вагнера, был членом национал-социалистической партии, горячим поклонником Гитлера и злейшим врагом «еврейской» физики. В 1947 году он даже был приговорен денацификационным судом к исправительным работам.

Следует ли специалистам по исследованию поведения животных использовать результаты члена НСДАП Конрада Лоренца?

Оба — Нобелевские лауреаты.

* * *

В Рижском цирке оповестителем спектакля являлся большой световой круг, с двух сторон которого на дыбах стояли кони с плюмажами. Над этим кругом на двух языках неоновыми красными и зелеными буквами было написано: «Сегодня в цирке», а в самом круге: клоун Карандаш, Дрессировщик Запашный, короче — гвоздь программы.

Так вот, начиная с сентабря 1967, как раз когда все витрины размалевывались залпами «Авроры» цирк порадовал жителей Риги текстом в световом круге: «50 лет советской власти», что в сочетании с «Сегодня в цирке» выглядело исключительно трогательно. Но, самое замечательное — оповещение прожило до самого знаменательного дня, т. е. более двух месяцев, и никто не стукнул, никто не спохватился, только фотографировались на фоне, водили гостей и ржали как сумасшедшие.

* * *

Я жил в республике, где практически вся электроэнергия производилась из сланца, там же существовал сланцехимический комбинат в г. Кивиыли. Помню об омерзительных «лисьих хвостах», травивших все вокруг него. Должен сказать, что грязнее сланцевой энергетики трудно что-либо придумать, угольная, в сравнении с ней — мечта самого сумасшедшего эколога. Сланец низкокалориен, в нем присутствует масса серы и свинца (почему — не знаю), отвалы сланцепереработки — страшны. Эстония, став независимой, всеми силами пытается уйти от сланцевой энергетики.

* * *

“Филантропы из Лос-Анджелеса Эли и Эдит Брод пообещали распределить 75% всего своего богатства, которое сейчас оценивается в 5,7 миллиарда долларов, «при жизни или после нашей смерти»”.

Я, наверное, единственный из участников «Гостевой», кто знаком с Эдит и Эли. Похоже, что оним лукавят, говоря о 75%, скорее всего, они отдадут 100% своего состояния, так как у них нет детей.

Они — страстные коллекционеры изобразительного искусства, поэтому Эли (и Эдит при нем) не пропускает ни одной мало-мальски значительной ярмарки. Сегодня он на Биеннале, завтра в Базеле, послезавтра — в Лондоне, что довольно-таки затруднительно, учитывая его возраст. Он — главный спонсор Музея современного искусства в Лос-Анджелесе (считающегося лучшим в стране), он выстроил корпус «имени мине» в LACMA — музее графства Лос-Анджелес (третий в стране после Metropolitan и Chicago Art Institute по объему и богатству коллекции; оценку эту я слышал во многих разговорах с кураторами музеев), он сейчас оговаривает с городом, где построить уже полный музей «имени мине», где будет выставляться только его коллекция.

Они — страстные любители симфонической музыки, поэтому в основном на их деньги выстроено здание Филармонии (раньше оркестр делил помещение с оперой). Хотя это здание носит имя Диснея, но семья Диснея прекратила финансирование, так как ей не понравился проект Френка Гэри. Брод, хотя тоже разругался с Гэри (оба — колоссальные эгоманьяки), но доложил недостающие деньги, и вот у нас в городе — замечательная филармония.

Они — любители оперы, причем — завзятые вагнерианцы. Поэтому они профинансировали две оперы из «Кольца».

Мне не кажется, что Брод озабочен Израилем, во всяком случае, на ежегодных посиделках Друзей армии обороны я их с Эдит ни разу не видел. Хотя… может, он дает втихаря. Но непохоже: он чувствителен к ярмарке тщеславия.

* * *

В музее LACMA практически не было представлено современное искусство, то есть оно существовало, но в куцем виде и на задворках. Никто особого внимания не этот недостаток не обращал, так как в даунтауне присутствуют два обширных кампуса MOCA (Museum of Contemporary Art), который опять же таки по субъективным оценкам к вящему неудовольствию нью-йоркских снобов, обошел MOMA (Museum of Modern Art). Эли Брод выделил 57 миллионов на строительство еще одного корпуса в LACMA, который и был выстроен по проекту архитектора Пиано (автора проекта Музея Помпиду). Этот корпус «скромно» назван: «Broad Contemporary Art Museum at LACMA».

* * *

Frick Collection посещал пару раз. Может, у нас просто вкусы разные, но, честно говоря, не очень… Я бы уж предпочел невдалеке находящийся Whitney — там постоянно замечательные выставки современного американского искусства. Что же касается Национальной Галереи, то по мне это — Малый театр или Комеди Франсез, если Вам больше нравится. Такое монументальное, шибко важное и отстраненное от жизни (Вы же понимаете, что я не отношусь к тем элитным посетителям Гостевой, которые владеют истиной в последней инстанции, так что это — сугубо мое непрофессиональное мнение). Любимые малые музеи в НЙ — Гугенхайм и Neue Galerie. В Лос-Анджелесе Нортон Саймон очень неплох, в новом Гетти — хорошая коллекция средневекового искусства (дочь меня тычет в нее носом каждый раз, когда приезжает к нам) и хорошие привозные выставки.

* * *

Дорогой, уж музейные разногласия мы как-нибудь переживем. У меня дочь — университетский профессор, преподает историю изобразительного искусства, так она считает, что Ренессанс — это деградация замечательного средневекового искусства. В угол ставить уже поздно.

* * *

А вот самым глубоким разочарованием для меня стало посещение Сикстинской капеллы. Потолок был уже помыт, почищен и отреставрирован, поэтому краски сверкали во всей своей аляповатости. Очень было похоже на граффити XVI века.

* * *

«Весна» Ботичелли — великая картина и не нуждается, по-моему, в возвеличении за счет унижения другой картины. Вам вполне может не нравиться «Черный квадрат», но поверьте: я провел перед ним не менее трех часов, вписывая в него все тяжелые моменты жизни, и его чернота каждый раз была разной.

* * *

Маркс Самойлович, не нарывайтесь. У Вас — немыслимый провинциальный апломб человека, ставящего себя в центр мироздания. Если вы не понимаете поэзию Айги, то это еще не повод для похлопывания его по плечу. Он, Вы уж простите, в сравнении с вами — гигант. Я имею в виду, конечно, литературный рост.

Так просто — не понимая что-то, не обхаивать, а признаться в непонимании. Ничего стыдного. Я вот не понимаю живопись Эда Руша и Дэмиена Хёрста, а люди, вкусу которых в остальных случаях я доверяю, восторгаются ими. Ну и?..

Вам не нравится Малевич, это факт Вашей биографии, не нравится, ну и не нравится, но вот на этом сугубо личном основании писать, что он — плохой художник — представляется несколько, знаете ли, неадекватным.

* * *

“Я как «а простер ид» задаю такой вопрос. Скажем, картина Рембрандта таки да отличается от картины Рафаэля. Но как отличить «Черный квадрат» кисти Малевича от «Черного квадрата» кисти Маркса Самойловича, Василия Ивановича или Абрама Израилевича?”

Вопросик-то, коллега, с «вывертом», не такой уж Вы «а простер ид», которым прикидываетесь. Картину Рембрандта надо сравнивать с копией этой картины. Должен Вам сказать, что знавал художников, которые копировали — блистательно. Рембрандта в их исполнении не видел, но Веласкес — один к одному, Ван Дейка — в десятку, а сами при этом они были очень и очень никакие.

* * *

“Директор Международного исследовательского центра по нанотехнологиям, президент Израильской ассоциации изобретателей, профессор Олег Фиговский…”

Вы будете смеяться, но г-н Фиговский является академиком Европейской Академии Наук, которая, в свою очередь, является подразделением Академии Информатизации, то самой, о которой я недавно написал байку. Жизнь опережает мечту!

* * *

“Пора нам выбраться из плена
Иных сомнительных идей —
Оставил Бог нам два колена,
Чтоб было все, как у людей!”

А куда денем левитов?

“Насчет левитов не скажу (хотя сам вроде бы левит по матери), а вот тем, кто усердно ищет десять утерянных колен, могу дать совет.

Есть риск, скажу вам откровенно,
Вопрос я этот изучил,
Я под столом искал колено,
В ответ по морде получил…”

Ну зачем же Вы обрываете крылья у мечты? Только я проникся идеей, что индейцы — потомки утерянных анатомических подробностей израилевых, то есть — братья наши меньшие, и собрался просить свою долю в казино, коими они владеют в нашем штате, а Вы…

* * *

“Есть научная версия о том, что 10 колен Израилевых — это скорее всего пять здоровых друзей-евреев, достойно веселящихся за столом в ресторане”.

Разве здоровые евреи, веселящиеся за столом, могут считаться УТЕРЯННЫМИ?

* * *

В принципе, я, конечно — иудей, но зовут меня все-таки Юлий, а не Юдий.

* * *

Эх, дорогой Маркс Самойлович, ничего-то Вы не понимаете! 90% горнего парения духа в Гостевой сводятся именно к тому, чтобы обозвать оппонента теплым дефинирующим словом.

Вот, к примеру, Вы явно не не по душе нашему общему любимцу Коту, который не упустит ни одного Вашего поста, чтобы со смачным мяуканьем не влепить Вам в лоб. С другой стороны, Вы на дух не переносите БТ, которому я, со своей стороны, крайне симпатизирую, и что бы он ни написал — Вы тут как тут! Лыком идет и биография его отца, и его собственное увлечение историей, и много всего лишь бы для того, чтобы поставить торжествующую печать.

Между тем на муторные и длительные преамбулы к конечному обзыванию тратится много ресурсов: стираются клавиши, расходуется электроэнергия, расшатываются сервера… И это в то время, когда мир просто обязан позеленеть навстречу потеплению!

Вот я и предлагаю: опускать длинные преамбулы и сразу же переходить к сути: «Имярек — говно» — и все дела! При этом резко повысится производительность труда, исчисленная отношением количества мыслей на одно изреченное слово при одновременном снижении затрат ресурсов на одну мысль. Я уверен, просто уверен, что мое предложение нанесет непоправимый экономический эффект!

Но, мы с Вами понимаем, настоящий ученый должен испробовать открытие на себе. Все знают, что Кох ходил в китайские рестораны только со своими палочками, Карл Канштатт женился на настоящей холере, а Менделеев перепробовал всю периодическую систему, пока не пришел к 40%-ному раствору этилового спирта, который в конце жизни закусывал собственноручными чемоданами.

Вот и я предложил начать с себя. Когда у человека, который обозначает себя математиком, хотя с таким же правом мог считать себя заслуженным серпентопрестидижитатором или мастером балеринного фуэтеирования, так вот: когда у него возникает озабоченность в пятой точке, чем жевать бесконечную мочалу, пусть сразу напишет: «Герцман — говно!» — и наслаждается жизнью.

Если эксперимент пройдет удачно, мы сможем распространить передовой опыт на всех дискутирующих и заодно и дискутируемых.

А Вы говорите: «Не станем полемизировать попусту». Не понимаете.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Юлий Герцман: Экспромты (избранное из Гостевой). Продолжение

  1. Странное дело — если от «генеалогических изысканий» Майи (или от «эстетических предпочтений» МСТ) что-то и останется в памяти потомства, так только тот факт, что Ю.Герцман с ними как бы пополемизировал. Можно сказать — оделил долькой бессмертия …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *