Александр Ирлин: Последствия волевых решений в области аэрокосмических разработок

 193 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Найденная в Германии информация являлась ценнейшим стимулом для создания в будущем принципиально новых аэрокосмических систем военного и гражданского использования. Какова же была реакция на эту уникальной ценности информацию, попавшую в руки специалистов тогда ещё нашего Авиапрома?

Последствия волевых решений в области аэрокосмических разработок

Окончание. Нaчало

Александр Ирлин

 Александр Ирлин Часть вторая

Продолжая тему последствий неразумного вмешательства бывшего руководства страны в технику освоения космоса и практику волюнтаризма в этом вопросе, приводившие к трагедиям и гибели космонавтов, представляется необходимым также ознакомить читателей и с ошибками в области стратегического видения перспектив развития космических систем. Фактически, это вмешательство „дилетантов во власти“привело к постепенному отставанию страны в создании перспективных разработок.

Ниже приведен краткий анализ состояния основных работ со времени победы во II Мировой войне и принятия решений стратегической направленности не только со стороны власть предержащих, но и технических руководителей таких работ…

Трофейный «подарок» — тетрадь с особым грифом секретности „Streng Geheim“…

  1. Историческое введение

После окончания войны с Германией, со стороны СССР, как и США, были созданы группы военно-гражданских специалистов для оценки состояния в области средств новейших немецких вооружений, поиска специалистов и вывоза на родину оборудования, материалов и теоретических изысканий в стане бывшего врага — нацистской Германии.

Со стороны Америки, в частности, действовала по „атомному“направлению так называемая „Миссия Алсос“, а СССР также проводил поиск немецких атомных секретов группой специалистов из курчатовской команды. Для таких же операций по поиску работ, оборудования и немецких специалистов в области создания вооружений, отбору образцов и материалов немецкой авиационной, радиолокационной и приборной техники Советский Союз направил группу под командованием генерала ВВС Николая Петровича Петрова — начальника НИСО (Научного Института Самолётного Оборудования). В группу вошло 8 (10) человек, в том числе Борис Евсеевич Черток. Известный будущий ракетчик и, дальше, — сотрудник Сергея Павловича Королёва, Б. Е. Черток в своих воспоминаниях в книгах «Ракеты и люди» описал многие эпизоды действия такого подразделения на территории поверженного врага.

Речь идёт о: найденной в Германии тетради под грифом „Streng Geheim“(„Строго секретно“), авторы Э. Зенгер и И. Бредт. Как сообщает в своей книге Борис Черток, в 1945 году была обнаружена эта очень важная информация — тетрадь с красной полосой и немецким грифом „Streng Geheim“. [1(12)]

В связи с пониманием особой важности для будущего такого рода сведений, в мае 1945 года «группа сотрудников НИИ-1, коллективно, второй раз засекретив этот отчёт…“, а также совсем отдельно от других собранных материалов, отправили его самолётом в Москву. В последующее время, когда в СССР Сергеем Королёвым были развиты работы по созданию аналога ракеты ФАУ-2 (А-4), а в других организациях СССР —изделий ПВО «земля-воздух» и других ракетных систем, идеи секретной немецкой информации этой тетради какое-то время оставались в тени… . Авторами этого уникального труда, выпущенного в 1944 году, были: известный австрийский исследователь Э. Зенгер и неизвестная тогда в СССР И. Бредт. Ранее Э. Зенгер был известен как автор книги «Техника ракетного полёта» (1933год). Отпечатанная (100 экз.) эта работа была переведена в НИИ-1 и отчёт попал к генерал— майору инженерно-авиационной службы Б. Ф. Болховитинову. Назывался отчёт «Дальний бомбардировщик с ракетным двигателем». Здесь предлагалась пилотируемая крылатая ракета большого тоннажа с тягой в 100 тонн для полёта на высотах 50–300 км со скоростями 20–30 000 км/час (!) и дальностью полёта 20–40 000 км (!). Авторами были даны расчёты, исследованы процессы сгорания топлива, описана прямоточная паросиловая установка для охлаждения камеры сгорания, дана аэродинамика самолёта со скоростью, превышающую скорость звука в 10–20 раз (!). Для обеспечения огромной дальности полёта были предложены (при снижении) последовательные „отскоки“от атмосферы Земли и скольжение в её атмосфере! Как пишет в своей книге [1(12)] Б. Черток, в Берлин прилетел из Москвы зам. Б. Болховитинова профессор МАИ Генрих Наумович Абрамович, познакомившийся с трудом Зенгера. Он считал. что „ракету сделать легче, чем такой самолёт“. Фактически, эта идея западных учёных, попавшая в СССР после окончания войны, опередила время по крайней мере на 25 лет!

Найденная в Германии информация являлась ценнейшим стимулом для создания в будущем принципиально новых аэрокосмических систем военного и гражданского использования. Какова же была реакция в течение большого промежутка времени на эту уникальной ценности информацию, попавшую в руки специалистов тогда ещё нашего Авиапрома? И как развивались события последующих лет при недальновидном вмешательстве правительственных чиновников, изложено ниже.

  1. „Работы [замеч.: крылатая ракета «Буря»] прекратить. Материалы уничтожить“. Н. Хрущёв

И вот теперь стало известно, что в режиме особой секретности, близкие к немецкому проекту Э. Зенгера разработки, велись в СССР уже в 50— 60 годы [2(13)]. Через 35-40 лет читатели узнают (в 1993 году): „.. На широком прямоугольнике экрана в клубах огня и дыма стартовал невиданный летательный аппарат, отдаленно напоминающий (прим.: будущий американский) “Спейс шаттл” — самолет с треугольным крылом, подхваченный двумя мощными ракетными ускорителями, уходил в небо, оставляя за собой многокилометровый след. Когда торжественные звуки музыки смолкли и кинозал осветился, зрители дружно и искренне зааплодировали. Так участники XVII научных чтений по космонавтике 1993 года, а среди них были и создатели (прим.: этой) межконтинентальной крылатой ракеты «Буря», встретили весть о том, что покров секретности наконец-то сброшен с изделия, судьба которого более тридцати лет тщательно скрывалась от отечественной и мировой общественности.“

Оказывается, ещё 20 мая 1954 года вышло Постановление правительства о разработке двух параллельных проектов крылатых ракет межконтинентальной дальности (КРМД) «Буря» и «Буран» (прим. автора: не путать с последующим «Бураном»). Создание этих изделий поручалось двум организациям:

а) «Буря» — ОКБ-321 С. А. Лавочкина, имевшего к тому времени опыт создания сверхзвуковых истребителей и также зенитных ракет для комплекса ПВО вокруг Москвы.[3(14),4(15)]

б) «Буран» — ОКБ-23 В. М. Мясищева, которое разрабатывало сверхзвуковые дальние бомбардировщики.

Обе проектируемые системы межконтинентальной дальности (МКР) предназначались для доставки ядерных зарядов на большие расстояния. Главным конструктором крылатой ракеты «Буря» С. Лавочкиным был назначен Наум Семенович Черняков.

Работы ОКБ С. Лавочкина шли с опережением плана, и к 1956 году, когда ОКБ В. Мясищева только заканчивало проектирование «Бурана», первые образцы изделия «Буря» были уже созданы [1(12),3(14),4(15)] и начаты их испытания. Тем более, совершенно необоснованным действием со стороны правительства (Хрущёв) явилось его «распоряжение» закрыть полностью направление крылатых ракетных систем!!! И это при имевшемся несогласии научного руководителя такого направления от АН СССР М. Келдыша, министра обороны Малиновского и группы Главных конструкторов. Когда Министру обороны было сделано замечание — почему он не поддержал просьбу о продолжении работ, последовал ответ: „… ведь Никита Сергеевич сказал, что это бесполезно“. При этом, в своё оправдание, министр обороны не нашел ничего лучшего для защиты, кроме фразы: „Это меня конструктора попутали…“.

Вот на таком „высоком“правительственном и низком научном и военно-техническом уровне решалась тогда судьба межконтинентальных крылатых ракет в СССР…

А фактически, по проекту «Буря» была уже реально создана первая в мире сверхвуковая (3.2–3,3 маха) двухступенчатая межконтинентальная крылатая ракета «Буря» [Рис.1], [1] опередившая примерно на 30 лет подобную крылатую конструкцию американского «Спейтс Шатла»!!! [3(14),5(16)].

Среди наиболее важных и сложных технических проблем, решенных в процессе подготовки «Бури», можно отметить: создание для них СПВРД и астронавигационной системы (по звёздам), впервые применен новый тогда материал — титан. Этот металл оказался незаменим в условиях длительного полета на больших сверхзвуковых скоростях. Впервые в Советском Союзе была разработана технология сварки титана, в конструкции «Бури» впервые были применены стреловидные крылья. Всего было изготовлено 19 ракет и произведено 18 (по другим данным 17) пусков. Последняя ракета была запущена с полигона Капустин Яр 16 декабря 1960 года (18-й пуск). После приказа Хрущёва „Работы прекратить. Материалы уничтожить“, В. П. Мишин — руководитель работ ОКБ-1 после С. Королёва в фильме «Буря» [6(17)] говорит: … закрытие «Бури» было большой ошибкой, но советское правительство таких ошибок делало очень много. Но закрытие работ по «Буре», когда она уже начала летать, — это было ГРУБЕЙШЕЙ ОШИБКОЙ! Известнейший конструктор ракет, зам. С. П. Королёва — Борис Евсеевич Черток, там же в этом фильме (замечание автора: однако, прозвучавшее только в фильме самого первого выпуска, — приоткрыл некоторые тайны в данном вопросе…), а именно: „… говорят, что… якобы Королёв нажимал на Хрущёва, предлагая ему закрыть крылатое направление, в частности, работы по «Буре…»; и далее он (Черток) также однозначно высказал своё отрицательное отношение по такому решению: „Конечно жалко, что подобного рода работы закрываются, независимо от любого вида экономических обоснований, — каждое прекращение под тем или иным предлогом, подобного рода разработок, — это большая потеря для истории техники и в конечном итоге, ну — для страны, и дальше — для всего человечества!“

В этом же первом фильме «Буря» сын Хрущёва, — Сергей Хрущёв (уже находясь в Америке) ещё более определённо высказался, что: „в шестидесятом году, тут ещё умер Семён Алексеевич (Лавочкин), защищать её (замеч.: «Бурю») было некому, и военные, и Королёв, — он не был виноват, но он стоял где-то за спиной конкретного принятия решения, ОН СТАЛ ТОЛКАТЬ ЗАКРЫТИЕ «БУРИ», а Королёв пробивал свою ракету «семёрку» (Р-7) и „ему были не нужны никакие конкуренты“».

Так что в данном случае, основной причиной оказался, вероятнее всего, человеческий фактор — собственные амбиции Генерального конструктора советских ракет Р-7 С. П. Королёва, создававшихся на основе немецкой V-2 (Aggregat-4) и во взаимодействии с вывезенными из Германии немецкими специалистами-ракетчиками (во главе их коллектива стоял Гельмут Греттрупп — как начальник филиала Королёвского НИИ-88 на острове Городомля). Такого рода „всплески“отношений часто встречались в среде наших Ген. конструкторов: между С. П. Королёвым и другими: В. П. Глушко, В. Н. Челомеем и Гл. Конструктором основных боевых ракет М. К. Янгелем.

Таким образом, человеческий фактор отношений между руководителями разработок, весьма сильно влиял на стратегическое видение будущего в освоении космического пространства, являясь иногда и тормозом новых идей.

Фактически, закрытие работ по уже созданной и проходящей испытания крылатой ракете «Буря», безусловно было (прим. автора.: стратегической) ошибкой со стороны правительства СССР [6(17)]. Позже это подтвердилось созданием в США (через много лет после советской «Бури») знаменитого американского «Шатла», а также советского беспилотного корабля — второго «Бурана»…

На основе задела по «Буре» в ОКБ-301 Лавочкина и ОКБ М. М. Бондарюка уже велись работы по созданию воздушно-космического самолета и гиперзвукового ПВРД для него, но после смерти известного конструктора С. А. Лавочкина, эта программа была также прекращена.

  1. Грустная судьба: уникальный корабль «Буран» — ресторан в парке культуры и отдыха в Москве

15 ноября 1988 года этот (примечание: второй) «Буран» [Рис.2]— [2] орбитальная многоразовая крылатая ракета, совершил два витка вокруг Земли и приземлился на космодром Байконур. „Его полет стал сенсацией: создателям «Бурана» удалось осуществить посадку в автоматическом режиме, после более чем трехчасового полета в космосе и в атмосфере!!! Отклонение «Бурана» от заданной программы в момент остановки на полосе составило одну секунду, а от осевой линии полосы — 1,5 метра“[7(18)]. Успех «Бурана» стал триумфом его главного конструктора — Г. Е. Лозино-Лозинского. К этому, однако, примешивались и другие его чувства. На неблагополучных отношениях в среде Гл. конструкторов такого рода изделий говорит следующее:

„… После того как «Буран» вышел на орбиту, — рассказывает Гл. конструктор Глеб Лозинский, — я своими глазами видел, как в Центре управления полетами „группа товарищей“ заранее готовила «Сообщение ТАСС» о том, что из-за таких-то и таких-то неполадок (они изобретались тут же) благополучно завершить этот эксперимент не удалось. Эти люди особенно оживились, когда, уже заходя на посадку, «Буран» вдруг начал неожиданный маневр… Однако оказалось, что на завершающем участке спуска когда «Буран» должен был уже приземляться, он, вместо того чтобы развернуться и выйти на полосу, вдруг отклонился от нее на 90 градусов, сделал петлю и только после этого вновь появился над полосой. Как будто какой-то сбой в автоматике уводит «Буран» в сторону от расчетного курса. Однако автоматика… не подвела. „Поняв“, что скорость корабля несколько превышает расчетную, автоматическая система управления заставила его сделать дополнительную петлю, чтобы рассеять избыток кинетической энергии… «Буран» точно выполнил свою программу“!!!

Позже стало известным, что в США генерал, руководивший полетами «шаттлов», сказал что космический полет в автоматическом режиме, станет возможным (у них) не ранее чем через семь лет. Однако эту задачу американцы сумели решить только на рубеже 2000-го года…

Полет «Бурана» оказался единственным — после распада СССР (у России не было средств, чтобы продолжить работу над авиакосмическими системами). Вспомнили о «Буране» только несколько лет назад, когда пожар едва не уничтожил тот его экземпляр, который был превращен в ресторан и установлен в Центральном парке культуры и отдыха в Москве!!!… Таким образом, вторым после С. А. Лавочкина, — как прародителя «советского шаттла», является безусловно гениальный конструктор Г. Е. Лозино-Лозинский. Здесь необходимо снова напомнить отношение к такого типа событиям со стороны тогдашних руководителей правительства. Конструктор Лозино-Лозинский вспоминает:

«… после успеха «Бурана»… я по рекомендации ряда академиков РАН подал документы на присвоение мне звания академика. Но когда Марчук, тогдашний президент Российской академии наук, показал Горбачеву соответствующий список, тот, увидев мою фамилию, сказал: «Послушайте, зачем вы выдвигаете какое-то старье? (Мне тогда было 78 лет.) У нас и так средний возраст академиков недопустимо высок. Если же ваш Лозино-Лозинский и в самом деле такой заслуженный, то он и без такого звания получит известность. Для этого вовсе не обязательно быть академиком?!»

Такое мнение одного из членов правительства, показывает отсутствие действительно государственного стратегического мышления бывших руководителей нашей страны, что в дальнейшем и определило её отставание в создании современной техники.

Кто закрыл космолёт „Лапоть“ («Спираль») Лозино-Лозинского

Поводом для создания высотного ракетоплана и космического объекта в СССР безусловно послужили идеи австрийца доктора Зенгера в вышеописанном проекте с грифом „Streng Geheim (Строго секретно)“, доставленном самолётом в Москву в 1945 году в виде найденной тетради с красной полосой. Однако только в 1964-м году группа специалистов ЦНИИ 30 ВВС СССР разработала концепцию создания принципиальной системы, которая интегрировала в себе идеи самолёта, ракетоплана и космического объекта, и удовлетворяла бы требованиям дальнего орбитального ракетного самолёта для нанесения точечных авиаударов по предполагаемому противнику. Это предполагалось противопоставить ведущейся в США работе по гиперзвуковому орбитальному пилотируемому перехватчику, бомбардировщику и разведчику X-20 (проект Dyna Soar).

И в 1965 году аналогичная разработка была поручена ОКБ-115 им А. И. Микояна, где это направление возглавил главный конструктор Глеб Лозино-Лозинский. Данный проект получил название «Спираль» (в обиходе: «Лапоть») [Рис.3]. [3] Он предполагался стать основным изделием в возможной войне в космосе (и из космоса — по целям на Земле).

Лозино-Лозинский предполагал к разработке 3 составные части: гиперзвуковой самолет-разгонщик, двухступенчатый ракетный ускоритель и орбитальный самолёт (ОС). Самолет-разгонщик и расположенный сверху на нём ОС должен был взлетать с аэродрома и разгоняться до скорости около 7,5 тысяч км/ч. На высоте в 30 километров ОС должен отделяться от разгощика и разгоняться двухступенчатым ракетным ускорителем до первой космической скорости (примерно 7,9 км/с). Далее самолёт выходил на околоземную орбиту и выполнял различные боевые задачи. Работы проводились ускоренными темпами, а полёты планировались в 70-х годах. И в этот проект снова вмешалось «высшее руководство» Страны Советов — тогдашний министр обороны А. А. Гречко. Он даже не дал разрешения на орбитальные испытания почти заканчиваемого образца «ЭПОС» (Экспериментального пилотируемого орбитального самолёта). Министр Гречко начертал (по разным данным) „историческую“резолюцию: „Фантазиями мы заниматься не будем“, или „Это — фантастика. Нужно заниматься реальным делом“. А наш знаменитый „отец перестройки“Михаил Горбачёв, как выше приведено, следующим образом выразил своё отношение к выдающемуся Конструктору «Бурана», а затем и «ЭПОС» — Г. Е. Лозино-Лозинскому: „Послушайте, зачем вы выдвигаете какое-то старье…(в академики?)“и далее по тексту, см. выше.

И вот теперь, в 2015 году (!) в СМИ находим сообщение о якобы создающемся в России сверхсекретном летательном аппарате, ограниченные сведения о котором появились в прессе под названием Ю-71(U-71)… Это — более чем через са.70 лет (!) после доставки в Москву обнаруженной в Германии трофейной секретной тетради с аналогичными предложениями и расчётами учёных: австрийского Э. Зенгера [Рис.5] [5] и немки И. Брент (см. выше). (автору удалось разыскать этот труд учёных). На [рис.6] [6] показан перевод книги из НИИ МИНРАДИОПРОМА „Обзор трофейной техники, выпуск 1. Дальний бомбардировщик с ракетным двигателем. Э. ЗЕНГЕР и И. БРЕДТ, Москва 1946г. экз.№1“.

Таким образом, лишь через 55 лет после закрытия законченной разработки первой крылатой сверхзвуковой ракеты «Буря» (ОКБ С. Лавочкина); также — через 20 лет после прекращения уникального полёта беспилотного корабля «Буран» (ОКБ-115) и, главное, в то же время прекращённой разработки ракетного самолёта «Спираль-(Лапоть)» и затем, — прекращения «Многоцелевой авиационно-космической системы (МАКС)», НПО «Молния» в Москве. Это — более чем через 70 лет (!) после доставки в Москву обнаруженной в Германии трофейной тетради с идеями и расчётами учёных: австрийского Э. Зенгера [Рис.5] [5] и немки И. Бредт (см. выше).

На основе изложенного выше становится ясно, что лишь после того, как появилось сообщение о создании в США и проведении испытаний нового ракетного орбитального самолёта Х-37В [Рис.4], [4] пришло ПОНИМАНИЕ в России большой с т р а т е г и ч е с к о й ошибки, совершённой как со стороны власти в стране, так и недооценками со стороны научно-технических руковолителей перспективных разработок в космической области. В наше время, после бездумного прекращения таких работ, вновь начинается повторение (копирование) аналогичных систем в России?!!!

Такова цена „волевым“ решениям властей, а также отсутствию глубоко продуманной технической политики, частично, — и среди Главных Конструкторов в сфере освоения космоса…

P.S. В подтверждение вышеизложенного предлагается сравнить варианты одного и того-же фильма [«Буря», Тайны забытых побед. Приказано материалы уничтожить], а именно: первого фильма, появившегося ранее на ТВ России и — последующего, имеющегося сегодня в интернете, из которого были искусно ИЗЪЯТЫ все ранее приведенные аргументы (в первом варианте фильма!) на возможные причины прекращения проводившихся перспективных разработок…

Рис. 1 (Буря, 1959, СССР)
Рис. 4 (Х-37В, 2010-14, США)
Рис.6 (книга экз.1 Э. Зенгера и И. Бредт в переводе НИИ МИНРАДИОПРОМа)

ЛИТЕРАТУРА (Часть 2)

[1(12)] Б. Е. Черток «Ракеты и люди»

[2(13)] «Авиация и космонавтика», N°4 (апрель) 1993г.— «Работы прекратить. Материалы уничтожить».

[3(14)] «Самое засекреченное лицо в авиапроме», «Рубеж» N0 6(66), июнь 2010.

[4(15)] В. Снитковский. «Секретное лицо», Вестник N°12(246), 20 июня 2000г.

[5(16)] Межконтинентальная сверхзвуковая крылатая ракета «Буря»— RusArmy.com, Тема в разделе «Нереализованные проекты», создана пользователем Пастор, 15 дек 2010.

[6(17)] Лев Николаев,Фильм «Буря», Приказано ЗАБЫТЬ (Тайны забытых побед).

[7(18)] Андрей Баташов. Отец Бурана Лозино-Лозинский, Журнал „Огонёк“N°50 от 16.12.2001г., стр.14.

[8(19)] «Спираль» («50») воздушно-орбитальная система

[9(20)] http://www.astronaut.ru/bookcase/books/spacecrash/text/33.htm

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *