Владимир Сенненский: Шестой блин

 281 total views (from 2022/01/01),  4 views today

Я понимаю — тебе виделось лёгкое приключение, ни к чему не обязывающее. А для меня? Не помню, не знаю и сейчас чем ты меня покорил, буквально на колени поставил, как перед идолом. Наверное, всем-всем, что есть и никуда не делось. Но так было и случилось.

Шестой блин

Владимир Сенненский

Первый блин Второй блин Третий блин Четвёртый блин Пятый блин

Сенненский— Только учти, что рассказывать придётся в некотором беспорядке. Но я рассчитываю на твоё понимание. Идёт?

— Разумеется. Давай, начинай, я постараюсь не испортить.

— Ладно. Слушай и пиши. За две недели до Нового года Аська наградила меня вторым сыном. И, конечно, ни о каком новогоднем гулянье не могло быть и речи. А тут звонят Юрка с Верой и наперебой «поздравляем-желаем-дарим» и т. д. Раз такое дело, говорю, мол, если ещё никуда не намерены, то приходите к нам, вместе и встретим Новый год. Ася не возражает. Ждём. Они и согласились. Как я мог знать, чем всё обернётся?

Выпили (мы с Юркой) прилично и где-то во втором часу уже оба собирались завалится на раскладной диван. Но у меня на Юрку с Верой был небольшой «зуб». Дело в том, что много лет назад мы заключили договор: как только нашим старшим исполняется по семь, то рожаем по второму. Мы сдержали слово, а они нет. Взбиваю по привычке подушки и говорю:

— Юр! А ведь с вас «Греми» причитается. Договор-то вы не исполнили.

— Знаю, помню. Коньяк, конечно, за мной. Но … давай потом поговорим.

На том и уснули. А я, даже выпив, сплю плохо. Просыпаюсь от малейшего шума или яркого света. Аська, бессовестная, этим вовсю пользуется — ночью поднимает к детям «укрой, покачай, пописай». И вот, где-то в шестом часу утра я проснулся много раньше Юрки. Слышу Вера что-то рассказывает Аське, которая, как я понимаю, кормит Геку грудью. Машинально прислушался и… задохнулся от того, что услышал.

Примерно полгода назад или раньше Вера сдавала в химчистку Юркин парадный костюм. Чем-то он был запачкан на очередном банкете. По старой привычке прошлась по карманам, мало ли, деньги или документы остались. И во внутреннем кармане обнаружила конверт с письмом. Раскрыла и прочла. Стало ясно, что около двух лет у Юры была теснейшая связь с молодой женщиной.

Ладно. Теперь надо прояснять предшествующие события всеобщего значения. Где-то в середине шестидесятых наше самое высшее начальство стало соображать, что одними расстрелами типа новочеркасского дела не поправить. Становилось всё хуже и хуже. Покупали за рубежом всё, от хлеба до порток. И негласно был кинут клич — «предлагайте предложения, чтобы экономика стала экономной». Предлагали и дельные вещи типа расширения прав предприятий и (!) их директоров, и полудельные типа борьбы за качество, и всякую ерунду типа системы непрерывного планирования. Всё, разумеется, в дозволенных пределах и оттого невыполнимое по определению. А профессор Козлова, ректор хорошо известного вуза, вполне обтекаемо (!) высказала довольно крамольную идею — все беды от плохого управления на «некоторых» ступенях и стадиях. Высшие ступени и стадии не упоминались. Идея понравилась и скоренько была сформирована наука «управление производством». Под это дело вуз был переименован в институт управления и даны приличные деньги для постройки нового корпуса и общежития на Ново-Рязанском проспекте, для покупки ЭВМ и прочего.

А для тебя важно знать, что при институте был организован факультет повышения квалификации преподавателей родственных вузов (ФПК вузов) и приглашены многие хорошие специалисты-лекторы, например, Н. Е. Кобринский, т. е. было у кого и чему поучиться. Но это ещё не всё и не самое главное для моего рассказа. По чьему-то предложению для слушателей ФПК был организован цикл лекций об успехах-достижениях в разных отраслях, так сказать, для расширения кругозора. Вот Юра и стал одним из приглашённых специалистов.

Свою работу и смежные дела он знал досконально, а язык у него был подвешен (в самом лучшем смысле слова) превосходно. На его лекции конечно приходили не все слушатели, а только те, кто в своих вузах преподавали новую науку студентам сходных специальностей. Всего-то человек десять-двенадцать. Зато обстановка такой лекции-семинара была самая, я бы сказал, товарищеская, даже компанейская, но всегда с интересной перебранкой. Юра заметил, что масло в огонь каждый раз подливает одна и та же молодая женщина. Иногда с помощью рядом сидящей подруги.

Юркин цикл занятий подходил к концу. После одного из последних все стали расходится, но постоянно «терзавшая» Юру задержалась и, когда все ушли, обратилась к нему:

— Юрий Викторович! Если вы не спешите, то у меня есть ещё небольшой вопрос.

— Нет-нет. Готов вас выслушать.

Она подошла и, глядя Юрке в глаза, понесла какую-то чушь, путаясь и сбиваясь, про физиков-лириков, про то, что очень скоро «всякие провода» отживут, их место займут печатные схемы и полупроводники, что ей было просто любопытно его поведение, а не его знания. «Она явно рехнулась», — подумал про себя Юра, —«Надо как-то успокоить!»

— Простите, но я забыл ваше имя-отчество и мне непривычно так разговаривать.

— Вы и не знали его. Вы же никогда не открывали журнал и не проверяли явку. Вам был интересен разговор с людьми, а не бумаги.

— Да, вы правы. Но как вас зовут-то.

— Откройте журнал. Я — первая по списку.

— Абрамович Ирина Васильевна?

— Да. вам не нДравится моя фамилия?

— Зачем вы так зло? Я ничего дурного не сказал. Просто, согласитесь, необычное сочетание.

— Да. Так случилось. Как-нибудь объясню.

— А зачем откладывать? Через пару недель конец моим занятиям. Может быть устроим по этому поводу небольшой сабантуй. Поговорите с коллегами. Только очень прошу — не настаивайте. Даже если желающих окажется только двое — вы и я.

— Нет. Минимум трое.

— Знаю-знаю! Ваша подруга, с которой сидите за одним столом.

— Да. И… может быть вы дадите номер телефона. Известить о результатах.

— Конечно. Пишите — 900-00-03.

— Странный номер. Это домашний?

— Нет. Это служебный. Секретарь возьмёт трубку. А мне недавно дали квартиру, но пока без телефона. Обещали скоро установить.

— Ого! Вы — завидный жених. Своя отдельная квартира.

— Был жених когда-то, да сплыл. Скоро сына женить будем.

— А сколько ему?

— Пять с копейками.

— А вы и шутить любите.

— Да, иногда. Иначе плохо бывает. Очень плохо.

— Я знаю. Так я позвоню вам через пару дней?

— Конечно, буду ждать. Всего доброго.

* * *

Слышу — в кухне тишина. Обе молчат. Потом Ася осторожно спрашивает:

— И как обошлось-то? Что ты сказала или как?

— Что можно было сделать, то и сделала. Помчалась к твоей родственнице, которая роды у тебя принимала. Говорю, Наталья Яковлевна, так и так. Обревелась, но сказала правду, выручайте ради Бога. К ней же очередь огромная — вся Москва о ней знает. А у меня уже около трёх месяцев. Я было полезла в сумку — она мне по рукам каак даст! Медсестре, говорит, конфетками рот прикройте, а мне ничего давать не смейте. И тут же повела к себе. После говорит: «Больше глупостей не делайте, будьте осторожны, меня скоро не будет, уезжаем».

— Я знаю. А как же с Юрой? Прости, я что-то не туда полезла.

— А что он, сунула ему письмо под нос, орёт: «Дура! Зачем аборт сделала? Я давно с ней не виделся, скоро год! Всё кончено». Да, как я могу поверить ему после всего, что случилось? И письмо её сберёг, явно перечитывал, всё измочалено.

— И что теперь?

— Так. Не спрашивай. Всё заледенело. Коллонтаевщина сплошная. Как воды попить. Другой раз хлеб режу, а сама воображаю Бог знает что сделаю ножом. Только Алёшку жалко сиротой оставлять.

— Понятно. Тише! Мишка проснулся, в туалет топает. Потом поговорим, ладно?

— Ась! Так всё уже переговорено. Письмо тебе оставлю. Почитай на досуге. Потом вернёшь. Только Мишке не говори про мои слёзы. Ладно?

— Конечно. Но Мишка иногда, как баба, любопытен и начнёт у Юры выспрашивать «что, да почему». Они ж тогда на коньяк поспорили.

— Может к лучшему. Юрка Мишке врать не станет. Давно дружат. Давай, соберём чего позавтракать. Кефир есть? Вот пусть им опохмеляются. Нам двигать пора. Я обещала родителям забрать Алёшку и на ёлку с ним. Пойду Юрку подниму.

— Только не пропадайте! Хоть звоните иногда.

— Ну что, подслушивал?

— Ась, ты чего заводишь? Чужую беду на меня развела. Кто виноват, что вы не шептались? Лучше дай мне письмо посмотреть.

— Не дам. Ты неправильно поймёшь. Ты плохой.

— ?

— Убери руки. Чука проснулся. Сначала покорми его. На холодильнике лежит. Прочти потом. Не запачкай.

* * *

Ася вернула письмо Вере. Восстанавливаю по памяти:

Дорогой мой!

Я не знаю, зачем пишу это. И, тем более, не уверена, что надо посылать. Но молчать и молча царапать себя тоже не могу. Так хоть на бумаге что-то выскажу. А там… Не знаю, что там.

Я знаю, видела, что ты сразу заметил мои дурацкие эскапады. И моя «сокамерница» Лена, которой я почти открылась, стала мне поддакивать. Я поначалу решила — хохмачка из Одессы. Как же ошибалась! Она стала мне настоящим другом, каких я никогда не знала. «Ой, меня же люди ждут» — Лена — и оставляла нас одних; два приглашения на «семинары» в Одесский политех — Лена; путёвка нам в Затоку — Лена; разносолы из «Берёзки» —Лена (муж — кинорежиссёр); билет тебе, срочно, из-за чёртовой холеры — Лена. Кто-то назовёт её сводней. Ты знаешь кто. Но мне всё равно.

А ты улыбался и парировал. И парировал по-доброму. Постоянно глядел мне в глаза. Оттого я всё больше таяла, с каждым днём. И ты всё видел. Иначе зачем тогда предложил сабантуй? Я понимаю — тебе виделось лёгкое приключение, ни к чему не обязывающее. А для меня? Не помню, не знаю и сейчас чем ты меня покорил, буквально на колени поставил, как перед идолом. Наверное, всем-всем, что есть и никуда не делось. Но так было и случилось.

Ты никогда не спрашивал ни о чём. О работе, о доме, о быте — ни о чём. Теперь я знаю почему. Ты заранее выставил границу. Я права? Чтобы дальше нашей связи не пошло ничего и никуда. Эти мои слова заденут тебя, я знаю. Но это — горькая правда. Для меня — горькая. Для тебя просто правда. А мне есть что рассказать тебе. Даже вдогонку.

Чуть позже обычного, в четырнадцать с небольшим, я из девочки стала девушкой. Мама засмеялась, наградила меня традиционной оплеухой и усадила за стол, просвещать. Но я уже знала всё. От подруг, из книжек. И тогда мама, уже горько улыбнувшись, сказала то, что я пронесу до конца: «Раз ты такая «учёная», то прошу тебя, умоляю лишь об одном — отдай себя только тому, кого ты полюбишь настоящей любовью, надолго, может даже навсегда, а не на пять минут». Я ошиблась? Скажи, напиши, ответь мне, ради Бога! Хоть мысленно!

Признаюсь — довольно скоро завелась гнусная мыслишка — ребёнок!

Рожу, привяжу тебя ребёнком и никуда не денешься. И перестала глотать эти дурацкие таблетки. Сдуру поделилась с Леной. Она брезгливо ответила — от тебя такого не ждала! Поплакала и пошла избавляться. Слово-то какое гадкое. Но тебе — ни слова. Уже осознала — нужна тебе на час, на день, на неделю или две. Но не навсегда. Твоя жизнь, как и прежде, осталась там, где была — работа и семья. А я, безумная, добивалась и добилась перевода в Рязань, чтобы быть к тебе ближе. Всего три часа, и мы вместе. А этих «вместе» оставалось по пальцам пересчитать.

Конечно, чего скрывать, я хотела и хочу иметь семью, детей. Как все.

Почти сразу поняла, что у нас с тобой этому не быть. Но всё равно. Эти два с небольшим года были для меня счастьем и за них я тебе буду благодарна всегда. Поверь. Просто поверь. Буду помнить твой голос, твои руки, твои глаза. А может и так случится, что и ты добром вспомнишь меня, а не как «злючку-приставучку». Только прошу, умоляю, если так случится, если вспомнишь, не приезжай, ради Бога!

Ведь тогда я прибегу, примчусь, прилечу к тебе мгновенно. И снова тебе придётся врать Вере про «совещание с заказчиком» в Рязани. Теперь-то зачем?

Вот разревелась опять, а хотела тебя немного развеселить. Приходил к нам полковник из военного училища. Меня отрядили разъяснять ему какую-то фигню про стоимость разных систем связи. Слушал-слушал, а потом спрашивает:

— Ты (!) замужем или нет?

— Нет, — говорю, — но тыкать не позволю. И тема встречи не располагает к фамильярности. Давайте к делу вернёмся.

— Может я неправ, но вы как-то сразу располагаете к тому, что называют «с первого взгляда». Замуж вас пригласить хочу.

— Хотите пригласить или приглашаете?

— Поймали на слове! Приглашаю!

— Которой по счёту женой?

— Второй. Первая умерла пять лет назад. Дочка есть, почти ваша ровестница. На вашем факультете учится.

— А вас не смущает моя… фамилия?

— Смущает, но вопрос решаемый. Мою можете взять.

Вот так побалаганили, но на следующий день он явился снова. Женится задумал товарищ фуражкин. Так что, за меня не волнуйся, пристроюсь.

Будь здоров,
И. А.

* * *

— А сколько лет прошло?

— Давай считать. Ася с Верой разговаривали первого января семьдесят третьего. Сейчас январь восемнадцатого. Сорок пять? Кошмар. Юрки уже нет пять лет. Курил безбожно, по две пачки в день. Вот и Вере я звоню постоянно — в её и Юркин дни рождения. Болеет. Но держится.

— А про Иру что-нибудь знаешь?

Толком ничего. Только слухи. Лет двадцать пять назад с их кафедры приезжала к нам на стажировку тётка. Говорила, что у ней двое, муж — военный. Скорее всего, тот самый и дожал её … своей фамилией.

Print Friendly, PDF & Email

16 комментариев к «Владимир Сенненский: Шестой блин»

  1. Соня Тучинская
    6 декабря 2018 at 6:57

    Надо же, тут люди, «блин», блин, за «блином» пекут, а я только к шестому поспела.
    Ну, что ж. Текст, ка и все остальные тексты на свете, саморазоблачительный. Вялый, бабий, вторичный. Это можно по пьяни прочесть за столом, если гости не свалятся под него от скуки. Выносить это на люди — даже не дерзость со стороны автора, а окаянство просто какое-то.
    И не один из комментаторов не рассмеялся названию. А оно ведь- чудовищное. Как в том анекдоте: «Последний блин у меня во рту, а на первом я уже сижу». Плохо, беспросветно плохо.
    ====
    Ну, наконец-то! Спасибо большое.
    А на «сдачу» скажу не гадость, а то, что некоторые Ваши тексты (например, о Вашем отце, о сыне) ценю очень высоко.

    1. Браво, Леонид! Замечательно ответили Соне, вставшей в позу Виссaриона или ,возможно, не с той ноги. Жду блинов. Не берите в голову…

      1. Извините, Владимир, назвал Вас Леонид. Наверно потому, что в памяти Ваш ник, а не имя.

        1. Лев Мадорский 7 декабря 2018 at 11:33
          ===
          Пустяк. Болше времени расходуем на капчу.

  2. Alex B. 3 декабря 2018 at 1:23

    АБ – ВС
    Легко и славно , как ИБ – “…ярко, талантливо… стиль. Просто захватывающее чтение…”
    Однако, буду по-своему, попроще – у Вас похоже на СТ, как Достоевский на Толстого.
    Но буду ЖДАТЬ блина 7-го и 8-го…
    ====
    Спасибо большое!
    Сегодня же встану в очередь на публикацию 7-го. Восьмой — очень короткий детектив. Персонажи прежние.
    Пара вопросов:
    — Какова связь между мной и СТ. По-моему, никакая. Она меня просто не замечает.
    — Кто ИБ? Инна Беленькая? Такого заключения она никогда не даст. Мне может дать только по носу.

    1. — Какова связь между мной и СТ. По-моему, никакая..
      — Кто ИБ? Инна Беленькая? Такого заключения она никогда не даст…
      :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Именно так, И. Беленькая – о статье СТ в блоге ея: “…ярко, талантливо… стиль. Просто захватывающее чтение…”
      У меня коммент попроще, у Вас ведь не похоже на СТ, как и Достоевский не похож на Льва Толстого. Но, несмотря на … жду блина 7-го и 8-го…
      Не ждите, Владимир, комментов совсем простых, — скушное это дело, сами знаете.

      1. Alex B. 3 декабря 2018 at 21:12
        … Не ждите, Владимир, комментов совсем простых, — скушное это дело, сами знаете.
        ===
        Тем не менее, один клиент разродился простенько и со вкусом — 2018-12-03 11:57:29(638) 🙂

  3. АБ – ВС
    Легко и славно , как ИБ – “…ярко, талантливо… стиль. Просто захватывающее чтение…”
    Однако, буду по-своему, попроще – у Вас похоже на СТ, как Достоевский на Толстого.
    Но буду ЖДАТЬ блина 7-го и 8-го…

  4. Уважаемый Лев!
    И Вам спасибо за доброе слово!
    ====
    Или «на добром слове»? Как правильнее? Спросим В.Ф.

  5. Прочитал. Спасибо. Не нахожу в рассказе Вашего прежнего улыбчивого юмористического стиля, где о серьёзном как бы легкомысленно . Подобные среднетрогательные слёзовышибательные тексты я перестал читать у другого автора. Считаю, что это не Ваше. Жду следующий ваш блин по прежней рецептуре и с исправленными описками. Уточняю: я всего лишь читатель со своим мнением, но без претензий наставника. Успеха.

    1. Л.Беренсону
      Уважаемый коллега!
      Большое спасибо за отзыв.
      Помните у Чапека есть рассказ про воришку-поэта:
      Там этот парень писал «Каждый ворует как может» и … попался. Вот так и я. 🙂
      Боюсь, что следующий седьмой «блин» (он закончен) идёт почти, как продолжение шестого.
      Так получилось автоматически. Персонажи повели за собой.

      1. Не объясняйтесь, нет повода. С нетерпением жду Седьмого. К авторам, мне неинтересным, я не возвращаюсь. Допускаю, что неласково отнёсся к письму госпожи Абрамович под давнишним и очень сильным по тому времени впечатлении от «Письма незнакомки» и дело не в Вас а в Цвейге. Я уже начал читать письмо с некоторым раздражением, а к концу предположил его причину (пошли неконтролируемые ассоциации: умер ребёнок-убитый абортом ребёнок, та осталась одна — Ирина Васильевна неплохо утешилась). Да и избитый сюжетный ход с проверкой карманов перед чисткой пиджака и вообще не в ту степь… Вы знаете, часто в неприятии художественного текста виноват сам читатель: не с той ноги встал, не тем камертоном настроился. Возможно, это тот самый случай… Да, есть и очень приятная ассоциация: на румынском пляже Каролины Бугаз я нежился ребёнком, в одесскую Затоку (упомянутую в рассказе) возил того же возраста дочку.

        1. Л. Беренсон 2 декабря 2018 at 16:22

          Не объясняйтесь, нет повода. С нетерпением жду Седьмого.
          ====
          Уважаемый коллега.
          Всё же позволю себе объясниться. Совершенно откровенно:
          — Когда писал рассказ, то, конечно, мнил себя Цвейгом. Что скрывать.
          — Содержание рассказа — быль на … 80-90%. Новый год, друзья, Лена, письмо, даже холера в Затоке- всё было на самом деле. Из персонажей, по понятным причинам, я только не знал «Ирину».
          — Седьмой — как бы продолжение шестого. Там 90% — вымысел.

  6. Уважаемый Владимир.

    Рассказ хороший, в стиле ваших прежних рассказов, но ему по моему не хватает действия.
    Надо было бы рассказ о письме разбавить еще чем то, а то получилось статично.

    1. Борис Вайнштейн 2 декабря 2018 at 9:30
      Уважаемый Владимир.
      Рассказ хороший, в стиле ваших прежних рассказов, но ему по моему не хватает действия.
      Надо было бы рассказ о письме разбавить еще чем то, а то получилось статично.
      ===
      Большое спасибо за доброе слово, Борис!
      Оно, как известно, и нам, сочинителям, приятно.
      Но, как говорится, что с возу упало, то и … опубликовано. Видимо, удача отдыхает на даче. 🙁
      Может быть (или не быть — не мне судить), следующий рассказ (он готов) несколько динамичнее.
      Как говорил лейтенант Глазычев (Юрий Никулин): «Он постарается!»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *