Юлий Герцман: Экспромты (избранное из Гостевой). Продолжение

 108 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Неужели Вы думаете, что русский художник Суриков, пиша русскую боярыню Морозову (не бабушка ли она еврейского зятя Сталина Григория Морозова — вот интересный вопрос), мог использовать в качестве модели не русскую еврейку Каплан, а каких-то американских… Ни стыда, ни совести!

Экспромты

(избранное из Гостевой)

Юлий Герцман

Продолжение. Начало

Я пару дней назад на C-Span напал на интервью Эрла Уоррена, которое он дал ведущим журналистам в 1952 году, когда он пытался номинироваться от Республиканской партии на президентских выборах. Он жестко критиковал фаворита гонки Эйзенхауэра — СПРАВА, считая того недостаточно консервативным. Это тот самый Уоррен, который возглавив Верховный Суд, проводил решения, считающиеся сегодня ультралиберальными. Да что там говорить, Никсон, проведший в жизнь налоговые кредиты (Income Tax Credit), Нельсон Рокфеллер, сам Эйзенхауэр, для которого целесообразность всегда была выше идеологии — они бы сейчас считались коммунистами.

Обе партии захвачены швалью.

Республиканская — глупой, лавочной, параноидальной.

Демократическая — хитренькой, беспомощной, шизофренической.

Ну и что прикажете делать? (написано весной 2011-го, — ред.)

* * *

Состояние партий отражает состояние нации.

Абсолютная пугающая правда. Поэтому совет отправить больных к ветеринару хотя и правилен, но неисполним: весь народ не перелечишь!

* * *

Нравственная планка лидеров находится на той же высоте, что и планка общества.

* * *

Из моих знакомых — очень много евреев, дававших существенные деньги Обаме, сейчас глубоко разочаровались в его политике. Понятно, что никто из них (нас) не даст ни цента девушке Бахман и иже с нею, но Обаме наших денег не видать.

Евреи — народ жестоковыйный, будут голосовать за него и дальше…

Мой прогноз: большинство евреев-либералов поддержат Обаму.

Я забыл к своему посту добавить одну деталь. Обама за 4 года растерял многих сторонников, но приобрел группу, которая только и может внести его в Белый Дом на второй срок: имею в виду «чайников» — с такими врагами никакие друзья не нужны.

* * *

Как говорили наши высокогорные чабаны: «Своя барашка ближе к телу».

* * *

Мы находимся в тупике — за какую веревочку ни дерни, на тебя вывалится вагон дерьма.

Я испытываю глубочайшее разочарование в действующем президенте не за его мифическую приверженность идеалам социализма и не за то, что в параноидальных фантазиях он — мусульманский экстремист, черный расист и подпольный абортмахер, а за то, что получив невиданный мандат надежды и уверенности, он бездарно растрынькал его.

* * *

Но, дорогой Юлий, кто же Вам виноват, если Вы лично своим голосом дали ему мандат, которого он совсем не заслуживал? Я не ошибаюсь? Мне кажется, что Вы писали, что голосовали за него.

Вы не припоминаете, кто был его соперником, и — самое главное — кто был там вторым номером, если раковый больной, измученный старыми ранами, не сможет управлять государством? Вы не припоминаете, какая программа была у каждого из них? Я голосовал за программу и голосовал бы за нее еще раз, я — и миллионы других — был обманут. Но это совершенно не значит, что я сам обманываться рад.

* * *

… Против этих вещей нужно выступать уже по той одной причине, что их упорно проталкивают «прогрессисты».

Блистательная логика! Правда, следуя ей, ты должен отказаться от штанов, потому что в них щеголяли и Маркс, и Ленин.

* * *

Мы с Вами близки во взглядах на федеральную и штатные бюрократии. Я совершенно, например, не понимаю, зачем нужно федеральное министерство просвещения. Да и родное вам министерство энергетики запросто может лишиться 90% функций и 95% персонала см заметной пользой для самой энергетики. Список можно продолжить до километровости.

Но при этом надо понимать, что умножение бюрократии происходит не по чьему-то злому умыслу…

* * *

Пусть Евгений Михайлович отвечает с точки зрения высокой теории, а я — низменный прикладник — объясню этот феномен очень просто. Ценообразование в квазиконкурентной среде идет в лучших традициях советского Госплана, а именно: сложением считаются прямые расходы (перчатки, доктора, туалетная бумага), а затем ПРОЦЕНТОМ ОТ ПРЯМЫХ считаются накладные (overhead). Вот этот процент и согласуется с плательщиками. Так что, если этот процент, скажем, равен 15 (цифра условная), то трехдолларовые перчатки принесут управленцам ровно в три раза больше доходов, чем однодолларовые.

По моему глубокому практическому убеждению, рынок в медицине не работает и не будет работать по определению, потому что нет настоящего выбора ни между поставщиками, ни между продуктами. Скажем, покупатель в соотвествии со своими вкусами и толщиной кошелька может выбрать между куриными потрошками и телячьим филе, между супермаркетом, продающим размороженное мясо и гурме-лавкой, куда привозят парное. В медицине нет выбора: лечить геморрой или паранойю, даже если обе болезни выражаются в сходных проявлениях отсутствия покоя. Нет выбора и между госпиталями — неявные ценовые соглашения выполняются строго, очень часто два как бы конкурирующих госпиталя на самом деле принадлежат одной холдинговой компании.

Плательщикам — страховым компаниям — это глубоко безразлично, они перепасовывают расходы на потребителя, повышая порог финансовой ответственности клиента и цену подписки одновременно. Моя судьба сложилась так, что я — регулярный посетитель кардиологической клиники, так вот мой доктор уверяет меня, что если раньше лучшей страховкой был Blue Cross (моя страховка), то теперь Медикер обошел его…

* * *

Обзоры уважаемых Марка Фукса и Германца показывают две довольно подобные, не без недостатков, но вполне удовлетворительные системы. Почему мы не можем иметь чего-то подобного в Америке?

Мы не можем, потому что т. н. «рыночная медицина» — многомиллиардный бизнес, и как только возникает идея «единого плательщика», как немедленно появляется толпа, истерически вопящая о наступлении социализма, о тирании правительства, причем любая ложь позволительна. Страховые компании грозят направить средства конкурентам действующих политиков, те пугаются… и финансирование здравоохранения распухает дальше.

Вот — маленький пример. В 2003 году мне сделали операцию шунтирования на сердце и вдобавок поставили водитель (pacemaker). Первая операция вместе с госпиталем стоили 78 тысяч (что показалось мне чрезмерным), вторая — четыре тысячи шестьсот. Моя страховка сбила общую цену до воесмнадцати тысяч, из которых я заплатил три.

В этом году понадобилось менять водитель. Вчера получил «письмо счастья» — Explanation of Benefits. За семь с половиной лет стоимость операции выросла с четырех до восьмидесяти восьми (!) тысяч. Нормально? Страховка сбила цену до 22-х, из которых я должен заплатить четыре — ровно столько, сколько стоила операция семь лет назад.

* * *

Трижды будь Каддафи подонком и преступником, но пока он не совершил агрессию против другой страны, никто не имеет права вмешиваться в конфликт. Санкции — ради Бога, арест счетов — пожалуйста, но военное вмешательство недопустимо.

А вот интересно: если бы в начале тридцатых годов правительства европейских стран и США, осознав, сколь опасен Гитлер, провели успешную операцию по ликвидации его режима, было бы это, с Вашей точки зрения, предосудительным?

Давайте все-таки разделим предосудительность и законность.

По мне существование Каддафи является крайне предосудительным. Гитлера — само собой. Но нравственное оправдание их детронизации и даже уничтожения не означает их законности. Иначе завтра общественное мнение сочтет аморальным существование Израиля и большинством голосов примет решение ООН о насильном создании двунационального государства Палестина.

По-нашему Гитлер — величайший преступник, по-арабски — сионисты. Кто судья? Не моральный, а выносящий силой приводимый в действие приговор?

* * *

В бомбежке дома Каддафи убит его сын и трое внуков. Сам Каддафи, вроде, не пострадал. Как-то с самого начала выглядело глупой авантюрой, теперь — еще больше.

Те самые люди, которые стоят за убийством детей, упрекали Израиль в жертвах среди мирных жителей во время «Литого свинца». Привет Голдстоуну!

Внутри своей логики они объявят его внуков законной целью и пойдут дальше спокойно осуждать Израиль. Вы же умный человек, Юлий, а тут логику стали искать.

Я не о логике, я — о двоемыслии морализаторов. CNN сообщила об этом в перерыве между исхождением розовых соплей по поводу грандиозного общемирового события в г. Лондоне. (написано 30 апреля 2011, что там за событие в Лондоне, уже не вспомнить — ред.) Сказано было по CNN, что убит младший сын Каддафи, о детях сообщить «забыли».

Самое мерзкое в этой ситуации — чувствовать хоть минутную правоту поганца Чавеса, обвиняющего НАТО в лицемерии. Не менее, впрочем, противно будет услышать через пару дней, как этот гибрид селедки с кобылой — баронесса Эштон — будет обвинять Израиль в жертвах среди мирных жителей.

* * *

Сказки о Советском «вкладе» в военное образование и уровень подготовки израильтян, запущенные в то время имели целью каким-то образом реабилитировать Советскую военную школу, являлись попыткой объяснить рядовым офицерам совершенно непонятный им исход войны и способствовать поднятию боевого духа и морали. Уже потом, на основе запущенных слухов М. Веллер и сочинил свою байку.

Миша Веллер эту байку не сочинил, а подхватил — она гуляла с 1967 года. Я помню, как у нас на сборах (деревняю Мочулищи, полк дальней авиации) командир роты с гордостью говорил: «А что эти дурни хотели, у нас Героев Советсколго Союза просто так не дают».

* * *

О Куникове. Я близко был знаком с академиком Г. Н. Флеровым. Он в 1942 году написал письмо Сталину о необходимости создания атомной бомбы. Сталин и Молотов вызвали его с фронта, выслушали его, но поручили проект академику Иоффе. Иоффе подсунул вместо себя своего аспиранта Курчатова. Основное качество Курчатова было в том, что абсолютно ничего не понимал в проекте. Иоффе рассчитывал на то, что Курчатов будет зависим от него. Он ошибся. Берия привлек Зельдовича и Харитона. Сталин вызвал к себе Флерова и Курчатова, дав им напутствие: «Вы хорошо понимаете, что мне оторвать одну голову или две нет проблем. Пока я направил проект Ванникову». Ванников отправил на исполнение Куникову, но вкоре проект забрал Берия. Марк Борисович принимал участие в книге Брежнева «Малая Земля», поэтому размышлял о судьбе Куникова.

Ох, чем дальше, тем, как говорила Алиса: «Все чудесатее и чудесатее».

  1. Цезарь Львович Куников, главный редактор газеты «Машиностроение» — органа Минтяжмаша — в самом начале войны добровольно пошел воевать. В декабре 1941 он перевелся в ВМФ.
  2. Приказ о создании Лаборатории №2 был подписан 12 апреля 1943 г. К Ванникову, который тогда был наркомом вооружений, эта лаборатория не имела ровным счетом никакого отношения. Куников погиб 14 февраля 1943 года и хотя бы по этой уже причине никак не мог даже думать об исполнении мифического указания наркома вооружений. Он НИКОГДА не был подчиненным Ванникова, поскольку даже до газеты работал в Наркомтяжпроме, поэтому утверждение «Ванников отправил на исполнение Куникову» — является плодом фантазии вашего визави.
  3. Берия стал курировать атомный проект с августа 1945 года, до этого он — прект — находился в ведении АН СССР.
  4. «Малую Землю» за Леонида Ильича написал Аркадий Сахнин. Участие Колосова в этом великом процессе не отмечалось ни одним из участников.

Позвольте рассказать одну байку. В 70-е годы я познакомился в ЦДЛ с поэтом Михаилом Исаковичем Рудерманом, автором слов песни «Тачанка». Найдя свежего слушателя, он стал излагать мне сюжет повести, которую он как бы сейчас пишет. Повесть была о том, что под Женевским озером (!) американцы (!!) построили секретный то ли ракетный, то ли бомбовый завод. Но не это меня убило, а то, что автор настаивал на ДОКУМЕНТАЛЬНОСТИ повествования. Я — человек сдержанный, поэтому ржать не стал, хотя очень хотелось, а спросил, откуда, мол, сведения. На что пожилой человек, член Соза Писателей СССР, автор слов знаменитой песни, на голубом глазу сказал: «Ну Вы же знаете, КАКУЮ песню я написал. Меня ТАМ очень ценят и делятся информацией не для широкого употребления».

Боюсь, что Куниковиада из той же серии.

* * *

Если кто-нибудь выступит с заявлением, что независимая еврейская женщина Украины Элеонора Гройсман НЕ идиотка, я скромно позволю себе не согласиться с этим заявлением.

Зря Вы так. Она абсолютно права… В чем заключается идиотизм?..

Многочисленные читатели в количестве двух особей потребовали, чтобы я разъяснил свою позицию в отношении украинской независимой еврейской женщины Элеоноры Наумовны Гройсман в связи с ее заявлением по поводу приговора Моше Кацаву. С удовольствием делаю это. Вы бы, господа хорошие, перед тем как беззастенчиво дискутировать, почитали, ЧТО написала независимая еврейска женщина, и тогда бы вы поняли, что после перепечатки статьи из русско-израильского сайта News.ru.co.il, взвешивающей pro и contra обвинения, собственной позиции, собственное творчество мадам Гройсман свелось к двум абзацам:

  1. Всеукраинская общественная организация “Украинский независимый совет еврейских женщин” выражает надежду, что Верховный суд Израиля разберется без предвзятости в этом запутанном деле и вынесет справедливое решение.
  2. Следует помнить, что в деле экс-президента фигурируют не только три женщины, называющие себя потерпевшими от экс-президента. Трагедия Моше Кацава стала трагедией для его жены, для их пятерых детей и для всех родных и близких людей, которым он дорог. Все они сейчас переживают острую боль, унижение.

Отношение к обоснованности приговора не высказывается.

То есть, дело Кацава должно быть пересмотрено не потому, что он невиновен и не потому, что открылись новые обстоятельства, а потому что приговор стал трагедией для близких. Разумный человек вправе спросить себя: если бы приговор был справедлив, он НЕ стал бы трагедией для близких? А если он все-таки стал бы, то зачем трясти воздух?

Во-вторых, выражать надежду на непредвзятость Верховного Суда Израиля, зная, что в последние несколько лет он (суд) ведет себя достаточно неадекватно, руководствуясь каким-то загадочным императивом, тоже не является признаком избыточного ума.

Исходя из изложенного, я и позволил себе заметить, что позволю себе не согласиться с заявлением о том, что Элеонора Наумовна Гройсман является не… ну вы знаете, кем.

В заключение скажу, что если бы независимые женщины выступили с заявлением, что факта изнасилования не было потому-то и потому-то, или же, наоборот, этот факт наличествовал оттого-то и оттого-то, то их мнение было бы прочитано с искренним почтением.

* * *

В 2004 году один из коммивояжеров компании, где я работаю, спер линию образцов — а это «живые» ювелирные изделия — стоимостью около 150 тысяч долларов, то есть, безо всяких тонкостей заложил ее от своего имени в ломбарде за 50 тысяч и проиграл деньги в Лас-Вегасе. Потом пришел на работу и сознался. Красавца — под белы руки и в конверт, назначили совмещенный суд: гражданский и уголовный.

Представителем потерпевшего в уголовной составляющей суда должен быть непременно офицер компании. Назначен был я — очевидно потому, что единственный из офицеров ношу очки и выгляжу поэтому более или менее прилично. Адвокатом в гражданской составляющей суда у нас был замечательный юрист Дэвид Кон — он руководил обвинением на громком процессе братьев Менендесов, убивших приемных родителей, а потом, не совсем по своей воле, занялся частной практикой. От имени государства в уголовном процессе выступал (а), естественно, прокурор. Председательствовал достопочтенный судья Ито — да-да, тот самый, после Симпсона карьерный рост ему не светил, и он так и остался судьей Лос-Анджелеского графства. А вот прокурор…

За десять минут до начала процесса в зал впорхнула молодая чрезвычайно интересная дамочка, которая лихорадочно стала разворачивать толстенные том, потом подозвала меня и шепотом попросила быстро рассказать ей суть дела. По мере моего рассказа ее лицо светлело — до нее доходило, что надо говорить. Изумленный, я спросил у Дэвида, что это значит? Он объяснил, что это — новая традиция: назначать представителями обвинения женщин приятной наружности, чтобы жюри и судьи «эстетически расслабились» (его выражение). Я ехидно поинтересовался, а что, если в кресле судьи будет выдра женского пола, которую бросил муж? Дэвид абсолютно серьезно ответил, что в офисе окружного прокурора прекрасно знают всех судей и подбирают обвинителей соответственно.

В результате процесса обвиняемый был осужден на три года. Правда — условно. По гражданской линии он должен был возместить стоимость украденного плюс расходы на адвоката. Всего около 180 тысяч. Правда, в связи с тяжелым материального состоянием подсудимого месячные платежи возмещения должны были составлять не более 20% его заработка, в связи с чем колебались от 18 до 25 долларов, а через 10 месяцев прекратились совсем.

* * *

Творчество Виктора Кагана — редчайший сплав таланта, интеллекта и культуры. «Наслаждаться» его стихами невозможно, а вот перечитывать по многу раз и каждый раз находить что-то новое — хочется постоянно.

* * *

Коллеги, а вы не могли бы рассказать хоть немного об украинской литературе? Я учился в русской школе, украинского не знаю, и кроме Шевченко (в русских переводах) никого не знаю. Гоголь разве что, но он писал по-русски…

Разрешите включиться человеку, закончившему украинскую школу.

На украинском языке написаны прекрасные стихи Максима Фаддеевича (Тадеевича) Рыльского, о котором с таким пренебрежением отозвался Маркс Самойлович: умные, отточенные, философские. Хороший поэт был Владимир Сосюра. Интересным поэтом был Иван Драч, а вообще замечательным — Лина Костенко. Она — очень большой поэт.

Из прозы я бы, прежде всего, вспомнил «Собор» Олеся Гончара.

Кстати, Марко Вовчок, которая тоже оказалась не в чести у МСТ, была троюродной сестрой Дмитрия Писарева, что, конечно ничего не добавляет к ее оценке, но вот что добавляет, так это чрезвычайно теплое отношение к ней со стороны Тургенева, который был строг к коллегам-писателям.

* * *

… фото Светланы Медведевой молящейся. Судя по ее полусумашедшей неистовости, по горящим глазам, по истинной страсти — точно еврейка. Кто еще так может?

Если верить Сурикову, то у боярыни Морозовой тоже неплохо получалось…

Так он ее с Фанни Каплан писал…

… Ну, там большая очередь натурщиц стояла. Было из кого выбирать. Наши тоже претендовали — Эмма Лазарус и Алиса Розенбаум, первые на ум пришедшие.

Какой-то Вы… не русский патриот.

Неужели Вы думаете, что русский художник Суриков, пиша русскую боярыню Морозову (не бабушка ли она еврейского зятя Сталина Григория Морозова — вот интересный вопрос), мог использовать в качестве модели не русскую еврейку Каплан, а каких-то американских.

Вы так еще договоритесь, что сидящий в правом нижнем углу картины политолог был написан не с автора статьи «Свежо предание, да верится с трудом», а с какого-нибудь Глена Бека.

Ни стыда, ни совести!

* * *

«… художник Суриков, пиша русскую боярыню Морозову» Пиша??? Маяковский позволял себе подобное озорство с языком: «Зарезали, убили, мечусь, оря…»

Позволю себе процитировать отрывок из письма моего любимого писателя Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, направленного в 1886 году Н. А. Белоголовому:

«У меня еще готово, но не напечатано: две сказки, три главы «Мелочей» и одно «Пестрое письмо» 3. Все это я написал в течение каких-нибудь 5 недель, но при этом чувствовал себя так мучительно, как будто во мне совершался страшный болезненный процесс. Буквально задыхался пиша, как задыхаюсь и теперь, пиша это письмо.»

Обратите, пожалуйста, внимание на последнее предложение.

* * *

Щедрин написал это в частном письме, конечно, в шутку. В литературе этого слова нет ни у Щедрина, ни у других писателей. (Пардон, кроме Герцмана).

Дорогой мой, если вы восприняли МОЕ шутливое замечание в Гостевой отрывком из романа, извините.

Кстати, человек абсолютно без чувства юмора (точнее, он, как и Маркс, считал шутками свое хамство) — Виссарион Белинский — в письме к Анненкову:

«Письмо Ваше, или, вернее сказать, Тургенева, получил. Благодарю вас обоих. Тургеневу буду отвечать, теперь недосуг, и это письмо измучился пиша урывками.»

* * *

Я очень люблю старую хорошую живопись. Босх, например, один из самых любимых моих художников. Леонардо люблю. Рафаэля — нет. Все индивидуально. Ведутисты мне как раз интересны как фотографы до изобретения фотоаппаратов.

* * *

Тихо, спокойно, эффективно — вот что думал по поводу евреек Караваджо.

А у Кранаха это еще лучше получилось. Посмотрите только, шляпка у Юдифь совершенно не помялась, несмотря на остроту момента…

А где Вы в обеих этих картинах нашли фанатизм: еврейская девушка занимается домашним хозяйством… Иногда случаются жертвы.

* * *

Не скажу за Караваджо, но по поводу Кранаха Старшего — это всем известная история. Некий Игнатус Берзлем заказал Кранаху портрет своей жены, Гретхен. Портрет был вовремя написан, но к этому времени вышеупомянутый Игнатус обанкротился и не заплатил за портрет. Тогда раздасованный художник пририсовал Гретхен меч и сунул ей в руку отрезанную голову… ее мужа. После чего продал картину на местном гудожественном рынке. Отсюда, как верно заметил Борис Маркович, несмятая шляпка и спокойный вид домашней хозяки, как верно заметил Юлий.

Я это себе представлял так… Мирная еврейская женщина шинковала капусту, одновременно разговаривая с мамой. Голодный муж подлез под руку, чтобы спереть пару ломтиков… Озадаченная домохозяйка, держа голову, спрашивает: «Мама, а где остальное?»

Нет, уважаемый Юлий. По обычаям того времени за спертые ломтики капусты полагалось стандартное вечернее наказание — «Не приставай, у меня голова болит». Несчастный муж спер не ломтики, нет! Он покусился на храпку от капусты, за что на основании Кодекса о законопослушании Саксонии (параграф 2.319, статья 14) полагалось наказание смертью. Похоже, Юлий, что Вы вместо того, чтобы в девятом классе на уроках по Кранаху слушать учительницу, играли в подкидного. Или, упаси Бог, в храпа.

У нас учительница по Кранаху как раз в декрет ушла, и вместо него были уроки по Исааку Бродскому.

Неужели Вы это сделали из-за нелюбви к Кранаху?

Нет, из подросткового любопытства. Помните песню: «Только слышно: на улице где-то одинокий всё бродит гормон»?

Был вопрос сей обсужден,
Возмутился моралист:
«Для чего попу гормон,
Если поп — не гормонист?»

* * *

То ли дело я, уже второй день обхожу порносайты.

Большая просьба уточнить: обходите стороной или — «мороз-воевода дозором»?..

* * *

Анекдот Арканова про повязку, которая «сползла», по моему мнению, весьма плоская шутка… Я-то вовсе не Знаток Деепричастий — слово «пиша» — это отнюдь не моё открытие — Герцман блеснул.

Виктор, Герцман привел Вам два примера использования этого деепричастия. Вы объявили, что оно использовалось шутливо, я отметил, что вставил «пиша» тоже не в роман, а в шутку. Я думаю, тема исчерпала сенбя уже давно. А что касается шутки про повязки, то ее плоскость, по моему разумению, соответствует плоскости читателя.

Странно, что Герцман пишет о самом себе в третьем лице.

Ну уважаю я себя по субботам…

* * *

Пока жена брала интервью у Софи Лорен, я стоял в метре от интервьюируемой — обалденная женщина!

В 1967 году я случайно оказался в трех метрах от Джины Лоллабриджиды. Теперь Вы понимаете, что я чувствовал тогда (да и сейчас)…

А я чувствую вот что: «Везет же Вам, мужики!»

Все-таки в 1967 они были чуть-чуть моложе. Так что я согласен на серебро в везении.

* * *

Дорогой Элиэзер, как говорил дедушка Ленин: «газета — это не только коллективный пропагандист и агитатор, но и коллективный организатор» (каюсь — цитату нашел на Гугле) — вот она Вас и организовала.

Марина Очаковская (не Софи Лорен) действительно — моя жена.

Каждый раз, когда Вы (а теперь еще и у Игрека появилась эта привычка) называете меня «уважаемым», я чувствую, как на голове у меня прорастает фуражка-аэродром, а в душе — нестерпимое желание торговать мимозами.

Мы вот через неделю улетаем в Венецию на Биеннале, а затем в Барселону.

* * *

Раз в два года в Венеции устраивается выставка, на которую все страны мира привозят лучшие (по их мнению) картины. Это — как Венецианский фестиваль, только для художников. Мы туда летим уже в четвертый раз, захватывая, естественно, окрестности. В Триест нас зовут друзья, которые живут там, но в этот раз не получится — я никогда не был в Испании. В плане — Мадрид и Барселона.

* * *

Я — экономист лирический…

* * *

Чувствуется старый КВНщик. При, в общем-то, приличном ведущем (фамилию запамятовал) передача с первых же выпусков удивительно пошлая: бездарная самодеятельность. В нашем же возрасте — и вовсе не украшает.

Маркс Самойлович, в сравнении с Вами я — дитя. И лепет мой, в отличие от Вашего — младенческий.

* * *

По-моему, поэзия самой высокой пробы.

А по-моему, это и вовсе не поэзия. Пробу негде ставить. Это пустой набор слов — даже и без рифмы-ритма-размера-звучания. Попробуйте прочесть самому себе, но — вслух. Попробуйте записать не столбиком (имитация стихов), но в строку…

Маркс Самойлович, не надо оправдывать свой дальтонизм уверениями о том, что не существует красного и зеленого цвета, а все это придумали выпендрежники.

* * *

А я вот не умею писать так, как пишет мой товарищ, которого вы пнули: собрав серьезные источники, изложить их так, чтобы читатель не отрывался.

Мы с Борисом обмениваемся еще не напечатанными вещами, и каждый раз увидев его новую публикацию, завидую тем, кто ее прочтет в первый раз.

* * *

Какя замечательная энергетика у этой прозы!

* * *

Очень хороший анализ. Улицкая, без сомнения, большой писатель и заслуживает самого серьезного обсуждения. Как мне кажется, в «Штайне» соединились две критические массы:

  1. Творческий кризис, который у автора стал заметен еще в «Шурике» и выражающийся в неорганичности диалогов и натянутости обстоятельств. Уже в том же «Шурике» буквально чувствуешь, с каким трудом автор сбивает сюжет из разнородных кусков. особенно, если сравнить с фейерверком «Веселых похорон».
  2. Желание крестившегося еврея во что бы то ни стало найти оправдание своему поступку, показать, что это не предательство, а естественное развитие религиозных устремлений. Отсюда желание вывести символ из единичного, пусть и яркого, факта.

Вот и получается, как мне кажется, ИМХО, что история выкреста завладела писателем очень сильно, а творческих сил на полноценное ее преподнесение плюс желание непременно «натянуть императив на глобус» толкнули ее к множественному передиранию чужих работ.

Чрезвычайно жаль.

* * *

Талантливо написано. «На явно заученные места вокруг кровати» стоит заменить. Два человека вокруг кровати? По обе стороны, вероятно. В таком совершенном рассказе не должно быть ни одного, даже едва заметного пятнышка. Благодарю и поздравляю!
Ион Деген

Поправка принимается с благодарностью.

* * *

Ну, просто замечательно!

А поскольку хочется ещё что-нибудь добавить, поделюсь опытом:

«… поить разбавленным спиртом, а если можно, то на чем его лучше всего настаивать».

Лучшим было, когда в графин со спиртом выдавливали гранатовый сок.

Ну вы прям Мария-Антуанетта: «Пусть едят пирожные» — я жил в Таллинне, у нас гранаты были дефицитом. Мне, правда, родители из Ташкента посылки присылали, но — для ребенка, а не алкогольного баловства.

* * *

Прочитал еще раз. Повторю: пиши еще. Не стану призывать тебя бросать экономику ради писательства (сам решишь, когда созреешь). У тебя, с самого начала проявилась интонация, которую, по прочтении следующих рассказов, можно назвать узнаваемо-герцмановской — то есть, своя, ни на кого не похожая. Это дар. Еще: слышал от спецов, что жанр короткого рассказа — один из самых трудных. У тебя это выходит естественно. Горжусь знакомством.

Я не знал, что некоторые авторы получают у г-на Берковича столь высокие гонорары, что могут даже подумать о том, чтобы «бросать экономику ради писательства». Завидую и выражаю протест г-ну Редактору.

Не так. Предполагается, что бросив экономику и занявшись писательством, я очень скоро получу Нобелевскую премию по художественной самодеятельности.

* * *

Отлично написано: умение сочетать жесткий анализ событий с легкостью изложения — редкий дар.

* * *

Ехидный Юлик Герцман уже стер зубы белым завистливым скрипом и теперь шепелявит нп радость окружающим. Чего ехидный Юлик Герцман не понимает, так это: почему издательства до сих пор не ухватились за эту блестящую прозу.

* * *

Равновеликость не равна равноизвестности и, говоря о «бренде», мы имеем в виду как раз последнее. При этом, заметьте, я не утверждаю, что Резник равновелик Солженицину — тут дело, как раз, вкуса.

Но я бы хотел обратить внимание на подчеркивание места докторантуры г-на Эдельштейна. Я понимаю, что Иваново — не Гарвард, но это никоим образом не унижает и не возвышает отдельного человека.

Вот, кстати, известный, по собственному признанию, биофизик Алекс Рашин работает в Университете штата Айова (информация взята из его биографии), расположенном в городе Айова-сити с населением около 67 тысяч человек (включая по-моему стадо коров-рекордисток), но это ведь не лишает его права подписываться доктором даже в заметках, к биофизике не относящихся.

Г-ну Эйдельштейну не понравились статьи г-на Резника, причем, как раз не антисолженицинский труд, безоговорочно признанный широкими еврейскими массами капитальным, а какие-то другие работы, до сознания широких масс еще не дошедшие. В связи с этим г-н Эйдельштейн написал возразительную статью, заметьте, не в газету «Черная сотня» и даже не в журнал «Наш современник», а во вполне обрезанный орган «Лехаим», который, цитирую: «За кошерность рекламируемых продуктов ответственности не несет», так что если все пятнадцать читателей журнала оскоромятся — это на их совести.

Г-ну Борода (Моисей, извините: не знаю, склоняется ли Ваша фамилия) заметка не понравилась, и он опубликовал ее опровержение, в которой оценил труд г-на Эйдельштейна весьма темпераментно но не выходя из профессиональных рамок.

А вот в отзывах понеслось… Эйдельштейна уже кажется готовы сравнивать с Гиммлером, а Резника — с рабби Акивой. Первый злобно втаптывает трепетную еврейскую душу в грязь, второй же — возносит ее подышать горним воздухом. Боюсь, что эта страстность оказывает дурную услугу как раз г-ну Резнику.

* * *

Не стыдно смеяться над больным человеком? Дислексия — зарегистрированная болезнь.

* * *

Я вот лично всегда приветствую, когда находится страж грамматического закона, указывающий на орфографические ошибки. Увы, находясь в иноязычном окружении, мы потихоньку теряем язык, становимся языково неряшливыми, поэтому такие люди чрезвычайно полезны.

Здесь в «Гостевой» время от времени появляются замечания одного из наших собеседников, чей языковый пуризм объединяется со стойкой неприязнью лично ко мне, тем не менее, я всегда благодарно читаю его замечания, пусть даже порой не принимая их.

А что касается резкости — как-нибудь переживем…

* * *

На эстонском языке «Лес, заросший травой» будет “Murumets”, что дает основания считать, что Илья Муромец — эстонец. А Алеша Попович, судя по фамилии, происходил из проктологов.

* * *

Вот раздолье-то будет для наших конспирологов: Кеннеди убило ЦРУ, башни-близнецы были заминированы Чейни, Обама прячет в подвале отряды черных боевиков, а вот Стросс-то наш Кан подставлен был, потому что хотел заменить доллар СПЗ МВФ.

* * *

А на самом деле это был Бин-Ладен, которого не убили, а сбрили бороду и покрасили тело в черный цвет. И устроил это все Дэвид Аксельрод, который является еврейским самоненавистником.

* * *

Великая сила науки
(сценка)

Аудитория в университете Аль-Кудс. На стенах висят портреты выдающихся арабских ученых прошлого: Абу-Нидаля, шейха Ахмеда Яссина, Ясира Арафата, Абдель Азиза Рантиси. За председательским столом сидит руководитель семинара, у двери топчется Гринбаум с рулоном и пачкой листов.

Председатель: Уважаемые коллеги, господин Лев Гринбаум по его утверждению вывел доказательство того, что мы не имеем права на эту землю, а хазары — имеют. Предлагаю обсудить его рассуждения на нашем семинаре.

(Шум, гам, крики: «Сколько можно?», «Надоело!». Из-за крайнего стола встает профессор с микроскопом Калашникова через плечо)

Профессор: Уважаемый председатель, как мы все знаем, Французская Академия дополнила свое решение о нерассмотрении проектов вечного двигателя вторым пунктом о такжем нерассмотрении прав евреев на Палестину. Почему мы должны быть ученее Французской Академии? Только отвлекаете нас от экспериментов!

(Крики: «Правильно!»)

Председатель (доброжелательно): Нет, все же давайте заслушаем. Человек работал, у него графики, таблички, ссылки. Не в Тель-Авивском же, в конце концов, университете ему докладываться! Там же одна левая сволочь засела. А человек заслуженный: его книжку по неравенствам министерство образования незаконного сионистского образования допустило для преподавания неравенств. Давайте, давайте, коллега, не стесняйтесь!

(Гринбаум торопливо развешивает плакаты, раскладывает листочки и излагает доказательства…)

Председатель: У кого есть вопросы?

1-й семинарист: Коллега, я вижу, Ваш график неплохо аппроксимируется параболой, скажем икс квадрат, согласны?

Гринбаум: Да, согласен.

1-й семинарист (торжествующе): А где же Вы, уважаемый, потеряли левую-то ветвь? У нас история не с 1830 года начинается! Мы — народ древний. Может, нас здесь жило миллионов сто-двести?

(Одобрительный шум)

Гринбаум (бодро): А у нас — свидетельства, документики. Географ Андриани Риланди, например. Или вот — Марк Твен (конфузливо), только у меня он на русском.

Профессор (с бородой, крашенной хной): Ничо-ничо, мы чай не Гарварды кончали, у нас в Рязанском десантном с языками знаете как строго было! Показывайте.

(Гринбаум показывает)

Гринбаум: Вот, пожалуйста, Гослитиздат, 1959 год, Собрание сочинений в 12 томах.

Голос из зала: Вы выходные данные проверьте, а то фальшаков сейчас развелось!

Председатель (внимательно рассматривая книгу): Да нет, вроде все в порядке. Титул совпадает, твердый переплет — совпадает, качаем дальше, тираж 300000 — совпадает, формат 84×108/32 — совпадает. Это Твен.

Голос из зала: Ну, если Твен, тогда да. Против Твена не попрешь. Надо монатки собирать. Айда, братья.

Профессор с микроскопом: Начальник, в смысле — коллега, а носильные вещи с собой брать можно?

Гринбаум: Про носильные вещи в моем доказательстве ничего не сказано. Можно — мы же не звери какие-то.

Ученые уходят. Спустя минуту через авансцену проходит караван с новыми палестинскими беженцами, с чувством поющими: «По Синаю я с детства скитался, не имея родного угла». Песня стихает за поворотом.

Гринбаум (открывая блокнот, удовлетворенно): Вот великая сила науки! Палестинский конфликт мы разрешили, что там у нас дальше? Кашмир? Ну тут без логарифмов не обойтись. (Обращается в зал) У кого-нибудь есть таблицы Брадиса?

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *