Михаил Ривкин: Недельный раздел Ваишлах

 155 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Именно жертвенник выражает зрительно идею торжества Человека над своим естественным окружением и над естественным, биологическим, природным внутри себя. И потому, когда настало время воздвигнуть «дом Б-жий», не обелиск, а именно жертвенник становится в этом Доме самым главным элементом.

Недельный раздел Ваишлах

Михаил Ривкин

И построил там жертвенник, и назвал место это Эйл-Бэйт-Эйл /…/ И поставил Яаков памятник на месте, на котором говорил ему, памятник каменный; и возлил на него возлияние, и возлил на него елей. (Брейшит 35:7, 14)

Гилгал, с черноватым звездным камнем посредине, был цел и невредим. Иаков показал его своим родственникам и указал им также то место, где он тогда спал и удостоился удивительного виденья. Камня же, что служил ему изголовьем и который он полил маслом, на месте не было, и это огорчило его. Он воздвиг другой и тоже окропил маслом и вообще все эти дни напролет совершал всякие богослужебные действия, всесожженья и возлиянья, приготовившись к ним самым тщательным образом; ибо, настаивая на достойном и удобном для службы благоустройстве месте, которое он, сверх того значенья, какое оно издревле имело в этом краю, узнал как место свершений, Иаков счел нужным не только соорудить земляной очаг, чтобы превращать на нем в дым пищу для Иа, но и высечь в торчавшей на вершине холма скале алтарь со ступеньками и площадкой, а в середине площадки выдолбить чашу для приношений и пробуравить отверстие для стока крови.(Томас Манн Иосиф и его братья Москва АСТ 2000 т. 1 стр. 328-329)

Т. Манн довольно таки вольно пересказывает историю второго откровения Яакову в Бэйт-Эле. Воздвижение «памятника» (камня) и строительство жертвенника он объединяет в единый эпизод строительства святилища, а пророческий сон Яакова, который в оригинальном изложении приходится в промежуток между воздвижением «памятника» и строительством жертвенника, немного сдвинут, сны снятся Яакову, когда он спит возле полностью законченного святилища. Более того, сам порядок операций при строительстве святилища тоже перевёрнут: у Т. Манна Яаков сначала строит «памятник», и лишь потом — жертвенник. Для такой решительной редактуры у «Волшебника» были серьёзные основания. Любое древнее святилище включало два центральных элемента: вертикальный «памятник» и собственно жертвенник, причём самым важным элементом был именно первый, «памятник». Были святилища, где стоял «памятник», но не было жертвенника, но не бывало наоборот, жертвенника без «памятника». Не было, во всяком случае, до того, как был воздвигнут Иерусалимский Храм. При описании Храма Тора, сразу вслед за повелением построить жертвенник, несколько раз настойчиво повторяет:

«И не ставь себе памятника (каменного сооружения для жертвоприношения), что ненавидит Г-сподь, Б-г твой» (Деварим 16:22)

Почему же именно строго-настрого запрещён этот странный «памятник», неотличимый, вроде бы, от того «памятника», который воздвиг Яаков? Над этим вопросом задумались ещё Мудрецы, Благословенной памяти, и разрешили его известным изречением «Памятники были возлюблены в эпоху Праотцев и ненавистны в эпоху Сынов [т. е. после Дарования Торы]». Для того чтобы понять, в чём же именно причина столь радикальной перемены в отношении к одному из важнейших атрибутов жертвенного ритуала, попробуем разобраться, что же, на самом деле, представляет из себя этот любимо-ненавистный «памятник». Перевод Д. Йосифона, в скобках, приводит нам объяснение функций этого «памятника», полностью заимствованное у Раши:

«Это постамент из одного камня, чтобы на нем приносить жертвы даже Небесам» (РАШИ, там)

Иными словами, речь идёт, в общем-то, о том же самом жертвеннике, но только изготовленном из одного камня. Однако такое объяснение — явный анахронизм, попытка осмыслить компоненты древнейшего языческого ритуала в понятиях и категориях позднейшего монотеистического культа. Самым важным для уяснения ритуальных функций этого «памятника» является его вертикальная форма, во-первых, и обязательные возлияния на него вина и масла, во-вторых. Понятно, что именно «обелиск», а не «памятник» — наиболее точный перевод слова מצבה и именно этот перевод мы и будем, в дальнейшем, использовать. Довольно точно описывает различие между обелиском и жертвенником РАМБАН:

«И поставил его памятником [обелиском]; и возлил елей на верх его (Брейшит 28:18) — и уже объяснили Мудрецы различие между обелиском и жертвенником, обелиск — это один камень, а жертвенник — это множество камней. И представляется, что обелиск сделан, чтобы возливать на него масло и вино, а не для жертвоприношений. А жертвенник предназначен для жертвоприношений. И после прихода в Страну Израиля были запрещены обелиски, поскольку ханаанейцы почитали их больше, чем жертвенники».

Но это объяснение различий между жертвенником и обелиском сводится к описанию ритуальной «технологии», а сам запрет обелиска мотивируется исключительно ссылкой на общее правило «Не подражай их делам.» (Шемот 23:24). Для того чтобы понять более глубокие различия между обелиском и жертвенником, сравним первое откровение Якова в Бэйт-Эле со вторым откровением, о котором говорится в нашей Недельной главе. Во время первого откровения в Бэйт-Эле Яаков воздвигает обелиск, но не ставит жертвенника. Почему?

Мы разбирали ранее кардинальное различие между «большим мифом» и «маленьким мифом». Не только «Исааку мешал «маленький» миф, ему мешало фактическое Исавово первородство». столь же ощутимо мешал «маленький миф» и самому Яакову. Мы воочию видим это на страницах тетралогии: и в колоритно выписанной сцене «кражи благословения», где у Яакова стучат зубы и слова, буквально, застревают в горле, и в последующей сцене бегства от Элифаза, и в сцене первого откровения в Лузе (Бэйт-Эле). Каменный круг (гилгал), который увидел там Яаков — это для него, в первую очередь, священное убежище всех преследуемых, тот «домик», в котором его никакой Элифаз не посмеет тронуть. И потому он воздвиг на месте своего священного сна именно вертикальный обелиск, который, наряду с вытянутой от плеча вверх правой рукой и вытянутой в парадном марше ногой, является одним из важнейших символов «маленького» мифа, и не только символом, но и главнейшим культовым атрибутом. Правда, Яаков, уже подымаясь на ноги и готовясь выйти в путь, даёт обет «Преданного служения», обещает превратить «домик»-убежище, в «дом Б-жий», но это именно обетование на будущее.

Исполняется на практике это обетование только десятки лет спустя: Яаков, отец одиннадцати сыновей, Яаков, который «боролся с ангелом и с людьми, и победил» (Брейшит 32:29), Яаков убежавший с великой прибылью от Лавана и мастерски ускользнувший от Эсава, этот Яаков живёт, верует и чувствует целиком и полностью в парадигме «большого» мифа. И потому первое, что он воздвигает в Бэйт-Эле, это именно жертвенник, а обелиск следует потом, и то, после некоторого перерыва, ибо именно жертвенник — это важнейший ритуальный атрибут «большого» мифа. Одномерный вертикальный обелиск из всех архитектурных сооружений полнее всего символизирует силу и мощь природного, физического, явленного. Плоский горизонтальный жертвенник, на котором человек приносит реальную, животную, храмовую жертву, из всех архитектурных сооружений полнее всего символизирует идею жертвенности, как таковой, идею смирения и служения. Именно жертвенник выражает зрительно идею торжества Человека над своим естественным окружением и над естественным, биологическим, природным внутри себя. И потому, когда настало время исполнить обещанное, и воздвигнуть «дом Б-жий», не обелиск, а именно жертвенник становится в этом Доме самым главным элементом.

Print Friendly, PDF & Email

8 комментариев к «Михаил Ривкин: Недельный раздел Ваишлах»

  1. Господину Benny.
    ———————————
    Вы, часом, не служили в кавалерии ? Нет.
    Тогда, к чему этот кавалерийский наскок — «… если невежественный в каком-то вопросе человек глубоко убеждён …» ?
    Несмотря ни на что, спасибо за (невнятную) попытку ответить на поставленный (не вам) вопрос.
    —————————————————————————————————————
    «… забой скота во время жертвоприношения в Храме КАК ПРАВИЛО вызывал чувства «смирение», «трепет перед Богом», …»
    —————————————————————————————————————
    Мне не интересны рассуждения типа » КАК ПРАВИЛО » в давно прошедшем («вызывал») времени.
    Сегодня из этого вашего » КАК ПРАВИЛО » меня можете ВЫЧЕРКНУТЬ.
    Ничего похожего (на то, что вы изобразили) у меня УБИЙСТВО чего бы то ни было (пусть Господь меня простит!) НЕ ВЫЗЫВАЕТ.
    —————————————————————————————————————-
    » … от нормы есть много отклонений, ….»
    ———————————————————————
    Если это (опять же) камушек в мой огород, то я и не стану отрицать.
    Можете считать меня (если вам так угодно) этим самым «отклонением».
    Однако, интересно, что вы считаете » нормой » ?
    ——————————————————————————————————————
    » … современные авторитеты иудаизма с сожалением свидетельствуют, что сейчас НЕРЕДКО во время общественной молитвы евреи отвлекаются и ведут посторонние разговоры … »
    —————————————————————————————————————-
    Скажите, Benny, вы всегда пользуетесь свидетельствами «современных авторитетов иудаизма» ?
    Вы сами не бываете в синагоге (в шахарит) по субботам, сами, СВОИМИ глазами разве НЕ ВИДИТЕ (не слышите) эту болтовню наших соплеменников прямо во время молитв ?

    1. Яков: Вы, часом, не служили в кавалерии ? Нет.
      Тогда, к чему этот кавалерийский наскок …
      ———
      Вы правы: тут нужен не наскок, а моя эвакуация.
      Всего хорошего.

      1. Вот тут я с вами согласен.
        В нашем деле, главное (ну, вы ж сами знаете) — вовремя смыться.

  2. «… полнее всего символизирует … идею смирения и служения. »
    ————————————————————————————————
    Меня ни в коем случае нельзя заподозрить в вигитарианстве (во всех смыслах), но ваше, Михаил, определение жертвоприношения мне кажется (мягко говоря) спорным.
    О каком «смирении» и т.д. можно рассуждать в момент заурядного убийства животного с заведомо НЕ равных позиций ?
    И, это при том, что происходит забой НЕ дикого (пойманного) животного, а домашнего, для приведения к жертвеннику которого, не требуется никаких усилий.

    1. Яков: … О каком «смирении» и т.д. можно рассуждать в момент заурядного убийства животного с заведомо НЕ равных позиций ? …
      —————-
      Между светским евреем, евреем-ортодоксом, евреем-реформистом и евреем консервативного иудаизма существует некая общая база, основанная на общепризнанных фактах и общих целях. Но если невежественный в каком-то вопросе человек глубоко убеждён, что он в нём понимает — то есть ПРОБЛЕМА.

      Общепризнанный факт в том, что когда евреи делали «механические жертвоприношения» (без смирения и служения) то за это пророки ТАНАХа критиковали евреев так сильно, что антисемиты активно использовали это начиная с эпохи древней Греции и до сих пор. А евреи сделали эту критику священной, канонизировали её и включили в ТАНАХ.
      В результате: многочисленные дошедшие до нас еврейские источники свидетельствуют, что ещё задолго до нашей эры, в привыкшей к бытовому забою скота Иудее — тот-же самый забой скота во время жертвоприношения в Храме КАК ПРАВИЛО вызывал чувства «смирение», «трепет перед Богом», «олицетворение себя с жертвой» и «жалость / милосердие». Понятно, что от нормы есть много отклонений, но современные авторитеты иудаизма с сожалением свидетельствуют, что сейчас НЕРЕДКО во время общественной молитвы евреи отвлекаются и ведут посторонние разговоры — а вот тогда авторитеты иудаизма тоже свидетельствовали о НОРМЕ, но о другой.

      П.С.: спасибо автору за объяснение различий между жертвенником и обелиском. До этой статьи я понимал это на менее глубоком уровне.

  3. Уважаемый, Михаил,
    как известно, жертвоприношение как таковое, уже давно не применяется в ритуалах всех известных течений иудаизма.
    В этой связи, какое значение имеет ваш комментарий сегодня ?
    Это только дань уважения Торе и истории нашего народа ?

    1. Прекрасный вопрос! И обелиск, и жертвенник (алтарь) стали центральными архитектурными и ритуальными атрибутами во множестве различных культур, на первый взгляд, никак между собой не связанных. При этом та символика обелиска и символдика жертвенника, о которой я пишу, с той или иной степенью внятности просматривается во всех этих, весьма разнородных, культурах. Но это уже тема для отдельного небольшого очерка «Обелиск и жертвенник», который, с вашей подачи, начинаю писать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *