Игорь Файвушович: Йом ха-Шоа и два немецких шоу

 292 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Игорь Файвушович

Йом ха-Шоа и два немецких шоу

Йом ха-Шоа — День памяти жертв Холокоста — установлен в память о шести миллионах евреев, уничтоженных нацистами во Второй мировой войне. В этом году он начинается 7 апреля. На следующий день по всему Израилю прозвучит траурная сирена. Люди замрут в почтительном и скорбном молчании. Во многих домах зажгут поминальные свечи…

Я тоже совершу этот скорбный ритуал в память о моём деде Иосифе Соломоновиче Файвушовиче, расстрелянном в 1942 году в Змиевской балке Ростова-на Дону. Он оказался в числе 27000 соплеменников, которых постигла та же участь. Дед считал, что немцы — «цивилизованная нация»…

В последние годы вырос интерес к изучению Холокоста, и исследователи начинают всё больше внимания обращать на ранее мало изученные аспекты.

В Германии — свой подход…

Моё внимание привлекли две статьи о необычных шоу в Германии, родине нацизма. Их тема косвенно связана с Холокостом, но по-разному. В одной речь идёт о синдроме жертв Второй мировой, испытываемом некоторыми немцами, которые считают себя непричастными к убийству евреев. Поэтому тема Катастрофы европейского еврейства находится вне зоны их бюргерского внимания…

Другая статья рассказывает о попытке евреев, ныне живущих в Германии, привлечь внимание их немецких сограждан к жизни евреев и, конечно, к истории Холокоста.

Старое поколение евреев, переживших Холокост и живущих в Германии, неумолимо уходит, а до нового — немецких потомков участников Второй мировой войны, пока что боль и ужас былых зверств не «доходит»…

* * *

Фрэнк Джорданс (корреспондент «Ассошиэйтед Пресс»)

Телевизионная драма возобновляет дебаты о вине немцев в той войне

Перевод с английского Игоря Файвушовича

Некоторые обвиняют шоу «Наши матери, наши отцы», игнорирующее «надоедливый вопрос о шести миллионах убитых евреев»

Берлин (Ассошиэйтед Пресс) — В то время как военное поколение быстро исчезает, телевизионная драма о пяти молодых немцах времён Второй мировой войны возродила дебаты в Германии о роли обычных мужчин и женщин, которую они играли в убийственной кампании нацистов по завоеванию Европы.

Миллионы телезрителей припали недавно к телеэкранам, чтобы посмотреть сериал из трёх частей «Наши матери, наши отцы», который прослеживает судьбу пяти молодых немцев — двух братьев, медсестры, честолюбивой женщины, певицы и еврейского портного — как они сражаются в ходе одного из самых кровавых конфликтов в истории.

Трое из персонажей, в том числе еврей, выживают — разочарованными и физически сломленными — чтобы противостоять друг другу и своим собственным демонам в финальном эпизоде в развалинах Берлина.

Сериал начинается с 1941 года, когда нацисты начали своё обреченное нападение на Советский Союз, и когда каждый из персонажей начал медленно осознавать, что мир, в который они верили, разваливается. Братья понимают, что немецкая армия не такая благородная, как они думали; медсестра сожалеет о предательстве коллеги-еврея; любовная связь певицы с эсэсовцем прокисает; а еврей должен бороться против своих соотечественников-немцев, чтобы выжить.

Неоднозначная реакция на этот сериал показывает, насколько, спустя 70 лет после Второй мировой войны, этот конфликт остаётся в Европе источником горечи, даже для людей, родившихся после окончания боевых действий.

Многие критики высоко оценили этот сериал как веху в трагической расплате Германии за её прошлое и запоздалым рассмотрением вины каждого в той войне. Но показ в этой драме польских бойцов сопротивления как антисемитов и русских солдат, насиловавших немецких медсестёр, вызвал особенно гневную реакцию в странах Восточной Европы, которые больше всего пострадали от резни.

В Германии, тем временем, некоторые обвиняют этот фильм в отстранении от Холокоста и изображении немцев как жертв, а не народа, ответственного за развязывание войны и геноцида.

«Это — телефильм о Второй мировой войне, который пренебрегает надоедливым вопросом о шести миллионах убитых евреев», — отметила обозреватель Дженнифер Натали Пика в «Juedische Allgemeine», ведущем еврейском еженедельнике Германии.

Ян Зюссельберг, исследователь университета Марбурга, сказал, что сериал отражает желаемое, принимаемое за действительное, а не исторические факты. Драма приукрашивает приход Адольфа Гитлера к власти и начала войны, начав её историю в 1941 году, а не за два года до этого, в ходе европейского конфликта.

Undated photo depicts Greta (Katharina Schuettler) walking through a prison in a scene of the wartime drama 'Our Mothers, Our Fathers' ('Unsere Muetter, unsere Vaeter'). (photo credit: AP/ZDF/David Slama)
Грета (Катарина Шуттлер) идёт по тюремному коридору, в сцене из телевизионной драмы «Наши матери, наши отцы» (Фото: AP / ZDF / Дэвид Слама)

«Этот фильм изображает немцев такими, какими они хотели бы быть, но на самом деле широкие массы никогда не были такими», — сказал Сюсельберг.

В среду посол Польши в Берлине Ежи Марганский раскритиковал этот сериал в письме немецкому общественному телеканалу ZDF, который транслировал этот сериал стоимостью 14 млн. евро.

«Образ Польши и польского сопротивления против немецких оккупантов, показанный в этом сериале, воспринимается большинством поляков как крайне несправедливый и оскорбительный», — пишет Марганский. — «Я тоже в шоке».

Кроме других критических замечаний, по мнению Марганского, зрители ничего не узнáют ни о Варшавском восстании, в котором погибло до 200 000 польских граждан, ни о многих поляках, которые помогали евреям. Режиссёр Нико Хофманн сказал, что отображение «польской ситуации …. основывается на исторически проверенных материалах», и не было никакого намерения опорочить поляков.

Виктор (Фото: Ассошиэйтед Пресс)

Сериал завершается невероятным финалом, в котором еврейский персонаж Виктор выживает, но его возлюбленную, немку Грету, расстреливают за попытку его спасти.

Единственный американец показан в образе жующего сигару офицера, который игнорирует мучительные протесты Виктора против прощения бывшего члена СС в послевоенной западногерманской администрации…

Многие немцы, родившиеся после войны, остаются в основном неосведомлёнными о том, что сделали их родители, потому что многие ветераны боевых действий и оставшиеся в живых пожилые люди не хотят об этом говорить.

Хофманн рассказал, что одной из его целей было вызвать национальные дебаты между поколениями «чтобы впервые поговорить об опыте» Второй мировой войны. Он сказал, что третья, заключительная серия привлекла 20,5% зрителей в возрасте 14-59 лет, что, по характеристике Хофманна является «чрезвычайно высоким» процентом для ZDF.

Полный, бесстрастный анализ действий Германии во время войны никогда не проводился, потому что разделение Европы в период «Холодной войны» вынудило бывших врагов по обе стороны железного занавеса забыть о своих разногласиях, чтобы противостоять новым вызовам соперников.

До объединения Германии в октябре 1990 года, коммунистическая Восточная Германия способствовала тому мнению, что только Гитлер и его пособники-нацисты были ответственны за Вторую мировую войну и что немцы, которые не были членами партии СС, это — тоже жертвы. Несмотря на горы доказательств обратного, многие немцы до сих пор считают, что обычные солдаты не участвовали и не знали о зверствах, совершаемых войсками СС и СA, подчинёнными Гитлеру.

«Были ли немецкие солдаты действительно так жестоки?», — провела массовый опрос ежедневная газета «Bild» после одной серии, показавшей, как немецкие солдаты убивали мирных жителей в отместку за нападение партизан.

«Были ли немецкие солдаты действительно так жестоки?» (Фото: Ассошиэйтед Пресс)

В самом деле, во время войны солдаты убили тысячи мирных жителей и помогали «эскадронам смерти» в широкомасштабном уничтожении евреев Восточной Европы. Около 3 миллионов русских воинов умерли в немецком плену, в то время как на заключительном этапе войны были вынесены тысячи смертных приговоров немецким солдатам-дезертирам и так называемым пораженцам.

С тех пор как телесериал вышел в эфир, газеты и интернет-форумы были заполнены комментариями потомков военного поколения, многие из которых признавали, что их родители редко, если вообще когда-либо, говорили о своём военном опыте.

Эта дискуссия проходит в непростое время для армии Германии, которая нарушила своё послевоенное табу на отправку солдат за рубеж лишь около 20 лет назад. Сегодня, почти 5000 немецких солдат служат вместе с американцами и британскими войсками в Афганистане. Другие принимают участие в международных миссиях в Косово, Ливане и Мали.

«Я могу себе представить, что во многих семьях, где есть выжившие в той войне, будут разговоры о ней», — сказал Йенс Венер, историк Немецкого военного музея в Дрездене.

Многие семьи уже упустили возможность сделать это, потому что количество пожилых немцев, участвовавших в войне, невелико и быстро сокращается.

По данным переписи этой группы населения, полученной «Ассошиэйтед Пресс», их количество составляет около 1,85 миллиона, из которых меньше чем 600 000 — мужчины.

Около 5,3 миллиона немецких солдат были убиты во Второй мировой войне. Ещё 2,5 миллиона немецких мирных жителей погибли в ходе конфликта (это не считая почти 150 тысяч немецких евреев, умерщвлённых во время Холокоста).

«Скоро не останется никого, кто испытал войну», — предупредил Фрэнк Ширрмахер, издатель консервативной ежедневной газеты «Frankfurter Allgemeine Zeitung». Он высоко оценил вышеупомянутый сериал «за искренность, любовь к деталям и нежелание идти на компромисс», которые позволили ему обрести то, «что нужно, чтобы прикоснуться к душе этой страны».

Хофманн сказал, что он создал этот сериал частично для своего отца, который добровольно присоединился к гитлеровской армии в 18 лет, чуть не умер от ран, и по сей день не говорит, принимал ли он участие в зверствах.

Томаш Шарота, историк и эксперт по подпольному движению в Польше во время Второй мировой войны, заявил, что фильм, по-видимому, содержат многочисленные фактические неточности. «Но бóльшая проблема заключается в том, что сериал усиливает немецкую интерпретацию, которая сравнивает страдания Германии с её жертвами», — сказал он.

«В Германии сейчас это превалирующая тенденция, подчеркивающая страдания немцев», — считает Шарота. — «Немцы стали последней жертвой той войны, которую они сами начали».

* * *

Кирстен Грисхабер (корреспондент «Ассошиэйтед Пресс»)

Выставка «Евреи в Германии» вызывает и интерес, и гнев

Перевод с английского Игоря Файвушовича

Посетители окружили израильтянина Идо Пората, первого действующего персонажа выставки «Еврей в стеклянном ящике», 22 марта 2013 года, в первый день экспозиции Еврейского музея в Берлине. «Вся правда…всё, что вы всегда хотели узнать о евреях». Фото Ассошиэйтед пресс/ Маркус Шрайбер

БЕРЛИН (AP) — «Есть ли ещё евреи в Германии? Являются ли евреи избранным народом?»

Почти 70 лет после Холокоста, в немецкой жизни нет более чувствительной темы, чем роль евреев. При том, что в Германии живёт менее чем 200 000 евреев среди 82 млн. всех граждан, немногие немцы, родившиеся после Второй мировой войны, знают что-либо о евреях.

Чтобы помочь просветить послевоенные поколения немцев, выставка в Еврейском музее в Берлине предлагает в августе евреям — мужчине или женщине — ежедневно посидеть в течение двух часов в стеклянном ящике, чтобы отвечать на вопросы посетителей о евреях и еврейской жизни. На основании этого ящика есть надпись: «Есть ли ещё евреи в Германии?»

«Многие из наших посетителей ничего не знают о евреях, и у них есть вопросы, которые они хотят задать», — рассказывает сотрудник музея Тина Людеке. — Этой выставкой мы даём возможность этим людям больше узнать о евреях и еврейской жизни».

Но не все считают, что помещение еврея в экспозицию является наилучшим способом достижения взаимопонимания и взаимного уважения.

Так как экспозиция — «Вся правда, всё, что вы хотели узнать о евреях», —открылась в марте месяце, «еврей в ящике», как его называют посетители, вызвал резкую критику внутри еврейской общины — особенно в городе, откуда нацисты руководили уничтожением 6 миллионов евреев вплоть до поражения Адольфа Гитлера в 1945 году.

«Почему они не дают ему банан и стакан воды, не увеличивают обогрев и не дают еврею почувствовать себя действительно уютно в его стеклянном ящике?», — сказал в интервью The Associated Press известный деятель еврейской общины Берлина Стефан Крамер. — «Они на самом деле спросили и меня, не хочу ли я участвовать в этой акции. Но я сказал им, что я не гожусь для этого».

Эта выставка напоминает об архитекторе Холокоста Адольфе Эйхмане, сидящем в стеклянной будке на судебном процессе 1961 г. в Израиле, который для него закончился приговором и смертной казнью. И эта выставка, безусловно, более вызывающая, чем британская актриса Тильда Суинтон, спящая в стеклянном ящике, на недавнем представлении в Музее современного искусства в Нью-Йорке.

Эран Леви, израильтянин, который живёт в Берлине в течение многих лет, пришёл в ужас от идеи показа еврея как музейного экспоната, даже если и в целях ответов на вопросы немцев о еврейской жизни.

«Делать такие вещи — это ужасно, абсолютно унизительно и не полезно», — сказал он. — «Еврейский музей это совершенно упустил из виду, если они хотели что-нибудь предпринять, чтобы улучшить отношения между немцами и евреями».

Но некоторые из добровольцев, в том числе и немецких евреев, и израильтян, живущих в Берлине, заявили, что такой опыт в ящике мало отличается от того, через что они проходили, будучи евреями, проживающими в стране, породившей нацизм.

«Поскольку нас так мало, вы почти неизбежно чувствуете себя экспонатом выставки», — сказал доброволец Лиор Инглэндер. — «Раз уж вас «выставили» как еврея, вы всегда должны быть экспертом и ответить на все вопросы, связанные с религией, Израилем, Холокостом и так далее».

Куратор музея Мирьям Гольдман, еврейка по национальности, считает провокационный подход выставки лучшим способом преодолеть эмоциональные барьеры и справиться с вопросами, остающимися болезненными как для евреев, так и неевреев.

«Мы хотели провоцировать, это правда, и некоторые люди могут посчитать это шоу возмутительными или нежелательным», — сказала Гольдман. — «Но это нас устраивает».

Провокационный стиль проявляется и в других частях этой выставки, в том числе в тех, которые открыто поднимают вопрос о многих стереотипах в отношении евреев, что широко распространены не только в Германии, но и в других странах Европы.

Один из экспонатов включает в себя плакат, который вопрошает: «Как вы распознаёте еврея?» Он соседствует с ассортиментом ермолок, чёрных шляп и платков, покрывающих женские волосы, свисающих с потолка на тонких нитях. Другой плакат спрашивает, считают ли себя евреи избранным народом. Он включает в себя стихотворения еврейского поэта Леонарда Фейна: «Как странно, что Бог выбрал евреев. Но как же мы могли отказаться?»

Другой плакат приглашает посетителей высказать свое мнение по таким вопросам, как «выглядят ли евреи особо привлекательными, влиятельными, умными, любящими животных или сообразительными в бизнесе?»

Nесмотря на критику экспозиция «Еврей в ящике» оказалась хитом у посетителей.

«Я спросил его о чувствах, которые он испытывает к своей стране, и что он думает о конфликте с Палестиной, если он когда-либо её посещал», — рассказывает посетитель выставки Панка Читер-Гейер. — «У меня есть еврейские корни, и я был в Палестине, и понял, как там тяжело. Я даже не мог там упомянуть, что у меня есть еврейские корни».

На днях на этой неделе, несколько посетителей постоянно возвращались, чтобы задать вопросы Идо Порату, 33-летнему израильтянину сидящему на белой скамье. Одна женщина хотела узнать, что в Израиле подают на ужин в  шаббат. Другой спрашивал, почему только еврейские мужчины носят ермолки, а женщины — не носят. Третий наводил справки о взаимоотношении между иудаизмом и гомосексуальностью.

«Я полагаю, я должен спросить у вас об отношениях между немцами и евреями», — обратился к Порату посетитель Димут Поппен. — «Мы, немцы, так часто ощущаем некую опасность, когда дело доходит до евреев».

Виола Мохаупт-Цитфин, 53, спросила Пората, ощущает ли он гостеприимство как еврей, живущий среди немцев, «с учётом нашего прошлого, и всё такое».
«Да», — ответил Порат, — «Германия является хорошим местом для жизни, даже для еврея. Но страна могла бы сделать даже больше, чтобы уладить своё нацистское прошлое», — добавил он. Он сообщил будущим путешественникам, что на шаббатнюю трапезу разрешается приносить всё, кроме свинины.

«Я чувствую себя немного как животное в зоопарке, но на самом деле это то, что происходит с евреем в Германии», — признался Порат. — «Вы представляете собой очень интересный объект для большинства живущих здесь людей».

Декель Перец, один из добровольцев в стеклянном ящике, рассказал, что многие немцы представляют образ евреев, который очень далёк от реалий современной еврейской жизни.

«Они ассоциируют евреев с Холокостом и эпохой нацизма», — сказал он. — «будто бы у евреев нет истории «до» или «после». В Германии евреи были стереотипными в качестве жертв. Важно, чтобы здешние жители познакомились с евреями, чтобы увидеть, что евреи — живые, и что у каждого из нас есть индивидуальные истории. Я надеюсь, что выставка может помочь в этом».

Тем не менее, не все считают, что это — наилучший способ для продвижения взаимопонимания.

Раввин Иегуда Тейхтал из еврейской общины ХАБАД в Берлине сказал, что немцам, которых действительно интересуют евреи и иудаизм, следует посетить общинный учебный центр. «Там наши евреи будут рады ответить на вопросы, без какого-либо сидения в стеклянном ящике», — сказал он в заключение.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Игорь Файвушович: Йом ха-Шоа и два немецких шоу

  1. «…не все считают, что это — наилучший способ для продвижения взаимопонимания.» — по моему, это слишком мягко сказано. Выставка эта вызвает огромный душевный протест. Вижу в этом «Еврее в ящике» только наглый првокоционный пиар. Жаль,что куратор выставки другого мнения. Продвинать этот проект под лозунгом «Связь между народами» — противоестественно. Есть немало легитимных возможностей познакомить немецких граждан с еврейской культурой и традициями,если они им интересны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *