Суета вокруг Кавано. Круглый стол

 443 total views (from 2022/01/01),  21 views today

Не в том вопрос, что на самом деле вытворял или не вытворял сей почтенный джентльмен в подростковом возрасте, а в том, что его обвинительницы доказательствами себя вообще не утруждали. Они были уверены, что им должны поверить на слово, ибо ИМ не верить нельзя. ИМ не верить просто безнравственно!

Суета вокруг Кавано

«… во время предвыборного собрания девять малышей всех цветов кожи и в самых разнообразных лохмотьях свкарабкались на трибуну и, цепляясь за мои ноги, стали кричать: “Папа!”» — Марк Твен, «Как меня выбирали в губернаторы», 1870

Круглый стол

Участвуют: Элла Грайфер, Леонид Комиссаренко, Самуил Кур, Александр Бархавин, Владимир Янкелевич, Алевтина Терентьева, Ася Крамер, Борис Вайнштейн, Леонид Е. Сокол и др.
Предисловие выпускающего редактора

Инициатором этого круглого стола стала госпожа Элла Грайфер, на днях приславшая в редакцию краткий очерк с замечательным, со “стругацкими” реминисценциями, названием «Суета вокруг Кавано».

Главное было сделано, осталось направить письма авторам и пригласить их поучаствовать в круглом столе блиц. Почему блиц? Время нынче такое, что через неделю острота события сотрётся, читательский интерес переключится на что-то другое, меж тем событие даёт повод поразмыслить над серьёзными вещами. «Мастерская» оперативно освещала «суету вокруг Кавано» публикациями Аси Крамер, Бориса Гулько, Игоря Юдовича. Теперь самое время поставить весомую точку… с запятой.

В очерке Эллы Грайфер упоминается рассказ Марка Твена «Как меня выбирали в губернаторы». Мы разыскали электронный репринт книги Марка Твена “Sketches new and old” 1882 года издания, с замечательными иллюстрациями, одну из которых мы воспроизводим выше. Рассказ “Running for Governor”, написанный в 1870 году — предпоследний в книге. Мы советуем прочитать этот короткий рассказ (по-английски или по-русски) как вступление к нашему круглому столу. Чтение — утешительно, заставляет вспомнить мудрые слова Эклезиаста:

“Всё повторяется опять, что было прежде нас.
И нет под солнцем ничего, что сталось в первый раз.
«Вот это — новое!» — порой о чём-то говорят,
а это тоже было встарь, столетия назад”.
Эрнст Левин, Рифмованный перевод Библейской книги Экклезиаста

Читателю будет любопытно сравнить, чтó считалось смертельным для репутации 150 лет назад, с тем, что применяется в наши дни для той же цели. Ну и, чтение поможет не относи́ться к “делу Кавано” с апокалиптическим трепетом — всё уже было и… мир не рухнул.

А с героями трагикомедии всё будет хорошо: судья Кавано сможет долгие годы участвовать в работе Верховного Суда Соединённых Штатов; его незадачливая обвинительница стала звездой национального масштаба, её ждут софиты престижных ТВ-шоу, “авторство” книги, которую издадут (и раскупят!) такими тиражами, каких не было и не будет никогда у Эмили Дикинсон и Роберта Фроста; вспомогательные “звёздочки” также получат свои куски сладкого пирога популярности. Впрочем, пусть об этом пишут наши авторы…

А наши авторы прислали тексты двух видов: свои соображения-размышления в прозе и свои ощущения в стихах. Не мучаясь особо над компоновкой, мы сверстали их в том порядке, в каком получали, сперва всю серьёзную прозу, затем — весёлые стихи.

И последнее замечание, касательно произношения ирландско-гэльской фамилии нашего героя — судьи Бретта Кавано (Brett Kavanaugh). Хоть не где-нибудь, а именно на нашем Портале высказывались революционные идеи об универсальной пригодности 33-х букв русского алфавита к передаче всех звуков всех языков народов мира, тем не менее для русского уха кельтское звучание /ˈkævənɔː/ почти невоспринимаемо и русской кириллицей почти невоспроизводимо. Наши поэты обыгрывают сей феномен в своих стихах, просим строгих языковых пуристов быть снисходительными.

1. Элла Грайфер — Суета вокруг Кавано

«Но приличные люди, порядочные люди не всегда должны приводить друг другу доказательства своей порядочности; они просто верят в нее».
Б. Брехт

Я очень-очень рада, что Бретт Кавано прошел в Верховный Суд Соединенных Штатов Америки.

Почему?

Потому что он хороший судья? — Да что я вообще могу знать об этом?

Потому что он назначенец Трампа, к деятельности которого я отношусь скорее одобрительно? — Нет, не в этом дело.

Дело в том, как именно происходило его утверждение. Понятно, что основным критерием отбора были политические взгляды кандидата. Понятно, что противники всячески старались его замазать — традиция такая (см. Марка Твена «Как меня выбирали в губернаторы»). Но поскольку у республиканцев на данный момент имеется большинство, логично было ожидать, что на замазывание они не отреагируют, а проголосуют, как им угодно и удобно. Какие же основания имели демократы предполагать, что этого не случится? Вот тут-то и заключается самое интересное!

Не в том вопрос, что на самом деле вытворял или не вытворял сей почтенный джентльмен в подростковом возрасте, а в том, что его обвинительницы доказательствами себя вообще не утруждали. Они были уверены, что им должны поверить на слово, ибо ИМ не верить нельзя. ИМ не верить просто безнравственно!

Именно это пытаются они навязать обществу не только в деле Кавано — оно не более чем частный случай — но в принципе, всюду и всегда. Сколь бы ни было их вранье очевидным, сколько бы раз они ни разворачивались с ходу на 180о и ни начинали тут же утверждать совершенно противоположное (см. оруэлловское «Министерство правды»), все равно всегда надо верить им и только им, поскольку они — носители ВЫСШЕЙ ИСТИНЫ. Любое сомнение аморально по сути своей, ибо «нравственно то, что полезно делу пролетариата».

Республиканские сенаторы проголосовали бы против Кавано, если бы почувствовали, что их избиратели верят даже не конкретным обвинениям против конкретного человека — будучи в здравом уме и твердой памяти бездоказательным обвинениям поверить можно только если по умолчанию принять монополию демократов на истину. Но республиканские сенаторы, умеющие, как все политики, держать нос по ветру, проголосовали ЗА.

Значит, есть еще у Америки шанс.

Леонид Комиссаренко2. Леонид Комиссаренко — С осторожным оптимизмом

С госпожой Грайфер согласен полностью, хотя оптимизм её не совсем разделяю, но благодарю за оруэлловское напоминание.

Просто вспомнилось, какой идеальной иллюстрацией наполнил описаный им 180-градусный разворот Отдел агитации и пропаганды ЦК КПСС. Нарочно не придумаешь: на следующий же день после того, как «Сожрали гады Патриса Лумумбу» его враги, «Катангские сепаратисты», в новостных программах в мгновение ока превратились в «Борцов за освобождение провинции Шаба». Но это так, к слову…

А обрадовал меня не только результат трагикомедии, но и сам её ход. Вот почему.

Уже который год самым отвратительным политическим цирком я считаю циничный, абсолютно безнравственный торг за портфели при формировании очередных Кабинетов министров Израиля. И вот, наконец, я дождался свержения Израиля с верхней ступени этого пьедестала позора.

А оптимизм тормозится соотношением за/против — фифти/фифти…

3. Самуил Кур — Драма Века, или…

Еще шёл предпоследний акт спектакля, поставленного демократами на сцене сенатского юридического комитета. Выступавшая в роли прима-балерины профессор Кристина Форд искусными телодвижениями рисовала перед публикой образ этакого американского Чикатило, насильника и убийцы в одном лице (правда, так и не совершившиго ни того, ни другого). Спектакль еще шел, а руководство Гарвардского университета уже приняло срочные меры (знакомые нам по СССР). Преподаватель Кавано был уволен. За что?! По отзывам, он был у студентов самым любимым профессором. Может, за это и выгнали?

Кто он такой — Кавано? Юрист высокой квалификации. Имеет богатейший опыт, работал в разных юридических организациях, был и помощником у судей большого масштаба и сам судьёй. Участвовал в анализе и оценке решений по многим важнейшим проблемам американского общества.

Джордж Буш пригласил его на должность в своей администрации. Получил хорошего работника. Обама, пришедший Бушу на смену, Кавано не приглашал, а мог бы. Но ему нужны были другие кадры.

Бретт Кавано — выходец из ирландской католической семьи. Он всегда стремился оставаться внепартийным, объективным. Об этом красноречиво говорит такой факт. Когда Верховный Суд США запрашивал мнение судьи Кавано по сложным делам, которые суд рассматривал, то в тринадцати случаях его точка зрения была принята, а отвергнута лишь в одном.

Трамп и выдвинул кандидатуру Кавано, рассчитывая на его объективность. Потому что честный, непредвзятый подход сегодня становится большой редкостью.

Как же повели себя демократы? Пытались не допустить, перенести, отменить. А когда это не удалось, вывели вперед свою верную и преданную профессуру. А та стала оперировать такими частями тела, о которых в приличном обществе вообще не говорят. Что произошло дальше, всем хорошо известно.

Плюс — под занавес работавшие еще на Обаму специалисты организовали протесты народных масс. Женщины разных возрастов (чуть не добавил — и разного пола) буквально бесновались в коридорах и перед входом в Сенат. Я обычно смотрю на канале FOX передачу — Greg Gutfeld Show. В последнюю субботу, 6 октября, Гутфельд показал снятые скрытой камерой тренировки участниц будущих протестов. В полуподвальном помещении две группы отрабатывали речёвки. Одна под руководством женщины, другая — под команду мужчины. Руководитель произносит фразу — все хором повторяют. Обычные нормальные женщины. Это потом, выйдя на оперативный простор, они превратятся в фурий. По всей видимости, не бесплатно.

Сенаторы-демократы показали себя с очень некрасивой стороны. Вы спросите, а как им следовало действовать? Что ж, предлагаю возможный сценарий.

Демократы радостно приветствуют появление Кавано. Их главный, Чак Шумер, долго трясёт Бретту руку. Выступает Дайана Файнстайн: мы знаем, что вы замечательный человек! Республиканцы вас недооценивают, но у нас вы найдете полную поддержку! Сенатор-мужчина: я горжусь вами, вашей прекрасной семьей, вашим безупречным поведением во всех жизненных обстоятельствах! Сенатор-женщина: нам не хватает таких мужчин, как вы, преданных демократическим идеалам, которым верна наша партия! Чак Шумер: мы уверены, что активные контакты, которые вы поддерживали всегда с нашей партией, будут успешными и в дальнейшем!

После чего проведут голосование, которое покажет: демократы единогласно — за, среди республиканцев — 5 против, 7 воздержались.

Чем не вариант — попытаться вызвать к себе симпатии? Может, и сработало бы. А что они получили в результате своего балета на скользком льду откровенного шантажа?

Кавано был и останется объективным. Он порядочный человек. А ушат грязи, который радетели «за американский народ» на этот народ вылили, трудно будет смыть. Потому что жизнь так устроена: одни стремятся почистить, а другие с новыми ушатами уже стоят наготове.

4. Александр Бархавин — Суета сует вокруг Кавано

Просыпаюсь утром рано —
В телевизоре Кавано,
И среди угрюмых морд —
Благороднейшая Форд…

Засыпаю ввечеру —
Те же яйца. Не к добру…

К сожалению, у меня нет времени предложить полный анализ суеты вокруг Кавано — но хочу обратить внимание на один очень важный (если не самый важный) ее аспект. Насколько я помню, впервые оппозиции удалось втянуть оппонентов в обсуждение эпизода, абсолютно никакого значения для процесса утверждения не имеющего. Если бы обвинения профессора Форд в адрес Кавано были сразу безоговорочно приняты без проверки и обсуждения — трудно вообразить, что это могло повлиять на мнение тех, кто считал Кавано достойным утверждения. Тем не менее, вся страна — и весь мир — оказались свидетелями (и в какой-то смысле участниками) недели бессмысленного и позорного зрелища. Каким образом, вопреки довольно прозрачной логике, это удалось провернуть?

Тут целесообразно вспомнить другую такую попытку, неудачную. В 2000 году, за несколько дней до выборов, в прессе появилась информация о том, что 30-летний (в отличие от 17-летнего Кавано) Буш 24 года назад (в отличие от 36 лет Кавано) был обвинен и оштрафован (в отличие от Кавано, которого в течение 36 лет ни в чем не обвиняли) за вождение в пьяном виде. Эта информация практически не повлияла на результаты выборов — Буш стал президентом.

Казалось бы, учитывая этот опыт, вытаскивать на свет школьный проступок вдвое младшего (чем Буш) Кавано, который сейчас втрое старше и за все это время в подобных поступках не был замечен (или по крайней мере не был обвинен) — дохлый номер. Однако демократы на это пошли — почему?

Очень существенная разница в том, что у Буша была общеизвестно «подмочена» репутация — было известно что он до весьма зрелого возраста хорошо прикладывался к алкогольным напиткам и совершал поступки, которыми «не гордится». Поэтому Буш эпизода не отрицал — а избиратели, как и следовало ожидать, ему значения не придали.

Совершенно другая ситуация у Кавано, с его безупречной на момент обвинения репутацией. Последовать примеру Буша он мог только в том случае, если подобные эпизоды в его жизни имели место. В этом случае, скорее всего, не было бы цирка с дополнительной неделей слушаний и выступлением Форд, и «выстрел» демократов оказался бы холостым. Но человеку с безупречной репутацией, не совершавшему вменяемого ему проступка, свойственно его отрицать. Тем более что признать подобный, и даже более безобидный поступок — это рисковать тем, что обвинитель «вдруг» вспомнит, что ошибался, и обвиняемый — уже совершенно справедливо — получит обвинение в лжи. В результате возникла ситуация двух конфликтных свидетельств — Форд и Кавано, что позволило демократам требовать разбирательства — кто врет? Поскольку слишком большая строптивость республиканцев и категорический отказ выслушать обвинение могла им дорого обойтись на выборах — мы получили публичные слушания.

Почему же и на этот раз обвинение не сработало и Кавано все-таки был утвержден? Думаю, анти-Кавано (читай — анти-Трамп) активисты слишком увлеклись, а руководители обвинения Кавано потеряли контроль над процессом. Если б они не допустили дополнительных импровизированных обвинений вдохновенными любителями, а смогли ограничить выступлением хорошо подготовленного профессионала (Форд — профессор психологии), еще неизвестно чем бы кончилось.

За всеми этими деталями не следует забывать главное: был создан прецедент успешного втравливания оппонентов в обсуждение вопроса, который обсуждаться не должен — и это, по-моему, куда большая опасность для Америки, чем был бы несостоявшийся провал назначения Кавано. Не буду, за неимением времени, приводить доводов за это — взамен хочу сказать несколько слов о мерах, которые могли бы предотвратить последствия.

В принципе, это мог бы быть закон, запрещающий обсуждение подробностей обвинения без предварительного обсуждения и решения, имеет ли это обвинение, если оно подтвердится, отношение к назначению (выборам) претендента на должность. Будет ли принят такой закон в обозримом будущем? По-моему, вряд ли. При любом составе Конгресса, обе стороны скорее будут заинтересованы в реванше — демократы в реванше за поражение в суете вокруг Кавано, республиканцы — за саму эту суету. Кроме того, до законодателей должна дойти идея о таком (или подобном) законе. Скорее всего, их мысли заняты совсем другим. Можно, конечно, начать писать письма конгрессменам — но я со своим английским за это не берусь. Тем более в моем вдрызг демократическом штате конгрессмен скорее удавится (или удавит меня), чем признает, что его партия совершила нечто недопустимое настолько, что требуется закон для предотвращения подобного.

5. Владимир Янкелевич — «Шоу-Кавана»

За перипетиями утверждения судьи Кавано я следил с самым большим интересом за, как минимум, последние 20 лет. «Что он Гекубе? Что ему Гекуба?», в смысле Кавано…

То, что его утвердят, я считал очень вероятным. Республиканцам дать такую очевидную победу демократам по очкам перед выборами было бы ошибкой. Но дело не в этом.

На мой взгляд, процессы, происходившие вокруг утверждения Кавано, не исключительная прерогатива Америки, а общая демократическая тенденция.

В 20-х годах прошлого века американский философ Джон Дьюи писал: «Демократия — наиболее оптимальная форма человеческого общежития». Правда и он признавал наличие у демократии специфических, свойственных ей болезней. Как решение этой проблемы, он указывал: «Средство от болезней демократии заключается в еще большей демократии». Да и можно ли было сказать иначе? Тебя просто не поймут, не к диктатуре же стремиться…

Что же такое «Больше демократии»?

А вот то, что и происходило. Политик демократической страны просто вынужден сражаться за голоса избирателей. Любые его действия рассматриваются лишь в плане обеспечения следующих выборов, погони за общественным мнением.

В 1956 году в США тогда еще сенатор Джон Кеннеди опубликовал книгу «Лики мужества», в которой представил в качестве образца политических деятелей, выступивших против своих партий или мнения своих избирателей, чтобы сделать то, что считали правильным для страны.

Есть ли такие политики сегодня? Есть, но, по меткому выражению Черчилля, они «скрыты очень хорошо». Понятно, что выступить против мнения своих избирателей ради долгосрочных целей — политическое самоубийство, в век коммерциализации политики это не окупается. Но вот что интересно — стремление угодить избирателям, как оказалось, идет в обнимку с ухудшением отношения к политикам.

Израиль тут не «впереди планеты всей», но, как минимум, на втором месте после США.

На мой взгляд, электорат делится на три основные группы (в Израиле больше, но смысл тот же). Это те, кто при любом раскладе голосуют за республиканцев, те, кто так же верно голосуют за демократов — потому, что все, что было «хорошо для наших отцов хорошо и для нас». Об этих двух группах говорить не стоит, они — «ядерный электорат» (от слова «ядро», а не то, чем начиняют бомбы). Их не сдвинуть с места. Но есть еще третья группа, которая может голосовать непредсказуемо. Вот они и интересны.

Но и они неоднородны. Я предполагаю, что достаточно заметная часть занималась собственными делами — barbecue parties, mortgages, “харассменты”, женитьбы и разводы, дети и внуки, собственное здоровье, да и просто стремление выжить (финансово) в непростой обстановке. Они не очень обращали внимание на демократическое шоу, но часть следила достаточно внимательно.

И вот интересный вопрос — чего добились демократы? Без всевозможных институтов Гэллапа и Левада-центров, основываясь на собственных домыслах, я считаю, что они эту колеблющуюся группу толкнули к республиканцам, помогли им на предстоящих выборах. Как бы, «выстрелили себе в ногу».

В Израиле идут те же процессы, только «Дым пожиже, и труба пониже».

Общество в Израиле, на мой взгляд, заметно сдвинулось вправо, что, кстати, вполне объяснимо. Сдвигается вправо даже партия «Авода». И Яир Лапид из-за потери популярности поправел. На конференции, организованной Институтом исследования национальной безопасности INSS 8 октября в Тель-Авиве он, в частности, сказал:

«Я не верю палестинцам. Ответственность за безопасность наших граждан лежит только на армии и больше ни на ком. При любом раскладе, палестинцы не получат ни Иерусалим, ни право на возвращение».

Очевидные новые нотки в его партии.

Современный Израиль — страна с очень активной историей, все происходило практически на глазах ныне живущих. А они видят, что, как сформулировал Майкл Орен, что

«… мы вышли из Ливана и… получили ракеты, мы вышли из Газы и… получили ракеты, мы подписали Осло и… получили взрывающиеся автобусы. Люди не глупы, и в этой ситуации убедить их пойти на новые уступки практически невозможно».

Вот и приходится праветь.

Но, назовем так, «Кавано-шоу» происходит постоянно, только израильские сенаторы к нему, в целом, более толерантны.

Технология проста. Нужно найти того, кто обвинит неудобного политика (или его жену, сына, тёщу, да хоть собаку), кандидата на высокий пост, обвинит в чем-то ужасном, обычно: в злоупотреблениях служебным положением, взятках или сексуальном харассменте. Затем, нужно сообщить в прессу, что в отношении такого-то человека идет судебное расследование, а «Движения за чистоту власти в Израиле» доделает остальное.

Но интересно, что никто не несет ответственности за эти пустопорожние расследования. В отношении министра обороны Либермана расследование велось аж 15 лет. Так, на всякий случай, держали его прицеле, всех кормили сливами, ездили в загранкомандировки, в общем, напряженно работали. Правда впустую, ничего не нашли. Только впустую ли? Как политическая акция расследование работало.

Дела в отношении Натанияху и его семьи пекут, как блины. Потом находят какого-то одного, кто в чем-то замешан, ему говорят — дашь нужные показания как государственный свидетель, тебе все спишем… На это уходят деньги, силы полиции. Глупые люди считают, что сначала должен быть факт и доказательная база, а потом весь этот базар, но это так примитивно и не прогрессивно…

Вот, бригадный генерал запаса Галь Гирш. Не будем вдаваться в оценку его действий во время Второй Ливанской войны. В его пользу говорит то, что он подал в отставку, не дожидаясь окончания расследования хода войны. Принял вину на себя, хотя, на мой взгляд, вина лежала, главным образом, на политическом руководстве. Например, Моше Даян подобными качествами не отличался, на комиссии Аграната он старательно сваливал вину с себя на Дадо Элазара, Шмуэля Гонена и других.

Так вот, выдвинули Галя Гирша на Генинспектора полиции. Комиссия по назначениям начала обсуждать кандидатуру. Но в Израиле не установлены предельные сроки, в которые должна уложиться комиссия по назначениям. В итоге из-за затягивания сроков рассмотрения кандидатуры назначение так и не состоялось. Тогда же в офис юридического советника правительства были переданы материалы о расследовании, начатом отделом по борьбе с мошенничеством, по поводу сделок, в которых Гирш принимал участие в 2008 году.

Уйдя в запас в 2006 году, Гирш основал компанию Defensive Shield по внедрению военных технологий. В частности, компания оказывала услуги армии Грузии незадолго до российско-грузинской войны 2008 года. Израильская полиция проверяла информацию о возможной причастности Гирша к даче взяток грузинским чиновникам. Почему? Ну как же, это же Грузия!

Полиция не нашла никаких улик, и дело было отправлено в архив, но когда Гирш был выдвинут кандидатом на должность генинспектора полиции, глава следственного отдела полиции Мени Ицхаки спокойно достал из архива папку, сдул с нее пыль и просто использовал свое положение в политических целях. Обвинение, по которому не нашли подтверждения, как ни в чём не бывало вернулось в повестку дня.

Это вам не истеричные дамочки, это — серьезные полицейские генералы.

А что сенаторы? «Народ безмолвствует»!

Вот наконец-то возмутился глава комиссии Кнессета по внутренним делам Йоав Киш:

«За три года расследования Галю Гиршу не было представлено ни одного доказательства. В его офисе трижды проводили обыски, а также в доме, где были конфискованы материалы, которые до сих пор не возвращены. Несмотря на то, что полиция обязана их вернуть через 30 дней. Полиция сообщила, что против Гирша согласился давать показания некий сомнительный государственный свидетель, личность которого так и осталась неизвестной».

Он пообещал создать специальную комиссию по расследованию поведения полиции в деле Галя Гирша.

Давно пора.

И вот новый вброс: бизнесмен Рони Мана, одно время входивший в число друзей семейства Нетанияху, утверждает, что глава правительства тайком ведет переговоры о своей отставке в обмен на закрытие всех уголовных дел против него и его супруги.

Так что, «Шоу-Кавана» продолжается. А страна… А что страна? Один вождь и учитель говаривал: «У нас незаменимых нет!»

Алевтина Терентьева6. Алевтина Терентьева — Зараза

Суета вокруг Кавано заразительна.

Скромная учительница музыки из Петербурга читала внимательно всё, что находила по поводу назначения американского судьи. Сначала, правда, не совсем внимательно, все-таки не Чайку выбирают, пенсионерке и до таких пернатых дела нет, чего уж там американец…

Но постепенно Маруся заинтересовалась. Там появились какие-то старушки и начали плакать. Мало что было понятно, но добрые люди в многочисленных и неравнодушных комментариях объясняли, что старушек судья насиловал.

Не разобравшись, Маруся подумала, что упоительно-страстные акты происходили намедни. Она даже вспомнила старую программу Леонида Парфенова, где похожие старушки пели что-то вроде «Гоц-поц, первертоц, бабушка здорова, гоц-поц первертоц, и мечтает снова пережить налёт», слова Маруся позабыла, зато музыку профессионально запомнила, и даже не удержалась, проиграв её на пианино очередной ученице вместо “Мой сурок” (соч. 52 №7 ЛВБ).

Однако, этот мерзавец Кавано оказался не так прост, чтобы насиловать бабушек. Он совершал свои постыдные действия в прошлом веке, когда бабушки были еще в соку и при том — под изрядным шафе. «Как же она может вспомнить детали, если напилась и в отрубе была?» — солидарно рассуждала Маруся. Но в целом американские реалии и сексуально-политические разборки её волновали мало.

Она вспомнила свою молодость и расстроилась — харассмент никак не выплывал. Это что же — она разве хуже американских бабок? Всё было, было наверняка, так чего мучиться? Соседка ей сказала, что виноватого назначают, тем более, что все эти козлы — одинаковые, одного хотят.

Главное, правильно выбрать обидчика, а если припомнится несколько, то напрячься и вспомнить про групповое.

Искать кандидатов среди политического Олимпа она не рискнула. Было понятно, что окружающая публика еще вместо телеажиотажа скажет: ты чо, бабка, совсем что-ли?

Да, проблема… Круг общения ограничен, где взять насильников?

И решила Маруся поискать их на Портале.

Обидчиков, способных на насилие и харассмент, удалось найти легко: она отбирала их по наглым, ехидным физиономиям. Оскорбительными, харассментными ей казались даже не отзывы, а их отсутствие от некоторых авторов, что ничем, кроме сексизма объяснить было невозможно. Особенно нагло в этом смысле себя вёл местный рафинированный историк. В отместку Маруся решила его пока не трогать, пусть подрожит.

К делу она подошла основательно и стала составлять список. Когда в списке оказалось три кандидата, она решила, что для группового случая это в самый раз.

Номером первым в её списке стал музыкант. Это же родственная душа! Да и как по-серьезному он насиловал тему межконфессиональных отношений!!! Американки обзавидоваться могут…

Затем она остановилась на подозрительной личности господина экс-полковника, педалирующего тезу, что бывших де не бывает. Он, совершенно не стесняясь, бравировал своим воинским званием, а ведь без страсти к насилию выслужиться в высокие чины было просто невозможно.

Третьим в список она включила известного своей похабщиной тундровика. Ну, тут было все просто: в личной переписке она спросила его, что он думает по поводу Вайнштейна. Ответ она никогда не забудет. Во-первых, тот сказал, что о Вайнштейне вообще не думает (и это, когда весь мир в экстазе!!!), а во-вторых, если думать, то скорее всего красавчик Харви отбивался от претенденток недостаточно энергично. При этом сослался, наглец, на свой личный опыт.

А когда она прочитала, что Кавано в детстве организовал банду насильников, то сразу поняла, что этих трёх нужно свести в банду.

Но как? Один в Израиле, другой скрывается в Германии, а похабщика вообще в тундре не оказалось.

Она вспомнила любимую передачу «Как стать миллионером». Миллионером она так и не стала, но идея попросить помощи у зала ей понравилась. Разве не для этого создана Гостевая на Портале?

И обратилась Маруся к литературной общественности:

Была молодой и красивой,
Уверена — точно была,
Но я не спала с тем мужчиной,
Была потому что пьяна.

А может спала я, несчастна,
Так было судьбой суждено,
На трезвую голову ясно,
Зачем мне такое говно?

Один музыкант-обаяшка,
Как он на гитаре бренчал!
В другом привлекала тельняшка,
И он от меня убежал!

Потом появился нахальный
И ражий из тундры бандит,
У нас был роман невербальный,
Он душу мне вновь бередит.

Ко мне он, как пуля, ворвался
И бросился с ходу лобзать,
И телом моим наслаждался,
Как вспомню, итить твою мать…

Найдите мне тех самураев,
Без них мне судьба не мила,
А коль не найти негодяев —
Хотя б поддержите меня!

После публикации историк промолчал, музыкант в восторге похвалил, полковник задушил сарказмом, а тундровик обматерил.

А зал что скажет?

7. Ася Крамер — Судья Kavanaugh

Судья с фамильей Кэвэнá
Прошёл в Верховный суд!
(Тут победила капстрана,
которой титул “соцстрана”
лепили… Подождут!)

Судья с фамильей Кэвэнá
Прошел в Верховный суд!
(В ней лишних буков до хрена!
И в этом мысль заключена,
Её я донесу.)

Как без трех букв, так вся страна
вполне бы обойтись
могла без этого рожна,
что тестом лезло дотемна
с экранов и Сети.

Но слава Богу, Кэвэнá
Прошёл в Верховный суд!
(Хотя поройтесь в именах:
Звучать здесь дóлжно: КэвэНАХ!
Коль правила учтут!)

Фонетика для нас важна,
но скользок сей маршрут!
Да и страна ведь спасена:
Судья с фамильей Кэвэнá
Прошёл в Верховный суд!

8. В. Ш. — Суета вокруг Каванó

Суета вокруг Каванó…
Как подумаешь: «Ну, кино!»

Стонут сонмы поруганных дев,
С своим горем не совладев.
Дружно вторят им толпы мужчин,
Разобидевшихся за дивчин.

«Ты насильник, пьянчуга, злодей!
Негодяй ты и лиходей!
Ты попомнишь фордову мать —
Будешь знать, как девок имать!»

Но “свидетели” дружно молчат,
Под присягой врать не хотят.
Получается, правда и честь,
У людей просыпается, есть.

И поэтому Каванó
Пьёт, ликуя, победы вино!
Победили в итоге слоны,
В дураках — ослы-брехуны!

Суета вокруг Каванó —
Прям, на Оскар готово кино!

9. Борис Вайнштейн — Нет сексуальному насилью

Я расскажу вам всё как было.
Мне нечего от вас скрывать.
В моей кровати я застыла,
И я пошла в его кровать.

А вот ругать меня — жестоко:
Я знаю как себя вести.
Мне было зябко, одиноко,
Не привлекал меня интим.

Пришла, сняла с себя пижаму,
А он и без того был наг.
Ну, после я к нему прижалась.
Чтобы заcнуть, мне нужен хаг.

Я скромная — уж это точно,
И секс не нужен мне ни в жисть.
Я, чтобы не замерзнуть ночью,
Сказала: «На меня ложись».

И обняла его. Как брата.
Ну кто же в этом виноват —
Мне было как-то зябковато.
Он был чуть-чуть холодноват.

Но тут случилось озаренье.
Глупышками не кличьте дев!
И я припомнила: от тренья
Бывает тела разогрев.

Я двигаться его просила,
А он заснул — и ни гу-гу!
И вот подобного насилья
Простить ему я не могу.

Сей стресс привел меня в больницу:
Ведь не спала я до утра!
С тех пор прошло уж лет за тридцать,
А помню — будто бы вчера!

И вот теперь он с наглой рожей
Секс отрицает. Вот амбал!
Ну как же не было! О, боже!
Ведь он меня так на#бал!

10. Борис Вайнштейн — А судьи кто? (пьеса в стихах)

(Большая комната, почти зала. В углу телевизор с большим экраном. На стульях сидит довольно много народу и смотрят телевизор… Мадам Грицацуева сидит между Сталиным и Берией. Берия охранаят покой Сталина. Он сжимает что-то в кармане, очевидно наган.)

Мадам Грицацуева (глядя на Кавено в телевизоре):
Когда б тут был товарищ Бендер,
Я б плюнула ему б в глаза,
Потом дала б коленом в гендер,
Тот, что он мне не показал.

Сталин:
Вдова, на что мне твой сожитель?
Лаврэнтий Палыч, пакажыте.

(Берия, роется в кормане, вынимает руку и показывает Мадам Грицацуевой большой кулак. Она испуганно затихает. Потом, подлизываясь к Сталину, говорит.)

Мадам Грицацуева:
Вы тоже ничего мужчина.
Ну прямо, хоть рисуй картину.

Сталин (самодовольно):
Да уж палучше Кавенó
И есть для этого прычына —
Кто пьет грузынское вино,
Вот тот дэйствительно мужчына.

Ноздрев (публике):
Ну я не знаю, кто на ком,
А я вот с Кавено знаком.

(Все оборачиваются и смотрят на него.)

Да он все время женщин ищет
И я с ним тоже, что с того?
Нет, он, конечно, не Мудищев,
Но тоже парень ничего.

Вот как-то утром, спозаранок
На нас нашел особый стих —
Мы трахнули пятьсот дворянок
И тыщу девок крепостных.

Поручик Ржевский:
Да это подвиг половой.

Фамусов:
Всё потому, что деловой.

Софья:
Вот я сейчас пущу слезу.
Папá, зачем мне Скалозуб?

Фамусов:
Нет это я пущу слезу,
Утихомирь тут егозу.

Чацкий:
Да вот он, вот — Кузнецкий мост,
Где вечно всякие французы.
Скажу я родине “Get lost” —
Тут нравы душу давят грузом.

Пошто я прискакал сюда
К изменнице, оставив Ниццу.
Я к ней летел из за границы,
Она ж не ведает стыда.

Она не женщина, Иуда.
Молчалин, друг, пойдем отсюда.

(Уходят.)

Ноздрев (продолжает):
Мы с ним вчера гуляли в Яре.

Борис Годунов:
Вот, блядство! Слушайте бояре.

(Два боярина согласно кивают… Входит Булгарин и подходит к Пушкину, который что то пишет под лампой.)

Булгарин:
Тебя увидеть, Пушкин, праздник.
Чего задумал безобразник?

Пушкин:
Да знаешь, вдохновил судья —
Вот он гремит, а как же я?

Ты понимаешь, старый сводник,
Обоих нас попутал бес:
Я первый родины любовник,
Он перетрахал всех в US.

Соединить бы нам усилья
Для сексуального насилия.

Булгарин:
И что кропаешь ты под лампой?

Пушкин:
Да, споры Ленского и Трампа.

Булгарин:
По крепостничествy ударь.
(В сторону) Пусть не одобрит государь.

Ноздрев (подходя):
А я скажу вам, Кабанó,
Трудясь на сексуальной ниве —
Передо мной одно говно,
Хоть и ходок он в перспективе.

(Поворачивается к Петрарке.)

Вот, люди говорят, что сдуру
Он изнасиловал Лауру.

Петрарка:
Не может быть! О Боже, нет!
Ну всё, пошёл писать сонет.

Чебурашка (дразнит Чехова):
Антошка, Антошка, пойдём копать картошку.
Антошка, Антошка, пойдём копать картошку…

Чехов:
Тили тили,
трали-вали.
Нынче Кавенó судили,
А картошки не давали.
Тарам-пам-пам,
Тарам-пам-пам.

(Показывает Чебурашке язык. Тот обижается и плачет.)

Дама приятная во всех отношениях — Чехову:
Невинную обидел крошку,
Что пела песню про картошку.

(Ржевский, смотрит в телевизор и одобрительн крякает. Приятная дама обращается к нему.)

Дама:
Все говорят, Кавéно мил,
Но неизвестны нам детали.
Он даму ту к любви склонил?

Ржевский:
Ее он трахнул на рояле.

Дамы (восхищенно ахают):
И это пережил рояль?

Поручик:
Нет он сломался.

Дамы (фальшиво):
Очень жаль!

Ржевский (ревниво):
Зачем вам дамы эти дали.
Вот я приехал лишь вчера —
И сломаны уж семь роялей.

Дамы:
Гип-гип ура! Гип-гип ура!

Фамусов (недовольно):
Ну раскричались, тихо тут!
А то ведь ангелы придут.

(И действительно, появляются ангелы в белом и направляются к телевору. Все собравшиеся тоже к нему бросаются, свалка, Пушкина сбивают с ног.)

Лермонтов (встав перед экраном):
Погиб поэт, невольник чести.
Поникнув гордой головой,
С свицом в груди и жаждой мести…

Пушкин (лёжа):
Ну что ты, Юра, я живой.
Но тоже против произвола.

Главный ангел:
Вколоть всем гиперомедола
А буйных привязать к кровати
Покуролесили и хватит.

(Выдергивает кабель из разетки. Все недовольно уходят. Только Иуда и Пилат медлят.)

Главный ангел:
Я к вам — Иуде и Пилату.
Кому сказал я? Марш в палату!

Он же (ангелам):
Ну ладно, я домой пошел,
Вколоть всем гиперомедол.

Первый ангел (второму, показывая на телевизор):
А все же их дурдом дурней.
Так что ж таки случилось с ней?

Второй ангел:
Да там она им всем сказала,
Что напрочь память отказала.
Не помнит ни лица, ни чина,
Кто был с ней — женщина, мужчина.
Иль порознь были, или вместе.
На исте были иль на весте.
Так отвечала на вопрос:
«Я помню длинный толстый… нос».

* * *

12. Леонид Е. Сокол — Судья Кавано

Пусть жизнь тяжела и жестока,
Пусть правят насилье и ложь,
Но всё ж под ударами рока
В окошке от срока до срока
Немного свободы глотнёшь.

Листая листы приговоров,
Всю жизнь озирая свою,
Я понял достаточно скоро
За что не люблю прокуроров
И судей за что не люблю.

Не хватит людского терпенья
Обиды тащить на горбу,
За пазухой слёзы и жженье,
У них не ищи снисхожденья
За горькую нашу судьбу.

А где-то далёко-далёко,
Отсюда совсем не видать,
Страна есть, где судят не строго
И до окончания срока
На волю пускают опять.

Пусть люди поправят, коль знают,
Я лично слыхал, например,
Что судей у них выбирают,
Ну, типа, им все доверяют,
Хотя не один ли мне хер.

В змеюшники палки не суйте,
И в ульи не следует лезть,
Ведь ясно же было по сути:
Не верьте, что добрые судьи
В паршивой америке есть.

Вот тут одного выбирали,
Казали зачем-то у нас,
По шляпу всего обосрали,
Козёл, мол, то, сё, трали-вали,
И бабник, и бегает глаз.

Там девка одна виновата,
Ему подставляясь назло,
Была перепутана дата,
Её он не трахнул когда-то
И это ему помогло.

Скажите же мне, Христа ради,
К чему им подобный судья,
Который с девчонкой не сладит…
Когда б заседал я в Сенате
Он хрен бы прошёл у меня.

* * *

Сенат. Балкон. Чужие стены.
Зачем припёрся я сюда
смотреть процесс избранья в члены,
в состав Верховного Суда.

В чужих краях чужой засланец,
вперёд вперяю твёрдый взгляд,
я сам, ваще, республиканец,
хотя, конечно, демократ.

Чужой страны закон и право
парят со мною наравне,
поскольку несерьёзно, право,
искать его в родной стране.

Но не закон меня тревожит,
пускай и далее молчит,
сказать Кавáно? или может
Кавéно лучше прозвучит?

В словарь гляжу обыкновенно,
поскольку полиглот давно,
ну да, конечно, он — Кавéно,
хотя, быть может, Кавенó.

И как-то раз в судебном зале,
где сердца стук да тела стон,
когда мне — Кáвено — сказали
я сразу понял: это он.

Вот бьёт кулак по глади клавиш,
и им, я чувствую, невмочь,
где ударенье ни поставишь —
ему с балкона не помочь.

Эх, жаль, уже отбиться нечем,
клюют туда, долбят сюда,
и норовят, вороны, в печень,
и даже ниже иногда.

Мне хорошо: я не Кавáно,
я этих пташек шпарил влёт,
ведь от знакомства до дивана,
бывало, часа не пройдёт.

Не знаю, быть любви иль блуду,
за жизнь не чувствую вины,
а если я в суде и буду,
так только с этой стороны.

Нам светит ангел, леший водит,
что хочешь выбери себе,
жизнь ударяет и колотит
не по слогам, а по судьбе.

Мне, впрочем, как всему народу,
знать ударенья не дано,
вот был бы он француз, так с ходу
понятно было: Каванó!

Brett Kavanaugh

От редакции: продолжение в круглом столе «Каваналия продолжается».
Читайте также сказку Бориса Вайнштейна «История одного племени».

Print Friendly, PDF & Email

35 комментариев к «Суета вокруг Кавано. Круглый стол»

  1. Александр Бархавин -11 октября 2018 at 2:39 |
    Меня очень беспокоит то, что прежде чем начать рассматривать эти обвинения на предмет достоверности, не был задан (и поставлен на голосование) очень существенный вопрос: если эти обвинения правдивы, и 17-летний Ковано действительно совершил то что ему приписывается — является ли это само по себе основанием сегодня, через 36 лет, не утвердить его в должности? И только если ответ будет — да, является — тогда проводить эти слушания для выяснения достоверности обвинений. Между тем, этот вопрос задан не был — по крайней мере достаточно внятно, чтобы рассмотреть его — без унизительного опроса сторон, вмешательства ФБР и прочих малопривлекательных деталей. К этому рассмотрению не нужно было бы привлекать никого, кроме самих сенаторов — хотя оно могло быть и публичным.
    =========================
    Илья Г. — Григорию Писаревскому — 10 октября 2018 at 16:17
    Григорий Писаревский
    Бездоказательные (и нередко оплаченные, или иным образом мотивированные) обвинения движения #MeToo практически получают право на рассмотрение высшим законодательным органом страны.

    ********
    Илья Г.
    Не согласен с Вами. Во-первых, не нам, мужикам, как и дамочкам, которых никто никогда не домогался ни в молодости, ни, тем более, сейчас судить об обвинениях #MeToo. Во-вторых, высший законодательный орган стран ОБЯЗАН скрупулезно рассматривать кандидатуры, которые ему предстоит утвердить, так что любые обвинения отбрасывать нельзя, если они, конечно, не бред сумасшедшего.
    =========================
    ********************
    =========================
    Казалось бы, справедливость (и демократия) восторжествовала. Судья Кавано избран в ВС.
    Но забывать об этом деле ещё рано. Уж очень оно знаковое, и в значительной степени определяет, хотя бы на вероятностном уровне, каким путём пойдет политическое развитие Америки: останется ли она страной — маяком демократии, опустится ли до уровня третьего мира, или двинется в сторону крайне-левого правления (с элементами коммунистической, фашизированной или анархической идеологии — это уж кому как нравится).
    Об этом «процессе» не забывают и левые. Теперь они грозятся провести импичмент Кавано в случае получения большинства в Конгрессе на ноябрьских выборах. За что, неясно. Впрочем, нынешние левые прямо следуют в форватере сталинских костоломов — был бы человек (различных с ними взглядов), а дело найдётся. Вот только не получат они большинства, во всяком случае — не в обеих палатах.
    А теперь по поводу приведённых выше цитат уважаемых коллег.
    Уважаемый Александр, сейчас, как говорит Сталин в известном анекдоте, «в сытыране наступыла такая палытическая сытуация», что ставить вопрос, имеет ли отношение к выборам члена ВС его поведение в школе 40 лет назад, просто невозможно. Это подтверждается многочисленными успехами движения #MeToo, которым удалось разрушить карьеру многих достойных людей на просто на основе голословных обвинений в сексуальной агрессии. Это подтверждают и мнения, высказанные некоторыми участниками дискуссии. Вот к примеру, уважаемый Илья Г. пишет,
    что «не нам, мужикам» разбираться в этих обвинениях. Это что же, уважаемый Илья, судья-мужчина не может вести дело об изнасиловании?
    Здесь я хочу отметить, что считаю изнасилование и даже его попытку тягчайшими преступлениями. Но также считаю преступлением любое недосказанное обвинение, за которое следует наказывать как за порочащую клевету и моральный ущерб.
    А если бы, уважаемый Александр, Юридический Комитет сената признал имеющими к делу Кавано те действия, которые он гипотетически совершил 36 лет назад, будучи подростком, то маразм имевшего место рассмотрения никуда бы не исчез. И сам судья Кавано, и его семья, включая двух малолетних девочек, все равно оказались бы эмоционально и морально изнасилованными.
    Мужики, кто ещё помнит школьные времена! Все, кто ни разу не пытался прижать хорошенькую девчонку в 10-м классе — три шага вперёд! Кто-нибудь, подайте подзорную трубу!
    Уважаемые коллеги-женщины! Я говорил минимум с дюжиной Русскоязычных представительниц прекрасного пола — и о деле Кавано, и о движении #MeToo. Не встретил ни одной, которая бы поддержала НЕОБХОДИМОСТЬ рассмотрения «поведения» Кавано в 17-летнем возрасте для рассмотрения его кандидатуры в ВС. И ни одной, которая бы поддерживала левацких хулиганок из #MeToo.
    Знатоки статистики могут сказать, что у меня не было « репрезентативной выборки»…

  2. Уважаемый г-н Вебер!
    В своей статье для «Круглого стола» я предложил для демократов откровенно иронический сценарий, который им, с их нынешним поведением, даже в дурном сне не мог присниться. Чак Шумер, пожимающий руку Кавано – то же, что Кощей, одевающий туфельку Золушке. Очень рад, что Вы поняли юмор и предположили, что на эту тему в таком же саркастическом ключе можно было бы написать и рождественскую сказочку.

  3. мы Ковано обсуждали, а устроили бардак
    чтоб сказать
    и ты — не гений, он – не гений,
    а му-
    дак 🙂
    Только наш барак нэ худ —
    из эхуд.
    Только наш барак о’бама
    без обмана.
    Результат:
    без Кавано нет ни бана, ни банана

  4. Тысяча извинений, господа, но как-то душновато становится в нашем вагоне. Там впереди поезда «Бретт Кавано» (а по времени – конечно, уже позади) целых три площадки для серьезных дискуссии (публикации Аси Крамер, Бориса Гулько, Игоря Юдовича).
    Здесь, все-таки «гнусное поругание самой идеи справедливости (БМТ)» подвергается не умственному, высокоморальному разбору, а более ироничному обсуждению явления с признаками треша. Сверхсерьезность последних комментариев уже попахивает нафталином.

    1. Алек. Бар. — Алеф. Тер.

      Алеф. Тер. — 2018-10-11 11:42
      «не умственному, высокоморальному разбору, а более ироничному обсуждению явления с признаками треша. Сверхсерьезность последних комментариев уже попахивает нафталином.»
      ///////////
      Насколько понимаю — камушек в мой огород.
      В оправдание серьезности комментариев, а также чтобы ее несколько снизить — напомню советских времен анекдот, о красном флаге на границе.
      Все знают, что «затравка» для него — вполне серьезный текст Эллы Грайфер. Если вам в этом трамвае, который она ведет, стало душновато — можете предложить свой текст для нового круглого стола. А пока я вам открою окошко — вот частушки на три голоса:

      Республиканцы:
      Мы Ковано утвердили,
      Наш Ковано молодец!
      Трали-вали, тили-тили,
      И теперь вам всем… абзац?

      Демократы:
      Вы Ковано утверждали,
      Утвердили наконец!
      Тили-тили, трали-вали,
      И теперь вам всем… абзац?

      Избиратели:
      Вы Ковано обсуждали
      И устроили бардак.
      Всему миру показали:
      Трамп — мудак, и Чак* — мудак:)

      *Чак Шумер — лидер демократов в Сенате. Если кто-либо подразумевает, что это относится к Чаку Норрису — пусть сам с Чаком Норрисом разбирается. Лично:)

      1. Александр Бархавин 11 октября 2018 at 19:30
        «Все знают, что «затравка» для него — вполне серьезный текст Эллы Грайфер»

        Очепатка:
        «Все знают, что «затравка» для него» — следует читать как «Все знают, что «затравка» для этого круглого стола»
        Очепатник расстрелян, корректору оторвут яйца если найдут:)

  5. Григорию Писаревскому, Илье Г., Benny

    Григорий Писаревский
    — 2018-10-10 15:01
    1. Я согласен с Александром Бархавиным: самое опасное в этом — создание прецедента. Юридический Комитет Сената США (!) принимает всерьёз (или, скажем, делает вид, что принимает) обвинение полунормальной истерички — о чем бы то ни было.
    2. События «глубокого детства» кандидата на высокую должность, неважно происходившие реально или нет, получают право на рассмотрение в Конгрессе…
    ////////////

    Уважаемый Григорий,
    Спасибо за поддержку — однако я думаю, что вы (а вслед за вами, похоже, Benny и Илья Г.) неправильно поняли, о какой проблеме я говорю. Я не считаю такой проблемой ни само по себе рассмотрение Юридического Комитета Сената обвинений к Ковано, выдвинутых «полунормальной истеричкой» (далеко не уверен что это правильная характеристика Форд — но отвергать обвинения up front на основании негативного отношения к обвинителю вряд ли приемлемо), ни то что эти обвинения касаются «глубокого детства» обвиняемого. Это, конечно, проблемы — но другого сорта, и как отметил Илья — не беспрецедентные.

    Меня очень беспокоит то, что прежде чем начать рассматривать эти обвинения на предмет достоверности, не был задан (и поставлен на голосование) очень существенный вопрос: если эти обвинения правдивы, и 17-летний Ковано действительно совершил то что ему приписывается — является ли это само по себе основанием сегодня, через 36 лет, не утвердить его в должности? И только если ответ будет — да, является — тогда проводить эти слушания для выяснения достоверности обвинений. Между тем, этот вопрос задан не был — по крайней мере достаточно внятно, чтобы рассмотреть его — без унизительного опроса сторон, вмешательства ФБР и прочих малопривлекательных деталей. К этому рассмотрению не нужно было бы привлекать никого, кроме самих сенаторов — хотя оно могло быть и публичным.

    Попробую это проиллюстрировать примером — для наглядность, утрированным.

    Допустим, судья Ковано ко времени его номинации абсолютно полысел, но по его фотографиям предыдущих лет, широко используемым для представления биографии кандидата, можно однозначно сделать вывод, что он — брюнет. И к концу рассмотрения, когда ничего дисквалифицирующего не найдено, было оглашено заявление профессора Форд о том, что она помнит эпизод, где Ковано после нескольких бутылок пива в компании юных сверстников проговорился, что цвет его волос — рыжий, и он красится, чтобы избежать насмешек и дискриминации. Форд сомневается, что человека, обманывавшего публику в течение десятилетий, и разделяющего дискриминационные взгляды по отношение к меньшинству (рыжим), следует утверждать на столь высокую пожизненную должность.

    Когда это заявление Форд было оглашено на слушаниях, Ковано ответил, что вообще никогда не красился — и понеслось, по теперь уже известному нам сценарию. И независимо насколько грязным было бы рассмотрение и чем бы оно закончилось, самое опасное — это то, что оно вообще состоялось, без предварительного ответа на вопрос: а что, если действительно Кавано с юных лет до облысения волосы красил — нужно не пускать его в Верховный суд?

    Да, конечно, обвинение в сексуальном домогательстве по нынешним временам куда серьезнее, чем в рыжем цвете волос и/или его сокрытии (хотя были и другие времена). Однако учитывая возраст Ковано в момент совершения того, что ему приписывалось, и десятки лет, прошедшие с тех пор без каких-либо видимых признаков склонности к такому поведению, этот вопрос следовало задать — и ответить на него — без допроса сторон. Заняло бы это у сенаторов — несколько часов. Если б ответ был — нет, то в чем обвиняют Ковано, не мешает ему стать членом Верховного суда, — на этом бы дело и закончилось. Если б вопрос был — да, мешает — последовавшее разбирательство имело бы хоть какой-то смысл и поэтому не выглядело бы столь отвратительно.
    Как мне кажется, этот незаданный вопрос, оставшийся без ответа, во многом определил накал страстей между сенаторами во время слушаний и впоследствии.

    1. Александр Бархавин: … если эти обвинения правдивы, и 17-летний Ковано действительно совершил то что ему приписывается — является ли это само по себе основанием сегодня, через 36 лет, не утвердить его в должности? …
      ————
      1) Если эти обвинения правдивы, то по-моему они однозначно являются основанием для гораздо более серьёзной и длительной проверки, чем была сделана ФБР. Например: обязательно надо было бы допросить несколько сокурсников Кавано в университете, несколько товарищей по его школьным вечеринкам и т.д. По-моему это стандартный процесс для ПЕРЕСМОТРА высокого «Security clearance» в таких ситуациях. Причина в том, что если тогда этот поступок остался без «неприятных последствий», то с высокой вероятностью могли бы быть и другие такие поступки — а США явно не нужен судья ВС, на которого у некоторых интересантов есть компромат на уголовщину.

      2) Я действительно понял Ваш вопрос по-другому: если эти обвинения правдивы, и серьёзный пересмотр его Security clearance показал, что с очень высокой вероятностью он больше никогда так не делал, то …..

      1. Benny,
        мне кажется вы противоречите сами себе.
        Или — «Если эти обвинения правдивы, то по-моему они однозначно являются основанием для гораздо более серьёзной и длительной проверки, чем была сделана ФБР». Если обвинения, будучи доказанными, достаточно серьезны для проведения более серьезной проверки — в первую очередь нужно провести проверку для их подтверждения или опровержения.

        Или- «Проблема в терпении республиканцев к своим 4-ём «странным» сенаторам, которые неоправданно серьёзно отнеслись к полностью бездоказательным (и сверх-агрессивно в грязь втаптывающим) обвинениям против Кавано» Для достаточно серьезного обвинения, вы не можете называть его бездоказательным — и блокировать привлечение профессионалов (ФБР) к поискам доказательств.

        Сенаторы могут решить сами, без проверки, может ли приписываемое Кавано действие помешать его утверждению, но поиск доказательств, совершил или не совершил он это действие — дело профессионалов.

        1. Александр Бархавин: Benny, мне кажется вы противоречите сами себе…..
          ———
          Я отвечу Вам позже. Также, можно получить Ваш email у редактора и ответить на него ?

          1. Benny, конечно можно.
            Только когда будете писать — в первой же строчке представьтесь, потому что я перестал открывать письма с незнакомых адресов. Из-за этого пропустил приглашение на круглый стол по поводу 75-летия граненого стакана — иди знай, кто такой NN.
            И ответить позже — никаких проблем; мы же не в КВН играем, где 30 секунд на размышление.

  6. По-моему мнению: в этой публикации НЕУДАЧНО смешаны стили «шутливый Капустник» и «серьёзная Аналитика».

    Я люблю оба стиля, но если они вместе, то я просто не способен воспринимать Капустник.
    Придётся прочесть только Капустник через недельку 🙂

  7. Элла Грайфер:
    Все, оказывается, уже сказано в прошлом:
    “Любое сомнение аморально по сути своей, ибо «нравственно то, что полезно делу пролетариата».
    И хотя эта мысль не для шутливого капустника, наверное, стоит ее запомнить. Очень возможно, что она будет определять американскую жизнь на ближайшие несколько лет.

    Самуил Кур:
    Что ж, предлагаю возможный сценарий.
    “Демократы радостно приветствуют появление Кавано. Их главный, Чак Шумер, долго трясёт Бретту руку. Выступает Дайана Файнстайн: мы знаем, что вы замечательный человек!” Есть такой жанр — рождественская сказка. Все добры-добры-добры и в конце офигенный хэппи энд.

    Порадовала Алевтина Терентьева.
    В ее новелле есть то что больше всего ценится в публицистике: связь с реальностью, актуальный повод для публикации. Живые люди, наши современники, герои нашего непростого времени притянуты на эти страницы. Да, они сопротивлялись, отбивались, но общественности важен результат! И теперь рядовой читатель где-нибудь в Южной Америке ина на островах Зеленого Мыса разгадывает, кто же были они, претенденты на Алевтинину честь? А она та еще штучка. эта Алевтина!

    Борис Вайнштейн
    написал настоящий сценарий для настоящего капустника. Когда только он успел?

  8. У Рабле есть такой персонаж, Панург. И вот, он объясняется в любви:

    «Мадам! От любви к вам я потерял способность мочиться и испражняться. Вы не представляете себе, как это мучительно …».

    Шутке этой без малого 500 лет, считалась как бы эталонным образцом пародийного сведения воедино крайне удаленных предметов.

    Однако даже и Панург не утверждал, что его горячее чувство живет вот уже 37-й год, и все никак не успокоится. Но г-жа Форд — с небольшими вариациями, заменив «пылкую любовь» на «горькую обиду» — проделала это упражнение вполне непринужденно …

    И все это бездоказательное дерьмо (без указаний места, времени и прочего), которое не принял бы к рассмотрению ни один полицейский околоток — все это было вывалено на голову «обвиняемому» перед лицом сенатского комитета и на национальное обозрение …

    А когда бедняга вспылил, его обвинили в несдержанности и в том, что он — креатура Трампа. Не думал я, что доживу до такого гнусного поругания самой идеи справедливости …

    1. @///пародийного сведения воедино крайне удаленных предметов».

      ——————————————————
      Боря, это очень меткое выражение исчерпывающе характеризует все мои окололитературные потуги.
      Если не возражаешь, возьму его для своих целей?

    2. Борис, мы с Вами обычно движемся в каких-то перпендикулярных потоках — уж не знаю почему. Но вот в связи с Вашем комментом хочу поделиться. Я тут недавно решал одну чисто финансовую проблему. Вроде бы не впервой. В разгаре процесса поймал себя на мысли — как это так, насколько непорядочно поступает мой оппонент и т. п. Мне удалось решить проблему, когда я четко уяснил — понятия порядочности, справедливости, чести и пр., как я их понимал раньше (годы назад) у значительной части общества атрофировались напрочь. Каждый индивидуум (или группа, движение, организация) просто-напросто действует в своих интересах, добиваясь желаемого результата и полностью отрешившись от этих понятий.
      А уж в политике — тем более.
      При всём при том, надеюсь, что многие люди все же эти понятия сохранят…

      1. Григорий Писаревский
        — 2018-10-11 00:21

        Борис, мы с Вами обычно движемся в каких-то перпендикулярных потоках — уж не знаю почему. Но вот в связи с Вашем комментом хочу поделиться. Я тут недавно решал одну чисто финансовую проблему. Вроде бы не впервой. В разгаре процесса поймал себя на мысли — как это так, насколько непорядочно поступает мой оппонент и т. п. Мне удалось решить проблему, когда я четко уяснил — понятия порядочности, справедливости, чести и пр., как я их понимал раньше (годы назад) у значительной части общества атрофировались напрочь. Каждый индивидуум (или группа, движение, организация) просто-напросто действует в своих интересах, добиваясь желаемого результата и полностью отрешившись от этих понятий.
        А уж в политике — тем более.
        =====
        Вынужден Вас огорчить, уважаемый коллега!
        Нобелевская премия по экономике именно за это (см. болд) уже получена.
        А за «политику», по разделу «в своём интересе», нобеля дали даже бешеной собаке в человеческом обличье — Арафату.

  9. Смотрел этот спектакль как мультик «Ну заяц погоди!» Только не понял, кто Заяц а кто Волк! И вообще, у меня возникло подозрение, что все это затеял ТРАМП!!!!!!

  10. Е.Р. — Мини Трамп в натуре… книжный пример «как делать низззя», но мы следуем совету патрии и правительства (и оруэлу) и «не верим тому что видим и слышим».
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::
    “Низзя” или можно будут судить не “пикейные жилетки” и не любители стреотипов, перевёртывая лозунги оппонентов – по совету своих идеолохов. Мошенник не может быть никем кроме мошенника, «Но приличные люди, порядочные люди не всегда должны приводить друг другу доказательства своей порядочности; они просто верят в нее» — Б. Брехт
    В.Р.- Время нынче такое, что через неделю острота события сотрётся, читательский интерес переключится на что-то другое, меж тем событие даёт повод поразмыслить над серьёзными вещами… вспомогательные “звёздочки” также получат свои куски сладкого пирога популярности. Впрочем, пусть об этом пишут наши авторы…
    “Непочатое Ж поле деятельности!” .. В натуре 🙂

    1. https://www.facebook.com/massdisinformation/videos/1664002280396
      Григорий Б.:А Т — Зараза — А зал что скажет?
      ———————————-
      А зал скажет, давай подробности…- Сказал бы, пока тундровый подводник не тиснул
      ссылочку с цитатой:»мы не рыбы — мы обезьяны».
      ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Что зал скажет, можно предсказать без Кавано; я же – процитиру-ю:
      “..Половина населения Земли – женщины… Но что мы знаем о них?… ”
      То, что они выбирают Мальдивы, а не Чебоксары (см. вышеуказанный сайт) — говорит много о чебок-сарах…маль-дивах..тун-драх… А за нарушение правил банить надо – нарушителей, разумеется, на-ру-шит-елей.

      1. ***
        Как журавлиный клин в чужие рубежи —
        На головах царей божественная пена —
        Куда плывете вы? Когда бы не Елена,
        Что Троя вам одна, ахейские мужи?

        И море, и Гомер — всё движется любовью.
        Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит,
        И море черное, витийствуя, шумит
        И с тяжким грохотом подходит к изголовью.

    1. Алевтина Терентьева — Зараза — А зал что скажет?
      ———————————-
      А зал скажет, давай подробности…
      Сказал бы, пока тундровый подводник не тиснул ссылочку с цитатой: «мы не рыбы — мы обезьяны». А теперь пусть Кавано с ним разбирается (сразу после тетеньки, забыл имя)

  11. Восхищён второй, художественной частью заседания Круголого стола.
    Первая, деловая восхитила не слишком. Повторение уже много раз сказанного.
    Жаль, что в Круглом Столе не приняла участия Фаина, (отказалась?), м.б. у неё было бы что тоже сказать.
    И вопрос к специалистам.
    Как объяснить голосование сенатора-демократа Мильчина ( я не перепутал фамилию?), без которого бы была ничья. (Кстати, а что было бы в случае ничьи?)
    Объясняется это чистым джентельменством, чтобы дать своему сопернику присутствовать на свадьбе дочери или что?

  12. Представить Кавана судьей — нет проблем, достаточно знать чей он протеже. Мини Трамп в натуре. Истеричная, всех вокруг обвиняющая, крикливая несдержанность Кавана в сенате — книжный пример «как делать низззя», но мы следуем совету патрии и правительства (и оруэлу) и «не верим тому что видим и слышим». Ну и наш круглый стол стал бы квадратным, если бы соискателем был мини обама (хотя аргумент не очень. И кстати, как так на Обаму не нашлось ни одной «незадачливой обвинительницы»?).
    Я, в свою очередь, предлагаю уважаемым инициировать стол вокруг 2 др протеже Трампа — Манафорта и Коэна. Непочатое ж поле деятельности!

    1. Yelena Reznik 10 октября 2018 at 18:24

      Представить Кавана судьей — нет проблем, достаточно знать чей он протеже. Мини Трамп в натуре. Истеричная, всех вокруг обвиняющая, крикливая несдержанность Кавана в сенате — книжный пример «как делать низззя», но мы следуем совету патрии и правительства (и оруэлу) и «не верим тому что видим и слышим». Ну и наш круглый стол стал бы квадратным, если бы соискателем был мини обама (хотя аргумент не очень. И кстати, как так на Обаму не нашлось ни одной «незадачливой обвинительницы»?).
      Я, в свою очередь, предлагаю уважаемым инициировать стол вокруг 2 др протеже Трампа — Манафорта и Коэна. Непочатое ж поле деятельности!
      \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

      Хотел бы я знать, госпожа Reznik, как бы повёл себя Ваш муж, брат, сын или сват, если бы его много дней подвергали унижениям и оскорблениям на основании не подкреплённых ни малейшими доказательствами обвинений в том, что сорок лет назад он, будучи школьником, совершил сексуальное насилие, и если бы люди, которых «пострадавшая» назвала в качестве свидетелей злодеяния, заявили, что ничего подобного не было и в помине.

  13. Уважаемый г-н Писаревский! Я позволил себе высказать ряд замечаний по Вашему постингу:

    1. Я согласен с Александром Бархавиным: самое опасное в этом — создание прецедента. Юридический Комитет Сената США (!) принимает всерьёз (или, скажем, делает вид, что принимает) обвинение полунормальной истерички — о чем бы то ни было.

    ****

    Прецедент уже был: и «красная угроза» (Red Scare) после Первой мировой, и маккаратизм в 50-х. Ничего. Пережили то, переживем и это.

    =============

    2 и 5. События «глубокого детства» кандидата на высокую должность, неважно происходившие реально или нет, получают право на рассмотрение в Конгрессе. *****

    Так было всегда и везде, просто сейчас «демокроцы» показали себя суперидиотами, выставив группу баб, обвинения которых в переводе на рабоче-крестьянский русский язык звучат так: «Давным-давно на вечеринке я напилась в сиську и пошла спать. Меня кто-то хотел не то трахнуть, не то полапать. Кем этот «кто-то», я не помню, т.к. была в дрободан пьяная, но вот сейчас, через без малого сорок лет, вспомнила, что это ВРОДЕ был Кавано». Думаю, что бред сыпнотифозного имеет больше смысла, чем вот эта чушь. И люди, судя по сегодняшнему материал ВВС, это поняли

    ==========
    3. Бездоказательные (и нередко оплаченные, или иным образом мотивированные) обвинения движения #MeToo практически получают право на рассмотрение высшим законодательным органом страны.

    ********

    Не согласен с Вами. Во-первых, не нам, мужикам, как и дамочкам, которых никто никогда не домогался ни в молодости, ни, тем более, сейчас судить об обвинениях #MeToo. Во-вторых, высший законодательный орган стран ОБЯЗАН скрупулезно рассматривать кандидатуры, которые ему предстоит утвердить, так что любые обвинения отбрасывать нельзя, если они, конечно, не бред сумасшедшего.

    ===========
    4. Многие порядочные люди не захотят проходить подобного рода аутодафе и не станут соглашаться на свою номинацию.

    ******

    Порядочным людям бояться нечего, а политиканы живут по украинской поговорке «плюнь б***ди в глаза, а она скажет, что идет дождь».

  14. Поднятая Александром Бархавиным тема слишком серьёзна для обсуждения как второстепенная тема Круглого Стола, поэтому я ограничусь двумя короткими замечаниями:

    1) Цивилизация-образующая вера в возможность долгой честной жизни после РАСКАЯНИЯ (за «ошибки юности» и не только) основана на консервативном идеале «стремления к личной ответственности» — но этот идеал абсолютно несовместим с цивилизация-образующей верой всего прогрессивного движения (и #MeToo как его части) в полностью противоположный идеал.

    2) В военном деле есть полу-шутливое правило, которое полностью применимо и к политике: «чтобы внезапное нападение твоего противника НЕ стало для него успешным — ты заранее должен хорошенько к нему подготовиться».

    1. Я люблю всё «раскладывать по полочкам», например:
      1) полочка «обвинения в сексуальных злоупотреблениях служебным положением»: Билл Клинтон (частично) и Харви Вайнштэйн в США, Моше Кацав и Ицхак Мордехай в Израиле и т.д.
      2) полочка «борьба юридических бульдогов под ковром демократии»: самая большая полочка, включающая большинство израильских историй, о которых тут написал Владимир Янкелевич.
      3) полочка «демократия добровольно выбирает тоталитаризм»: демократический приход к власти Муссолини, Гитлера и т.д.

      Так вот: для меня «Суета вокруг Кавано» это редчайшее исключение, которое упало с полочки «демократия добровольно выбирает тоталитаризм»:

      Если бы Кавано не утвердили, то достаточно консерваторов бы полностью разочаровались бы в республиканской партии даже с Трампом во главе. В результате — проигранный республиканцами мидтерм в ноябре и парализованная администрация Трампа до конца каденции. А в 2020-ом году, с огромной вероятностью в США бы победили самые ультра-левые силы в демпартии. Не просто победили, а получили бы абсолютную власть с формально ещё не отменённой конституцией.
      Ситуацию спасла только воля Трампа. Единственное обнадеживающее во всём этом это то, что теперь очень многие консерваторы всё это не просто поняли, но также глубоко эмоционально осознали.

    2. Прекрасно аргументированная статья с практическими выводами (по-моему, она очень близка к идее Александра Бархавина):
      http://www.americanthinker.com/articles/2018/10/lessons_learned_the_gop_weak_links.html

      Главный вывод, коротко: проблема не в демпартийцах, не в левых, не в феминистках и даже не в слишком либеральных республиканцах-RINO. Проблема в терпении республиканцев к своим 4-ём «странным» сенаторам, которые неоправданно серьёзно отнеслись к полностью бездоказательным (и сверх-агрессивно в грязь втаптывающим) обвинениям против Кавано.

      Статья также утверждает, что с большой вероятностью Кавано удалось утвердить только потому, что «странную республиканку» Susan Collins оттолкнули от демпартийцев в открытую предлагаемые ей взятки и открытые угрозы против её персонала. Я с этим согласен: я думаю, что демократ Мильчин поддержал Кавано только потому, что поддержка Collins уже гарантировала его утверждение.

      1. Рекомендованная мной статья в americanthinker по-моему также является уточнением к мнению Эллы Грайфер.
        Очень важным уточнением именно с практической точки зрения: как принимать правильные решения (например: за кого никогда НЕ голосовать) и как избегать бессмысленных конфликтов.

  15. Kотёчно, стихотворные упражнения уважаемых авторов очень милы и забавны. Я аплодирую их стремлению использовать несомненно присущее им всем прекрасное чувство юмора для описания безобразной и разборки с Кавано. А что ещё нам, «простым людям», остаётся делать? Не лишаться же сна и душевного покоя… Как говорится в одной из песен Высоцкого о спорте, «осталось только материться…).
    А если серьезно:
    1. Я согласен с Александром Бархавиным: самое опасное в этом — создание прецедента. Юридический Комитет Сената США (!) принимает всерьёз (или, скажем, делает вид, что принимает) обвинение полунормальной истерички — о чем бы то ни было.
    2. События «глубокого детства» кандидата на высокую должность, неважно происходившие реально или нет, получают право на рассмотрение в Конгрессе. По эдакому алгоритму, кандидат, который к трём годам ещё не научился пользоваться горшком, скоро будет объявлен сомнительным, ибо он не способен быстро обучаться новому. И адаптироваться к меняющимся обстоятельствам.
    3. Бездоказательные (и нередко оплаченные, или иным образом мотивированные) обвинения движения #MeToo практически получают право на рассмотрение высшим законодательным органом страны.
    4. Многие порядочные люди не захотят проходить подобного рода аутодафе и не станут соглашаться на свою номинацию.
    5. И последнее, обнадеживающее. Демократы хватаются за соломинку. Если их главный «обвинитель», Кристина Форд, просто неуравновешенная истеричка (кто-то, не Кавано, слегка »полапал» ее на вечеринке юнцов, когда ей было 15 лет, и это «оказало влияние» на всю ее жизнь), то третья «обвинительница», Светник, просто мошенница с весьма сомнительным прошлым (желающие могут найти подтверждения на интернете). И это лучшее, что смогли найти демократы?

  16. 5. Владимир Янкелевич — «Шоу-Кавана»: Общество в Израиле, на мой взгляд, заметно сдвинулось вправо, что, кстати, вполне объяснимо. Сдвигается вправо даже партия «Авода»…
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Как разнообразен мир Кавано и мир саванно…
    По следам новостей Курсора:
    а) Непалец избил жену, не думая, что это преступление
    б) Житель Ришон ле-Циона задержан из-за издевательства над ослом
    в) Израиль отправит космический модуль на Луну

    *** А с другой стороны Глобуса, в то же самоё, ё-моё, время, — “Скромная учительница музыки из Петербурга… Маруся решила поискать на Портале — Обидчиков, способных на насилие и харассмент… Оскорбительными, харассментными ей казались даже не отзывы, а их отсутствие от некоторых авторов, что ничем, кроме сексизма объяснить было невозможно.
    Найдите мне тех самураев,
    Без них мне судьба не мила,
    А коль не найти негодяев —
    Хотя б поддержите меня!
    :: :: :: :: “”
    Попробуй не поддержать Марусю-учительницу. Заучит, замучит, замузычит, захарассирует…
    . . . .
    Давным-давно нет самураев
    Без них судьба для всех – не Мила. Дождись-ка
    брит-милы у Милы, тогда помилуют и Форду.
    Но если Бретт обманет бриттов , то прямо в ‘орду.
    ^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^
    12. Леонид Е. Сокол
    Чужой страны закон и право
    парят со мною наравне,
    поскольку несерьёзно, право,
    искать его в родной стране.
    :: :: :: ::
    Искать в родной стране Законы —
    вполне законно. Но — без Права.
    Поскольку всем давно известно —
    Закон – что дышло, а прокурор – всегда медведь.
    И впредь — дружи лишь с теми, кто “в законе”,
    а прокуроров не тревожь. Пусть спят в берлоге.
    О, боги!

    1. 9. Борис Вайнштейн — Нет сексуальному насилью
      “Я расскажу вам всё как было.
      Мне нечего от вас скрывать…”
      Пушкин:Ты понимаешь, старый сводник,
      Обоих нас попутал бес:
      Я первый родины любовник,
      Он перетрахал всех в US.
      Булгарин:
      И что кропаешь ты под лампой?
      Пушкин:
      Да, споры Ленского и Трампа.
      ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Спорят Пушкин, Трамп и Ленский:
      — Любовник родины Вселенской – кто первый?
      Ответил им Фаддей Булгарин:
      — Не гордый сын, не финн, а друг степей, татарин
      🙂 “Значит, есть у Америки шанс…” — Элла Грайфер добавила, —
      Знамо, есть в US ещё Бретт M. Кавано.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *