Юрий Ноткин: «Фокстрот» или …

 326 total views (from 2022/01/01),  1 views today

А для особо отсталых в фильме есть коротенькие вставки, похожие на «25-й кадр» — вот врывающиеся ночью в узенькие улочки не то палестинского поселка, не то лагеря беженцев вооруженные до зубов израильские солдаты… А вот сказанная одним из солдат фраза: «Непонятно, за что мы здесь сражаемся».

Юрий Ноткин

«Фокстрот» или …

Сэм — Мирону
… Стоит только начать…
И кто будет устанавливать критерии — не слишком грамотная генерал?
Она увидела «антисоветчину», извиняюсь «антисионизм» в совершенно великолепной философской притче — кинофильме «Фоксторт».
А как формировать комиссию — её членов определять по результатам выборов в Кнессет? Или по демографии — и тогда 20% должны быть арабы.

Не знаю, взялся ли бы я за эту статью, если бы не невольная описка автора комментария в гостевой книге, вынесенного мной в эпиграф, — «Фоксторт» вместо «Фокстрот». Ну, скажете, описка и описка, ещё не такое у каждого случается, и это совершенно справедливо. Однако меня она навела на мысль, об ассоциации фильма с тортом, а точнее с тортом «Наполеон».

Но сначала, до ассоциаций, несколько слов о самом фильме. Нет, я не собираюсь пересказывать его содержание, после того как Сэм любезно представил читателям новинку русскоязычного ресурса FilmsHD.club с качественным закадровым переводом. Ее изготовители позаботились о том, чтобы их детище было доступно для любого «девайса» от телефона до современного компьютера.

Исходно фильм был выпущен на иврите, арабском и немецком, усилиями 4-х стран Франции, Германии, Швейцарии и … Израиля. Не вздумайте, конечно, искать среди исполнителей каких-либо современных Жана Габена или Марлен Дитрих. Нет уж, и главные герои фильма — отец Михаэль (Л. Ашкенази), мать Дафна (С. Адлер), их сын Йонатан (Й. Ширай), и режиссер (он же сценарист) С. Маоз, и оператор Г. Бейях подлинные израильтяне.

А вот среди продюсеров, то бишь, в первую очередь, «софинансистов» фильма, вы как раз и найдете представителей указанных стран. Рискну предположить, что со стороны Израиля роль эта была предоставлена непосредственно министерству Культуры Израиля, возглавляемому ныне «не слишком грамотной генералом». Впрочем, её и финансирования фильма коснемся несколько позже, а пока я позволю себе вернуться к своим ассоциациям.

Напомню, что торт «Наполеон» состоит из коржей, между которыми находится кремовая начинка или, если угодно, из крема, переложенного коржами. Мне последняя интерпретация представляется более удобной, и я начну с крема. Крем это основная ткань фильма — жизнь и страдания родителей, дважды потерявших сына, и еще короткая жизнь их сына и его трех товарищей, несущих боевое дежурство на забытом Богом контрольно-пропускном пункте, где то в пустынной местности на границе Израиля с территорией Палестинской автономии.

Не подумайте, что уподобление этой ткани крему — это намек, на какую-либо слащавость, текучесть или еще что-либо и того хуже. Нет! Настоящая ткань фильма «Фокстрот» это великолепная режиссура, блестящая работа оператора и исполнителей главных ролей, играющих неизбывное человеческое горе. И, однако, эта ткань-крем расползлась бы, а скорее всего, просто не соткалась бы в венценосный фильм, не будь она переложена прочными, хотя и корявыми коржами.

Вот первый корж:

Как на самом деле происходит в Израиле оповещение о гибели солдата или офицера ЦАХАЛ его родных и близких вы можете прочитать вот здесь.

Я выделю всего лишь несколько моментов из этого довольно обширного материала — во-первых, ошибка исключена, во-вторых, команда «стука в дверь» не оставляет родителей одних до самых похорон, в этот период она, включая парамедика и психолога, делает все, чтобы как-то смягчить состояние потрясенных близких. И последнее, такая «процедура» вместо бумажной «похоронки» существует только в Израиле. Почему? Потому что это Израиль.

В фильме эта команда похожа скорее на роботов. В первый же момент они наваливаются на упавшую в обморок при их виде мать, совершенно не обращая внимания на присутствующего в этой сцене ее потрясенного мужа, и всаживают ей укол, от которого она должна проспать минимум пять часов. Отцу они оставляют на его телефоне идиотскую, не подберу иного слова, «напоминалку» — пить воду через каждый час и следуют далее в его кабинет, дабы выяснить кой-какие формальности.

Я остановлюсь здесь в пересказе — смотрите сами фильм и скажите, какое утешение может исходить от этих механических ребят, удаляющихся из дома и вновь возникающих в нем, как того требует сюжет, вплоть до кульминационного момента, где они сообщают, что погиб другой Йонатан Фельдман, и посему родители «этого» могут не переживать, а побыстрее начинать радоваться.

Корж второй и ряд последующих можно отведать на КПП, где несет службу этот Ионатан Фельдман и его три товарища. Бесконечная, с едва залатанными выбоинами дорога, на которой с трудом могу разминуться две автомашины, зато по ней туда-сюда величаво шествует верблюд, то из ПА в Израиль, а то обратно. Скрипучий, ветхий шлагбаум. Вагончик, убежище солдат, стоящий у непросыхающей лужи, который того и гляди в нее свалится, все отдает ветхостью и безысходностью.

Ладно, не станем поначалу зачислять все это в коржи, чай армия — не санаторий. Не для отдыха поставлено, для проверок всех, кроме верблюдов. На четвертой по счету проверке в машине сидит веселая компания арабов, водитель с нескрываемым презрением смотрит на солдат, вот проверка закончена, можно трогаться. Но у одной из пассажирок дверцей автомобиля зажало платье, она приоткрывает дверь и оттуда выкатывается на землю…

Граната! — кричит один из солдат и второй открывает огонь на поражение. «Граната» оказывается безобидной жестяной банкой. Но поздно. Похоже все в машине мертвы, и командир поста вызывает по рации армейский бульдозер. Никто не проверяет, не остался ли кто из пассажиров в живых. Бульдозер выкапывает яму, сбрасывает туда машину с пассажирами, засыпает яму и разравнивает гравий сверху.

А вслед за этим из приземлившегося у КПП вертолета вылезает плотно сбитый офицер, сдается мне не ниже полковника и обращается к солдатам,

— Вы действовали по инструкции. Будем считать, что ничего не было. Если кто-то хочет что-то сказать, говорите сейчас, — все молчат.

Вот уж корж, так корж!

Я догадываюсь, что в армии, действующей в течение всей 70-летней истории государства в обстановке войны с перерывами на «мирный террор» со стороны противника, несмотря на постоянные утечки информации и вездесущие СМИ, случается много такого, о чем мы не ведаем и что лучше бы вовсе не случалось. Но ведь здесь все происходит не в армии, а на фешенебельном Венецианском фестивале и других престижных конкурсах произведений искусства и запечатлевается в памяти зрителя, так же как назойливо лезущий в кадр грязный унитаз в вагончике.

Третий корж для тех, кто думает, что у солдат Израиля, упаси Бог, сохранилось хоть какое-либо уважение к Торе, — это подарок и последняя «Сказка на ночь», рассказанная Михаэлем сыну, которому назавтра предстояло уйти в армию.

Подарок — это копия журнала 1970 г., где представлены голые красотки. Тогда в юности Михаэль увидел его в букинистической лавке и не имея копейки за душой, не нашел ничего лучше, как выменять предмет своего вожделения на хранившийся в семье и завещанный для передачи от отца к сыну еще прадедом старинный томик Торы. Оригинал журнала сделал Михаэля на время героем в школе, но к хозяину журнал вернулся с залепленными продуктом оргазмов друзей-соучеников страницами, так что копию для сына отец добывал через интернет-магазин.

И конечно, главный «коржик» — это сам «Фокстрот» — и кодовое название КПП и танец, который так сексуально исполнял солдат со своей винтовкой еще в трейлере фильма. Суть танца поясняется в фильме несколько раз. Глубинный смысл этого танца в том, что делая его незамысловатые шаги, вы неизменно возвращаетесь на то же место, с которого начали. Умудренный зритель сообразит, с чем здесь проводится параллель. Расхаживающий туда и обратно верблюд ему в помощь.

А для особо отсталых в видео- и аудиоряде фильма есть коротенькие вставки, похожие на «двадцать пятый кадр» — вот врывающиеся ночью в узенькие улочки не то палестинского поселка, не то лагеря беженцев вооруженные до зубов израильские солдаты. А вот исполненный рукой талантливого графика Йонатана возбужденный мужской половой орган. А вот сказанная мельком одним из четырех солдат фраза: «Непонятно, за что мы здесь сражаемся».

Возразите, что мы живем в эпоху постмодернизма, где всё включено и все на продажу, что надо понимать метафоры и гиперболы?

Не спорю, только уж больно все смещено туда, влево, где должна сформироваться основная идея фильма — действия Израильской армии жестоки, бесплодны, нечисты и обречены, как и породившие их сионистские помыслы.

И, конечно, каждый должен знать свое дело: режиссер соображать, что пользуется сегодня особым спросом на престижных киноконкурсах, если речь в фильме идет об Израиле, а министр Культуры отдавать себе отчёт в том, что дороже для страны, «Серебряный Лев» или престиж солдата Армии Обороны Израиля.

Вот такая философская притча!

Довесок
от Эллы Грайфер

Уважаемый господин Ноткин,

Прежде всего, большое спасибо за вашу статью. Вполне с вами согласна, но хотела бы сделать одно небольшое дополнение.

Ваш оппонент считает нашего министра культуры (она же мадам генерал) недостаточно компетентной в вопросах высокого искусства, т. е. решение о том, какие книги, ленты, пьесы финансировать, а какие — нет, принимать будет исходя из своего невзыскательного вкуса, продвигая дешевые агитки и зарубая истинные шедевры.

Начнем с того, что новый закон таких полномочий ей не дает. Лишение государственного финансирования в Израиле не есть запрет советского Главлита. Зарубленное Главлитом официально к размножению запрещалось, при обыске изымалось, так что орудием «преступления» считалась уже та самая «Эрика», что берет четыре копии, выставку картин бульдозерами давили, отбирали на границе Библии на русском языке.

В Израиле на свои деньги что угодно издавать можешь в любой мини-типографии за углом, никого это не заинтересует, кроме, конечно, тебя и твоих потенциальных читателей. Из-за границы, тем более — чего хочешь вези. Если кто-то обнаружит нечто противозаконное (например, детскую порнографию), так противоречит оно, во всяком случае, не тому, новому, а совсем другому закону, и проверять это будет не генеральша, а суд.

Фильм или театральная постановка, конечно, дороже обойдется, но не оскудел еще средствами Новый Израильский Фонд и лично мистер Сорос, не говоря уже о добрых европейцах, которые на такие шедевры всегда готовы раскошелиться. Ничего этого новый закон не запрещает, он запрещает только и исключительно деньги израильского налогоплательщика вкладывать в производство произведений, которые его же и поливают грязью.

Насколько качественно они сделаны, мадам генерал оценивать не обязана, ибо даже реально высокое качество «Триумфа воли«, «Броненосца Потемкина» или «Еврея Зюса» сочувствия у меня не вызывает. Чтобы оценить подобные творения, большим искусствоведом быть не надо, достаточно быть тем, чью глотку господа художники стремятся перерезать столь изящно заточенным ножом.

И вот в этом как раз никакой нет разницы между мной, госпожой министром, соседом-хабадником или фалафельщиком на углу: все мы — враги и потенциальные жертвы авторов «Фокстрота», все мы платим налоги и равно не заинтересованы, финансировать дубину на свою спину.

Print Friendly, PDF & Email

15 комментариев к «Юрий Ноткин: «Фокстрот» или …»

  1. Э.Г..: Чтобы оценить подобные творения, большим искусствоведом быть не надо, достаточно быть тем, чью глотку господа художники стремятся перерезать столь изящно заточенным ножом.
    И вот в этом как раз никакой нет разницы между мной, госпожой министром, соседом-хабадником или фалафельщиком на углу: все мы — враги и потенциальные жертвы авторов «Фокстрота», все мы платим налоги и равно не заинтересованы, финансировать дубину на свою спину.
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Евреи — враги «фокстротов»; не все мы платим налоги и НЕ равно “заинтересованы финансировать дубину на свою спину..” Те, кто с “фокстротом” и соросами расположились в США слева, те, кто против – справа. Слева — 75% aмерикано-евреск. “любителей фокстротов”, не оценивших работы Д.Трампа и его администрации, справа – 25%, одна четверть.
    Этой четверти повезло – с ними вся страна, за исключением “интеллектуалов” двух побережий. С ними — подавляющее большинство Израиля, Страны, разделённой по параметрам, не связанных с “из-кустов-ведением.”
    Желаю этому израильскому большинству поменьше “фокстротов” и больше мирных дней. Ш а л о м !

  2. По посту Benny.
    Просмотрев кино убедился в справедливости его оценок , данных автором статьи.
    В том числе и с его справедливым замечанием:
    «…основная идея фильма — действия Израильской армии жестоки, бесплодны, нечисты и обречены, как и породившие их сионистские помыслы.»
    Есть основания предполагать, что без соблюдения режиссером- постановщиком такой гнусной, ложной идеи, иностранные продюсеры. соучастники постановки не допустили бы выход фильма на экран. Конечно, этому способствовала . в не меньшей мере,и лево — либеральная политическая ориентация самого сценариста-постановщика. Идея- извращенная и отвратительная до предела.
    ,

  3. Господа,
    Совершенно безотносительно к предмету обсуждения как таковому — просто из уважения к читателям, давайте точные ссылки на обсуждаемый текст, по которым его легко найти. В данном случае:

    Сэм- Мирону
    Израиль — 2018-11-07 18:48:56(979)

    1. Вынужден поправить уважаемого Александра Бархавина. Мастерская не есть приложение к гостевой книге, но журнал-газета, которую читают многие и очень многие читатели, понятия не имеющие о какой-то гостевой где-то на Портале. Да, завсегдатаи гостевой книги имеют привычку начинать дискуссию под публикацией, переходить в гостевую, а потом, много часов и постингов спустя, непринуждённо возвращаться в отзывы под публикацией. Для человека, прочитавшего статью и просматривающего комментарии это выглядит какимо-то бредом, когда люди ссылаются на что-то, чего в помине нет. Как нет, к примеру, постинга, ссылку на который указал господин Бархавин — оный успел уже уехать в архив гостевой и попробуйте-ка его там найти-раскопать. Данный пример (как специально) показывает, насколько эфемерны постинги гостевой — они, без преувеличения, однодневки. Между тем, дискуссия под публикацией сохраняется так долго, как долго будет жить наша Мастерская. И каждый постинг в этой дискуссии имеет постоянный, неизменный адрес — достаточно нажать на загадочное слово Permalink (Permanent link — постоянная ссылка) и вы его получите.

      Суммируя сказанное, прошу диспутантов соблюдать нехитрое правило: не перемешивайте отзывы в Мастерской и постинги в гостевой (это же относится, конечно, и к отзывам в Заметках, Старине, Семи Искусствах). Если вам хочется ввести в дискуссию под статьёй какую-то фразу, сказанную кем-то в гостевой — процитируйте её целиком в своём отзыве, не забыв указать автора (а вот время и номер постинга не нужны — всё равно постинг скоро уедет в архив). Помните, что если отзывы под публикациями появляются также в гостевой (дублируются туда), то обратного не происходит (постинги гостевой в отзывах под публикациями сами не появляются). И не забывайте, что помимо узкого клуба завсегдатаев гостевой существует великое множество других читателей, которые иной раз участвовали бы в обсуждении прочитанного, но не могут понять, о чём говорят комментаторы и на что они ссылаются.

      Дорогие завсегдатаи гостевой, надеюсь на ваше понимание и сотрудничество, которое не стоит дополнительных усилий (если не считать заполнение капчи).
      Уважаемого автора публикации, Юрия Ноткина, прошу извинить за вынужденный оффтопик.

  4. Не совсем ясно о чем так остро спорят оппоненты разных взглядов и вкусов, но фильм захотелось посмотреть.Судя по содержанию статьи, кино интересное и мастерски сделанное. Юрий Ноткин отразил это ярко и убедительно, даже несмотря на явно выраженные левацкие политические,не разделяемые мной, пристрастия постановщиков фильма.

    1. Sava: … фильм захотелось посмотреть.Судя по содержанию статьи, кино интересное и мастерски сделанное. …
      —————-
      Я у этого режиссера-сценариста посмотрел его прошлый израильско-армейский фильм «Ливан» (2009) и у меня это навсегда отбило охоту смотреть другие его фильмы.

      Центральная идея всего прошлого фильма это «война бессмысленна и бесцельна».
      Притом эта идея доходит до полного абсурда: бессмысленны также жизни и смерти любых участников войны — и своих товарищей-солдат и врагов и вообще любых непричастных, оказавшиеся в том месте в то время.

      А для меня полностью лишена смысла (и глубоко омерзительна) центральная идея этого режиссера-сценариста.
      На основании такой идеи снять интересное и мастерское кино — это как приготовить еду с хорошим запахом и красивым оформлением, но с мерзким после-вкусием и пищевым отравлением.

  5. Я, как и Евгений, не понял о чем пишет Сэм. Ведь речь идет не о мастерстве авторов фильма, а о достоверности изображаемой им действительности. Ну, и конечно о политической окраске этого изображения. И самое главное — о госпоже-генерал. Я тоже против предлагаемого ей закона о «лояльности», даже если решать вопрос о финансировании будет не она, а какая-нибудь компетентная комиссия. Есть закон о подстрекательстве, оскорблении личности или гос-ва. Если такое содержится в произведении, пусть даже в самом что ни на есть талантливом, то наверняка существует возможность подать соответствующее заявление в суд. И уж суд пусть решает обязано или нет пр-во лишать авторов субсидии или обязать их вернуть в казну уже потраченные деньги. Наверняка такой скандал послужит авторам дополнительной рекламой, но верность принципам все же дороже. А специальный закон пахнет цензурой.

    1. Михаил, авторы фильма не «отражают действительность».
      Это фильм не о «действительности, а о Судьбе, о Роке.
      Теперь я написал понятно?
      Что б было ещё понятнее повторю:
      соавнение этого фильма с гитлеровской антисемитской пропагандноу — мерзость и гнустость.
      Или что б было понятнее — гнустность и мерзость.

    2. Есть закон о подстрекательстве, оскорблении личности или гос-ва.
      Есть. Но он про другое. За его нарушение полагается наказание, а нефинансирование не есть наказание, оно просто следствие несовпадения целей грантодателя и грантовзятеля. Вот, например, обращается некто в некий фонд европейского финансирования и просит деньги на некий проект, а европейцы ему в ответ: Ежели бы проект твой для арабов был — мы бы дали, а для евреев, извини, не наш профиль (история НЕ выдуманная!). Они же ни в каких грехах его не обвиняют, в суд на него не подают — просто они свои деньги предпочитают тратить на другое, что для них полезнее. Имеют право. Ну так и мы имеем тоже.

      1. Элла Грайфер:
        …. просто они свои деньги предпочитают тратить на другое, что для них полезнее. Имеют право. Ну так и мы имеем тоже.
        ———————
        Тут есть проблема: левые граждане платят налоги и если государство финансово поддерживает «проекты искусства», то левые граждане иметь право требовать от государства поддерживать (с помощью их налогов) и такие «проекты искусства».

        Возможно проблему можно было бы решить, если бы даже некое меньшинство (например: 30%~50%) представленных в Кнессете граждан имели бы ПРАВО ВЕТО отказать в государственном финансировании любому «проекту искусства», который по их мнению вредит их системе ценностей.
        Для этого обе стороны должны отказаться от «принуждения государством к своей системе ценностей» — но такое государство фундаментально противоречит левой системе ценностей, так что левые добровольно на это никогда не согласятся.

  6. Интересно, а почему в Израиле вообще нет фильмов, зарезающие ЛЕВЫЕ «священные коровы» ?
    Сейчас и в Израиле и не Западе политкорректность достала очень многих и наверняка есть огромный спрос на такие фильмы, да и сюжетов хватает: только об про-палестинских Неправительственных Правозащитных Организациях можно снять и документальные фильм и комедию и детектив и даже фильм ужасов об их кооперации с палестинской Службой Безопасности или с израильскими анархистами.

    Когда в фильме режут ПРАВЫЕ «священные коровы», то только правый министр культуры может остановить гос. финансирование таких фильмом, но их можно делать за частные деньги.
    Но никакому министру культуры никогда НЕ надо останавливать гос. финансирование фильмов, которые режут ЛЕВЫЕ «священные коровы»: потенциальные создатели таких фильмов будут остановлены гораздо раньше. Остановлены как-то «сами по себе», ведь никакого либерального фашизма не и быть не может.

    P.S.: В США Dinesh D’Souza смог сделать один фильм, так потом во время Обамы его посадили — конечно не за фильм, но за то, что другие делают часто и их не садят. Всё нормально: отрицающим политкорректность не положено равенство перед законом.

  7. «Я человек простой, без хитростей», поэтому не понимаю, почему ту или иную статью надо снабжать «довесками», хоть Эллы, хоть кого-нибудь другого. Также не понимаю, почему этими «довесками» никогда не сопровождаются статьи правого или ультра-правого характера.

  8. Не скрою приятно узнать, что твой обычный пост вдохновил написать целую статью, да ещё с «довеском». Не говоря уже о том, что дал возможность посмотреть фильм.
    Даже отвлёкся от нашей сегодняшней действительности: цэва адом, убитый в Ашкелоне, тысячи израильтян в убежищах…
    На написанное Юрием – прежде всего: «О вкусах не спорят».
    Ну да ещё разве что: «Конечно Юрий лучше знает израильскую действительность, чем создатели фильма».
    Да ещё вспомнить старый анекдот: «Гражданин жалуется то, что ему мешают голые женщины, которых он через окно видит в бане напротив. Пришедшие проверить жалобы смотрят в окно и голых женщин не видят. Гражданин предлагает им залезть на шкаф и посмотреть».
    Я, в отличии от Юрия, смотрел это прекрасное кино не в Сети, а в кинотеатре. Но найдя его в Сети, пробежался по отзывам, отзывам очень хорошим. И никто не увидел в фильме то, что, по мнению Юрия, должны были увидеть. Да вся сцена на блокпосту сделана так, что не каждый зритель и поймёт, что погибшие в автомобиле не возвращаются с какой-то тусовки, а арабы из соседней деревни.
    По поводу Эллиного довеска.
    Само её сравнение с антисемитским фильмом оскорбительно и ни на чём не основано. Мне представляется, что Элла, в отличии от Юрия, фильма не смотрела. Не могу поверить, что безусловно обладающая художественным вкусам Элла, написала про фильм то, что она написала после его просмотра. Впрочем такого рода оскорбления, увы типичны для Эллы, когда она выступает в ипостаси мистера Хайда.
    И последнее. «Довесок Эллы» появлялся не единожды и под моими, скажем так, «спорными», статьями, с целью их дезавуировать. И, несмотря на это, я был всё равно благодарен Редакции за возможность опубликовать своё спорное мнение.
    Мне кажется, что следуя традиции, Редакция должна была в этом случае попросить «довесок» не у Эллы, а у меня.

    1. Так за чем же дело стало? Пишите довесок, шлите в редакцию, у нее, думаю, возражений не будет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *